На старой стороне улицы

23 января в Белом зале МАрхИ открылась выставка, посвященная одной из московских улиц – Спиридоновке. Это выставка-исследование: ее ядро составили картины-реконструкции Владислава Рябова, основанные на новейших научных работах, и развертки, сделанные архивистом Ольгой Ким. Пластический акцент создали макеты, выполненные студентами-архитекторами

Автор текста:
Ирина Фильченкова

24 Января 2008
mainImg

Идея выставки родилась из издательско-исследовательского проекта: несколько лет назад Банк жилищного финансирования заказал архивное и историческое исследование этой улицы, а затем издательский дом «Лингва-Ф» опубликовал научные изыскания в виде двухтомника: первый том «Улица, называемая Спиридоновкой…», второй – «Спиридоновка в лицах». После того, как книги были готовы, в музее архитектуры устроили выставку; это было в начале 2007 года. Теперь она повторена в МАрхИ с изменениями и дополнениями.

Надо сказать, что не каждую книгу сопровождают специальной экспозицией по ее следам. Но в данном случае возникновение выставки более чем обосновано. Дело в том, что эти издания – не путеводители, не перепечатки давно известных фактов, не альбомы и даже не собрание эссе или ностальгических фотографий. Их тексты – это полноценные научные исследования, сделанные на современном уровне и на основе скрупулезных архивных изысканий. Их иллюстрации – помимо старых фотографий и чертежей, многие их которых публикуются впервые, это картины московского художника Владислава Рябова. Картины составляют приблизительно половину визуального ряда книг, и сами по себе являются разновидностью исследования, исполненного, образно говоря, в художественной форме.

Эти картины – реконструкции местности, сделанные на основе тех самых архивных и прочих изысканий, т.е. претендующие на высокую (на современном уровне знания) степень достоверности. Они сделаны с разных точек и изображают не только памятники архитектуры так, как они могли бы выглядеть, но и топографию – ручьи, пригорки и домики, причем все это не придумано, как нередко бывает, а основано на реальном материале.

Выставка стремится отразить все исторические напластования, которые произошли в облике улицы. Все начинается с общей панорамы Москвы середины ХVII века, нарисованной Владиславом Рябовым, на которой помимо храмов подчеркнуто ясно изображен рельеф местности – те самые пруды и пригорки. Рельеф интересен тем, что сейчас в Москве он сохранился лишь очень и очень частично. Прудов и речек – тех вообще почти нету, пригорки еще держатся, но с ними ожесточенно борются строители подземных автостоянок и прочих ландшафтных затей. 

По всей длине стен помещены развертки улиц, как Спиридоновки, так и прилегающих к ней – Малой Никитской и Садово-Кудринской, сделанные исследователем-архивистом Ольгой Ким. Благодаря панорамам создается полнота ощущения улицы, да к тому же ее самого концентрированного периода – рубежа XIX-XX веков – когда основные здания уже были построены, а до сносов еще не дошло. Под панорамами представлены краткие истории наиболее ценных объектов и фотографии конца позапрошлого века. Рядом с ними развешаны современные фотографии тех мест, дающие возможность воочию сравнить нынешнюю и былую Спиридоновку.

Однако двумерными изображениями дело не заканчивается, некоторые объекты можно даже обойти вокруг. В центре зала студенты МАРХИ расставили сделанные собственноручно макеты наиболее ценных и интересных построек улицы. Здесь можно как на ладони рассмотреть дом особняк Тарасова архитектора И.В. Жолтовского, самое старое здание улицы – Гранатный двор ХVII века, особняк Рябушинского и церковь Спиридония, главный храм улицы, исключительный памятник архитектуры времени патриарха Филарета и царя Михаила Федоровича.

История Спиридоновки уходит в глубь веков. Первоначально это была дорога, появившаяся в довольно болотистой местности и повторяющая изгиб ручья Черторыя. Она вела от Никитских ворот Белого дома до Козихинской или Козьей слободы, где находилось митрополичье загородное имение с собственным хозяйством. Позже здесь в 1633 году на высоком уступе была построена каменная церковь святителя Спиридония, давшая впоследствии название улице и породившая вокруг себя большую патриаршую слободу с домами священников и дьяконов. Слобода стала источником развития района.

В ХVIII веке здесь стали строиться дворянские и купеческие усадьбы, самые известные из которых – усадьба Е.А. Баратынского и И.И. Дмитриева. Ближе к рубежу веков возникают особняки и доходные дома эпохи модерн, среди них два здания Ф.О. Шехтеля – знаменитый особняк Рябушинского, с которого сейчас начинается улица Спиридоновка, и неоготический дом Саввы Морозова, сохранивший прекрасные интерьеры.

Безусловно, самым разрушительным вторжением XX века городскую ткань этой улицы стал снос в 1930 году церкви святителя Спиридония, удивительного памятника московской архитектуры времени патриарха Филарета и царя Михаила Федоровича. Церковь стояла на углу улицы и Спиридоньевского переулка, была увенчана традиционной «горкой кокошников» на странной формы четверике – коротком, но широком. Такие церкви распространились в середине XVII века, а храм Спиридония был едва ли не первым из них.

Если взять за скобки снос этой замечательной церкви, то надо признать, что некоторые фрагменты Спиридоновки сохранились просто замечательно. Мысленно убираем с глаз долой пару-тройку маячащих иномарок – и можно наслаждаться образом старой Москвы, если не двухсотлетней, то хотя бы столетней давности. Или снимать кинофильмы; что, собственно говоря, уже делалось, и не раз.

Церковь святителя Спиридония. Фотографии Ирины Фильченковой
Церковь Св. Спиридония
Фотография сноса церкви Св. Спиридония
Вид на Москву ХVII в.
Гранатный двор. Макет
Особняк Тарасова
Особняк Морозова

24 Января 2008

Автор текста:

Ирина Фильченкова
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
На старой стороне улицы
23 января в Белом зале МАрхИ открылась выставка, посвященная одной из московских улиц – Спиридоновке. Это выставка-исследование: ее ядро составили картины-реконструкции Владислава Рябова, основанные на новейших научных работах, и развертки, сделанные архивистом Ольгой Ким. Пластический акцент создали макеты, выполненные студентами-архитекторами
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Сейчас на главной
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.