Осколки реальности

В ЦДА открылся двадцатый фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем претендующих на главную премию для московских архитекторов.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

15 Апреля 2017
mainImg
Выставка номинантов на премию «Золотое сечение» 2017 года расположилась на третьем этаже ЦДА. Раньше ее размещали в коридоре второго, но потом Григорий Ревзин написал статью «Миллиарды в коридорах» – он был не вполне прав, миллиарды-то достаются в основном не архитекторам, но выставку перенесли наверх, в большой светлый зал. Примерно тогда же «Сечение» превратилось из премии в фестиваль с множеством дискуссий. В этом году куратор фестиваля – Никита Асадов, тема «Пространство качества» (у фестиваля Зодчество осенью будет тема «Качество»); в день открытия обсуждали качество принятия градостроительных решений.
Золотое сечение 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Золотое сечение 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Золотое сечение 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Золотое сечение 2017. Елена Зайцева, преподаватель Высшей школы средового дизайна МАРХИ; Михаил Уткин, профессор МАРХИ. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

На сей раз премия собрала 138 проектов, в предыдущий раз, в 2015 было 188, теперь получилось примерно на треть меньше, и между планшетами, размещенными на прежней металлической конструкции, образовались некоторые цезуры. Впрочем ничего удивительного в этом нет: пожалуй только в первые годы существования «Золотого сечения», да и может быть, пару раз в 2000-е срез был и впрямь представительным в своей полноте. В данном случае мы видим на выставке вовсе не всех – скорее очень разных представителей очень разных направлений, а может быть даже слоев современной московской архитектуры, понемногу. Те, кто получил прошедшей осенью высшие награды всероссийского Зодчества, на всемосковской премии не показались, видимо не желая повторяться. Но перечислять отсутствующих слишком апофатично, рассмотрим присутствующих.

Из построенного сразу обращают на себя внимание два жилых комплекса: «Литератор» Алексея Медведева / СКиП на улице Льва Толстого, апарт-комплекс Re-Form бюро БАДР5 рядом с Преображенской площадью. Кредо этих домов понятно: кирпич, не слишком большая этажность, образность, раскрывающая тему «центр города или то, что стремится им быть». Дома эти как правило дорогие, но приятные даже для прохожего: они формируют тот самый комфортный город, о котором сейчас так много говорят. И то самое качественное городское пространство, которому посвящен фестиваль. Характерно, что на всю выставку их всего два: построено и спроектировано их больше, но не намного. Такие дома – элитная косточка, вишенка на торте; но уж очень они вишенка, очень их немного и очень они дороги.
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Нежилой корпус на углу улиц Толстого и Россолимо. Фотография © Михаил Серебряников, «Сергей Киселев и Партнеры»
Апарт-комплекс Re:Form
Фотография © Илья Иванов

ЖК «Астра» Антона Барклянского в Перми уже несколько перерастает масштаб, недаром его двор превратился в стеклянное ущелье, но все еще находится в рамках центрально-городской типологии.
В общем-то ясно, что главная тенденция и главной вопрос архитектуры современного жилья это вопрос масштаба. В последние годы она страшно перерастает сама себя, прямо выходит из берегов, – хотя конечно же, это проблема не архитектуры, а девелопмента, вопрос же к архитектору один: оформлять – не оформлять. Недаром куратор Никита Асадов в своем манифесте сказал вот так: «…смогут ли архитекторы стать драйвером этого процесса и предложить свою методологию, либо продолжат исполнять чужую волю, зависит прежде всего от профессионального сообщества» – звучит гордо, но по мне так больше похоже на риторический вопрос: «смогут ли?» – пока не очень могут. Но сложно упрекать их в этом, просто-таки невозможно. Представим себе забастовку архитекторов. Получается?
Жилой комплекс «ASTRA». Витраж в пространстве двора. Фотография © Дмитрий Шардаков

Из большого масштаба обращает на себя внимание «градостроительный комплекс» ПИК на Варшавском шоссе, 141. Бывают намного больше, тут 13-этажное каре, я бы назвала его квартало-мирорайоном, и 25-этажные башни; для Москвы даже умеренно, и все же большой, очень большой. Но хорошо оформлен buromoscow, привычными к масштабу московских строек. Или вот еще в том же масштабе, но уже не постройки, а проекты: градкомплекс в Нагатинской пойме бюро Юрия Виссарионова, с овальными башнями и дугообразными домами. Лидер жанра среди проектов – наверное, первая очередь ЖК «Символ» Веры Бутко и Антона Надточего, часть комплекса, строящаяся уже сейчас на месте завода «Серп и молот» – прежде всего благодаря его реальности в нем архитектуры гнутых форм. ПТУ от ГлавАПУ на соседнем планшете выглядит по сравнению с ним прямо-таки облаком.
 
ЖК на Варшавском шоссе, 141. 2015-2018. ПИК-Проект, buromoscow. Переснято со стенда, 2017
Архитектурно-градостроительная концепция застройки в Нагатинской пойме. Проект, 2016 © ПТАМ Виссарионова
Жилой комплекс «Символ» (очередь 1б). Проект, 2016 © ATRIUM

А вот еще пример масштаба, тут целая тема: Моспроект-4 показывает проекты домов для переселения из ветхого жилфонда. Заказчик – ОАО «УЭЗ», КП УГС. Они вовсю уже строятся и имеют адреса, но не они ли предназначены в том числе для замены московским пятиэтажкам? Хотя надо думать, все сложнее. Но это какой-то очень частный пример, неизвестно как просочившийся. Авторы километровых многоэтажных застроек, в изобилии показавшиеся на выставке 2015 года, теперь попрятались, надо думать, внутрь Мосинжпроекта и других крупных структур. Вообще наступило время секретной осторожности. Все чаще слышишь, что заказчики запретили-закрыли-велели-снять-с-сайта какой-либо проект, а то и несколько. Лет пять назад мы получили от застройщика письмо: снимите проект с сайта, компания сейчас не заинтересована в его пиаре; а проект на архсовете рассматривали, на публичном мероприятии. Теперь, кажется, распространение информации все чаще удается пресечь заранее. Но не всегда, пока не всегда. Возвращаясь к масштабу, то же ГлавАПУ, одна из редких организаций тех еще времен, которая на сей выставилась достаточно изобильно, показывает низкоэтажные районы; впрочем, это не проекты даже, а предпроектные исследования. Таких «баз» для будущей разработки территории сейчас все больше.
Жилые дома для переселения из ветхого фонда. Моспроект-4. О.В. Макарова, К.А. Анисимов, О.Н. Будаев, М.А. Лифанова, А.А. Милеева, О.В. Комарова, А.А. Разоренов, А.Е. Фадеева, М.В. Вожаева. Москва, ул. Красных зорь, 59Б; р-н Котловка, 18, корп 6 и 8; ул. Гжатская, 16, корп. 1. Фотография со стенда, 2017

Заметно, что масштаб «новых урбанистов» возможен в дальних пригородах и вообще подальше от Москвы. Тут процветают проекты трех- пятиэтажных районов-городов. Арсений Леонович показывает конкурсный проект «Сны города» для местности близ деревни Палкино на границе Твери – 3-7 этажей, чистый красивый проект, жалко, что конкурсный. В принципе, и «Символ», если все получится и туда будут пускать посторонних, и такой вот поселок – будут качественным городским пространством, только создается оно «с нуля» и пока не так много реализованных примеров, именно с пространством целиком.
Жилой комплекс около деревни Палкино. Вариант 1. Проект, 2016 © PANACOM

Отдельная тема «Сечения» как этого, так и предыдущего раза – транспорт. В прошлый раз метро было ох как много, на этот раз меньше, зато интересней: три станции «салатовой» Люблинско-Дмитровской линии: Бутырская, Фонвизинская, Петровско-Разумовская. Они глубокого залегания и решены классично, в духе «Серпуховской» Леонида Павлова (1950), с подчеркиванием тоннельного скругления в контурах опор; впрочем и не без иронии – особенно хороши пляшущие столбы на «Бутырской». Второй крупный транспортный проект – 23 прагматически-лаконичных наземных терминала МЦК Тимура Башкаева (Моспроект-3).
Станция Бутырская Люлинско-Дмитровской линии московского метрополитена. «Метрогипротранс». Реализация, 2010-2016. Н.И. Шумаков, А.В. Некрасов и др. Переснято с планшета, 2017

Спорт. Достроен большой, 147 200 м2, стадион «Арена ЦСКА» на 3-й Песчаной улице, проектировать который «Моспроект-4» начал в 2007 году; он и выглядит пришельцем из того времени, хотя одновременно напоминает об олимпиаде: большой квадрат, углы которого приподняты, намекая на «ленту Мёбиуса», кажется подставкой к башне-факелу.
Стадион «Арена ЦСКА». Москва, 3-я Песчаная ул. ГУП МНИИП «Моспроект-4». А.В. Боков, Д.В. Буш, С.Н. Чуклов, А.В. Орлов, Е.Е. Бекмухамедов, М.И. Кельман. 2007-2016. Переснято со стенда, 2017

Офисов сейчас строят мало – это общеизвестно, но зато то, что получается, бывает довольно любопытным. Рустаму Керимову удалось соорудить в Краснодаре небольшую штаб-квартиру компании, занятой, по словам архитекторов, инновационными исследованиями городской среды. В связи с этим на перфорированную сетку фасада нанесен план квартальной сетки города, которая блестит днем и светится по ночам, дополненная вставками окон молочного стекла.
Здание компании «Краснодарская Межрегиональная Негосударственная Экспертиза». Краснодар, ул. Гаражная. 2017 © А-ГА

Другой симпатичный офис – совместный проект бюро «Четвёртое измерение» и Оскара Мамлеева для Нагатинской улицы в Москве, покрыт регулярной рябью стеклянных каннелюр.
Деловой комплекс «Ёлки парк». АБ «Четвертое измерение». Нагатинская, 3а. В.Н. Медведев, О.Р. Мамлеев (автор концепции), О.В. Мединский, М.Н. Канунников, П.В. Корочкова. Переснято со стенда, 2017

Далее открываемся от типологии и обратимся к любопытным открытиям. Проект музея археологии Зарядья Юрия Аввакумова и Георгия Солопова, по неподтвержденным слухам, реализован не будет. А зря, симпатичный музей – он кажется продолжением того фрагмента Китайгородской стены, который все выходящие из метро могут видеть в начале Варварки. Только здесь застекленного белого камня стен было бы много, и еще много подсвеченных и тоже застекленных раскрытых свай как возможность взглянуть под землю. Надо ли говорить, что подобные археологические аттракционы популярны в европейских музеях, к примеру, в Лувре или Флорентийском соборе.
Проект подземного музея в Зарядье. Проект, 2016. (с) Юрий Аввакумов, Георгий Солопов
Проект подземного музея в Зарядье. Проект, 2016. (с) Юрий Аввакумов, Георгий Солопов

Второе открытие – проект реконструкции здания ТАСС, построенного в 1971 году по проекту Виктора Егерева. И не подумал прятаться. Он предусматривает полную замену фасадов на новые из «предизготовленных элементов, выполненных точно под исходную геометрию». Эта неожиданно заявленная реконструкция одного из ярких примеров классического модернизма, пусть не имеющего статуса памятника, обещает быть более чем спорной.
Комплексная реконструкция здания ТАСС. Москва, Тверской бульвар, 2. «Аврора групп» при участии AukettSwanke. Проект 2014-2015. М. Неретин, А. Никульшин, С. Шалли. Переснято со стенда, 2017

Частных домов тоже немного, но их сфере давно устоялась планка качества – частный заказчик требователен. Все показанные дома в основном лаконичной архитектуры, но встречаются и размышления о голландском городе. Достроен дом с деревянной фермой, придуманный Тотаном Кузембаевым.
Дом «Успенский лес». АМ Тотана Кузембаева. 2016. Тотан Кузембаев, Александр Первенцев, Константин Мошкович, Критина Разумова. Переснято со стенда, 2017
Дом в Шатуре. Le Atelier. Сергей Колчин, Надежда Торшина. Реализация, 2015-2016. Фотография © Илья Иванов
Villa R. «Гикало Купцов архитекторы». Сергей Гикало, Александр Купцов и др. Реализация, 2012-2015. Переснято с планшета, 2017

Вольности, напротив, процветают в обширно представленных проектах и зданиях школ и детских садов – то ли их так много строят по причине госпрограммы, то ли авторы рассчитывают на популярность данного жанра в глазах жюри и экспертов, и выбирают для экспонирования именно их. Преобладает пиксельное разноцветье, поскольку, как говаривал Аркадий Райкин, детям свойственно стремление к яркому; но встречаются и удивительные вещи, к примеру, дом-теремок. Могли бы и весь раскрасить.
ДОУ на 180 мест. «Предприятие Арка». МО, пос. совхоза им. Ленина. Реализация, 2015-2017. Н.А. Белоусов, А.С. Смурова и др. Переснято со стенда, 2017

Число храмов тоже не убывает, как настоящих, так и концептуальных. Причем как в любой империи периода упадка наряду с помпезными официальными на «Сечении» присутствуют разные эзотерические темплы, вот, например, Вселенской истины.
На первом плане : концептуальный проект, Храм Мира Вселенской истины. ТМА Чаленко, 2015-2016. На втором плане: проект реставрации Ново-Иерусалимского монастыря. ФГУП ЦНРПМ. С. Куликов, М. Казаков, Н. Краснощекова и др. 2012. Переснято со стенда, 2017
Кафедральный собор Рождества Христова в составе Мемориального комплекса в честь 70-летия окончания Второй мировой войны. ФГУП НИИСУ. Южно-Сахалинск, пл. Победы. Реализация, 2012-2017. В.В. Захаров, А.Г. Соломин и др. Переснято с планшета, 2017
Градостроительный комплекс– Спасо-Преображенский морской кафедральный собор города Мурманска. Проект, 2015-2016. «Мастерские Андрея Анисимова». А.А. Анисимов, И.С. Земляков и др. Переснято с планшета, 2017

Не уменьшился и объем форм мягко говоря несколько избыточных, которые, радуя глаз, сбивают ориентиры в экспозиции почти любой премии, и никогда не знаешь, хорошо это или плохо. Скорее никак, скорее интересно. В данном случае, к примеру, авторы вдохновившись успехом сравнительно небольшой улитки и вырастили из нее, пока в проекте, гигантское существо для кавказского склона.
Флора-Блоб. Студия ландшафтного дизайна. Архитектурная фирма «Стилистика». В. Бурмистрв, И. Зверьков. Реализация, 2012-2015. Переснято со стенда, 2017
Отель «Скала», туристический гостиничный комплекс. Архитектурная фирма «Стилистика». В. Бурмистров, И. Зверьков. Проект, 2015-2016. Переснято со стенда, 2017

Особняком и обширно представлены «Русские промышленные дома» Петра Виноградова. Им посвящено несколько планшетов, причем появился новый дом – труба с пропеллером на двух ногах, стоящих, кажется, где-то в океане, как нефтяная платформа. Множество спаянных железных макетов – мы их видели уже на многих выставках – стоят и на лестнице ЦДА; так сказать, обволакивают экспозицию со всех сторон. Я слышала, как ребенок лет шести спросил маму – что это такое? – дом, дом… – нет, мам, совсем не похоже, больше похоже на завод.
Концептуальный проект. Русские промышленные дома. 2015-2017. «Проектная группа А2». Петр Виноградов и др. Переснято с планшета, 2017

Из еще неназванного на премию претендуют известные проекты: реконструкция Флигеля-Руины музея архитектуры от Наринэ Тютчевой, павильон Рубена Аракеляна и Айка Навасардяна на ВДНХ. Реставрация Нового Иерусалима, о которой мне приходилось слышать не слишком лестные отзывы, тоже претендует, но показана на очень лаконичном планшете, из которого понять качество работы невозможно, можно только пунктирно проследить нелегкую судьбу памятника.
Павильон на ВДНХ. Постройка, 2016. Wall. Рубен Аракелян, Айк Навасардян. Фотография © Илья Иванов

Не будем делать выводов, уж очень пунктирными они получаются. Как будто рыбки выпрыгивают из воды, показываются на минуту и погружаются обратно в пучины практики, а другие, невидимые здесь стаи плавают в теплых течениях. Выставка кажется калейдоскопом фрагментов архитектурной реальности, иногда очень интересных, иногда... ну, когда как. Пусть уж резюмированием мозаики займется жюри, оно ведь уже работает.
Виктор Николаевич Логвинов оценивает проекты. Золотое сечение 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру


15 Апреля 2017

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Триумф «Литератора»
Лауреатом «Золотого сечения» ожидаемо стала мастерская «Сергей Киселев и Партнеры» за реализацию ЖК «Литератор». О других наградах – в нашем рассказе с места событий.
Осколки реальности
В ЦДА открылся двадцатый фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем претендующих на главную премию для московских архитекторов.
Пространство качества
Представляем программу фестиваля «Золотое сечение», который будет проходить в Центральном доме архитектора с 13 по 26 апреля.
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Сейчас на главной
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.