2007: архитектура прошлого и будущего

В уходящем году презентовались амбициозные проекты, отмечались юбилеи, вновь живо обсуждался вопрос сохранения архитектурного наследия, а также спорили о том, как правильно проводить конкурсы…

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

31 Декабря 2007
mainImg
Городом года можно смело назвать Нью-Йорк: несмотря на сетования местной архитектурной общественности на то, что самые интересные проекты реализуются в последние десятилетия в Европе или Восточной Азии, в этом году в городе Большого Яблока были сданы постройки Фрэнка Гери, Ренцо Пяьно, SANAA и «Херцог & де Мерон», представлены проекты мастерской West 8, Жана Нувеля, Стивена Холла и других видных архитекторов. Но в строительстве на месте бывшего Центра Мировой Торговли значительного прогресса не наблюдается, что несколько портит общее впечатление.
zooming
Дэвид Чипперфильд. Литературный музей современности. Фото © Stefan Mueller Naumann
zooming
Дэвид Чипперфильд


Человеком архитектурного года можно с полным правом назвать Дэвида Чипперфильда: его постройки вошли в шорт-листы Премий Мис ван дер Роэ и Стерлинга, причем последняя и была присуждена его Музею литературы современности в Марбахе, открылись его здания в  Глазго, Лянчжу и Берлине, готовы проекты музеев в Маргите, Берлине, Сент-Луисе и Лондоне, а в ближайшем будущем архитектор планирует заняться Москвой. Его работы лишены нарочитой эффектности и броскости, характерных для «знаковых» построек архитекторов-«глобалистов», и его успех в 2007 году можно отнести к редкому случаю перехода качества в количество без потери этого качества.
zooming
Оскар Нимейер


Заметными фигурами в прошедшем году были два юбиляра – Оскар Нимейер и Норман Фостер. Первый, отпраздновавший 15 декабря свой сотый день рождения, в последние годы оставался на периферии внимания публики, несмотря на активное продолжение творческой деятельности. Но необыкновенный юбилей Нимейера немедленно вывел его имя на первые полосы газет: общественность вспомнила о том, что рядом с ними живет архитектор, сотрудничавший с Ле Корбюзье и немало привнесший в архитектурную теорию и практику XX века.
zooming
Норман Фостер


Центр Помпиду в Париже тоже отметил свой юбилей – 30 лет, а его создатели – Ренцо Пьяно и Ричард Роджерс получили: первый - Золотую Медаль AIA, а второй – Притцкеровскую Премию.
Фостер отмечал 40 лет своей мастерской, которая пережила в этом году значительные трансформации. Их целью было освободить больше времени руководителя бюро для личного творчества, что, похоже, и отразилось на почти астрономическом количестве представленных «Foster + Partners» проектов, в том числе – и для России.
zooming
Норман Фостер. «Хрустальный остров» – многофункциональный комплекс. Москва. Проект


Кроме Фостера, Россия привлекает многих архитекторов, что показала очередная выставка MIPIM, а также конкурс в Перми и планы застройки «стрелки» «Красного Октября». Возможно, наша страна в будущем даже сможет поспорить с Аравийским полуостровом за пальму первенства в масштабах строительного бума, но пока арабский мир остается вне конкуренции. Планы застройки острова в Абу-Даби, фантастические проекты Рема Колхаса и других западных звезд, а также получивший в 2007 звание самого высокого здания планеты пока еще недостроенный «Бурж Дубай» делают соревнование с ним сложным.
Заха Хадид. Центр исполнительских искусств в ансамбле острова Саадийат. Абу-Даби. Проект


Европу волновали в прошлом году проекты более скромного масштаба, но – по разным причинам - не меньшего значения. Открытые международные  архитектурные конкурсы в Варшаве и Стокгольме, привлекшие множество участников, оказались под угрозой срыва из-за нарушения принципа анонимности проектов в Швеции и необъективных правил по отношению к архитекторам-иностранцам в Польше. Это заставило говорить о поиске оптимальной процедуры проведения конкурсов вообще; вариантом решения проблемы можно назвать всеобщее голосование горожан в Гронингене на выборах проекта городского Форума. Впрочем, в ходе таких же выборов был окончательно отвергнут проект перестройки концертного зала в Базеле Захи Хадид, несмотря на то, что она несколько раз перерабатывала свое предложение по требованию горожан.
zooming
Остров Саадийат. Абу-Даби. Вид «района культуры». Проект


В то же время, бросающиеся в глаза здания в исторической части города могут значительно изменить его складывавшийся веками облик: так может быть в Петербурге с «Охта-Центром», а также - в Праге с новой Национальной библиотекой, или в Будапеште с офисным комплексом на площади Сервита. Как пример осторожного и вдумчивого, и, одновременно, интересного и производящего большое впечатление проекта среди старых городских кварталов можно назвать открывшееся прошлой осенью здание Музея Кёльнского диоцеза «Колумба» Петера Цумтора.
zooming
«Фьюче Системс». Национальная библиотека Чехии. Прага. Проект


Но памятники архитектурного наследия страдают не только и не столько от деятельности современных архитекторов: World Monuments Fund назвал самой большой угрозой для них деятельность человека в целом: ценнейшие постройки и ансамбли гибнут в ходе военных конфликтов, от строительного «бума» и последствий глобального потепления. Примеры подобных ситуаций – массовый снос исторических кварталов Пекина и Ханоя, а также – прокладка железнодорожного тоннеля совсем рядом с церковью Саграда Фамилия в Барселоне.
zooming
Музей кёльнского архиепископства «Колумба»
Фото: Raimond Spekking via Wikimedia Commons. Лицензия CC-BY-SA-3.0-migrated


На что же мы можем надеяться в будущем году? Если исходить из итогов года 2007-го, то это большая продуманность новых проектов – как в отношении функциональности, так и соответствия стандартам «зеленой» архитектуры и визуальной «экологии». Той согласованности с окружающей застройкой, о которой говорится в задании почти каждого конкурса, но которую не так легко встретить в реальной жизни. Высокого архитектурного качества, а также – внимания к памятникам прошлого, которые достойны сохранения хотя бы как составляющая многообразия нашей «среды обитания», без которой эта среда – и наши впечатления – станут беднее.

31 Декабря 2007

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Пресса: Herzog & de Meuron возведут придорожную церковь – первую...
Вместо заправки и ресторана — придорожный храм, спроектированный не кем-нибудь, а Herzog & de Meuron. Расположена церковь будет в кантоне Граубюнден на скоростной межрегиональной автомагистрали A13 близ города Андеер, ведущей в сторону перевала Сан-Бернардино, важнейшего транспортного узла в Альпах.
Марина Игнатушко: «Наш рейтинг – не про абсолютные...
Говорим с куратором, организатором и вдохновителем Нижегородского архитектурного рейтинга – единственной российской архитектурной премии, которой удается сохранять несерьезность; ведь победившее здание съедают в виде торта.
Опалубка для экзоскелета
Жилая башня One Thousand Museum в Майами по проекту Zaha Hadid Architects получила вынесенную на фасад бетонную конструкцию с постоянной опалубкой из стеклофибробетона.
Зеленый холм у Потамака
Пристройка, расширившая Кеннеди-центр в Вашингтоне, почти полностью спрятана в зеленом холме. Она выстраивает задуманную в 1960-е связь центра с рекой и не закрывает никаких видов.
Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.