Дом – музею

Основатель фонда «Русский авангард» Сергей Гордеев передал в дар Музею архитектуры им. Щусева выкупленную им в 2006 году половину дома архитектора Константина Мельникова. В истории великого памятника авангарда закончился частный период, и начался государственный.

09 Апреля 2011
mainImg
Директор Музея архитектуры Ирина Коробьина объявила об этом на вчерашнем вручении премии «Инновация» в Центре Современной культуры «Гараж». В течение месяца дарственная будет проходить государственную регистрацию. Затем музей планирует начать переговоры с дочерью художника Виктора Мельникова Еленой, которая продолжает оспаривать свои права на вторую половину дома в суде. Директор музея также рассчитывает на поддержку замминистра культуры Андрея Бусыгина. Обо всем этом сегодня сообщило агентство «РИА Новости».

Дом Константина Мельникова – собственный дом-мастерская архитектора в виде двух цилиндров с ромбовидными окнами, построенный в конце 1920-х годов на Арбате, среди коммуналок, клубов и домов коммун социалистической Москвы. Совершенно уникальный дом-эксперимент, но не над общественной (как тогда было принято), а над частной жизнью.

Всемирно известный шедевр после смерти его автора и владельца стал предметом имущественных споров. Константин Мельников умер в 1974 году. Свой дом он разделил между двумя детьми, Виктором и Людмилой. Виктор Мельников жил в доме до своей смерти, занимался поддержанием дома, показывал его архитекторам и искусствоведам. Сестру он в дом не пустил, но в 1988-м ей удалось отсудить право владения своей половиной без права там жить.

Имущественные споры обострились после смерти художника, в начале 2006 года. Виктор Мельников завещал свою половину дома в обход обеих дочерей – государству с условием создать в доме музей отца (Констанина) и сына (Виктора) Мельниковых. Одна из его дочерей, Екатерина Каринская, сейчас живет в доме и ратует за передачу всего дома государству и за точное исполнение воли отца. Ее сестра Елена Мельникова сразу же попыталась оспорить решение отца в суде, однако на первом же заседании заявила, что поддерживает идею создания дома-музея. Но судебный процесс до сих пор не завершен.

Тогда же, в марте 2006 года Сергей Гордеев купил вторую половину дома у сына дочери архитектора Людмилы, Алексея Ильганаева. Ходили разговоры о том, что Гордеев передаст свою часть дома музею, но до этого не дошло. Самый молодой сенатор страны, Сергей Гордеев стремительно и энергично начал коллекционировать произведения авангарда, в основном архитектурного. Затем Гордеев основал фонд «Русский авангард», который за четыре года издал много книг об архитекторах 1920-х годов, в основном написанных главным специалистом по этой теме Селимом Хан-Магомедовым. До недавнего времени именно Фонд был владельцем половины Людмилы Мельниковой.

В 2007 году рядом с домом снесли несколько зданий XIX века, был выкопан котлован и началось строительство. Дом Мельникова дал трещину и начал сползать в сторону котлована. Специалисты по геологии тогда говорили о ненадежных, пропитанных водой грунтах, которые необходимо заморозить для того, чтобы дом сохранился. Этого не сделали, дом покрывается трещинами, у него обсыпается штукатурка, но дом стоит.

В том же году Сергей Гордеев сформировал Международный попечительский совет по созданию музея «дом Мельникова». Совет собрался один раз, но не сошелся во мнениях с сенатором и через некоторое время после опубликовал письмо, в котором его члены заявили: что они поддерживают идею передачи всего дома государству для создания государственного музея двух Мельниковых, и не поддерживают идею Гордеева создать частный музей архитектора Мельникова. Это письмо появилось в 2010 году, и заканчивалось упоминанием о том, что в этом году Константину Мельникову исполняется 120 лет.

Таким образом, к 2010 году конфликты перешли в следующую стадию: из спора между родственниками они превратились в идейный спор. Екатерина Каринская и движение «Архнадзор» отстаивали идею исключительно государственного музея. Сергей Гордеев же собирался создать государственно-частный музей (противники этой идеи подозревали его в том, что он хочет сделать музей полностью частным).

Новая стадия развития этой истории началась в декабре 2010 года, когда Сергей Гордеев передал Музею архитектуры свою коллекцию архитектурной графики из более чем 3000 предметов. Незадолго до этого пресса сообщила, что Гордеев ушел из Совета Федерации и продал свой бизнес. Очевидно, что Гордеев сворачивает свою деятельность, и раздача коллекций музею архитектуры только часть этого процесса. В собственности Фонда пока остается клуб «Буревестник», тоже построенный Мельниковым, – Фонд планировал создать там Международный центр архитектуры.

Итак, теперь, надо полагать, музей в доме Мельникова будет государственным. То есть идеи первой группы, желавшей все отдать государству, – победили. Получится ли из этого музей Мельникова, сколько в нем будет Мельниковых и, главное, насколько быстро он получится – сказать сложно. Сейчас музей не похож на организацию, способную взять на себя заботу об очень важном и очень аварийном памятнике. Его здание само нуждается в «сложной» реконструкции, двадцать лет у музея нет постоянной экспозиции (Ирина Коробьина пообещала открыть ее в 2011 году, а осенью на «Зодчестве» презентовала общественности концепцию развития музея, разработанную Юрием Григоряном). Непонятно, кто и на какие средства будет реконструировать музей, и в череду туманных планов теперь добавился дом Мельникова, шедевр в аварийном состоянии.

Надо признать, что существование дома Мельникова под крылом Музея архитектуры вполне логично. Можно пойти дальше и представить себе целую сеть отреставрированных шедевров авангарда, или даже просто шедевров архитектуры, принадлежащих одному музею. Реставраторы изучают особенности камышита и других технологий, создают уникальную русскую школу восстановления шедевров нищей, но гордой архитектуры 1920-х. Правда, все это больше похоже на жизнестроительную утопию, чем на реальность.

В 2006-м, когда бывший рейдер Сергей Гордеев купил половину дома, а Елена Мельникова заявляла прессе, что хочет отсудить свою часть для того, чтобы продать ему же, все испугались, что Гордеев снесет дом, или испортит, воспользуется им как-нибудь коммерчески, и звали на помощь государство, как абстрактную величину для защиты от опасного рейдера. У этих страхов были основания – неприятно это признавать, но целью создания сразу нескольких московских культурных центров и галерей было пропиарить статус площадки, чтобы потом выгнать оттуда все культурное и построить площади подороже, желательно класса А+. Самый показательный пример, где эта затея осуществилась почти целиком – Арт-Плей на улице Тимура Фрунзе. Так вот, сенатора опасались как агрессивного собственника народного добра. И сейчас, в ответ на передачу его доли в музей, в прессе чувствуется неявное, но ощутимое довольство состоявшейся национализацией.

Однако Гордеев основал фонд, созвал совет, издавал книги, коллекционировал графику. Что, если он и правда собирался создать частный музей авангарда? Или несколько музеев – центров изучения наследия 1920-х? Все это коллекционирование, конечно, могло быть лишь прикрытием коварных планов – а вдруг оно таковым не было и уважаемые эксперты ошиблись, оказав столь ожесточенное сопротивление планам сенатора. Чисто теоретически, в задуманных центрах Гордеев мог бы вырастить одного-двух будущих последователей Хан-Магомедова, дав им возможность заниматься только исследованиями, а не интригами и не зарабатыванием на жизнь. Чисто теоретически – ведь могло такое быть. Но мы уже никогда не узнаем, правда ли это. Потому что эта линия оборвалась, никто больше не хочет создавать в Москве частных музеев авангарда и собирать коллекции неопрятных, но драгоценных листочков. Вместо двух возможностей, государственной и частной, осталась только одна, государственная, а ее планы более чем неопределенны. Остается наблюдать за развитием событий.
zooming
фото: mosday.ru
zooming
Фото Глеба Шульпякова
zooming
Фото Глеба Шульпякова
zooming
Фото Глеба Шульпякова
zooming
Фото Глеба Шульпякова
zooming


09 Апреля 2011

author pht author pht

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Дом архитектора Мельникова

Дом – музею
Основатель фонда «Русский авангард» Сергей Гордеев передал в дар Музею архитектуры им. Щусева выкупленную им в 2006 году половину дома архитектора Константина Мельникова. В истории великого памятника авангарда закончился частный период, и начался государственный.

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.

Сейчас на главной

Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».
Кино на плоту
Летний кинотеатр от архитектурного бюро «А4» как универсальное общественное пространство и вариация на тему паркового павильона.
Перемена мест слагаемых
Используя приемы и материалы типового дачного строительства, Spirin architects находят свой убедительный архитектурный ответ на вызов предельно ограниченного бюджета.
Заседание в бассейне
Новый корпус штаб-квартиры adidas по проекту бюро COBE включает переговорные и актовый зал в виде разных типов спортивных сооружений, включая бассейн.
Метод сращивания
Вариант современного контекстуализма – фактурная и орнаментальная архитектура, сдержанно-классичная, но явным образом не принадлежащая ни к одному стилю. T+T architects использовали этот современный подход для деликатной работы в историческом центре Екатеринбурга.
Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.