Как поменяются панельные районы в обозримом будущем

ДОМ.РФ и КБ «Стрелка» разрабатывают Свод принципов комплексного развития территорий. В нем сформулированы новые модели жилья, противоположные советскому корбюзианскому микрорайону. Разбираемся в Принципах и задаем вопросы эксперту Екатерине Малеевой.

Лара Копылова

Автор текста:
Лара Копылова

16 Мая 2018
mainImg
В России к 2025 году планируют построить 600 млн м2 жилья. В 2015 построено 85 млн м2, в 2016 – 79 млн м2. Планируется достичь отметки 100 млн мв год. Гражданам обещана комфортная жилая среда. Сто миллионов квадратных метров – это очень много, значит строить придется быстро. Если сейчас не принять меры, страну накроет очередная волна панельных тридцатиэтажных микрорайонов, которые устарели экономически и эстетически и которые к тому же придется через 20-30 лет сносить, как сейчас сносят хрущевки.
Пятиэтажная застройка 1960-х, вид сверху. Предоставлено КБ «Стрелка»

пример типовой застройки недалеко от Москвы, впрочем, их масса:


Поэтому Стрелка совместно с ДОМ.РФ разрабатывает Принципы комплексного развития территорий. Это документ для перехода к современным моделям развития.

Всего запланировано семь книг. Первая – Свод принципов комплексного развития территорий – имеет основополагающий характер, описывает цели и ценности с учетом международного опыта и особенностей России, дальше идет конкретика. Вторая книга посвящена развитию застроенных территорий, третья – освоению свободных территорий, четвертая – формированию облика города, пятая – руководство по разработке проектов, шестая – руководство по реализации проектов, седьмая – развитие городской среды в моногородах.

Свод принципов был протестирован с помощью профессионалов-архитекторов на конкурсе ДОМ.РФ. Участники представили свои проекты для малоэтажной, среднеэтажной и центральной моделей жилья. Результаты объявят 18 мая на форуме «Среда для жизни» в Калининграде, который проводят Минстрой и ЖКХ РФ, Институт Стрелка и администрация Калининградской области.

Примеры проектов финалистов для малоэтажной (новое название: пригородной) и среднеэтажной (городской) моделей застройки.
Малоэтажная модель застройки © Akhmadullin Architects (Россия)
Малоэтажная модель застройки © Grupo H d.o.o. (Словения)
Малоэтажная модель застройки © T.A.R.I-Architects (Италия)
Концепция стандартного жилья для среднеэтажной модели застройки © «План Б» (Россия)
Концепция стандартного жилья для среднеэтажной модели застройки © Архитектурная мастерская «2Портала» (Россия)

Победить ненавистные СНИПы
Во вступлении сказано, что документ сейчас обсуждается с профессиональным сообществом и профильными ведомствами. Также говорится о подготовке комплексного предложения по актуализации нормативно-правовой базы, регулирующей развитие территорий жилой и многофункциональной застройки и благоустройства общественных пространств. Это важно. Большинство нормативов или СНИПов были написаны 60 лет назад для советских микрорайонов, и сейчас они морально устарели. Для архитектурно-интересного жилья сейчас необходимо выпускать спецтехусловия, требующие финансовых затрат, к которым заказчики не готовы. Если Стрелка победит СНИПы, сдвинет эту махину, это будет историческое свершение.

Что такое компактный город
Первая часть книги называется «Качество городской среды», и в ней сказано главное: разнообразие – основа жизнестойкости городов. Важнейшая глава Свода принципов называется «Компактная среда жизнестойкого города».
Компактная среда жизнестойкого города © КБ Стрелка

Хочется думать, что в ней запечатлен исторический момент снятия проклятия панельных микрорайонов, от которых еще в 1970-х отказались в Европе и Америке, и теперь есть шанс, что откажутся в России.
Пятиэтажная застройка 1960-х, вид сверху. Предоставлено КБ «Стрелка»

Компактный город – это застройка не выше семи этажей, первые этажи отданы под общественные функции; жилье, работа, культура, развлечения смешаны в пределах одного квартала, и все функции находятся в пешеходной доступности, что снижает потребность в автомобилях; единицей становится не микрорайон размером 60 га, ограниченный широкими дорогами, а более мелкие кварталы по 0,6-5 га, разграниченные нормальными улицами шириной 20-40 м (вообще критерий нормальности улицы и ее сомасштабности человеку, данный в книге Алана Джейкобса «Великие улицы», – когда, находясь на одной стороне улице, можно различить лицо человека, идущего по другой стороне – прим. Л.К.). Фронт фасадов и фронт парковки при более плотной сетке улиц увеличиваются в несколько раз. Улицы жизнестойкого города должны составлять не меньше 30 % территории (в России сейчас гораздо меньше), их длина должна быть 18 км на 1 кв.км территории. Фактически описание компактного города соответствует структуре исторической застройки типа центра Санкт-Петербурга или Рима, хотя стиль архитектуры и не предписывается.
Микрорайоны и жилые районы © КБ Стрелка
Преимущества разнообразного и компактного города © КБ Стрелка
Участки с одинаковой плотностью жилых единиц (4,8 тыс. м2/га), имеющие разную типологию зданий © КБ Стрелка

Жизнестойкий город способен выдерживать кризисы
Точкой отсчета стало следующее обстоятельство: не так давно международные организации ОЭСР и Хабитат при ООН, занимающиеся жильем, сформулировали характеристики устойчивого и конкурентоспособного города. В российских городах и поселках им соответствует только историческая застройка, которой всего 8 %.

Несколько замечаний по поводу определения жизнестойкого города. Раньше такого определения не было, была только устойчивость в смысле sustainability. С ней вообще в русском языке проблема: ее переводят как экоустойчивость, но это вносит путаницу. Устойчивый к чему-либо – к морозу, к стрессу – это морозоустойчивый или стрессоустойчивый. Экоустойчивый – это устойчивый к экологии, противоположный ей по смыслу. Жизнестойкий – все-таки звучит лучше. Жизнестойкий город – это город, способный выдерживать экономические и социальные кризисы. Жизнестойкие города должны создать новые модели развития территорий.

Городская среда России
Согласно Своду принципов, в России три типа среды: индивидуальная жилая застройка (ИЖС), микрорайоны и историческая.
Переславль-Залесский, индивидуальная застройка в центре города, вид с валов. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Владимир, Владимирский спуск. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Владимир, Летне-Перевозинская улица, застройка середины XIX – начала XX вв. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Как уже говорилось, только историческая среда соответствует принципам компактного жизнестойкого города, но ее в нашей стране всего 8%. «Микрорайонная среда монотонна и однообразна. К ней относится 77 % жилого фонда России» (с. 25). Доля открытых пространств (читай, пустырей) в этой среде 70 % – то есть в ней очень неуютно и неприятно гулять, доля коммерческой инфраструктуры 10-12 % – то есть очень низкая и не комфортная для людей. Другой распространенный в России, особенно на Юге, тип среды – ИЖС. Его недостатки – в связи с низкой плотностью населения и разреженностью застройки, мало функционального разнообразия, дорогие дороги и коммуникации. В компактных городах Европы и США с высокой, более 15 тыс. чел./м2, плотностью коммерческая инфраструктура составляет 20 %.

В Принципах есть любопытные исторические экскурсы. В частности, упомянуто, что за время правления Екатерины Великой были спланированы и застроены вдоль красных линий образцовыми строениями центры 416 городов из 497 существовавших. Эта застройка сохранилась в таких городах, как: Белгород, Великий Новогород, Кашин, Вятка, Калуга, Иркутск, Тюмень, Саратов и т.д. Примерно по тем же принципам строились классические кварталы до 1955 года. Поэтому под исторической застройкой понимается дореволюционная плюс сталинская.
Выкса, историческая застройка сталинского периода. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Это – 2% территорий и 6% соответственно. Именно она является компактной по соотношению пятна застройки и территории. Доля коммерческой инфраструктуры там доходит до 40 %. Она закончилась в момент объявления Хрущевым в 1955 году борьбы с архитектурными излишествами. Микрорайоны, которые потом строились, регламентированы законом 1958 года «Правила и нормы планировки и застройки городов».
Пятиэтажная застройка 1960-х, вид сверху. Предоставлено КБ «Стрелка»

Новые модели городской среды
Прежде чем предлагать новые модели жилья, специалисты Стрелки проанализировали 100 удачных примеров комплексного развития территорий, 40 тысяч кварталов в России (в тех городах где, новое строительство составило 50%), 450 домов, провели 120 глубинных интервью, рассмотрели 1800 текстов текстов в соцсетях на основе диджитал-антропологии и 80 объектов с точки зрения структуры стоимости строительства.
Ввод жилого фонда в России с середины XIX в. по настоящее время © КБ Стрелка
Среднее распределение типов городской среды по городам России (доля территорий и доля от общего объема жилого фонда, %) © КБ Стрелка

В третьей части «Новые модели городской среды» проанализированы сценарии городской жизни. Основных сценариев три, как и моделей: пригородный, городской и центральный. В каждом сценарии есть составляющие, связанные с использованием городского пространства: жилье, перемещение, потребление и досуг.
Доля арендаторов жилья в городах и пригородах (%) © КБ Стрелка

Подробно в цифрах расписан западный опыт, который каждый может сравнить с собственным. Относительно Европы и США домохозяйства обычно делятся так. В центре живет больше людей до 40 лет, состав населения разнообразен, от студентов до состоятельных людей, больше рынок аренды (в Германии он вообще 70 %). В пригородах, как правило, в частных домах, живет население старше 40 лет с детьми. Количество взрослых на домохозяйство – примерно полтора человека. Понятно, что жители центра чаще пользуются общественным транспортом, чем жители пригородов, но, что удивительно, и те и другие – мало. (В Испании доля общественного транспорта от 2 до 4 %, в Швейцарии 15-19 %).
Городская среда для повседневной жизни © КБ Стрелка
Преобладающие типы жилья в центральных зонах городов и пригород ах стран Европы и США (%) © КБ Стрелка

Похожая ситуация складывается и в городах России: у условных рыцарей ЦАО меньше транспортных перемещений, но больше и разнообразней досуг и потребление, чем у замкадышей. Именно поэтому Стрелка разработала три модели жилья: 1) пригородную; 2) городскую и 3)центральную. О них archi.ru писал в связи с конкурсом ДОМ.РФ , не буду здесь на них подробно останавливаться. Для каждой выведены ключевые показатели эффективности. Например, доля коммерческой инфраструктуры в малоэтажной модели – 5%, в среднеэтажной – 20 %, а в центральной – 40%. Только вот место работы в 10 минутах езды транспортом кажется мне утопическим показателем городской модели. Это почти всегда больше. Вообще же эта модель самая гибкая, так как предусматривает смену функции с жилой на коммерческую.
Среднее количество взрослых в домохозяйстве, 2010 г. (чел.)
Функциональное разнообразие городской среды в России © КБ Стрелка
Функциональное разнообразие городской среды в России © КБ Стрелка
Классификация торговых предприятий © КБ Стрелка

Роль городов
75 процентов населения России живет в городах. Города определяют экономику России и мира в целом. В городах создается основная доля ВВП. Новые модели, предложенные Стрелкой, должны улучшить жизнь большого количества людей. Горожане, которые платят подоходный налог, вносят в городской бюджет 25% средств, поэтому горожане нужны постиндустриальным городам. А чтобы люди не уезжали, надо создать для них комфортную среду.

Плотность жизнестойкого города должна быть не менее 15 тыс. человек на 1 км2. (Самые дорогие районы Лондона, например Челси или Южный Кенсингтон, имеют большую плотность при невысокой застройке – прим. Л.К.). Это позволяет удержать город от расползания. Компактная городская среда предполагает увеличение пятна застройки. Плотность одинаковая у квартала и башни, но квартал до 7 этажей соразмерен человеку, хорошо им ощущается. Надо сказать, что подобные фразы эмоционального характера в Принципах встречаются – спасибо Стрелке за это. Там, например, написано, что в советском микрорайоне типовой вид строений не позволял привязаться к жилищу (чистая правда!). Но деталировку фасадов Принципы не регламентируют, а ведь сомасштабная человеку среда может сочетаться с весьма монотонными фасадами (возможно, в следующих книгах появятся рекомендации).

Будучи поклонницей исторического города, я очень рада, что именно он, по мнению международных экспертов, оказался самым устойчивым, экологическим и экономически целесообразным. И что новые модели жилья во многом ему следуют. Я давно вынашиваю мысль, что традиционная архитектура, выгнанная из образования, вернется с черного хода, через урбанизм. Но остается вопрос, на который я пока не могу получить внятного ответа. Более мелкие кварталы 2-4 га в новых моделях, плотная невысокая застройка, частая сетка улиц, постановка домов по красной линии улиц – это прекрасная среда. Даже количество окон и длина фасадов отчасти регламентируется новыми Принципами. Новые Принципы позволяют использовать землю интенсивнее. Но все-таки как убедить девелопера использовать именно эти Принципы, а не делать все по старинке – микрорайон из 25-этажных пластин и башен с пустотами между ними? Ведь при более плотной застройке затраты на прокладывание коммуникаций увеличиваются (обычно, этим архитекторы объясняют несогласие девелопера строить семиэтажные кварталы). Насколько я поняла, при более узких дорогах санитарные разрывы оказываются не нужны, и освобождаются дополнительные территории. Фронт парковки удлиняется при более частой сетке улиц, фронт фасадов с общественными первыми этажами также увеличивается. Но связано ли это с непосредственной выгодой для девелопера, лично мне не ясно. Очевидно, ограничить девелопера по высотности можно, только прописав это в СНИПах (см. ниже комментарий эксперта).

Возвращение к городу улиц и небольших кварталов, где открытые пространства заполнены людьми и до всего можно дойти пешком, не только создает более комфортную среду, но и автоматически увеличивает социальный контроль. На улицах, где есть люди, нет преступности. На улицах, где гуляют люди, расцветает малый бизнес (для которого очень плохо приспособлены спальные районы корбюзианского образца).

Предшественники
В Своде принципов есть историческая справка о градостроительных идеях, предшествовавших моделям Стрелки. Это Новый урбанизм на Западе и средовой подход в России. Это важно, потому что авторы урбанистического бума последних 10 лет (под которым подразумевается благоустройство Москвы, интерес к кварталам, классические города) – обычно не опираются на предшественников или не сообщают об этом. Новый урбанизм был реакцией на расползание одноэтажных пригородов в США и на панельные районы в Европе. Кстати, документ, на котором основывались новый урбанисты, тоже назывался «Принципы» (Awanhee Principles, авторы А.Дюани и Э.Платэ-Зиберк, 1978). Новый урбанизм в большей степени, чем модели Стрелки, ориентирован на планировку традиционной деревни с центральной площадью в центре, а также на традиционное местное строительство из местных материалов с привлечением местных рабочих. Стрелка не регламентирует стиль и не опирается на местные традиции. В остальном сходство большое: mixed use, пешеходная доступность, гуманное соотношение ширины улиц и высоты фасадов и т.д. Ближе всего к Новому урбанизму малоэтажная модель, предложенная Стрелкой и протестированная в конкурсе ДОМ.РФ. Средовой подход, расцветший в 1980-х, наследующий идеям Алексея Гутнова, больше касался сомасштабного строительства в исторической среде. На эту тему Стрелка пока не высказалась.
***

Далее беседуем с Екатериной Малеевой,
директором проектов КБ «Стрелка»

Archi.ru:
– С высоких трибун заявлены намерения довести объем строительства жилья в ближайшее время до 100 млн м2 в год. Как избежать панельных районов при таких темпах строительства, ведь их возведение до сих пор остается самым быстрым?

– В Принципах заложен набор решений, из которых можно собрать самые разные проекты. Сами детали уже качественные: качественная планировка квартир, качественные здания, качественные принципы компоновки зданий в кварталах. Можно набрать какое угодно решение из уже хорошо сделанных деталей. Именно поэтому конечный результат будет хорошим.

Сейчас каждый новый проект начинается «с чистого листа», или застройщики пользуются собственной базой уже наработанных решений, и планировки копируются из проекта в проект. А здесь будет книга, где будет много разных решений – не один застройщик придумал, а целая коллекция, разные опыты и разные элементы. Это облегчит задачу и планировщикам, и застройщикам. Если бы им сказали: вот, новые принципы, стройте по ним, – это было бы сложно, а тут уже есть набор деталей, и сразу понятно, что с этим делать.

А для того, чтобы внедрение в жизнь происходило проще, мы проводим Конкурсы (например, Открытый международный конкурс на разработку стандартного жилья и жилой застройки), а также делаем пилотные проекты, как например, в Саратове, Калининграде или Владивостоке.

– Почему документ, описывающий новые модели города, раньше назывался Стандарты, а теперь называется Принципы?

– Сейчас не существует в законодательной системе такой формы документа – гибкий стандарт. Сейчас стандарты – это СНиПы и ГОСТы, и, пока не поменяют законодательство, это будут принципы.

– Как новые модели вписываются в застроенные территории, в частности, как они соотносятся с исторической застройкой?

– Застроенные территории можно будет подтягивать к качеству моделей. Есть разные пространственные решения, которые существующую среду приближают к идеалу, который мы для себя сформировали на основе существующей проблематики жилой застройки в России. Понятно, что эталонной среды не получится, но приблизиться к ней можно. Например, прокладка новых улиц, формирование фронта застройки, работа с первыми этажами: с жилым (добавляем палисадники) и нежилым (добавляем торговые объекты), высадка деревьев в качестве шумозащиты, всякие устройства для отвода дождевой воды, введение дизайн-кода на заборы и вывески. В общем, есть масса решений.

16 Мая 2018

Лара Копылова

Автор текста:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Пресса: Побег из теcноты
18 мая в Калининграде на форуме «Среда для жизни» выступила политолог, кандидат политических наук Екатерина Шульман. Strelka Mag поговорил с ней о том, стоить ли ждать нового запроса на жильё от поколения миллениалов, как выглядит работа и досуг в постиндустриальном городе и как России уйти от строительства одинаковых высотных домов в чистом поле.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.