Хоть периптером, хоть птеродактилем

АРХИWOOD – ежегодная премия в области деревянной архитектуры – заходит на третий круг. Процесс взросления отмечен новым рубежом: чтобы решить, как будет выглядеть выставка номинантов, был проведен конкурс. Очень жаль, что нельзя реализовать все 26 проектов – получился бы прекрасный оммаж Всероссийской сельскохозяйственной выставке, которая отметит в следующем году 90-летний юбилей. Тем более, что и стояла она ровно на том месте, где будет экспозиция АРХИWOODа. Впрочем, проекты современной деревянной архитектуры начали возникать в самых разных точках города... Об отрадной тенденции и о результатах конкурса рассказывает куратор премии АРХИWOOD Николай Малинин.

Николай Малинин

Автор текста:
Николай Малинин

27 Марта 2012
mainImg
ВСХВ-1923 стала первым триумфом конструктивизма. Мельниковская «Махорка»,  павильоны Голосова, Экстер, Гольца, Лавинского, Щуко… Это был не только первый успех новой архитектуры, но и самый массовый: нигде и никогда больше конструктивизм не был воплощен в таком количестве и разнообразии. А важную роль в утверждении новых форм сыграло дерево, из которого все эти павильоны были построены. И хотя продиктовано было его использование тяжелым экономическим положением, но именно дерево – податливое и пластичное – дало возможность столь радикально экспериментировать.

Юбилей выставки будет отмечаться многообразно. Но радует, что это не только воспоминания –подзабытая традиция начинает давать новые всходы. Когда мы начинали нашу премию, «Стрелка» только-только появилась, а никакой другой современной деревянной архитектуры в наших городах не было вообще. Но уже в прошлом году АРХИWOOD собрал неплохой урожай всевозможной уличной мебели, лавочек, беседок, и мы были счастливы ввести новую номинацию: «Дизайн городской среды». За год тенденция окрепла – и это уже не только Москва (пляжи, каток в Парке Культуры), но и Самара: кучу остроумных объектов напилили молодые архитекторы на фестивале «Самара NEXT: Остров свободы». А недавно Новосибирск объявил конкурс на «проектирование современных арт-объектов городской среды». Имеются в виду «авторские лавочки», которые должны  взорвать «мемориальность» мышления жителей Академгородка и «мягко» обновить как «окружающую среду, так и ее восприятие».

Кроме того, 30 марта состоится подведение итогов конкурса на павильон «Школа» в парке «Музейон». И хотя в его условиях нет пожелания насчет материала, что-то нам подсказывает, что полку деревянной архитектуры прибудет. А тут еще и московские парки задумались о том, чтоб преобразиться посредством ее же. Про эти планы мы пока не вольны рассказывать подробно, но важно то, что идея соорудить в зеленых зонах города нечто деревянное, функциональное и  прекрасное возникла одновременно в нескольких местах. Это будут самые разные по масштабу и функции объекты (торговые, развлекательные, навигационные) – но непременно современные по духу. В качестве образца заказчики называют лондонскую галерею Serpentine, которая каждое лето сооружает в Гайд-парке павильон, приглашая какую-то звезду. Среди номинантов АРХИWOOD звезд тоже хватает – поэтому к организации этих проектов привлечена и наша команда. И мы надеемся не сесть в лужу, благо набили руку, проведя зимой конкурс на экспозицию собственной Премии.

…Один конкурс, а внутри него другой – даже не все приглашенные сразу понимали, за что их агитируют. Пафос же в том, что экспозиция АРХИWOODа призвана не только демонстрировать лучшие образцы деревянной архитектуры, но и сама по возможности являться таковым. Поэтому к ее созданию призывались самые изобретательные мастера архитектуры и дизайна (в 2010 году выставку делали Владимир Кузьмин и Влад Савинкин, в 2011-м – Антон Кочуркин и Алиса Курганова), а в этот раз мы решили провести закрытый конкурс, пригласив к участию номинантов Премии.

Цель конкурса была означена так: «Поиск эффектного (убедительного, адекватного, оригинального) образа репрезентации  современной деревянной архитектуры». А задачи – так: «Создать экспозиционное пространство, позволяющее максимально точно представить работы номинантов + создать интересный архитектурно-дизайнерский объект, привлекающий внимание широких народных масс и провоцирующий на изучение содержания». Победитель получает денежный приз (2000 долларов) и право реализации, а определяет победителя жюри – Экспертный Совет премии, состоящий из самых авторитетных мастеров деревянной архитектуры и критиков.

Ограниченность бюджета (полмиллиона рублей), территории (подколоннадное пространство ЦДХ) и временный статус (2 недели работы биеннале) определили общую стилистику всех проектов: просто, оригинально, остроумно. Единственным, кто решил сходу отмести обидные ограничения, стал Степан Липгарт («Дети Иофана»). Феерическая подача в стиле излюбленной эпохи ар деко. Парадоксальное сочетание легкости и помпезности. Лихие арки, на которых покоится профилированный карниз. Клееная древесина демонстрирует чудеса гибкости. Конструкция эффектно оплетает колонны ЦДХ. Забраковано жюри за невыносимую красоту.
Победители конкурса - Сергей Гикало, Александр Купцов (Gikalo Kuptsov Architects)
Степан Липгарт (ДЕТИ ИОФАНА)

Противоположная по духу эстетика – у Татьяны Кононовой (Proektor). Вся экспозиция собрана из палет (европоддонов). Брутальность элементов компенсируется прозрачностью, а их однообразие – сложностью композиции. Увы, актуальная для Европы тема вторичного использования овладела пока только умами, но не сердцами членов жюри, поэтому их они этому проекту так и не отдали. Тема sustainability звучала в проектах на все лады, но обнажала и известные противоречия в понимании себя. Так, например, сразу несколько эскизов (Дмитрия Михейкина, бюро «Практика», мастерской Андрея Асадова) предполагали присутствие живых деревьев в экспозиции – что, казалось бы, отлично соответствовало теме. Но то ли эксперты сочли параллель слишком плакатной, то ли просто пожалели живую природу. Своего рода «лес» предложили и Вера Гапон с Дмитрием Александровым, только тут он уже был как образ, и образ революционный – крашеный в красное.
Татьяна Кононова (PROEKTOR)
Дмитрий Михейкин
Андрей Асадов, Александр Штанюк, Евгений Дидоренко
Антон Котляров (ПРАКТИКА)
zooming
Вера Гапон, Дмитрий Александров (Архитектурная Лаборатория)

Курс на создание не только эффектного, но и дружелюбного пространства, взятый на прошлой выставке (мы застелили деревом часть главной лестницы ЦДХ, хотя готовы были и всю ее превратить в деревянный амфитеатр!), был подхвачен и развит. Разнообразные подиумы, скамеечки и кресла представлены в избытке, а дальше всех в создании комфорта зашли Евгений Морозов и Анастасия Измакова (Metatecture), превратив экспозицию в эдакий класс с партами. Сама по себе идея (организация персонального общения зрителя с каждой работой) была восхитительна, и только смущение членов жюри (многие из которых окажутся среди номинантов) помешало проекту вырваться в лидеры.
Анастасия Измакова, Евгений Морозов (Metatecture)

А вот изысканный проект бюро Made in Cardboardia (деревянная «лента» прихотливо стелется, превращаясь то в стену, то в крышу, и образуя в результате эдакие таунхаусы в проекции) жюри отклонило, увидев в нем как раз слишком сильную преемственность по отношению к прошлогодней экспозиции. Не помогла и трогательная затея сооружать под каждым проектом грядку-подоконник и высаживать туда «голоса-цветы» (напомним, что «народное голосование» происходит не только на сайте Премии, но и на самой выставке; в прошлый раз в качестве «голосов» выступали прищепки). Не оценило жюри и гигантизм бюро Manipulazione Internazionale. Мощный 4-этажный «дом» с шашечным чередованием света и дерева показался ему «перерасходом материалов», хотя размах и завораживал.
Михаил Нозик, Андрей Галвис, Сергей Корсаков (Made in Cardboardia)
Михаил Скворцов, Олег Жуков, Олег Поддубный, Алексей Клинских (Manipulazione Internazionale)

Очень эстетский «японский» проект представило Le Buro (Анастасия Чернышова и Сергей Колчин): блоки из реек собраны в обманчиво простой объем, но между реек мерцают работы номинантов. Иную нацтрадицию задействовали Михаил Лейкин и Мария Сумина («МИШМАШ»): их веселый артистичный проект тут же обрел наименование «вигвамы». Эскиз же Петра Виноградова претендует, скорее, на аналитичность: каждый «куст» строится из разных вариантов деревоматериалов, соответствуя своей номинации: «загородный дом» – из бревна, «арт-объект» – из горбыля и т.д.
Анастасия Чернышова, Сергей Колчин (LE BURO)
Мария Сумина, Михаил Лейкин (МИШМАШ)
Петр Виноградов

Правда, и в этом проекте, и в некоторых других означенные конкурсом задачи (эффектность и удобство) начинали противоречить друг другу. Так, например, радикальный проект Дмитрия Кондрашова (чаща наклоненных стоек с планшетами наверху) снискал массу симпатий экспертов: оригинально, эффектно, скульптурно. Но потом был все-таки отклонен Оргкомитетом, который убоялся дискомфорта: и входить в такую структуру боязно, и бродить с задранной головой – требует слишком большой самоотдачи.
Дмитрий Кондрашов

Другим фаворитом обсуждения был проект бюро Megabudka: насквозь проницаемый (а особенно эффектный в подсветке) домик с косыми крышами, напоминающий протестантский храм. При очевидной популярности этого тренда (деконструкция узнаваемого архетипа) проект хорош и тем, что в нем параллельно работают как тема «дома», так и тема «дерева» (сплошная обрешетка). И, похоже, победить этому проекту помешала только избыточная «иконичность», которая утрачивает популярность в мировой архитектуре.
Дарья Листопад, Артем Укропов, Кирилл Губернаторов, Александр Кудимов (бюро megabudka)

Самые же лаконичные проекты представили Никита Асадов и Лиза Фонская (MADETOGETHER). Череда простых вертикальных модулей, соединенных подиумом или верхней обвязкой, на модулях – гигантские буквы, образующие слово АРХИWOOD. Тут уже застеснялся Оргкомитет, хотя именно этому проекту отдал свое сердце самый важный его член, а именно Александр Львовский.
Никита Асадов, Лиза Фонская (MADETOGETHER)

У куратора же Премии был другой фаворит – проект Владимира Могунова. Перфорированная стена из бруса и досок, на которую нанизаны глухие черные простенки – то стенды с экспозицией, то скамейки. Брутальность, динамичность, остроумие, а самое главное – какая-то удивительная незаемность. Разве что нью-йоркская галерея Storefront Стивена Холла могла бы тут прийти в голову – но в деревянном исполнении не приходит.
Владимир Могунов

Однако принципиальным моментом в решении всех вопросов для АРХИWOODа  остается демократичность и коллегиальность. В результате долгих и страстных споров победу одержал проект «Периптер» Сергея Гикало и Александра Купцова. Подкупили жюри и радикально несвоевременная апелляция к античной архитектуре, и оригинальное ее прочтение (помноженное на странность материала), и тонкая аллюзия на здание ЦДХ, и тщательно разработанная организация пространства, включающая наос и пронаос, а также богиню Архиwood (на чей образ, видимо, придется объявить дополнительный конкурс, хотя вряд ли кто-то еще может претендовать на эту роль, кроме Юлии Зинкевич, – главного вдохновителя Премии).
Сергей Гикало, Александр Купцов (Gikalo Kuptsov Architects)

Впрочем, хороших проектов было так много, что один из членов жюри резонно заметил: «Теперь конкурс можно лет пять не проводить!» Все они будут опубликованы в каталоге Премии, который по традиции выпустит издательство Tatlin. Пока же мы поздравляем победителей и приглашаем всех на нашу выставку, которая откроется вместе с III Московской биеннале архитектуры 23 мая. Проходить она будет на привычном месте (у входа в ЦДХ), а торжественная церемония награждения победителей состоится 25 мая. Генеральным партнером проекта выступает компания «Росса Ракенне СПб» (Honka), соорганизатором – PR-агентство  «Правила общения». Выбирать победителей будет профессиональное жюри (состав которого определится в апреле), «народное голосование» пройдет в мае на сайте премии. Напоминаем, что прием заявок на премию АРХИWOOD завершается 31 марта!

27 Марта 2012

Николай Малинин

Автор текста:

Николай Малинин
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Марина Игнатушко: «Наш рейтинг – не про абсолютные...
Говорим с куратором, организатором и вдохновителем Нижегородского архитектурного рейтинга – единственной российской архитектурной премии, которой удается сохранять несерьезность; ведь победившее здание съедают в виде торта.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Дом для друзей
Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.
АРХИWOOD: десять лет без права на приписки
Определен шорт-лист юбилейной, 10-й по счету, премии АРХИWOOD. Интернет-голосование за лучшие деревянные объекты года уже стартовало, а торжественная церемония награждения победителей состоится в этом году в Музее «Гараж» 19 сентября. О номинантах рассказывает куратор премии Николай Малинин.
Награда офису Блумберга
Лучшим зданием Великобритании 2018 года названа штаб-квартира агентства Bloomberg в Лондоне. Для Нормана Фостера это уже третья премия Стерлинга.
Пирс для народа
Премию Стерлинга, главную архитектурную награду Великобритании, получило бюро dRMM за превращение пострадавшего от пожара пирса на юге Англии в современное общественное пространство.
Гоголь-модули, чтобы трогали
В московских парках растут деревянные павильоны – хотелось бы сказать «как грибы после дождя», но, скорее - «как хризантемы перед заморозками». Политическая ситуация становится все менее прозрачной, а павильоны строятся наоборот – на основе конкурсов. Сразу два конкурса провел АРХИWOOD совместно с «Бюро 17» и Институтом книги. Первый – на проект трансформера «Гоголь-модуль», второй – на проект книжного кафе-клуба. Об их результатах, а также о смысле «павильонного времени» размышляет куратор обоих конкурсов Николай Малинин.
Пресса: Вернер Нуссмюллер: Люди должны жить ближе друг к другу,...
25 мая в рамках проекта АРХИWOOD состоялась лекция австрийского архитектора Вернера Нусcмюллера, специалиста по деревянной архитектуре, который также вошел в состав жюри премии АРХИWOOD (см. статью Оправдание деревом на Эка.ru).
Пресса: Оправдание деревом
Премия в области деревянной архитектуры АРХИWOOD в этом году вручалась в третий раз. Генеральный партнер - компания «Росса Ракенне СПб» (HONKA), соорганизатор - PR-агентство «Правила Общения». Официальный партнер - Курорт «Пирогово», партнер – компания PINO. Руководитель проекта – Юлия Зинкевич. Куратор – архитектурный критик Николай Малинин.
Пресса: Гид по архитектурной биеннале
Биеннале — наиболее осмысленная выставка архитектуры в Москве. Она балансирует между двумя различными аудиториями: профессиональным сообществом и интересующейся публикой. Так что теоретическая база биеннале может показаться несколько эзотеричной, что, однако, не мешает выставке быть увлекательной для всех зрителей. Участник биеннале, архитектор Кирилл Асс выбрал самые интересные события Третьей московской биеннале архитектуры.
Хоть периптером, хоть птеродактилем
АРХИWOOD – ежегодная премия в области деревянной архитектуры – заходит на третий круг. Процесс взросления отмечен новым рубежом: чтобы решить, как будет выглядеть выставка номинантов, был проведен конкурс. Очень жаль, что нельзя реализовать все 26 проектов – получился бы прекрасный оммаж Всероссийской сельскохозяйственной выставке, которая отметит в следующем году 90-летний юбилей. Тем более, что и стояла она ровно на том месте, где будет экспозиция АРХИWOODа. Впрочем, проекты современной деревянной архитектуры начали возникать в самых разных точках города... Об отрадной тенденции и о результатах конкурса рассказывает куратор премии АРХИWOOD Николай Малинин.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.