Осколки реальности

В ЦДА открылся двадцатый фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем претендующих на главную премию для московских архитекторов.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Выставка номинантов на премию «Золотое сечение» 2017 года расположилась на третьем этаже ЦДА. Раньше ее размещали в коридоре второго, но потом Григорий Ревзин написал статью «Миллиарды в коридорах» – он был не вполне прав, миллиарды-то достаются в основном не архитекторам, но выставку перенесли наверх, в большой светлый зал. Примерно тогда же «Сечение» превратилось из премии в фестиваль с множеством дискуссий. В этом году куратор фестиваля – Никита Асадов, тема «Пространство качества» (у фестиваля Зодчество осенью будет тема «Качество»); в день открытия обсуждали качество принятия градостроительных решений.
Золотое сечение 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Золотое сечение 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Золотое сечение 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Золотое сечение 2017. Елена Зайцева, преподаватель Высшей школы средового дизайна МАРХИ; Михаил Уткин, профессор МАРХИ. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

На сей раз премия собрала 138 проектов, в предыдущий раз, в 2015 было 188, теперь получилось примерно на треть меньше, и между планшетами, размещенными на прежней металлической конструкции, образовались некоторые цезуры. Впрочем ничего удивительного в этом нет: пожалуй только в первые годы существования «Золотого сечения», да и может быть, пару раз в 2000-е срез был и впрямь представительным в своей полноте. В данном случае мы видим на выставке вовсе не всех – скорее очень разных представителей очень разных направлений, а может быть даже слоев современной московской архитектуры, понемногу. Те, кто получил прошедшей осенью высшие награды всероссийского Зодчества, на всемосковской премии не показались, видимо не желая повторяться. Но перечислять отсутствующих слишком апофатично, рассмотрим присутствующих.

Из построенного сразу обращают на себя внимание два жилых комплекса: «Литератор» Алексея Медведева / СКиП на улице Льва Толстого, апарт-комплекс Re-Form бюро БАДР5 рядом с Преображенской площадью. Кредо этих домов понятно: кирпич, не слишком большая этажность, образность, раскрывающая тему «центр города или то, что стремится им быть». Дома эти как правило дорогие, но приятные даже для прохожего: они формируют тот самый комфортный город, о котором сейчас так много говорят. И то самое качественное городское пространство, которому посвящен фестиваль. Характерно, что на всю выставку их всего два: построено и спроектировано их больше, но не намного. Такие дома – элитная косточка, вишенка на торте; но уж очень они вишенка, очень их немного и очень они дороги.
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Нежилой корпус на углу улиц Толстого и Россолимо. Фотография © Михаил Серебряников, «Сергей Киселев и Партнеры»
Апарт-комплекс Re:Form. Москва, ул. Хромова, 3. Проектное бюро БАДР5. П. Васильев, С. Мичурин, А. Семикин, Е. Капатун. Реализация, 2014-2016. Фотография © Илья Иванов

ЖК «Астра» Антона Барклянского в Перми уже несколько перерастает масштаб, недаром его двор превратился в стеклянное ущелье, но все еще находится в рамках центрально-городской типологии.
В общем-то ясно, что главная тенденция и главной вопрос архитектуры современного жилья это вопрос масштаба. В последние годы она страшно перерастает сама себя, прямо выходит из берегов, – хотя конечно же, это проблема не архитектуры, а девелопмента, вопрос же к архитектору один: оформлять – не оформлять. Недаром куратор Никита Асадов в своем манифесте сказал вот так: «…смогут ли архитекторы стать драйвером этого процесса и предложить свою методологию, либо продолжат исполнять чужую волю, зависит прежде всего от профессионального сообщества» – звучит гордо, но по мне так больше похоже на риторический вопрос: «смогут ли?» – пока не очень могут. Но сложно упрекать их в этом, просто-таки невозможно. Представим себе забастовку архитекторов. Получается?
Жилой комплекс «ASTRA». Витраж в пространстве двора. Фотография © Дмитрий Шардаков

Из большого масштаба обращает на себя внимание «градостроительный комплекс» ПИК на Варшавском шоссе, 141. Бывают намного больше, тут 13-этажное каре, я бы назвала его квартало-мирорайоном, и 25-этажные башни; для Москвы даже умеренно, и все же большой, очень большой. Но хорошо оформлен buromoscow, привычными к масштабу московских строек. Или вот еще в том же масштабе, но уже не постройки, а проекты: градкомплекс в Нагатинской пойме бюро Юрия Виссарионова, с овальными башнями и дугообразными домами. Лидер жанра среди проектов – наверное, первая очередь ЖК «Символ» Веры Бутко и Антона Надточего, часть комплекса, строящаяся уже сейчас на месте завода «Серп и молот» – прежде всего благодаря его реальности в нем архитектуры гнутых форм. ПТУ от ГлавАПУ на соседнем планшете выглядит по сравнению с ним прямо-таки облаком.
 
ЖК на Варшавском шоссе, 141. 2015-2018. ПИК-Проект, buromoscow. Переснято со стенда, 2017
Архитектурно-градостроительная концепция застройки в Нагатинской пойме. Проект, 2016 © ПТАМ Виссарионова
Жилой комплекс «Символ» (очередь 1б). Проект, 2016 © ATRIUM

А вот еще пример масштаба, тут целая тема: Моспроект-4 показывает проекты домов для переселения из ветхого жилфонда. Заказчик – ОАО «УЭЗ», КП УГС. Они вовсю уже строятся и имеют адреса, но не они ли предназначены в том числе для замены московским пятиэтажкам? Хотя надо думать, все сложнее. Но это какой-то очень частный пример, неизвестно как просочившийся. Авторы километровых многоэтажных застроек, в изобилии показавшиеся на выставке 2015 года, теперь попрятались, надо думать, внутрь Мосинжпроекта и других крупных структур. Вообще наступило время секретной осторожности. Все чаще слышишь, что заказчики запретили-закрыли-велели-снять-с-сайта какой-либо проект, а то и несколько. Лет пять назад мы получили от застройщика письмо: снимите проект с сайта, компания сейчас не заинтересована в его пиаре; а проект на архсовете рассматривали, на публичном мероприятии. Теперь, кажется, распространение информации все чаще удается пресечь заранее. Но не всегда, пока не всегда. Возвращаясь к масштабу, то же ГлавАПУ, одна из редких организаций тех еще времен, которая на сей выставилась достаточно изобильно, показывает низкоэтажные районы; впрочем, это не проекты даже, а предпроектные исследования. Таких «баз» для будущей разработки территории сейчас все больше.
Жилые дома для переселения из ветхого фонда. Моспроект-4. О.В. Макарова, К.А. Анисимов, О.Н. Будаев, М.А. Лифанова, А.А. Милеева, О.В. Комарова, А.А. Разоренов, А.Е. Фадеева, М.В. Вожаева. Москва, ул. Красных зорь, 59Б; р-н Котловка, 18, корп 6 и 8; ул. Гжатская, 16, корп. 1. Фотография со стенда, 2017

Заметно, что масштаб «новых урбанистов» возможен в дальних пригородах и вообще подальше от Москвы. Тут процветают проекты трех- пятиэтажных районов-городов. Арсений Леонович показывает конкурсный проект «Сны города» для местности близ деревни Палкино на границе Твери – 3-7 этажей, чистый красивый проект, жалко, что конкурсный. В принципе, и «Символ», если все получится и туда будут пускать посторонних, и такой вот поселок – будут качественным городским пространством, только создается оно «с нуля» и пока не так много реализованных примеров, именно с пространством целиком.
Жилой комплекс около деревни Палкино. Вариант 1. Проект, 2016 © PANACOM

Отдельная тема «Сечения» как этого, так и предыдущего раза – транспорт. В прошлый раз метро было ох как много, на этот раз меньше, зато интересней: три станции «салатовой» Люблинско-Дмитровской линии: Бутырская, Фонвизинская, Петровско-Разумовская. Они глубокого залегания и решены классично, в духе «Серпуховской» Леонида Павлова (1950), с подчеркиванием тоннельного скругления в контурах опор; впрочем и не без иронии – особенно хороши пляшущие столбы на «Бутырской». Второй крупный транспортный проект – 23 прагматически-лаконичных наземных терминала МЦК Тимура Башкаева (Моспроект-3).
Станция Бутырская Люлинско-Дмитровской линии московского метрополитена. «Метрогипротранс». Реализация, 2010-2016. Н.И. Шумаков, А.В. Некрасов и др. Переснято с планшета, 2017

Спорт. Достроен большой, 147 200 м2, стадион «Арена ЦСКА» на 3-й Песчаной улице, проектировать который «Моспроект-4» начал в 2007 году; он и выглядит пришельцем из того времени, хотя одновременно напоминает об олимпиаде: большой квадрат, углы которого приподняты, намекая на «ленту Мёбиуса», кажется подставкой к башне-факелу.
Стадион «Арена ЦСКА». Москва, 3-я Песчаная ул. ГУП МНИИП «Моспроект-4». А.В. Боков, Д.В. Буш, С.Н. Чуклов, А.В. Орлов, Е.Е. Бекмухамедов, М.И. Кельман. 2007-2016. Переснято со стенда, 2017

Офисов сейчас строят мало – это общеизвестно, но зато то, что получается, бывает довольно любопытным. Рустаму Керимову удалось соорудить в Краснодаре небольшую штаб-квартиру компании, занятой, по словам архитекторов, инновационными исследованиями городской среды. В связи с этим на перфорированную сетку фасада нанесен план квартальной сетки города, которая блестит днем и светится по ночам, дополненная вставками окон молочного стекла.
Здание компании «Краснодарская Межрегиональная Негосударственная Экспертиза». Краснодар, ул. Гаражная. 2017 © А-ГА

Другой симпатичный офис – совместный проект бюро «Четвёртое измерение» и Оскара Мамлеева для Нагатинской улицы в Москве, покрыт регулярной рябью стеклянных каннелюр.
Деловой комплекс «Ёлки парк». АБ «Четвертое измерение». Нагатинская, 3а. В.Н. Медведев, О.Р. Мамлеев (автор концепции), О.В. Мединский, М.Н. Канунников, П.В. Корочкова. Переснято со стенда, 2017

Далее открываемся от типологии и обратимся к любопытным открытиям. Проект музея археологии Зарядья Юрия Аввакумова и Георгия Солопова, по неподтвержденным слухам, реализован не будет. А зря, симпатичный музей – он кажется продолжением того фрагмента Китайгородской стены, который все выходящие из метро могут видеть в начале Варварки. Только здесь застекленного белого камня стен было бы много, и еще много подсвеченных и тоже застекленных раскрытых свай как возможность взглянуть под землю. Надо ли говорить, что подобные археологические аттракционы популярны в европейских музеях, к примеру, в Лувре или Флорентийском соборе.
Проект подземного музея в Зарядье. Проект, 2016. (с) Юрий Аввакумов, Георгий Солопов
Проект подземного музея в Зарядье. Проект, 2016. (с) Юрий Аввакумов, Георгий Солопов

Второе открытие – проект реконструкции здания ТАСС, построенного в 1971 году по проекту Виктора Егерева. И не подумал прятаться. Он предусматривает полную замену фасадов на новые из «предизготовленных элементов, выполненных точно под исходную геометрию». Эта неожиданно заявленная реконструкция одного из ярких примеров классического модернизма, пусть не имеющего статуса памятника, обещает быть более чем спорной.
Комплексная реконструкция здания ТАСС. Москва, Тверской бульвар, 2. «Аврора групп» при участии AukettSwanke. Проект 2014-2015. М. Неретин, А. Никульшин, С. Шалли. Переснято со стенда, 2017

Частных домов тоже немного, но их сфере давно устоялась планка качества – частный заказчик требователен. Все показанные дома в основном лаконичной архитектуры, но встречаются и размышления о голландском городе. Достроен дом с деревянной фермой, придуманный Тотаном Кузембаевым.
Дом «Успенский лес». АМ Тотана Кузембаева. 2016. Тотан Кузембаев, Александр Первенцев, Константин Мошкович, Критина Разумова. Переснято со стенда, 2017
Дом в Шатуре. Le Atelier. Сергей Колчин, Надежда Торшина. Реализация, 2015-2016. Фотография © Илья Иванов
Villa R. «Гикало Купцов архитекторы». Сергей Гикало, Александр Купцов и др. Реализация, 2012-2015. Переснято с планшета, 2017

Вольности, напротив, процветают в обширно представленных проектах и зданиях школ и детских садов – то ли их так много строят по причине госпрограммы, то ли авторы рассчитывают на популярность данного жанра в глазах жюри и экспертов, и выбирают для экспонирования именно их. Преобладает пиксельное разноцветье, поскольку, как говаривал Аркадий Райкин, детям свойственно стремление к яркому; но встречаются и удивительные вещи, к примеру, дом-теремок. Могли бы и весь раскрасить.
ДОУ на 180 мест. «Предприятие Арка». МО, пос. совхоза им. Ленина. Реализация, 2015-2017. Н.А. Белоусов, А.С. Смурова и др. Переснято со стенда, 2017

Число храмов тоже не убывает, как настоящих, так и концептуальных. Причем как в любой империи периода упадка наряду с помпезными официальными на «Сечении» присутствуют разные эзотерические темплы, вот, например, Вселенской истины.
На первом плане : концептуальный проект, Храм Мира Вселенской истины. ТМА Чаленко, 2015-2016. На втором плане: проект реставрации Ново-Иерусалимского монастыря. ФГУП ЦНРПМ. С. Куликов, М. Казаков, Н. Краснощекова и др. 2012. Переснято со стенда, 2017
Кафедральный собор Рождества Христова в составе Мемориального комплекса в честь 70-летия окончания Второй мировой войны. ФГУП НИИСУ. Южно-Сахалинск, пл. Победы. Реализация, 2012-2017. В.В. Захаров, А.Г. Соломин и др. Переснято с планшета, 2017
Градостроительный комплекс– Спасо-Преображенский морской кафедральный собор города Мурманска. Проект, 2015-2016. «Мастерские Андрея Анисимова». А.А. Анисимов, И.С. Земляков и др. Переснято с планшета, 2017

Не уменьшился и объем форм мягко говоря несколько избыточных, которые, радуя глаз, сбивают ориентиры в экспозиции почти любой премии, и никогда не знаешь, хорошо это или плохо. Скорее никак, скорее интересно. В данном случае, к примеру, авторы вдохновившись успехом сравнительно небольшой улитки и вырастили из нее, пока в проекте, гигантское существо для кавказского склона.
Флора-Блоб. Студия ландшафтного дизайна. Архитектурная фирма «Стилистика». В. Бурмистрв, И. Зверьков. Реализация, 2012-2015. Переснято со стенда, 2017
Отель «Скала», туристический гостиничный комплекс. Архитектурная фирма «Стилистика». В. Бурмистров, И. Зверьков. Проект, 2015-2016. Переснято со стенда, 2017

Особняком и обширно представлены «Русские промышленные дома» Петра Виноградова. Им посвящено несколько планшетов, причем появился новый дом – труба с пропеллером на двух ногах, стоящих, кажется, где-то в океане, как нефтяная платформа. Множество спаянных железных макетов – мы их видели уже на многих выставках – стоят и на лестнице ЦДА; так сказать, обволакивают экспозицию со всех сторон. Я слышала, как ребенок лет шести спросил маму – что это такое? – дом, дом… – нет, мам, совсем не похоже, больше похоже на завод.
Концептуальный проект. Русские промышленные дома. 2015-2017. «Проектная группа А2». Петр Виноградов и др. Переснято с планшета, 2017

Из еще неназванного на премию претендуют известные проекты: реконструкция Флигеля-Руины музея архитектуры от Наринэ Тютчевой, павильон Рубена Аракеляна и Айка Навасардяна на ВДНХ. Реставрация Нового Иерусалима, о которой мне приходилось слышать не слишком лестные отзывы, тоже претендует, но показана на очень лаконичном планшете, из которого понять качество работы невозможно, можно только пунктирно проследить нелегкую судьбу памятника.
Павильон на ВДНХ. Постройка, 2016. Wall. Рубен Аракелян, Айк Навасардян. Фотография © Илья Иванов

Не будем делать выводов, уж очень пунктирными они получаются. Как будто рыбки выпрыгивают из воды, показываются на минуту и погружаются обратно в пучины практики, а другие, невидимые здесь стаи плавают в теплых течениях. Выставка кажется калейдоскопом фрагментов архитектурной реальности, иногда очень интересных, иногда... ну, когда как. Пусть уж резюмированием мозаики займется жюри, оно ведь уже работает.
Виктор Николаевич Логвинов оценивает проекты. Золотое сечение 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру


15 Апреля 2017

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.

Сейчас на главной

Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.