Размещено на портале Архи.ру (www.archi.ru)

05.11.2019

Бегство из Вавилона

Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.

Инсталляция встречает входящих в просторный и наполненный экспозициями зал Бахметьевского гаража, Центра толерантности, на входе, «под крылом» конференц-зала. Из-за купольного, хотя и фанерного, свода со свето-вентиляционными прорезями она похожа на небольшую церковь с греческих островов, – намек на святилище не то чтобы дан совсем прямолинейно, но достаточно очевиден. Сходство усиливает тот факт, что перед нами, конечно, не вполне библиотека. Там невозможно удобно устроиться и почитать, подремать или поработать. Переставлять книги как хочется – пожалуйста, даже характерные библиотечные табуретки предусмотрены. Полистать – сколько угодно. Прочитать список книг на внешней стене святилища, – тоже можно, сразу захочется сфотографировать, «утащить» список к себе (мы любим списки чтения), но даже не обязательно, в интернете инсталляцию сопровождает проект, в нем, пожалуйста, есть список, еще там есть промокод от Bookmate на книги списка, но опять же, прямо там прочитать невозможно, зато красиво подсвечиваются корешки книг. То есть и в web тоже – инсталляция и скорее святилище, чем собственно библиотека. Не-вавилонская не-библиотека.

Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности

Что же тогда такое? Личный список книг журналиста, критика, автора Коммерсанта, Новой газеты, Colt-ы, куратора выставок, соавтора Григория Ревзина по программе на «Дожде» Анны Наринской. Если считать, что произведение в какой-то степени отражает личность автора, то в данном случае в полной мере оно отражает личность куратора, ведь любой список чтения помимо менторской экспертной составляющей, рекомендации тем, кто читает меньше его составителя и надеется «подтянуться», содержит еще и личностную часть, момент самораскрытия, признания: да, вот я, читаю и это тоже. Здесь среди Чехова, Маяковского, Ахматовой, Оруэлла, Расина, Делёза, Леви-Стросса, можно обнаружить и фантаста Дэна Симонса, а также – на самом последнем месте интернет-инсталляции, Книгу о вкусной и здоровой пище, со старым корешком, обнаруживающим, что она скорее досталась от родителей и владелец определенно не покупает новых книг в этом жанре, хотя в описании проекта поваренные книги упомянуты особо. В остальном книги «умные», никаких сомнений нет, круг чтения вызывает более чем уважение, даже легкий трепет, и Еврипид тут, и Вазари. Рассматривать корешки интересно – в конце концов именно этим мы нередко занимаемся, придя в гости, если сразу не завязался интересный разговор.
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности

Для художественной литературы обычный, если не сказать затертый, прием – охарактеризовать героя через его библиотеку. Здесь происходит такого же рода самораскрытие куратора, или приглашеие в гости. Впрочем, не забываем о балансе: никто нам не сказал, что это, реальная библиотека или «рекомендованный список чтения». Словом, возникает много вопросов, как и полагается любой нормальной уважающей себя инсталляции. То ли нам открывают душу, то ли объясняют, что именно следует читать приличным людям, то ли предлагают поклониться книге как таковой, что в Еврейском музее, а еврейская культура – культура Книги, тоже уместно. Уместен, пожалуй, даже намек на вавилонское пленение, которое, надо думать, становится метафорой потока съедающих наши эмоции новостей.
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности

Относительно книги как таковой – этот сюжет прописан в аннотации: «Название <...> отсылает к <...> рассказу Борхеса «Вавилонская библиотека», в котором говорится о фантастическом бесконечном расширяющемся хранилище текстов. Считается, что это описание предвосхитило сегодняшние электронные библиотеки». Вспоминается из непафосного: «Раньше считалось, что если миллион обезьян посадить на пишущую машинку, по теории вероятности одна из них напишет «Войну и мир». Появление интернета доказало, что это не так». Иными словами, неконтролируемому массиву информации, от которого все мы сейчас страдаем, параллельно приумножая его своими стараниями, противопоставляется отобранная информация, лучшие, вечные, рекомендованные книги. Личные предпочтения, книги-друзья, часто из родительской библиотеки, узнаваемые и ностальгические, где-то память о детстве, где-то признак «тусовки» ("Как?? Вы не читали «Чайку по имени Джонатан Левингстон»? О чем с вами вообще можно разговаривать?»).
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Невавилонская библиотека, инсталляция Анны Наринской и Александра Бродского
Фотография предоставлена пресс-службой Еврейского музея и центра толерантности

Словом, тема бесконечная, поднята не впервые и не раз еще будет. В книгах есть мощнейшая притягательность и опасность, есть ценность, а есть и пустота, и скука, всё есть, как и в людях – так что разговор о тех и других, надо думать, бесконечен и в этом смысле вечен. Чем-то инсталляция напоминает шкаф буккросинга, чем-то книжные шкафы, появившиеся теперь во многих ресторанах и гостиницах(кстати, в проекте потолок был не сводом, а скатной крышей, т.е. был больше домом друзей, чем святилищем). Где-то они могут быть элементом декора, а где-то и заставить остаться в гостинице еще на пару дней, смотря какой набор литературы.
Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019 Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019 Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019 Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019 Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019 Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019 Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская
Невавилонская библиотека инсталляция, проект. 2019
Авторы Александр Бродский, Надя Корбут, Кирилл Асс. Куратор Анна Наринская

Напоминает она и другую инсталляцию Александра Бродского – вагончик со стихами русских поэтов-эмигрантов в Лондоне при «Пушкинском доме», построенный два года назад. Там было брутальнее – рубероид, 101 километр, а здесь более аккуратно, библиотека всё-таки. Экспозиционный прием определенно нравится Александру Бродскому, особенно для показа мелкой графики и невизуальной информации, – вот и «Планетариуме» он тоже был – поскольку располагает к сосредоточенному восприятию и позволяет ощутить за собой стену, что важно, особенно по контрасту с ощущением неприкрытой спины, характерным для просторных экспозиционных пространств. Для книг этот прием тоже, определенно, подходит: увлеченно читая или даже листая книги в магазине, мы, в общем-то, превращаемся в своего рода улитку; в данном случае это состояние передано более чем узнаваемо.