Бегство из Вавилона

Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.

Автор текста:
Дарья Горелова

05 Ноября 2019
mainImg
Инсталляция встречает входящих в просторный и наполненный экспозициями зал Бахметьевского гаража, Центра толерантности, на входе, «под крылом» конференц-зала. Из-за купольного, хотя и фанерного, свода со свето-вентиляционными прорезями она похожа на небольшую церковь с греческих островов, – намек на святилище не то чтобы дан совсем прямолинейно, но достаточно очевиден. Сходство усиливает тот факт, что перед нами, конечно, не вполне библиотека. Там невозможно удобно устроиться и почитать, подремать или поработать. Переставлять книги как хочется – пожалуйста, даже характерные библиотечные табуретки предусмотрены. Полистать – сколько угодно. Прочитать список книг на внешней стене святилища, – тоже можно, сразу захочется сфотографировать, «утащить» список к себе (мы любим списки чтения), но даже не обязательно, в интернете инсталляцию сопровождает проект, в нем, пожалуйста, есть список, еще там есть промокод от Bookmate на книги списка, но опять же, прямо там прочитать невозможно, зато красиво подсвечиваются корешки книг. То есть и в web тоже – инсталляция и скорее святилище, чем собственно библиотека. Не-вавилонская не-библиотека.
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
Что же тогда такое? Личный список книг журналиста, критика, автора Коммерсанта, Новой газеты, Colt-ы, куратора выставок, соавтора Григория Ревзина по программе на «Дожде» Анны Наринской. Если считать, что произведение в какой-то степени отражает личность автора, то в данном случае в полной мере оно отражает личность куратора, ведь любой список чтения помимо менторской экспертной составляющей, рекомендации тем, кто читает меньше его составителя и надеется «подтянуться», содержит еще и личностную часть, момент самораскрытия, признания: да, вот я, читаю и это тоже. Здесь среди Чехова, Маяковского, Ахматовой, Оруэлла, Расина, Делёза, Леви-Стросса, можно обнаружить и фантаста Дэна Симонса, а также – на самом последнем месте интернет-инсталляции, Книгу о вкусной и здоровой пище, со старым корешком, обнаруживающим, что она скорее досталась от родителей и владелец определенно не покупает новых книг в этом жанре, хотя в описании проекта поваренные книги упомянуты особо. В остальном книги «умные», никаких сомнений нет, круг чтения вызывает более чем уважение, даже легкий трепет, и Еврипид тут, и Вазари. Рассматривать корешки интересно – в конце концов именно этим мы нередко занимаемся, придя в гости, если сразу не завязался интересный разговор.
  • zooming
    1 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    2 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    3 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    4 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    5 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    6 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    7 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
Для художественной литературы обычный, если не сказать затертый, прием – охарактеризовать героя через его библиотеку. Здесь происходит такого же рода самораскрытие куратора, или приглашеие в гости. Впрочем, не забываем о балансе: никто нам не сказал, что это, реальная библиотека или «рекомендованный список чтения». Словом, возникает много вопросов, как и полагается любой нормальной уважающей себя инсталляции. То ли нам открывают душу, то ли объясняют, что именно следует читать приличным людям, то ли предлагают поклониться книге как таковой, что в Еврейском музее, а еврейская культура – культура Книги, тоже уместно. Уместен, пожалуй, даже намек на вавилонское пленение, которое, надо думать, становится метафорой потока съедающих наши эмоции новостей.
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
Относительно книги как таковой – этот сюжет прописан в аннотации: «Название <...> отсылает к <...> рассказу Борхеса «Вавилонская библиотека», в котором говорится о фантастическом бесконечном расширяющемся хранилище текстов. Считается, что это описание предвосхитило сегодняшние электронные библиотеки». Вспоминается из непафосного: «Раньше считалось, что если миллион обезьян посадить на пишущую машинку, по теории вероятности одна из них напишет «Войну и мир». Появление интернета доказало, что это не так». Иными словами, неконтролируемому массиву информации, от которого все мы сейчас страдаем, параллельно приумножая его своими стараниями, противопоставляется отобранная информация, лучшие, вечные, рекомендованные книги. Личные предпочтения, книги-друзья, часто из родительской библиотеки, узнаваемые и ностальгические, где-то память о детстве, где-то признак «тусовки» ("Как?? Вы не читали «Чайку по имени Джонатан Левингстон»? О чем с вами вообще можно разговаривать?»).
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
Словом, тема бесконечная, поднята не впервые и не раз еще будет. В книгах есть мощнейшая притягательность и опасность, есть ценность, а есть и пустота, и скука, всё есть, как и в людях – так что разговор о тех и других, надо думать, бесконечен и в этом смысле вечен. Чем-то инсталляция напоминает шкаф буккросинга, чем-то книжные шкафы, появившиеся теперь во многих ресторанах и гостиницах(кстати, в проекте потолок был не сводом, а скатной крышей, т.е. был больше домом друзей, чем святилищем). Где-то они могут быть элементом декора, а где-то и заставить остаться в гостинице еще на пару дней, смотря какой набор литературы.
  • zooming
    1 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
  • zooming
    2 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
  • zooming
    3 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
  • zooming
    4 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
  • zooming
    5 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
  • zooming
    6 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
Напоминает она и другую инсталляцию Александра Бродского – вагончик со стихами русских поэтов-эмигрантов в Лондоне при «Пушкинском доме», построенный два года назад. Там было брутальнее – рубероид, 101 километр, а здесь более аккуратно, библиотека всё-таки. Экспозиционный прием определенно нравится Александру Бродскому, особенно для показа мелкой графики и невизуальной информации, – вот и «Планетариуме» он тоже был – поскольку располагает к сосредоточенному восприятию и позволяет ощутить за собой стену, что важно, особенно по контрасту с ощущением неприкрытой спины, характерным для просторных экспозиционных пространств. Для книг этот прием тоже, определенно, подходит: увлеченно читая или даже листая книги в магазине, мы, в общем-то, превращаемся в своего рода улитку; в данном случае это состояние передано более чем узнаваемо. 

05 Ноября 2019

Автор текста:

Дарья Горелова

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.