Арт-депо

Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.

author pht

Автор текста:
Лара Копылова

05 Февраля 2020
mainImg
Архитектор:
Артём Никифоров
Проект:
БЦ Депо №1
Россия, Санкт-Петербург, Митрофаньевское ш., 2

Авторский коллектив:
Авторский коллектив: Артём Никифоров, Михаил Воинов, Анастасия Лысенко, Ксения Татаринова
 
Рабочая документация: 
Руководитель проекта: Никита Базжин 
ГАП: Татьяна Панькова


2015 — 2018 / 2015 — 2019

Заказчик: Лариса Карабань 
Бизнес-центр «Депо № 1» расположен в глубине от красной линии Обводного канала, хотя и виден со стороны набережной. Формально это реконструкция. Два корпуса офисного центра были спроектированы в границах старых двухэтажных кирпичных построек XIX века, исторически принадлежавших ведомству железной дороги. Они не имели статуса памятников, многократно переделывались, искажались и пришли в почти полное разрушение за более чем полтора века. На соседнем участке расположен как раз памятник – Круглое депо Николаевской железной дороги (арх. Р. Желязевич, 1847) – одно из первых в России. В честь него и назвали офисный центр. Поскольку использовать в новом здании старые двухэтажные корпуса с арочными окнами было невозможно из-за плохой сохранности, Артем Никифоров нашел художественное решение для увековечивания памяти о прошлом. Всё, что было старыми постройками, обозначено узорчатыми чугунными панелями, обрамляющими арочные окна первого и второго этажей, причем во втором этаже – это окна мелкого, старинного, масштаба. А «новые», третий и четвертый, верхние этажи решены в стиле «лофт», с огромными квадратными окнами. И это выглядит естественно, потому что есть и другая структура, более традиционная, и одна через другую просвечивают. Но об этом позже.
  • zooming
    1 / 5
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    2 / 5
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    3 / 5
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    4 / 5
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров
  • zooming
    5 / 5
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым

Между параллельными историческими корпусами была пустота, и там появился третий корпус, который и функционально, и по стилю отличается от регулярных офисов со строгим ритмом окон. Там поместились парадное фойе-атриум и конференц-зал (зал вообще-то задумывался концертным). Там Артем Никифоров позволил себе больше свободы и вышел за рамки промышленного стиля и реконструкционной логики: спроектировал изогнутую «стену-кулису» высотой в четыре этажа, привлекающую внимание красивой фактурой (кирпич, переливающийся множеством оттенков, уложен под 45 градусов). Стена-кулиса задумана для драматического эффекта: это как бы театральный занавес, который расступается в нижней части главным входом, и человек попадает в светлое высокое пространство атриума со стеклянной крышей и сверкающим белым полом. Отчасти это прием брутализма – надавить тектоникой сплошной стены без окон, чтобы воспринимающий почувствовал тяжесть материала, но Артем отрицает этот источник вдохновения.
  • zooming
    1 / 9
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    2 / 9
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    3 / 9
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    4 / 9
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    5 / 9
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    6 / 9
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    7 / 9
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    8 / 9
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    9 / 9
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым

Приемы традиционной архитектуры Артем Никифоров применяет деликатно и без «нажатой педали». Он их не боится, но и не абсолютизирует. Например, в первых эскизах архитектор нарисовал скатные крыши, и весь образ был ближе к прому ХIХ века. Но потом, из-за возникшей в задании вертолетной площадки, кровли стали плоскими, а стиль тоже сдвинулся к более индустриальному, лофтообразному.
  • zooming
    1 / 3
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров
  • zooming
    2 / 3
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров
  • zooming
    3 / 3
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров

Кирпичные стены представляют собой богато деталированные, многослойные поверхности, построенные на сочетании двух оттенков кирпича и чугунных барельефов. Самый глубокий слой стены – черная чугунная подложка, своеобразное «белье», следующий – как бы базовая «одежда» здания из темного кирпича, а поверх него – парадный красный кирпич. В атриуме идея слоев продолжена. Он планировался более сложным, с кирпичными аркадами, но то, что построили, автор одобрил. Работа со слоями, свойственная Артему Никифорову и в других произведениях, ненавязчиво обозначает, что это архитектура XXI века.
  • zooming
    1 / 6
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    2 / 6
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    3 / 6
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    4 / 6
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров
  • zooming
    5 / 6
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    6 / 6
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым

Чугунные барельефы, обрамляющие арочные окна первого и второго этажа, созданы по эскизам Артема Никифорова и вдохновлены орнаментами Луиса Салливена. Технические мотивы вроде шестеренок и пружинок смешаны с природными – листьями чертополоха. В ранних эскизах к этому проекту тема развивалась подробнее: металлические ограждения лестниц в атриуме тоже варьировали мотивы шестеренок, а панно на стене являло колеса паровоза и хрупкие лилии: энергию техники и хрупкость красоты.
  • zooming
    1 / 2
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров
  • zooming
    2 / 2
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров

По сравнению с Салливеном, у которого орнамент в знаменитом Гаранти-билдинг ползет по фасаду, разрушая форму и выползая по карнизам на крышу, у Артема Никифорова орнамент занимает более традиционное место в структуре фасада. Салливен был ницшеанцем, его орнамент, перелезая через карниз, воплощает волю к власти. У Артема Никифорова орнамент тектоничен, соответствует членениям арок, отмечает их тимпаны и пяты. В то же время это такая внимательная рефлексия на тему того, что нам дорого в промышленной архитектуре, что в ней красиво.
  • zooming
    1 / 7
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    2 / 7
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    3 / 7
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров
  • zooming
    4 / 7
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров
  • zooming
    5 / 7
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров
  • zooming
    6 / 7
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров
  • zooming
    7 / 7
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров

Ремесленное и строительное качество поражает. Заказчица, Лариса Карабань, выступившая одновременно девелопером и подрядчиком, была кровно заинтересована в качестве. Так что архитектору повезло. Это касается и многообразных способов кирпичной кладки, и барельефов, отлитых в чугуне по специально изготовленным моделям идеально близко к эскизам автора. Союз архитектуры с искусством придает зданию уникальность. Синтез архитектора и художника в лице Артема Никифорова, выпускника Художественно-промышленной Академии им. Штиглица, тоже радует (кстати, и Салливен учился рисовать в парижской Ecole de Beaux-Arts).
  • zooming
    1 / 4
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    2 / 4
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    3 / 4
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    4 / 4
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым

Кроме красоты и ремесленного качества, важная структурная роль чугунных панелей состоит в том, что они вместе с черными оконными обрамлениями, объединяют второй, «старинный», и третий, «индустриальный», этажи, создавая общую основу для условного бельэтажа. Это разделение поддержано и кирпичной окантовкой. Верхний же этаж содержит в себе полускрытую-полупроявленную галерею: утопленные в стену полуколонны, фланкирующие окна. Такой прием сообщает фасаду традиционную трехчастную структуру: низ, середина и верх, – которая скрепляет ярусы с разнохарактерным ритмом.

Центры большинства фасадов выделены – в форме есть мягкая, но иерархия. По центру одного из фасадов на четвертом этаже устроена терраса с металлической черной колоннадой и выходом на эксплуатируемую крышу. Центр фасада, смотрящего на набережную Обводного канала, тоже отмечен черным панно из металлических трубок, прямо за ним находится конференц-зал, панно ему соответствует. В другом офисном корпусе фасад по центру увенчан круглыми часами в квадратном окне, – роза готического собора, да и только. И, может быть, благодаря этому, площадь – уютная, европейская, камерная – тоже начинает казаться соборной. Линии диагонального мощения ведут прямо ко входу в «стену-кулису». Которая расположена, естественно, по центру фасада.
  • zooming
    1 / 4
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    2 / 4
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    3 / 4
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров
  • zooming
    4 / 4
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров

Стиль industrial может быть очень восприимчивым и к прошлому, и к настоящему, и он, безусловно, уместен в историческом городе. Дело происходит в историческом Петербурге, где строить новое нелегко. В данном случае Артем Никифоров воспроизвел масштаб окружающей застройки и ритм исторического здания в оконных членениях и абрисе. Создал богатую светотеневую поверхность фасада, равнодостойную исторической. Старое и новое в здании отмечены, но это не контрастное сопоставление, как того требует Венецианская хартия (когда старый ордерный фасад – одно, а стекляшка – другое), а деликатное продолжение или наложение. Дистанция по отношению к прошлому есть, но не ироническая, а уважительная. Форма в целом воспринимается органичной, она вся состоит из одного «вещества», кирпич сообщает ей рукотворность. Благодаря ордеру и традиционной структуре форма удобна для восприятия человека. Стоило бы учесть этот опыт и, возможно, продолжить его.

Архитектор:
Артём Никифоров
Проект:
БЦ Депо №1
Россия, Санкт-Петербург, Митрофаньевское ш., 2

Авторский коллектив:
Авторский коллектив: Артём Никифоров, Михаил Воинов, Анастасия Лысенко, Ксения Татаринова
 
Рабочая документация: 
Руководитель проекта: Никита Базжин 
ГАП: Татьяна Панькова


2015 — 2018 / 2015 — 2019

Заказчик: Лариса Карабань 

05 Февраля 2020

author pht

Автор текста:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
Сейчас на главной
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту Berger + Parkkinen и Querkraft в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.