Бегство из Вавилона

Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.

Автор текста:
Дарья Горелова

05 Ноября 2019
mainImg
Инсталляция встречает входящих в просторный и наполненный экспозициями зал Бахметьевского гаража, Центра толерантности, на входе, «под крылом» конференц-зала. Из-за купольного, хотя и фанерного, свода со свето-вентиляционными прорезями она похожа на небольшую церковь с греческих островов, – намек на святилище не то чтобы дан совсем прямолинейно, но достаточно очевиден. Сходство усиливает тот факт, что перед нами, конечно, не вполне библиотека. Там невозможно удобно устроиться и почитать, подремать или поработать. Переставлять книги как хочется – пожалуйста, даже характерные библиотечные табуретки предусмотрены. Полистать – сколько угодно. Прочитать список книг на внешней стене святилища, – тоже можно, сразу захочется сфотографировать, «утащить» список к себе (мы любим списки чтения), но даже не обязательно, в интернете инсталляцию сопровождает проект, в нем, пожалуйста, есть список, еще там есть промокод от Bookmate на книги списка, но опять же, прямо там прочитать невозможно, зато красиво подсвечиваются корешки книг. То есть и в web тоже – инсталляция и скорее святилище, чем собственно библиотека. Не-вавилонская не-библиотека.
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности

Что же тогда такое? Личный список книг журналиста, критика, автора Коммерсанта, Новой газеты, Colt-ы, куратора выставок, соавтора Григория Ревзина по программе на «Дожде» Анны Наринской. Если считать, что произведение в какой-то степени отражает личность автора, то в данном случае в полной мере оно отражает личность куратора, ведь любой список чтения помимо менторской экспертной составляющей, рекомендации тем, кто читает меньше его составителя и надеется «подтянуться», содержит еще и личностную часть, момент самораскрытия, признания: да, вот я, читаю и это тоже. Здесь среди Чехова, Маяковского, Ахматовой, Оруэлла, Расина, Делёза, Леви-Стросса, можно обнаружить и фантаста Дэна Симонса, а также – на самом последнем месте интернет-инсталляции, Книгу о вкусной и здоровой пище, со старым корешком, обнаруживающим, что она скорее досталась от родителей и владелец определенно не покупает новых книг в этом жанре, хотя в описании проекта поваренные книги упомянуты особо. В остальном книги «умные», никаких сомнений нет, круг чтения вызывает более чем уважение, даже легкий трепет, и Еврипид тут, и Вазари. Рассматривать корешки интересно – в конце концов именно этим мы нередко занимаемся, придя в гости, если сразу не завязался интересный разговор.
  • zooming
    1 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    2 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    3 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    4 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    5 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    6 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    7 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности

Для художественной литературы обычный, если не сказать затертый, прием – охарактеризовать героя через его библиотеку. Здесь происходит такого же рода самораскрытие куратора, или приглашеие в гости. Впрочем, не забываем о балансе: никто нам не сказал, что это, реальная библиотека или «рекомендованный список чтения». Словом, возникает много вопросов, как и полагается любой нормальной уважающей себя инсталляции. То ли нам открывают душу, то ли объясняют, что именно следует читать приличным людям, то ли предлагают поклониться книге как таковой, что в Еврейском музее, а еврейская культура – культура Книги, тоже уместно. Уместен, пожалуй, даже намек на вавилонское пленение, которое, надо думать, становится метафорой потока съедающих наши эмоции новостей.
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности

Относительно книги как таковой – этот сюжет прописан в аннотации: «Название <...> отсылает к <...> рассказу Борхеса «Вавилонская библиотека», в котором говорится о фантастическом бесконечном расширяющемся хранилище текстов. Считается, что это описание предвосхитило сегодняшние электронные библиотеки». Вспоминается из непафосного: «Раньше считалось, что если миллион обезьян посадить на пишущую машинку, по теории вероятности одна из них напишет «Войну и мир». Появление интернета доказало, что это не так». Иными словами, неконтролируемому массиву информации, от которого все мы сейчас страдаем, параллельно приумножая его своими стараниями, противопоставляется отобранная информация, лучшие, вечные, рекомендованные книги. Личные предпочтения, книги-друзья, часто из родительской библиотеки, узнаваемые и ностальгические, где-то память о детстве, где-то признак «тусовки» ("Как?? Вы не читали «Чайку по имени Джонатан Левингстон»? О чем с вами вообще можно разговаривать?»).
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности

Словом, тема бесконечная, поднята не впервые и не раз еще будет. В книгах есть мощнейшая притягательность и опасность, есть ценность, а есть и пустота, и скука, всё есть, как и в людях – так что разговор о тех и других, надо думать, бесконечен и в этом смысле вечен. Чем-то инсталляция напоминает шкаф буккросинга, чем-то книжные шкафы, появившиеся теперь во многих ресторанах и гостиницах(кстати, в проекте потолок был не сводом, а скатной крышей, т.е. был больше домом друзей, чем святилищем). Где-то они могут быть элементом декора, а где-то и заставить остаться в гостинице еще на пару дней, смотря какой набор литературы.
  • zooming
    1 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
  • zooming
    2 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
  • zooming
    3 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
  • zooming
    4 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
  • zooming
    5 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
  • zooming
    6 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская

Напоминает она и другую инсталляцию Александра Бродского – вагончик со стихами русских поэтов-эмигрантов в Лондоне при «Пушкинском доме», построенный два года назад. Там было брутальнее – рубероид, 101 километр, а здесь более аккуратно, библиотека всё-таки. Экспозиционный прием определенно нравится Александру Бродскому, особенно для показа мелкой графики и невизуальной информации, – вот и «Планетариуме» он тоже был – поскольку располагает к сосредоточенному восприятию и позволяет ощутить за собой стену, что важно, особенно по контрасту с ощущением неприкрытой спины, характерным для просторных экспозиционных пространств. Для книг этот прием тоже, определенно, подходит: увлеченно читая или даже листая книги в магазине, мы, в общем-то, превращаемся в своего рода улитку; в данном случае это состояние передано более чем узнаваемо. 

05 Ноября 2019

Автор текста:

Дарья Горелова

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.