Осколки реальности

В ЦДА открылся двадцатый фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем претендующих на главную премию для московских архитекторов.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Выставка номинантов на премию «Золотое сечение» 2017 года расположилась на третьем этаже ЦДА. Раньше ее размещали в коридоре второго, но потом Григорий Ревзин написал статью «Миллиарды в коридорах» – он был не вполне прав, миллиарды-то достаются в основном не архитекторам, но выставку перенесли наверх, в большой светлый зал. Примерно тогда же «Сечение» превратилось из премии в фестиваль с множеством дискуссий. В этом году куратор фестиваля – Никита Асадов, тема «Пространство качества» (у фестиваля Зодчество осенью будет тема «Качество»); в день открытия обсуждали качество принятия градостроительных решений.
Золотое сечение 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Золотое сечение 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Золотое сечение 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Золотое сечение 2017. Елена Зайцева, преподаватель Высшей школы средового дизайна МАРХИ; Михаил Уткин, профессор МАРХИ. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

На сей раз премия собрала 138 проектов, в предыдущий раз, в 2015 было 188, теперь получилось примерно на треть меньше, и между планшетами, размещенными на прежней металлической конструкции, образовались некоторые цезуры. Впрочем ничего удивительного в этом нет: пожалуй только в первые годы существования «Золотого сечения», да и может быть, пару раз в 2000-е срез был и впрямь представительным в своей полноте. В данном случае мы видим на выставке вовсе не всех – скорее очень разных представителей очень разных направлений, а может быть даже слоев современной московской архитектуры, понемногу. Те, кто получил прошедшей осенью высшие награды всероссийского Зодчества, на всемосковской премии не показались, видимо не желая повторяться. Но перечислять отсутствующих слишком апофатично, рассмотрим присутствующих.

Из построенного сразу обращают на себя внимание два жилых комплекса: «Литератор» Алексея Медведева / СКиП на улице Льва Толстого, апарт-комплекс Re-Form бюро БАДР5 рядом с Преображенской площадью. Кредо этих домов понятно: кирпич, не слишком большая этажность, образность, раскрывающая тему «центр города или то, что стремится им быть». Дома эти как правило дорогие, но приятные даже для прохожего: они формируют тот самый комфортный город, о котором сейчас так много говорят. И то самое качественное городское пространство, которому посвящен фестиваль. Характерно, что на всю выставку их всего два: построено и спроектировано их больше, но не намного. Такие дома – элитная косточка, вишенка на торте; но уж очень они вишенка, очень их немного и очень они дороги.
Жилой комплекс на улице Льва Толстого. Нежилой корпус на углу улиц Толстого и Россолимо. Фотография © Михаил Серебряников, «Сергей Киселев и Партнеры»
Апарт-комплекс Re:Form. Москва, ул. Хромова, 3. Проектное бюро БАДР5. П. Васильев, С. Мичурин, А. Семикин, Е. Капатун. Реализация, 2014-2016. Фотография © Илья Иванов

ЖК «Астра» Антона Барклянского в Перми уже несколько перерастает масштаб, недаром его двор превратился в стеклянное ущелье, но все еще находится в рамках центрально-городской типологии.
В общем-то ясно, что главная тенденция и главной вопрос архитектуры современного жилья это вопрос масштаба. В последние годы она страшно перерастает сама себя, прямо выходит из берегов, – хотя конечно же, это проблема не архитектуры, а девелопмента, вопрос же к архитектору один: оформлять – не оформлять. Недаром куратор Никита Асадов в своем манифесте сказал вот так: «…смогут ли архитекторы стать драйвером этого процесса и предложить свою методологию, либо продолжат исполнять чужую волю, зависит прежде всего от профессионального сообщества» – звучит гордо, но по мне так больше похоже на риторический вопрос: «смогут ли?» – пока не очень могут. Но сложно упрекать их в этом, просто-таки невозможно. Представим себе забастовку архитекторов. Получается?
Жилой комплекс «ASTRA». Витраж в пространстве двора. Фотография © Дмитрий Шардаков

Из большого масштаба обращает на себя внимание «градостроительный комплекс» ПИК на Варшавском шоссе, 141. Бывают намного больше, тут 13-этажное каре, я бы назвала его квартало-мирорайоном, и 25-этажные башни; для Москвы даже умеренно, и все же большой, очень большой. Но хорошо оформлен buromoscow, привычными к масштабу московских строек. Или вот еще в том же масштабе, но уже не постройки, а проекты: градкомплекс в Нагатинской пойме бюро Юрия Виссарионова, с овальными башнями и дугообразными домами. Лидер жанра среди проектов – наверное, первая очередь ЖК «Символ» Веры Бутко и Антона Надточего, часть комплекса, строящаяся уже сейчас на месте завода «Серп и молот» – прежде всего благодаря его реальности в нем архитектуры гнутых форм. ПТУ от ГлавАПУ на соседнем планшете выглядит по сравнению с ним прямо-таки облаком.
 
ЖК на Варшавском шоссе, 141. 2015-2018. ПИК-Проект, buromoscow. Переснято со стенда, 2017
Архитектурно-градостроительная концепция застройки в Нагатинской пойме. Проект, 2016 © ПТАМ Виссарионова
Жилой комплекс «Символ» (очередь 1б). Проект, 2016 © ATRIUM

А вот еще пример масштаба, тут целая тема: Моспроект-4 показывает проекты домов для переселения из ветхого жилфонда. Заказчик – ОАО «УЭЗ», КП УГС. Они вовсю уже строятся и имеют адреса, но не они ли предназначены в том числе для замены московским пятиэтажкам? Хотя надо думать, все сложнее. Но это какой-то очень частный пример, неизвестно как просочившийся. Авторы километровых многоэтажных застроек, в изобилии показавшиеся на выставке 2015 года, теперь попрятались, надо думать, внутрь Мосинжпроекта и других крупных структур. Вообще наступило время секретной осторожности. Все чаще слышишь, что заказчики запретили-закрыли-велели-снять-с-сайта какой-либо проект, а то и несколько. Лет пять назад мы получили от застройщика письмо: снимите проект с сайта, компания сейчас не заинтересована в его пиаре; а проект на архсовете рассматривали, на публичном мероприятии. Теперь, кажется, распространение информации все чаще удается пресечь заранее. Но не всегда, пока не всегда. Возвращаясь к масштабу, то же ГлавАПУ, одна из редких организаций тех еще времен, которая на сей выставилась достаточно изобильно, показывает низкоэтажные районы; впрочем, это не проекты даже, а предпроектные исследования. Таких «баз» для будущей разработки территории сейчас все больше.
Жилые дома для переселения из ветхого фонда. Моспроект-4. О.В. Макарова, К.А. Анисимов, О.Н. Будаев, М.А. Лифанова, А.А. Милеева, О.В. Комарова, А.А. Разоренов, А.Е. Фадеева, М.В. Вожаева. Москва, ул. Красных зорь, 59Б; р-н Котловка, 18, корп 6 и 8; ул. Гжатская, 16, корп. 1. Фотография со стенда, 2017

Заметно, что масштаб «новых урбанистов» возможен в дальних пригородах и вообще подальше от Москвы. Тут процветают проекты трех- пятиэтажных районов-городов. Арсений Леонович показывает конкурсный проект «Сны города» для местности близ деревни Палкино на границе Твери – 3-7 этажей, чистый красивый проект, жалко, что конкурсный. В принципе, и «Символ», если все получится и туда будут пускать посторонних, и такой вот поселок – будут качественным городским пространством, только создается оно «с нуля» и пока не так много реализованных примеров, именно с пространством целиком.
Жилой комплекс около деревни Палкино. Вариант 1. Проект, 2016 © PANACOM

Отдельная тема «Сечения» как этого, так и предыдущего раза – транспорт. В прошлый раз метро было ох как много, на этот раз меньше, зато интересней: три станции «салатовой» Люблинско-Дмитровской линии: Бутырская, Фонвизинская, Петровско-Разумовская. Они глубокого залегания и решены классично, в духе «Серпуховской» Леонида Павлова (1950), с подчеркиванием тоннельного скругления в контурах опор; впрочем и не без иронии – особенно хороши пляшущие столбы на «Бутырской». Второй крупный транспортный проект – 23 прагматически-лаконичных наземных терминала МЦК Тимура Башкаева (Моспроект-3).
Станция Бутырская Люлинско-Дмитровской линии московского метрополитена. «Метрогипротранс». Реализация, 2010-2016. Н.И. Шумаков, А.В. Некрасов и др. Переснято с планшета, 2017

Спорт. Достроен большой, 147 200 м2, стадион «Арена ЦСКА» на 3-й Песчаной улице, проектировать который «Моспроект-4» начал в 2007 году; он и выглядит пришельцем из того времени, хотя одновременно напоминает об олимпиаде: большой квадрат, углы которого приподняты, намекая на «ленту Мёбиуса», кажется подставкой к башне-факелу.
Стадион «Арена ЦСКА». Москва, 3-я Песчаная ул. ГУП МНИИП «Моспроект-4». А.В. Боков, Д.В. Буш, С.Н. Чуклов, А.В. Орлов, Е.Е. Бекмухамедов, М.И. Кельман. 2007-2016. Переснято со стенда, 2017

Офисов сейчас строят мало – это общеизвестно, но зато то, что получается, бывает довольно любопытным. Рустаму Керимову удалось соорудить в Краснодаре небольшую штаб-квартиру компании, занятой, по словам архитекторов, инновационными исследованиями городской среды. В связи с этим на перфорированную сетку фасада нанесен план квартальной сетки города, которая блестит днем и светится по ночам, дополненная вставками окон молочного стекла.
Здание компании «Краснодарская Межрегиональная Негосударственная Экспертиза». Краснодар, ул. Гаражная. 2017 © А-ГА

Другой симпатичный офис – совместный проект бюро «Четвёртое измерение» и Оскара Мамлеева для Нагатинской улицы в Москве, покрыт регулярной рябью стеклянных каннелюр.
Деловой комплекс «Ёлки парк». АБ «Четвертое измерение». Нагатинская, 3а. В.Н. Медведев, О.Р. Мамлеев (автор концепции), О.В. Мединский, М.Н. Канунников, П.В. Корочкова. Переснято со стенда, 2017

Далее открываемся от типологии и обратимся к любопытным открытиям. Проект музея археологии Зарядья Юрия Аввакумова и Георгия Солопова, по неподтвержденным слухам, реализован не будет. А зря, симпатичный музей – он кажется продолжением того фрагмента Китайгородской стены, который все выходящие из метро могут видеть в начале Варварки. Только здесь застекленного белого камня стен было бы много, и еще много подсвеченных и тоже застекленных раскрытых свай как возможность взглянуть под землю. Надо ли говорить, что подобные археологические аттракционы популярны в европейских музеях, к примеру, в Лувре или Флорентийском соборе.
Проект подземного музея в Зарядье. Проект, 2016. (с) Юрий Аввакумов, Георгий Солопов
Проект подземного музея в Зарядье. Проект, 2016. (с) Юрий Аввакумов, Георгий Солопов

Второе открытие – проект реконструкции здания ТАСС, построенного в 1971 году по проекту Виктора Егерева. И не подумал прятаться. Он предусматривает полную замену фасадов на новые из «предизготовленных элементов, выполненных точно под исходную геометрию». Эта неожиданно заявленная реконструкция одного из ярких примеров классического модернизма, пусть не имеющего статуса памятника, обещает быть более чем спорной.
Комплексная реконструкция здания ТАСС. Москва, Тверской бульвар, 2. «Аврора групп» при участии AukettSwanke. Проект 2014-2015. М. Неретин, А. Никульшин, С. Шалли. Переснято со стенда, 2017

Частных домов тоже немного, но их сфере давно устоялась планка качества – частный заказчик требователен. Все показанные дома в основном лаконичной архитектуры, но встречаются и размышления о голландском городе. Достроен дом с деревянной фермой, придуманный Тотаном Кузембаевым.
Дом «Успенский лес». АМ Тотана Кузембаева. 2016. Тотан Кузембаев, Александр Первенцев, Константин Мошкович, Критина Разумова. Переснято со стенда, 2017
Дом в Шатуре. Le Atelier. Сергей Колчин, Надежда Торшина. Реализация, 2015-2016. Фотография © Илья Иванов
Villa R. «Гикало Купцов архитекторы». Сергей Гикало, Александр Купцов и др. Реализация, 2012-2015. Переснято с планшета, 2017

Вольности, напротив, процветают в обширно представленных проектах и зданиях школ и детских садов – то ли их так много строят по причине госпрограммы, то ли авторы рассчитывают на популярность данного жанра в глазах жюри и экспертов, и выбирают для экспонирования именно их. Преобладает пиксельное разноцветье, поскольку, как говаривал Аркадий Райкин, детям свойственно стремление к яркому; но встречаются и удивительные вещи, к примеру, дом-теремок. Могли бы и весь раскрасить.
ДОУ на 180 мест. «Предприятие Арка». МО, пос. совхоза им. Ленина. Реализация, 2015-2017. Н.А. Белоусов, А.С. Смурова и др. Переснято со стенда, 2017

Число храмов тоже не убывает, как настоящих, так и концептуальных. Причем как в любой империи периода упадка наряду с помпезными официальными на «Сечении» присутствуют разные эзотерические темплы, вот, например, Вселенской истины.
На первом плане : концептуальный проект, Храм Мира Вселенской истины. ТМА Чаленко, 2015-2016. На втором плане: проект реставрации Ново-Иерусалимского монастыря. ФГУП ЦНРПМ. С. Куликов, М. Казаков, Н. Краснощекова и др. 2012. Переснято со стенда, 2017
Кафедральный собор Рождества Христова в составе Мемориального комплекса в честь 70-летия окончания Второй мировой войны. ФГУП НИИСУ. Южно-Сахалинск, пл. Победы. Реализация, 2012-2017. В.В. Захаров, А.Г. Соломин и др. Переснято с планшета, 2017
Градостроительный комплекс– Спасо-Преображенский морской кафедральный собор города Мурманска. Проект, 2015-2016. «Мастерские Андрея Анисимова». А.А. Анисимов, И.С. Земляков и др. Переснято с планшета, 2017

Не уменьшился и объем форм мягко говоря несколько избыточных, которые, радуя глаз, сбивают ориентиры в экспозиции почти любой премии, и никогда не знаешь, хорошо это или плохо. Скорее никак, скорее интересно. В данном случае, к примеру, авторы вдохновившись успехом сравнительно небольшой улитки и вырастили из нее, пока в проекте, гигантское существо для кавказского склона.
Флора-Блоб. Студия ландшафтного дизайна. Архитектурная фирма «Стилистика». В. Бурмистрв, И. Зверьков. Реализация, 2012-2015. Переснято со стенда, 2017
Отель «Скала», туристический гостиничный комплекс. Архитектурная фирма «Стилистика». В. Бурмистров, И. Зверьков. Проект, 2015-2016. Переснято со стенда, 2017

Особняком и обширно представлены «Русские промышленные дома» Петра Виноградова. Им посвящено несколько планшетов, причем появился новый дом – труба с пропеллером на двух ногах, стоящих, кажется, где-то в океане, как нефтяная платформа. Множество спаянных железных макетов – мы их видели уже на многих выставках – стоят и на лестнице ЦДА; так сказать, обволакивают экспозицию со всех сторон. Я слышала, как ребенок лет шести спросил маму – что это такое? – дом, дом… – нет, мам, совсем не похоже, больше похоже на завод.
Концептуальный проект. Русские промышленные дома. 2015-2017. «Проектная группа А2». Петр Виноградов и др. Переснято с планшета, 2017

Из еще неназванного на премию претендуют известные проекты: реконструкция Флигеля-Руины музея архитектуры от Наринэ Тютчевой, павильон Рубена Аракеляна и Айка Навасардяна на ВДНХ. Реставрация Нового Иерусалима, о которой мне приходилось слышать не слишком лестные отзывы, тоже претендует, но показана на очень лаконичном планшете, из которого понять качество работы невозможно, можно только пунктирно проследить нелегкую судьбу памятника.
Павильон на ВДНХ. Постройка, 2016. Wall. Рубен Аракелян, Айк Навасардян. Фотография © Илья Иванов

Не будем делать выводов, уж очень пунктирными они получаются. Как будто рыбки выпрыгивают из воды, показываются на минуту и погружаются обратно в пучины практики, а другие, невидимые здесь стаи плавают в теплых течениях. Выставка кажется калейдоскопом фрагментов архитектурной реальности, иногда очень интересных, иногда... ну, когда как. Пусть уж резюмированием мозаики займется жюри, оно ведь уже работает.
Виктор Николаевич Логвинов оценивает проекты. Золотое сечение 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру


15 Апреля 2017

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.