Памяти Юрия Волчка

Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.

07 Июля 2020
Юрий Павлович Волчок (28.02.1943 – 06.07.2020), профессор МАРХИ, академик МААМ, руководитель отдела Истории отечественной архитектуры и градостроительства Новейшего времени НИИТИАГа, вице-президент СМА, почётный строитель Москвы. Но главное – талантливый, вдохновенный исследователь, любимый многими учитель и дружелюбный, энергичный и увлеченный человек. На наш призыв вспомнить о Юрии Волчке откликнулись быстро и многие. Если вы были знакомы и тоже хотите вспомнить Юрия Павловича, пишите в комментариях, развернутые высказывания перенесем в текст.
zooming
Юрий Павлович Волчок, 1943–2020
Светлая память.


Карен Бальян, 
архитектор, член-корреспондент МААМ:

«Юрий Павлович – мой старший друг по времени моей аспирантуры в ЦНИИТИА конца семидесятых годов. Очень трудно поверить, что его нет больше с нами, и трудно сейчас правильно оценить масштаб его фигуры – он был кандидатом наук, но воспитал стольких кандидатов, стольким помог продвинуться в науке и стольких выучил, что я бы сказал, он был как академик-«тяжеловес». Могучая фигура, ученый, исследователь, разносторонний, я бы сказал, ренессансный человек.

Одну из наших совместных поездок Юрий Павлович любил вспоминать: после землетрясения в Армении я как архитектор занимался сбором проектов восстановления, их тогда присылали во множестве. Он приехал в Ленинакан, просил встретить – в какой-то момент мы не очень понимали как, там было пепелище, ни дорог, ни адресов. Но он добрался, мы всё объехали. В итоге Юрий Павлович собрал фантастический архив проектов, в девяностые мы подумывали об их публикации, но как-то не получилось. Думаю, архив Юрия Павловича заслуживает детального исследования. С другой стороны, предположу, что должна появиться конференция в его честь, может быть, даже ежегодная».


Андрей Баталов,
доктор искусствоведения, профессор, заместитель генерального директора Музеев Московского Кремля по научной работе:

«Юрий Павлович принадлежал к яркой плеяде удивительнейших людей, которые работали в институте Теории и истории архитектуры в семидесятые и восьмидесятые годы. Я очень ценю нашу дружбу, сложившуюся в то время.

Он принадлежал к кругу ученых, уверенных в том, что их деятельность способна изменить, в числе прочего, и современные им архитектурные процессы. Сейчас всем этим людям должно было быть около 80 лет. Они верили в то, что их слово может трансформировать мышление тех, от кого зависит развитие архитектуры. В этом – одна из главных черт характера и Юрия Павловича Волчка, и его близкого друга Маргариты Иосифовны Длугач, и Вячеслава Леонидовича Глазычева, и других их коллег и друзей. Они занимали активную позицию и были уверены в способности человеческого разума изменить что-то в системе, в рамках который мы все тогда жили.

Он обладал острым концептуальным умом и, много занимаясь в числе прочего историей советской архитектуры, возвышался над преобладавшей в то время тенденцией хвалебно-фактологического описания процессов, – а исследовал современность с позиций академической науки. И ставил очень важные теоретические вопросы по отношению к тому материалу, который, казалось бы, сам по себе не провоцировал такой проблематики.

Юрий Павлович был удивительно открытым и доброжелательным человеком. Доброта к любому, кто приходил в науку, в значительной мере отличала его от очень и очень многих коллег. Думаю именно поэтому во ВНИИТАГе Юрию Павловичу удалось создать удивительную общность молодых единомышленников, с которыми он собирался перевернуть мир».


Игорь Бондаренко, 
доктор архитектуры, профессор, директор НИИТИАГ до 2018 года: 

«Юрий Павлович Волчок оставил по себе светлую память. Он был интеллигентным, обаятельным и дружелюбным человеком, всегда готовым поддержать товарища и коллегу, как старого, так и совсем молодого, найти в его работе что-то интересное, новое и достойное похвалы. Он был чрезвычайно предан своей любимой профессии, жил ей, не делая перерывов, не уходя в отпуска, не отвлекаясь на что-либо другое. Он постоянно познавал, всматривался, вдумывался, искал ответы на самые сложные вопросы и никогда не удовлетворялся трафаретными суждениями. Избрав путь историка и теоретика архитектуры, он сосредоточился не только на доскональном изучении фактов истории, прежде всего, советской, но и на целенаправленном и безграничном расширении своего общекультурного и общенаучного кругозора, что позволяло ему выстраивать оригинальные философские умозаключения, порой трудные для восприятия, но всегда подкупающие своей содержательной многозначительностью.

Мы потеряли замечательного человека и соратника, активнейшего участника всей нашей многогранной научно-творческой деятельности, истинного патриота НИИТИАГа, непреклонного борца за понимание непреходящей ценности архитектурного наследия, видного ученого, мыслителя, педагога и, конечно же, хорошего близкого друга.

Пусть земля ему будет пухом! Спи спокойно, дорогой Юра!».


Анна Броновицкая,
кандидат искусствоведения, историк архитектуры: 

«В Юрии Павловиче меня всегда восхищала поэтичность его исследовательского взгляда и смелость настаивать на значимости неочевидного. Кто еще мог прийти на конференцию по архитектуре модернизма и сделать доклад о прорыве в изучении античности, достигнутом в 1960-х годах? У него было стереоскопическое видение эпохи модернизма, свидетелем и исследователем которой он был одновременно, и он щедро делился с коллегами своими знаниями и прозрениями. Его будет очень не хватать».


Анна Васильева, 
старший научный сотрудник НИИТИАГ: 

«Впервые Юрия Павловича я увидела кафедре Советской и современной зарубежной архитектуры МАРХИ. С момента своего появления в аудитории он сразу приковывал к себе внимание, погружал в мир архитектуры во всей ее многогранности, сложности, взаимосвязанности. Позже, регулярно присутствуя на его выступлениях на конференциях и на заседаниях Ученого совета НИИТИАГ, я опять и опять при каждом выступлении Юрия Павловича окуналась в этот интересный и удивительный мир, который он раскрывал перед слушателями. Глубина и парадоксальность его мышления, потрясающая эрудиция, раскрывали многие процессы и явления с новой и неожиданной стороны. При этом многие каждодневные ситуации, которые казались сложными и неразрешимыми, при даже беглом обсуждении с Юрием Павловичем становись простыми и ясными. Это удивительное свойство показывать одновременно простоту и сложность совершенно разных вещей и явлений, увлекая при этом любую аудиторию, будет всю жизнь для меня уроком и недостижимым примером».


Алексей Воробьев,
кандидат архитектуры, архитектор, градостроитель:

«Юрий Павлович всегда был невероятно современен, и в профессии, и в жизни. Наверное, поэтому многих к нему так тянуло, и начинающих студентов, и маститых профи. Иногда казалось,что он смотрит на мир как-то по-особенному, и при каждой встрече обыденность превращалась в увлекательный процесс, как будто из-за тучек появлялось солнышко, и ты с новым дыханием, силами и настроением бежал работать дальше. У Юрия Павловича было особое, глубокое понимание архитектуры.
Педагог по призванию, он всегда очень чутко относился к своим студентам и аспирантам, тем самым «облекая» их в свою веру в профессию. Он всегда был этичен, скромен и, несмотря на колоссальный интеллект, прост в общении. Все мы в миг осиротели. Нам, его ученикам, будет очень не хватать учителя. Светлая память!».


Игорь Грищинский,
архитектор, Израиль:

«Коллеги, долго вас не задержу. Несколько слов. На фоне творящегося вокруг хаоса и непредсказуемости важно их не забыть сказать. Что будет завтра, как и на ком отыграется эта напасть неизвестно. Сейчас страшный жребий выпал Юре. Умер хороший человек. Мне повезло познакомиться с ним и провести вместе несколько дней в 2014 году. Юра и его жена Люда, мой замечательный друг и однокурсница, гостили в Израиле. Что вам сказать, коллеги. Это было счастье. Посреди тягомотины рутинной проектной жизни вдруг праздник – разговоры обо всём, что нравится, о чём интересно поговорить нашему брату архитектору, поспорить даже, хоть и понимаешь несоответствие весовых категорий. Но чего не сделаешь под хорошую выпивку и средиземноморскую еду. Только сейчас, когда Юры не стало, я узнал от Люды, что он был на 12 лет старше нас! А ведь мальчишеская любознательность и озорной взгляд не измеряются годами. Нам было легко и комфортно. Мимолётное знакомство и память на всю жизнь. Им, Юре и Люде, повезло друг с другом. Гармония иногда случается как выяснилось. Теперь она нарушена. Люд, друг мой, мне нечего тебе сказать. Тебе придётся жить без Юры».


Ольга Казакова, 
кандидат искусствоведения, старший научный сотрудник НИИТИАГ, директор Института Модернизма:
 
«Ужасно тяжело писать этот текст. Невозможно писать в прошедшем времени о Юрии Павловиче – еще слишком рано, и больно, и не справедливо.
 
Невозможно поверить, что ему нельзя больше позвонить, что не будет встреч, и знаешь что да – не будет. Это тяжело и больно.
 
Юрий Павлович Волчок – человек, который в моей жизни сыграл очень большую и важную роль. Он был моим научным руководителем на дипломе, и согласился им быть, почти меня не зная, просто поверив. Из-за него я пошла в аспирантуру – тоже потому, что он в меня поверил – и этим сделал для меня возможным научный путь. Конечно, он был научным руководителем диссертации, которая без него никогда бы не состоялась – и таких диссертаций, защищенным благодаря Юрий Павловичу, наверняка не один десяток. Я была одной из многих его студенток и аспиранток – он ко всем нам относился с подлинной добротой, уважением, индивидуальным и чутким интересом. Он поражал широтой знаний и души, и при этом всегда был совершенно спокоен, с абсолютно своим «волчковским» стилем. Каждым разговором он умел вдохновить, убедить, подарить новые мысли, приподнять над собой и над серостью. Перед защитой диплома я звонила ему в 2 часа ночи, потому что он перед этим сказал – звони мне в Любое (с нажимом) время – и он ответил так, как будто за окном был белый день. И все его ученики его любили, и продолжают любить.
 
Он был удивительный во всем. Удивительно мудрый, тонкий, остро и парадоксально мыслящий, ярко одаренный, умевший находить нужные и точные слова и в науке, и в жизни. Удивительно красивый человек. И удивительно щедрый – легко даривший свои идеи, время, внимание.
 
Именно с подарка и с легкой руки Юрия Павловича – собранного им большого и уникального архива фотографий советских зданий и проектов – начался Институт модернизма. Институт, который теперь осиротел, как и все мы – его ученики, коллеги, близкие и дальние знакомые. Нам всем уже сейчас, когда еще трудно трудно поверить случившееся и не пришло еще осознание этой утраты – ужасно и остро его не хватает».


Сергей Кавтарадзе,
историк архитектуры, старший преподаватель Школы дизайна НИУ ВШЭ: 

«Очень больно, потому что неожиданно. Юрий Павлович умел не стареть, сколько знаю его, был бодр, полон планов, остроумен и непредсказуем в риторике (излагаемой голосом, который мы вряд ли забудем).

Наверное, нельзя стать историком архитектуры, если на жизненном пути не повстречается такой учитель – любящий свое дело и заражающий этой любовью, открывающий неофиту незримые смыслы языка объемов, пространств и декора. Мне повезло. В 1979 или в 1980 году к нам в МГУ преподавать спецкурс пришел Юрий Павлович Волчок – завсектором ЦНИИТИА. И моя учеба у него, разумеется, никак не умещалась в рамки положенной по расписанию академической пары. Свою концепцию тектоники, отличную от привычной, он растолковывал мне и после занятий, и пешей дорогой от нашей «стекляшки» к метро «Университет», и потом еще (и долго) – на платформе, где мы стояли, не в силах закончить беседу, пропуская десятки поездов. И так раз за разом. Мы говорили об архитектуре, и это было прекрасно.

Эти счастливые времена продолжались и позже, когда после окончания вуза он взял меня к себе в сектор. Именно Юрий Павлович тогда, когда «борьба с излишествами» была еще актуальна в начальственных кабинетах, начал изучение советской архитектуры 30-х – 50-х годов, той самой, «с колоннами». Тогда мы прикрывались темой «Послевоенное восстановление городов». Множество роскошных изданий с советской классикой, лежащие сейчас на книжных полках – это во многом его личная заслуга.

Он был отличным научным стратегом, планировавшим на много ходов вперед, и лидером, умевшим мобилизовать на решение практических задач. Он толкал вперед свою команду, продвигал карьеры молодых, знакомил, рекомендовал и помогал, помогал, помогал…

Ушел невероятно хороший, умный и добрый человек».



Армен Казарян, 
доктор искусствоведения, директор НИИТАГ:

«Юрий Павлович Волчок – редчайший на сегодняшний день ученый, исследующий сущность архитектурных и художественных явлений, способный взглянуть на них с необычного ракурса – ракурса творца и философа. Обладая многосторонними знаниями, острым аналитическим мышлением, он не только генерировал идеи, но и умел привлекать к их воплощению круг своих сподвижников и учеников, призывая каждого из них раскрыть в общем замысле свои собственные мысли и достоинства.
Юрий Павлович был учителем по призванию, и учил он, прежде всего, мыслить и чувствовать структуру, конструкцию, образ произведения – качествам, крайне необходимым историку архитектуры. За последние десятилетия из его магистрантов и аспирантов сформировалась целая плеяда талантливых ученых и организаторов науки.

Для НИИТИАГ, где Юрий Павлович многие годы возглавлял Отдел истории архитектуры и градостроительства Новейшего времени, организовывал яркие проблемные конференции, круглые столы и сборники научных статей, его уход – невосполнимая потеря. Во многом и потому, что он был большим другом, приходящим на помощь и приободряющим в трудную минуту, способным дать оригинальный и в то же время основанный на жизненном опыте совет, поддержать разумную инициативу. Юрия Павловича никогда не покидали большие планы, он никогда не терял оптимизма и особого чувства юмора, свойственного его колоссальному интеллекту. Нам будем очень не хватать общения с ним».


Андрей Кафтанов, 
архитектор, старший научный сотрудник НИИТИАГ, вице-президент Союза архитекторов России:

«Уход от нас Юрия Павловича Волчка, масштаб его личности и его вклад в Архитектуру и Культуру нам только предстоит осознать. Но для меня, проработавшего под его началом почти сорок лет, это не только глубокая личная трагедия, но и понимание того, что весь наш архитектурный цех лишился выдающегося, я бы сказал – «ключевого» носителя архитектурной культуры. И здесь речь прежде всего идёт не об огромном научном вкладе- десятки монографий и сотни статей с собственным взглядом на новую и новейшую истории архитектуры, не о яркой многолетней педагогической деятельности с десятками защитившихся аспирантов и сотнями студентов, по праву считающих себя его учениками.

Кроме этого высокого профессионализма в традициях академической науки, энциклопедических знаний, Юрий Павлович обладал удивительным чувством времени и понимания меняющихся с его нелинейным движением смыслов архитектурной деятельности. Это редкое качество давало ему уникальную возможность предвидеть будущие вызовы и интересы, как в науке, так и в практике. Он всегда был новатором. В 1983 году, мы вместе с Лешей Тархановым и Серёжей Кавтарадзе, трое молодых сотрудников, только что пришедших в ЦНИИТИА, вошли в рабочую группу под руководством Юрия Павловича по разработке методологии реконструкции и реабилитации «пятиэтажек», как домов так и районов, которые затем легли в основу первых двух всесоюзных конкурсов. Затем работа над книгой «40 лет Победы. Архитектура», в то время первое предъявление, а фактически – реабилитация Архитектуры военных лет и послевоенного десятилетия. Следующая – двухтомная книга «Год Архитектуры» и «Новое в Архитектуре», в которой удалось зафиксировать как процессы «перестройки» в архитектуре в конце 1980-х, так и предъявить возможные пути исправления ситуации. Последовавшие 1990-е подтвердили выявленные тогда проблемы социалистического градостроительства. Тогда, в эти самые тяжелее годы нашей новейшей истории, когда целенаправленно стиралась память о советском прошлом вместе со сносом памятников архитектуры того времени, под руководством Юрия Павловича мы работали над международным изданием лучшего в наследии XX века, под редакцией Кеннета Фремтона. Отдельная книга, вошедшая в знаменитое десятитомное издание, предъявленное на Конгрессе Международного союза архитекторов в Пекине в 1999 году, было посвящено 100 лучшим произведениям архитектуры на постсоветском пространстве. Во многом благодаря этой работе удалось сохранить для будущих поколений знаковые объекты прошедшего столетия...». Полный текст на сайте САР. 


Диана Кейпен-Вардиц, 
кандидат искусствоведения, старший научный сотрудник НИИТИАГ, ученый секретарь НИИ РАХ:

«Да, он такой был – как «сто сорок солнц», эмоционально и психологически чрезвычайно мощным. Удивительный человек! Его присутствие всегда ощущалось, даже когда он молча присутствовал в комнате. А когда начинал говорить глубоким, хорошо поставленным голосом – размеренно, неизменно доброжелательно, ясно и четко – все вообще преображалось, а слушатели не могли не подпасть под его обаяние».


Нина Коновалова, 
кандидат искусствоведения, заместитель директора НИИТАГ по научной работе:
 
«Юрий Павлович всегда был очень требователен к употреблению слова, мастерски владел этим искусством. Часто сокрушался, что большинство людей привыкло говорить и мыслить штампами, а вникнуть в смысл слов могут лишь немногие. Он настаивал на том, что необходимо научиться чувствовать нюансы, оттенки смыслов, подбирать точные слова. По его словам, «предъявить масштаб проблемы», «запараллелить смыслы», «показать сквозное действие», должен уметь каждый, даже начинающий ученый. Лучше многих он умел это делать сам и добивался того же от учеников. Но сейчас слов просто не хватает…».


Петр Кудрявцев,
урбанист, социолог, партнер бюро Citymakers:

«Юрий Павлович, милый, умный, добрый и чрезвычайно уютный человек. Благодарен ему за каждую встречу – просто потому, что всегда становилось легко на душе. И очень ему признателен за его лекцию об истории кинотеатра «Ударник» – одно из самых ярких воспоминаний с нашей Первой архитектурной недели в далеком 2006 году».

Светлана Левошко,
кандидат архитектуры, доцент, ведущий научный сотрудник НИИТИАГ: 

«Юрий Павлович к казалось бы хорошо известному мог подойти неординарно. Его мысли не были простыми, не были понятными сходу, но он ухитрялся внедрять их в наши головы. И его идеи тоже становились «общепринятыми». Он обладал прекрасным чувством юмора. Хохотал над названием« 100 шедевров архитектуры». Казалось бы, что тут смешного? Но он видел абсурд в примелькавшемся и обыденном. ПРЕКРАСНЫЙ УМНЫЙ И ТОНКИЙ ЧЕЛОВЕК ПОКИНУЛ НАС. МЫ ОСИРОТЕЛИ».


Марианна Маевская, 
старший научный сотрудник НИИТИАГ: 

«Юрия Павловича Волчка отличала удивительная доброта и душевность по отношению к коллегам и студентам. Он умел вдохновить и направить ученика, подчеркивая индивидуальность каждого. Обладая энциклопедическими знаниями и невероятной широтой профессионального кругозора, Юрий Павлович приглашал коллег к равноправному диалогу, увлекая своими идеями и суждениями. Благодаря его страстной уверенности в ценности наследия архитектуры советского модернизма в профессиональном и общественном сознании произошла существенная переоценка важности этого периода в отечественной архитектурной науке».


Дмитрий Михейкин, 
архитектор, старший научный сотрудник НИИТИАГ, профессор МААМ, основатель «НЛО бюро»:

«Юрий Павлович – мой любимый учитель, руководитель, наставник во всех смыслах. В уже далеком 2004 во время тяжелой сдачи диплома в МАРХИ какими-то неисповедимыми путями меня направил к нему мой отец, физик, как к будущему руководителю диссертации. Конечно, они были вообще не знакомы и никогда не видели друг друга. Оба дети войны, шестидесятники, со схожими привычками. И уже тогда с первого дня знакомства я почувствовал от Юрия Павловича поддержку фантастической силы.

Доброта его была безгранична. Дорогой Юрий Павлович всегда помогал добрым словом и делом, словно он всегда был близким человеком, а это так и было на самом деле. Сколько он отдал времени мне, равно как и всем своим подопечным – а это долгие годы, в моем случае в течение 16 лет, сколько в нем было терпения ко мне, сколько он передал знания и мудрости, потому как по-другому Юрий Павлович просто не мог поступать – он одарял всех. И дело его продолжается и будет продолжено.

Сейчас я окончательно начинаю осознавать, что Юрий Павлович был для меня гораздо больше, чем любимый учитель, он отчасти заменил мне отца, который ушел сильно раньше.

Как странно больше не услышать его голос, не увидеть его больше».


Константин Хрупин, 
научный сотрудник НИИТИАГ: 

«Трудно свыкнуться с мыслью, что нет больше Юрия Павловича Волчка. Ушел из жизни замечательный человек – ученый, педагог, инженер-строитель, искусствовед. Всегда спокойный, доброжелательный, отзывчивый, мудрый – он пользовался уважением, как среди коллег, так и учеников. Он навсегда останется в нашей памяти».

Некролог на сайте НИИТИАГ.
Некролог на сайте МАРХИ.

Лекция Юрия Волчка на канале «Россия»:  

07 Июля 2020

comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Умерла Ольга Севан
Реставратор, исследователь и защитник деревянной архитектуры и исторической среды русского Севера, малых городов и сел.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик Иона Фридман озвучил в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Погиб Олег Панитков
Директор Ассоциации деревянного домостроения, специалист по экологичному строительству и деревянной архитектуре.
Игорь Явейн. Архитектор транспортных потоков
Олег и Никита Явейны создали сайт про отца – Игоря Явейна: он дает возможность изучить полный архив проектов мастера авангарда, основоположника опередившей свое время теории транспортно-пересадочных узлов, автора книги об архитектуре потоков, актуальной до сих пор.
Владимир Моисеевич Гинзбург
Статья открывает новую рубрику – воспоминаний об архитекторах, чьи работы стали частью истории советской и российской архитектуры XX века. Владимир Гинзбург, автор Киноцентра на Красной Пресне и инженерного корпуса Метрополитена на проспекте Мира.
Умелый зодчий
Автор Пирамиды Лувра и Исламского музея в Дохе, Притцкеровский лауреат Й.М. Пэй скончался в возрасте 102 лет.
Умер Илья Лежава
Все говорят: «ушла эпоха», мало про кого так говорят. У Лежавы было множество учеников даже среди тех, кто у него не учился. И он действительно во многом символизировал эпоху. Эпоху НЭРа и бумажной архитектуры.
Мария Рогозина
Вчера умерла Мария Рогозина, «хозяйка фототеки» музея архитектуры, блестящий знаток своего фонда и памятников русской архитектуры. Светлая память.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни