Арт-депо

Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.

author pht

Автор текста:
Лара Копылова

05 Февраля 2020
mainImg

Архитектор:

Артём Никифоров

Проект:

БЦ Депо №1
Россия, Санкт-Петербург, Митрофаньевское ш., 2

Авторский коллектив:
Авторский коллектив: Артём Никифоров, Михаил Воинов, Анастасия Лысенко, Ксения Татаринова
 
Рабочая документация: 
Руководитель проекта: Никита Базжин 
ГАП: Татьяна Панькова


2018 – 2019

Заказчик: Лариса Карабань 
Бизнес-центр «Депо № 1» расположен в глубине от красной линии Обводного канала, хотя и виден со стороны набережной. Формально это реконструкция. Два корпуса офисного центра были спроектированы в границах старых двухэтажных кирпичных построек XIX века, исторически принадлежавших ведомству железной дороги. Они не имели статуса памятников, многократно переделывались, искажались и пришли в почти полное разрушение за более чем полтора века. На соседнем участке расположен как раз памятник – Круглое депо Николаевской железной дороги (арх. Р. Желязевич, 1847) – одно из первых в России. В честь него и назвали офисный центр. Поскольку использовать в новом здании старые двухэтажные корпуса с арочными окнами было невозможно из-за плохой сохранности, Артем Никифоров нашел художественное решение для увековечивания памяти о прошлом. Всё, что было старыми постройками, обозначено узорчатыми чугунными панелями, обрамляющими арочные окна первого и второго этажей, причем во втором этаже – это окна мелкого, старинного, масштаба. А «новые», третий и четвертый, верхние этажи решены в стиле «лофт», с огромными квадратными окнами. И это выглядит естественно, потому что есть и другая структура, более традиционная, и одна через другую просвечивают. Но об этом позже.
  • zooming
    1 / 5
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    2 / 5
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    3 / 5
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    4 / 5
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров
  • zooming
    5 / 5
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым

Между параллельными историческими корпусами была пустота, и там появился третий корпус, который и функционально, и по стилю отличается от регулярных офисов со строгим ритмом окон. Там поместились парадное фойе-атриум и конференц-зал (зал вообще-то задумывался концертным). Там Артем Никифоров позволил себе больше свободы и вышел за рамки промышленного стиля и реконструкционной логики: спроектировал изогнутую «стену-кулису» высотой в четыре этажа, привлекающую внимание красивой фактурой (кирпич, переливающийся множеством оттенков, уложен под 45 градусов). Стена-кулиса задумана для драматического эффекта: это как бы театральный занавес, который расступается в нижней части главным входом, и человек попадает в светлое высокое пространство атриума со стеклянной крышей и сверкающим белым полом. Отчасти это прием брутализма – надавить тектоникой сплошной стены без окон, чтобы воспринимающий почувствовал тяжесть материала, но Артем отрицает этот источник вдохновения.
  • zooming
    1 / 9
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    2 / 9
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    3 / 9
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    4 / 9
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    5 / 9
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    6 / 9
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    7 / 9
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    8 / 9
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    9 / 9
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым

Приемы традиционной архитектуры Артем Никифоров применяет деликатно и без «нажатой педали». Он их не боится, но и не абсолютизирует. Например, в первых эскизах архитектор нарисовал скатные крыши, и весь образ был ближе к прому ХIХ века. Но потом, из-за возникшей в задании вертолетной площадки, кровли стали плоскими, а стиль тоже сдвинулся к более индустриальному, лофтообразному.
  • zooming
    1 / 3
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров
  • zooming
    2 / 3
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров
  • zooming
    3 / 3
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров

Кирпичные стены представляют собой богато деталированные, многослойные поверхности, построенные на сочетании двух оттенков кирпича и чугунных барельефов. Самый глубокий слой стены – черная чугунная подложка, своеобразное «белье», следующий – как бы базовая «одежда» здания из темного кирпича, а поверх него – парадный красный кирпич. В атриуме идея слоев продолжена. Он планировался более сложным, с кирпичными аркадами, но то, что построили, автор одобрил. Работа со слоями, свойственная Артему Никифорову и в других произведениях, ненавязчиво обозначает, что это архитектура XXI века.
  • zooming
    1 / 6
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    2 / 6
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    3 / 6
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    4 / 6
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров
  • zooming
    5 / 6
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    6 / 6
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым

Чугунные барельефы, обрамляющие арочные окна первого и второго этажа, созданы по эскизам Артема Никифорова и вдохновлены орнаментами Луиса Салливена. Технические мотивы вроде шестеренок и пружинок смешаны с природными – листьями чертополоха. В ранних эскизах к этому проекту тема развивалась подробнее: металлические ограждения лестниц в атриуме тоже варьировали мотивы шестеренок, а панно на стене являло колеса паровоза и хрупкие лилии: энергию техники и хрупкость красоты.
  • zooming
    1 / 2
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров
  • zooming
    2 / 2
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров

По сравнению с Салливеном, у которого орнамент в знаменитом Гаранти-билдинг ползет по фасаду, разрушая форму и выползая по карнизам на крышу, у Артема Никифорова орнамент занимает более традиционное место в структуре фасада. Салливен был ницшеанцем, его орнамент, перелезая через карниз, воплощает волю к власти. У Артема Никифорова орнамент тектоничен, соответствует членениям арок, отмечает их тимпаны и пяты. В то же время это такая внимательная рефлексия на тему того, что нам дорого в промышленной архитектуре, что в ней красиво.
  • zooming
    1 / 7
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    2 / 7
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    3 / 7
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров
  • zooming
    4 / 7
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров
  • zooming
    5 / 7
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров
  • zooming
    6 / 7
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров
  • zooming
    7 / 7
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров

Ремесленное и строительное качество поражает. Заказчица, Лариса Карабань, выступившая одновременно девелопером и подрядчиком, была кровно заинтересована в качестве. Так что архитектору повезло. Это касается и многообразных способов кирпичной кладки, и барельефов, отлитых в чугуне по специально изготовленным моделям идеально близко к эскизам автора. Союз архитектуры с искусством придает зданию уникальность. Синтез архитектора и художника в лице Артема Никифорова, выпускника Художественно-промышленной Академии им. Штиглица, тоже радует (кстати, и Салливен учился рисовать в парижской Ecole de Beaux-Arts).
  • zooming
    1 / 4
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    2 / 4
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    3 / 4
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    4 / 4
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым

Кроме красоты и ремесленного качества, важная структурная роль чугунных панелей состоит в том, что они вместе с черными оконными обрамлениями, объединяют второй, «старинный», и третий, «индустриальный», этажи, создавая общую основу для условного бельэтажа. Это разделение поддержано и кирпичной окантовкой. Верхний же этаж содержит в себе полускрытую-полупроявленную галерею: утопленные в стену полуколонны, фланкирующие окна. Такой прием сообщает фасаду традиционную трехчастную структуру: низ, середина и верх, – которая скрепляет ярусы с разнохарактерным ритмом.

Центры большинства фасадов выделены – в форме есть мягкая, но иерархия. По центру одного из фасадов на четвертом этаже устроена терраса с металлической черной колоннадой и выходом на эксплуатируемую крышу. Центр фасада, смотрящего на набережную Обводного канала, тоже отмечен черным панно из металлических трубок, прямо за ним находится конференц-зал, панно ему соответствует. В другом офисном корпусе фасад по центру увенчан круглыми часами в квадратном окне, – роза готического собора, да и только. И, может быть, благодаря этому, площадь – уютная, европейская, камерная – тоже начинает казаться соборной. Линии диагонального мощения ведут прямо ко входу в «стену-кулису». Которая расположена, естественно, по центру фасада.
  • zooming
    1 / 4
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    2 / 4
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артёмом Никифоровым
  • zooming
    3 / 4
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров
  • zooming
    4 / 4
    БЦ Депо №1
    Предоставлено Артём Никифоров

Стиль industrial может быть очень восприимчивым и к прошлому, и к настоящему, и он, безусловно, уместен в историческом городе. Дело происходит в историческом Петербурге, где строить новое нелегко. В данном случае Артем Никифоров воспроизвел масштаб окружающей застройки и ритм исторического здания в оконных членениях и абрисе. Создал богатую светотеневую поверхность фасада, равнодостойную исторической. Старое и новое в здании отмечены, но это не контрастное сопоставление, как того требует Венецианская хартия (когда старый ордерный фасад – одно, а стекляшка – другое), а деликатное продолжение или наложение. Дистанция по отношению к прошлому есть, но не ироническая, а уважительная. Форма в целом воспринимается органичной, она вся состоит из одного «вещества», кирпич сообщает ей рукотворность. Благодаря ордеру и традиционной структуре форма удобна для восприятия человека. Стоило бы учесть этот опыт и, возможно, продолжить его.

Архитектор:

Артём Никифоров

Проект:

БЦ Депо №1
Россия, Санкт-Петербург, Митрофаньевское ш., 2

Авторский коллектив:
Авторский коллектив: Артём Никифоров, Михаил Воинов, Анастасия Лысенко, Ксения Татаринова
 
Рабочая документация: 
Руководитель проекта: Никита Базжин 
ГАП: Татьяна Панькова


2018 – 2019

Заказчик: Лариса Карабань 

05 Февраля 2020

author pht

Автор текста:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.