Бегство из Вавилона

Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.

Автор текста:
Дарья Горелова

05 Ноября 2019
mainImg
0 Инсталляция встречает входящих в просторный и наполненный экспозициями зал Бахметьевского гаража, Центра толерантности, на входе, «под крылом» конференц-зала. Из-за купольного, хотя и фанерного, свода со свето-вентиляционными прорезями она похожа на небольшую церковь с греческих островов, – намек на святилище не то чтобы дан совсем прямолинейно, но достаточно очевиден. Сходство усиливает тот факт, что перед нами, конечно, не вполне библиотека. Там невозможно удобно устроиться и почитать, подремать или поработать. Переставлять книги как хочется – пожалуйста, даже характерные библиотечные табуретки предусмотрены. Полистать – сколько угодно. Прочитать список книг на внешней стене святилища, – тоже можно, сразу захочется сфотографировать, «утащить» список к себе (мы любим списки чтения), но даже не обязательно, в интернете инсталляцию сопровождает проект, в нем, пожалуйста, есть список, еще там есть промокод от Bookmate на книги списка, но опять же, прямо там прочитать невозможно, зато красиво подсвечиваются корешки книг. То есть и в web тоже – инсталляция и скорее святилище, чем собственно библиотека. Не-вавилонская не-библиотека.
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности

Что же тогда такое? Личный список книг журналиста, критика, автора Коммерсанта, Новой газеты, Colt-ы, куратора выставок, соавтора Григория Ревзина по программе на «Дожде» Анны Наринской. Если считать, что произведение в какой-то степени отражает личность автора, то в данном случае в полной мере оно отражает личность куратора, ведь любой список чтения помимо менторской экспертной составляющей, рекомендации тем, кто читает меньше его составителя и надеется «подтянуться», содержит еще и личностную часть, момент самораскрытия, признания: да, вот я, читаю и это тоже. Здесь среди Чехова, Маяковского, Ахматовой, Оруэлла, Расина, Делёза, Леви-Стросса, можно обнаружить и фантаста Дэна Симонса, а также – на самом последнем месте интернет-инсталляции, Книгу о вкусной и здоровой пище, со старым корешком, обнаруживающим, что она скорее досталась от родителей и владелец определенно не покупает новых книг в этом жанре, хотя в описании проекта поваренные книги упомянуты особо. В остальном книги «умные», никаких сомнений нет, круг чтения вызывает более чем уважение, даже легкий трепет, и Еврипид тут, и Вазари. Рассматривать корешки интересно – в конце концов именно этим мы нередко занимаемся, придя в гости, если сразу не завязался интересный разговор.
  • zooming
    1 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    2 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    3 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    4 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    5 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    6 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
  • zooming
    7 / 7
    Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
    Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности

Для художественной литературы обычный, если не сказать затертый, прием – охарактеризовать героя через его библиотеку. Здесь происходит такого же рода самораскрытие куратора, или приглашеие в гости. Впрочем, не забываем о балансе: никто нам не сказал, что это, реальная библиотека или «рекомендованный список чтения». Словом, возникает много вопросов, как и полагается любой нормальной уважающей себя инсталляции. То ли нам открывают душу, то ли объясняют, что именно следует читать приличным людям, то ли предлагают поклониться книге как таковой, что в Еврейском музее, а еврейская культура – культура Книги, тоже уместно. Уместен, пожалуй, даже намек на вавилонское пленение, которое, надо думать, становится метафорой потока съедающих наши эмоции новостей.
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности

Относительно книги как таковой – этот сюжет прописан в аннотации: «Название <...> отсылает к <...> рассказу Борхеса «Вавилонская библиотека», в котором говорится о фантастическом бесконечном расширяющемся хранилище текстов. Считается, что это описание предвосхитило сегодняшние электронные библиотеки». Вспоминается из непафосного: «Раньше считалось, что если миллион обезьян посадить на пишущую машинку, по теории вероятности одна из них напишет «Войну и мир». Появление интернета доказало, что это не так». Иными словами, неконтролируемому массиву информации, от которого все мы сейчас страдаем, параллельно приумножая его своими стараниями, противопоставляется отобранная информация, лучшие, вечные, рекомендованные книги. Личные предпочтения, книги-друзья, часто из родительской библиотеки, узнаваемые и ностальгические, где-то память о детстве, где-то признак «тусовки» ("Как?? Вы не читали «Чайку по имени Джонатан Левингстон»? О чем с вами вообще можно разговаривать?»).
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности

Словом, тема бесконечная, поднята не впервые и не раз еще будет. В книгах есть мощнейшая притягательность и опасность, есть ценность, а есть и пустота, и скука, всё есть, как и в людях – так что разговор о тех и других, надо думать, бесконечен и в этом смысле вечен. Чем-то инсталляция напоминает шкаф буккросинга, чем-то книжные шкафы, появившиеся теперь во многих ресторанах и гостиницах(кстати, в проекте потолок был не сводом, а скатной крышей, т.е. был больше домом друзей, чем святилищем). Где-то они могут быть элементом декора, а где-то и заставить остаться в гостинице еще на пару дней, смотря какой набор литературы.
  • zooming
    1 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
  • zooming
    2 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
  • zooming
    3 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
  • zooming
    4 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
  • zooming
    5 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
  • zooming
    6 / 6
    Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
    Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская

Напоминает она и другую инсталляцию Александра Бродского – вагончик со стихами русских поэтов-эмигрантов в Лондоне при «Пушкинском доме», построенный два года назад. Там было брутальнее – рубероид, 101 километр, а здесь более аккуратно, библиотека всё-таки. Экспозиционный прием определенно нравится Александру Бродскому, особенно для показа мелкой графики и невизуальной информации, – вот и «Планетариуме» он тоже был – поскольку располагает к сосредоточенному восприятию и позволяет ощутить за собой стену, что важно, особенно по контрасту с ощущением неприкрытой спины, характерным для просторных экспозиционных пространств. Для книг этот прием тоже, определенно, подходит: увлеченно читая или даже листая книги в магазине, мы, в общем-то, превращаемся в своего рода улитку; в данном случае это состояние передано более чем узнаваемо. 

05 Ноября 2019

Автор текста:

Дарья Горелова
Похожие статьи
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Преемственность силуэта
Доходный дом «Астория» в центре Стокгольма реконструирован архитекторами 3XN, которые добавили к нему новый корпус со схожим профилем кровли.
От контраста к контексту
Herzog & de Meuron расширили музей Кюпперсмюле в Дуйсбурге – комплекс индустриальной мельницы, который они сами приспособили для устройства экспозиций еще в 1999.
Камертон озера
Новый жилой комплекс в Тюмени спроектирован при участии французских архитекторов, сочетает башню с таунхаусами и домиками на крыше, но прежде всего настроен на озеро, которое способно подарить ощущение загородной жизни.
В кольцах пандусов
Словенские архитекторы ENOTA и косовское бюро OUD+ Architects выиграли конкурс на проект спортивного центра в Приштине.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Околоземное пространство
Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.
В дуэте с ареной
Жилой комплекс West Half по проекту ODA в Вашингтоне построен рядом с бейсбольным стадионом и учитывает все аспекты такого соседства, включая свою «роль» в телетрансляциях матчей.
Высотная дактилоскопия
Ламели на фасадах высотного жилого комплекса Arté MK в Куала-Лумпуре по проекту SPARK обеспечивают защиту от солнца днем и декоративную подсветку ночью, а также повторяют узор отпечатка пальца заказчика.
Скелет суккулента
Сотрудники и студенты Штутгартского университета построили павильон с несущей конструкцией из льняного волокна, которая повторяет строение кактуса.
Технологии и материалы
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Сейчас на главной
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Соль земли
Проект-победитель конкурса Малых городов для Усолья от АБ «Вещь!»: восстановление планировочной структуры посадской части и деликатное включение объектов благоустройства по соседству с памятниками строгановского барокко.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.
Нет плохой погоды
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает для сибирского города Мегион всесезонный парк и необычные элементы благоустройства, отвечающие суровому климату: источники витамина D, укрытия от холода и непогоды и преобразователи ветра.
Искусство света и цвета
Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони.
Истинное Зодчество: лауреаты 2021
Хрустальный Дедал достался Николаю Шумакову, президенту САР и СМА и главному архитектору Метрогипространса, за станции БКЛ Авиамоторная, Лефортово, Электрозаводская. Премию Татлин решили не присуждать.
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.