Бегство из Вавилона

Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.

Автор текста:
Дарья Горелова

05 Ноября 2019
mainImg
Инсталляция встречает входящих в просторный и наполненный экспозициями зал Бахметьевского гаража, Центра толерантности, на входе, «под крылом» конференц-зала. Из-за купольного, хотя и фанерного, свода со свето-вентиляционными прорезями она похожа на небольшую церковь с греческих островов, – намек на святилище не то чтобы дан совсем прямолинейно, но достаточно очевиден. Сходство усиливает тот факт, что перед нами, конечно, не вполне библиотека. Там невозможно удобно устроиться и почитать, подремать или поработать. Переставлять книги как хочется – пожалуйста, даже характерные библиотечные табуретки предусмотрены. Полистать – сколько угодно. Прочитать список книг на внешней стене святилища, – тоже можно, сразу захочется сфотографировать, «утащить» список к себе (мы любим списки чтения), но даже не обязательно, в интернете инсталляцию сопровождает проект, в нем, пожалуйста, есть список, еще там есть промокод от Bookmate на книги списка, но опять же, прямо там прочитать невозможно, зато красиво подсвечиваются корешки книг. То есть и в web тоже – инсталляция и скорее святилище, чем собственно библиотека. Не-вавилонская не-библиотека.
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности

Что же тогда такое? Личный список книг журналиста, критика, автора Коммерсанта, Новой газеты, Colt-ы, куратора выставок, соавтора Григория Ревзина по программе на «Дожде» Анны Наринской. Если считать, что произведение в какой-то степени отражает личность автора, то в данном случае в полной мере оно отражает личность куратора, ведь любой список чтения помимо менторской экспертной составляющей, рекомендации тем, кто читает меньше его составителя и надеется «подтянуться», содержит еще и личностную часть, момент самораскрытия, признания: да, вот я, читаю и это тоже. Здесь среди Чехова, Маяковского, Ахматовой, Оруэлла, Расина, Делёза, Леви-Стросса, можно обнаружить и фантаста Дэна Симонса, а также – на самом последнем месте интернет-инсталляции, Книгу о вкусной и здоровой пище, со старым корешком, обнаруживающим, что она скорее досталась от родителей и владелец определенно не покупает новых книг в этом жанре, хотя в описании проекта поваренные книги упомянуты особо. В остальном книги «умные», никаких сомнений нет, круг чтения вызывает более чем уважение, даже легкий трепет, и Еврипид тут, и Вазари. Рассматривать корешки интересно – в конце концов именно этим мы нередко занимаемся, придя в гости, если сразу не завязался интересный разговор.
  • zooming
    1 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    2 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    3 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    4 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    5 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    6 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    7 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности

Для художественной литературы обычный, если не сказать затертый, прием – охарактеризовать героя через его библиотеку. Здесь происходит такого же рода самораскрытие куратора, или приглашеие в гости. Впрочем, не забываем о балансе: никто нам не сказал, что это, реальная библиотека или «рекомендованный список чтения». Словом, возникает много вопросов, как и полагается любой нормальной уважающей себя инсталляции. То ли нам открывают душу, то ли объясняют, что именно следует читать приличным людям, то ли предлагают поклониться книге как таковой, что в Еврейском музее, а еврейская культура – культура Книги, тоже уместно. Уместен, пожалуй, даже намек на вавилонское пленение, которое, надо думать, становится метафорой потока съедающих наши эмоции новостей.
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности

Относительно книги как таковой – этот сюжет прописан в аннотации: «Название <...> отсылает к <...> рассказу Борхеса «Вавилонская библиотека», в котором говорится о фантастическом бесконечном расширяющемся хранилище текстов. Считается, что это описание предвосхитило сегодняшние электронные библиотеки». Вспоминается из непафосного: «Раньше считалось, что если миллион обезьян посадить на пишущую машинку, по теории вероятности одна из них напишет «Войну и мир». Появление интернета доказало, что это не так». Иными словами, неконтролируемому массиву информации, от которого все мы сейчас страдаем, параллельно приумножая его своими стараниями, противопоставляется отобранная информация, лучшие, вечные, рекомендованные книги. Личные предпочтения, книги-друзья, часто из родительской библиотеки, узнаваемые и ностальгические, где-то память о детстве, где-то признак «тусовки» ("Как?? Вы не читали «Чайку по имени Джонатан Левингстон»? О чем с вами вообще можно разговаривать?»).
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности

Словом, тема бесконечная, поднята не впервые и не раз еще будет. В книгах есть мощнейшая притягательность и опасность, есть ценность, а есть и пустота, и скука, всё есть, как и в людях – так что разговор о тех и других, надо думать, бесконечен и в этом смысле вечен. Чем-то инсталляция напоминает шкаф буккросинга, чем-то книжные шкафы, появившиеся теперь во многих ресторанах и гостиницах(кстати, в проекте потолок был не сводом, а скатной крышей, т.е. был больше домом друзей, чем святилищем). Где-то они могут быть элементом декора, а где-то и заставить остаться в гостинице еще на пару дней, смотря какой набор литературы.
  • zooming
    1 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
  • zooming
    2 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
  • zooming
    3 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
  • zooming
    4 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
  • zooming
    5 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
  • zooming
    6 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская

Напоминает она и другую инсталляцию Александра Бродского – вагончик со стихами русских поэтов-эмигрантов в Лондоне при «Пушкинском доме», построенный два года назад. Там было брутальнее – рубероид, 101 километр, а здесь более аккуратно, библиотека всё-таки. Экспозиционный прием определенно нравится Александру Бродскому, особенно для показа мелкой графики и невизуальной информации, – вот и «Планетариуме» он тоже был – поскольку располагает к сосредоточенному восприятию и позволяет ощутить за собой стену, что важно, особенно по контрасту с ощущением неприкрытой спины, характерным для просторных экспозиционных пространств. Для книг этот прием тоже, определенно, подходит: увлеченно читая или даже листая книги в магазине, мы, в общем-то, превращаемся в своего рода улитку; в данном случае это состояние передано более чем узнаваемо. 

0

05 Ноября 2019

Автор текста:

Дарья Горелова

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.