Хоть периптером, хоть птеродактилем

АРХИWOOD – ежегодная премия в области деревянной архитектуры – заходит на третий круг. Процесс взросления отмечен новым рубежом: чтобы решить, как будет выглядеть выставка номинантов, был проведен конкурс. Очень жаль, что нельзя реализовать все 26 проектов – получился бы прекрасный оммаж Всероссийской сельскохозяйственной выставке, которая отметит в следующем году 90-летний юбилей. Тем более, что и стояла она ровно на том месте, где будет экспозиция АРХИWOODа. Впрочем, проекты современной деревянной архитектуры начали возникать в самых разных точках города... Об отрадной тенденции и о результатах конкурса рассказывает куратор премии АРХИWOOD Николай Малинин.

author pht

Автор текста:
Николай Малинин

27 Марта 2012
mainImg
ВСХВ-1923 стала первым триумфом конструктивизма. Мельниковская «Махорка»,  павильоны Голосова, Экстер, Гольца, Лавинского, Щуко… Это был не только первый успех новой архитектуры, но и самый массовый: нигде и никогда больше конструктивизм не был воплощен в таком количестве и разнообразии. А важную роль в утверждении новых форм сыграло дерево, из которого все эти павильоны были построены. И хотя продиктовано было его использование тяжелым экономическим положением, но именно дерево – податливое и пластичное – дало возможность столь радикально экспериментировать.

Юбилей выставки будет отмечаться многообразно. Но радует, что это не только воспоминания –подзабытая традиция начинает давать новые всходы. Когда мы начинали нашу премию, «Стрелка» только-только появилась, а никакой другой современной деревянной архитектуры в наших городах не было вообще. Но уже в прошлом году АРХИWOOD собрал неплохой урожай всевозможной уличной мебели, лавочек, беседок, и мы были счастливы ввести новую номинацию: «Дизайн городской среды». За год тенденция окрепла – и это уже не только Москва (пляжи, каток в Парке Культуры), но и Самара: кучу остроумных объектов напилили молодые архитекторы на фестивале «Самара NEXT: Остров свободы». А недавно Новосибирск объявил конкурс на «проектирование современных арт-объектов городской среды». Имеются в виду «авторские лавочки», которые должны  взорвать «мемориальность» мышления жителей Академгородка и «мягко» обновить как «окружающую среду, так и ее восприятие».

Кроме того, 30 марта состоится подведение итогов конкурса на павильон «Школа» в парке «Музейон». И хотя в его условиях нет пожелания насчет материала, что-то нам подсказывает, что полку деревянной архитектуры прибудет. А тут еще и московские парки задумались о том, чтоб преобразиться посредством ее же. Про эти планы мы пока не вольны рассказывать подробно, но важно то, что идея соорудить в зеленых зонах города нечто деревянное, функциональное и  прекрасное возникла одновременно в нескольких местах. Это будут самые разные по масштабу и функции объекты (торговые, развлекательные, навигационные) – но непременно современные по духу. В качестве образца заказчики называют лондонскую галерею Serpentine, которая каждое лето сооружает в Гайд-парке павильон, приглашая какую-то звезду. Среди номинантов АРХИWOOD звезд тоже хватает – поэтому к организации этих проектов привлечена и наша команда. И мы надеемся не сесть в лужу, благо набили руку, проведя зимой конкурс на экспозицию собственной Премии.

…Один конкурс, а внутри него другой – даже не все приглашенные сразу понимали, за что их агитируют. Пафос же в том, что экспозиция АРХИWOODа призвана не только демонстрировать лучшие образцы деревянной архитектуры, но и сама по возможности являться таковым. Поэтому к ее созданию призывались самые изобретательные мастера архитектуры и дизайна (в 2010 году выставку делали Владимир Кузьмин и Влад Савинкин, в 2011-м – Антон Кочуркин и Алиса Курганова), а в этот раз мы решили провести закрытый конкурс, пригласив к участию номинантов Премии.

Цель конкурса была означена так: «Поиск эффектного (убедительного, адекватного, оригинального) образа репрезентации  современной деревянной архитектуры». А задачи – так: «Создать экспозиционное пространство, позволяющее максимально точно представить работы номинантов + создать интересный архитектурно-дизайнерский объект, привлекающий внимание широких народных масс и провоцирующий на изучение содержания». Победитель получает денежный приз (2000 долларов) и право реализации, а определяет победителя жюри – Экспертный Совет премии, состоящий из самых авторитетных мастеров деревянной архитектуры и критиков.

Ограниченность бюджета (полмиллиона рублей), территории (подколоннадное пространство ЦДХ) и временный статус (2 недели работы биеннале) определили общую стилистику всех проектов: просто, оригинально, остроумно. Единственным, кто решил сходу отмести обидные ограничения, стал Степан Липгарт («Дети Иофана»). Феерическая подача в стиле излюбленной эпохи ар деко. Парадоксальное сочетание легкости и помпезности. Лихие арки, на которых покоится профилированный карниз. Клееная древесина демонстрирует чудеса гибкости. Конструкция эффектно оплетает колонны ЦДХ. Забраковано жюри за невыносимую красоту.
Победители конкурса - Сергей Гикало, Александр Купцов (Gikalo Kuptsov Architects)
Степан Липгарт (ДЕТИ ИОФАНА)

Противоположная по духу эстетика – у Татьяны Кононовой (Proektor). Вся экспозиция собрана из палет (европоддонов). Брутальность элементов компенсируется прозрачностью, а их однообразие – сложностью композиции. Увы, актуальная для Европы тема вторичного использования овладела пока только умами, но не сердцами членов жюри, поэтому их они этому проекту так и не отдали. Тема sustainability звучала в проектах на все лады, но обнажала и известные противоречия в понимании себя. Так, например, сразу несколько эскизов (Дмитрия Михейкина, бюро «Практика», мастерской Андрея Асадова) предполагали присутствие живых деревьев в экспозиции – что, казалось бы, отлично соответствовало теме. Но то ли эксперты сочли параллель слишком плакатной, то ли просто пожалели живую природу. Своего рода «лес» предложили и Вера Гапон с Дмитрием Александровым, только тут он уже был как образ, и образ революционный – крашеный в красное.
Татьяна Кононова (PROEKTOR)
Дмитрий Михейкин
Андрей Асадов, Александр Штанюк, Евгений Дидоренко
Антон Котляров (ПРАКТИКА)
zooming
Вера Гапон, Дмитрий Александров (Архитектурная Лаборатория)

Курс на создание не только эффектного, но и дружелюбного пространства, взятый на прошлой выставке (мы застелили деревом часть главной лестницы ЦДХ, хотя готовы были и всю ее превратить в деревянный амфитеатр!), был подхвачен и развит. Разнообразные подиумы, скамеечки и кресла представлены в избытке, а дальше всех в создании комфорта зашли Евгений Морозов и Анастасия Измакова (Metatecture), превратив экспозицию в эдакий класс с партами. Сама по себе идея (организация персонального общения зрителя с каждой работой) была восхитительна, и только смущение членов жюри (многие из которых окажутся среди номинантов) помешало проекту вырваться в лидеры.
Анастасия Измакова, Евгений Морозов (Metatecture)

А вот изысканный проект бюро Made in Cardboardia (деревянная «лента» прихотливо стелется, превращаясь то в стену, то в крышу, и образуя в результате эдакие таунхаусы в проекции) жюри отклонило, увидев в нем как раз слишком сильную преемственность по отношению к прошлогодней экспозиции. Не помогла и трогательная затея сооружать под каждым проектом грядку-подоконник и высаживать туда «голоса-цветы» (напомним, что «народное голосование» происходит не только на сайте Премии, но и на самой выставке; в прошлый раз в качестве «голосов» выступали прищепки). Не оценило жюри и гигантизм бюро Manipulazione Internazionale. Мощный 4-этажный «дом» с шашечным чередованием света и дерева показался ему «перерасходом материалов», хотя размах и завораживал.
Михаил Нозик, Андрей Галвис, Сергей Корсаков (Made in Cardboardia)
Михаил Скворцов, Олег Жуков, Олег Поддубный, Алексей Клинских (Manipulazione Internazionale)

Очень эстетский «японский» проект представило Le Buro (Анастасия Чернышова и Сергей Колчин): блоки из реек собраны в обманчиво простой объем, но между реек мерцают работы номинантов. Иную нацтрадицию задействовали Михаил Лейкин и Мария Сумина («МИШМАШ»): их веселый артистичный проект тут же обрел наименование «вигвамы». Эскиз же Петра Виноградова претендует, скорее, на аналитичность: каждый «куст» строится из разных вариантов деревоматериалов, соответствуя своей номинации: «загородный дом» – из бревна, «арт-объект» – из горбыля и т.д.
Анастасия Чернышова, Сергей Колчин (LE BURO)
Мария Сумина, Михаил Лейкин (МИШМАШ)
Петр Виноградов

Правда, и в этом проекте, и в некоторых других означенные конкурсом задачи (эффектность и удобство) начинали противоречить друг другу. Так, например, радикальный проект Дмитрия Кондрашова (чаща наклоненных стоек с планшетами наверху) снискал массу симпатий экспертов: оригинально, эффектно, скульптурно. Но потом был все-таки отклонен Оргкомитетом, который убоялся дискомфорта: и входить в такую структуру боязно, и бродить с задранной головой – требует слишком большой самоотдачи.
Дмитрий Кондрашов

Другим фаворитом обсуждения был проект бюро Megabudka: насквозь проницаемый (а особенно эффектный в подсветке) домик с косыми крышами, напоминающий протестантский храм. При очевидной популярности этого тренда (деконструкция узнаваемого архетипа) проект хорош и тем, что в нем параллельно работают как тема «дома», так и тема «дерева» (сплошная обрешетка). И, похоже, победить этому проекту помешала только избыточная «иконичность», которая утрачивает популярность в мировой архитектуре.
Дарья Листопад, Артем Укропов, Кирилл Губернаторов, Александр Кудимов (бюро megabudka)

Самые же лаконичные проекты представили Никита Асадов и Лиза Фонская (MADETOGETHER). Череда простых вертикальных модулей, соединенных подиумом или верхней обвязкой, на модулях – гигантские буквы, образующие слово АРХИWOOD. Тут уже застеснялся Оргкомитет, хотя именно этому проекту отдал свое сердце самый важный его член, а именно Александр Львовский.
Никита Асадов, Лиза Фонская (MADETOGETHER)

У куратора же Премии был другой фаворит – проект Владимира Могунова. Перфорированная стена из бруса и досок, на которую нанизаны глухие черные простенки – то стенды с экспозицией, то скамейки. Брутальность, динамичность, остроумие, а самое главное – какая-то удивительная незаемность. Разве что нью-йоркская галерея Storefront Стивена Холла могла бы тут прийти в голову – но в деревянном исполнении не приходит.
Владимир Могунов

Однако принципиальным моментом в решении всех вопросов для АРХИWOODа  остается демократичность и коллегиальность. В результате долгих и страстных споров победу одержал проект «Периптер» Сергея Гикало и Александра Купцова. Подкупили жюри и радикально несвоевременная апелляция к античной архитектуре, и оригинальное ее прочтение (помноженное на странность материала), и тонкая аллюзия на здание ЦДХ, и тщательно разработанная организация пространства, включающая наос и пронаос, а также богиню Архиwood (на чей образ, видимо, придется объявить дополнительный конкурс, хотя вряд ли кто-то еще может претендовать на эту роль, кроме Юлии Зинкевич, – главного вдохновителя Премии).
Сергей Гикало, Александр Купцов (Gikalo Kuptsov Architects)

Впрочем, хороших проектов было так много, что один из членов жюри резонно заметил: «Теперь конкурс можно лет пять не проводить!» Все они будут опубликованы в каталоге Премии, который по традиции выпустит издательство Tatlin. Пока же мы поздравляем победителей и приглашаем всех на нашу выставку, которая откроется вместе с III Московской биеннале архитектуры 23 мая. Проходить она будет на привычном месте (у входа в ЦДХ), а торжественная церемония награждения победителей состоится 25 мая. Генеральным партнером проекта выступает компания «Росса Ракенне СПб» (Honka), соорганизатором – PR-агентство  «Правила общения». Выбирать победителей будет профессиональное жюри (состав которого определится в апреле), «народное голосование» пройдет в мае на сайте премии. Напоминаем, что прием заявок на премию АРХИWOOD завершается 31 марта!


27 Марта 2012

author pht

Автор текста:

Николай Малинин
comments powered by HyperComments
Гоголь-модули, чтобы трогали
В московских парках растут деревянные павильоны – хотелось бы сказать «как грибы после дождя», но, скорее - «как хризантемы перед заморозками». Политическая ситуация становится все менее прозрачной, а павильоны строятся наоборот – на основе конкурсов. Сразу два конкурса провел АРХИWOOD совместно с «Бюро 17» и Институтом книги. Первый – на проект трансформера «Гоголь-модуль», второй – на проект книжного кафе-клуба. Об их результатах, а также о смысле «павильонного времени» размышляет куратор обоих конкурсов Николай Малинин.
Пресса: Вернер Нуссмюллер: Люди должны жить ближе друг к другу,...
25 мая в рамках проекта АРХИWOOD состоялась лекция австрийского архитектора Вернера Нусcмюллера, специалиста по деревянной архитектуре, который также вошел в состав жюри премии АРХИWOOD (см. статью Оправдание деревом на Эка.ru).
Пресса: Оправдание деревом
Премия в области деревянной архитектуры АРХИWOOD в этом году вручалась в третий раз. Генеральный партнер - компания «Росса Ракенне СПб» (HONKA), соорганизатор - PR-агентство «Правила Общения». Официальный партнер - Курорт «Пирогово», партнер – компания PINO. Руководитель проекта – Юлия Зинкевич. Куратор – архитектурный критик Николай Малинин.
Пресса: Гид по архитектурной биеннале
Биеннале — наиболее осмысленная выставка архитектуры в Москве. Она балансирует между двумя различными аудиториями: профессиональным сообществом и интересующейся публикой. Так что теоретическая база биеннале может показаться несколько эзотеричной, что, однако, не мешает выставке быть увлекательной для всех зрителей. Участник биеннале, архитектор Кирилл Асс выбрал самые интересные события Третьей московской биеннале архитектуры.
Хоть периптером, хоть птеродактилем
АРХИWOOD – ежегодная премия в области деревянной архитектуры – заходит на третий круг. Процесс взросления отмечен новым рубежом: чтобы решить, как будет выглядеть выставка номинантов, был проведен конкурс. Очень жаль, что нельзя реализовать все 26 проектов – получился бы прекрасный оммаж Всероссийской сельскохозяйственной выставке, которая отметит в следующем году 90-летний юбилей. Тем более, что и стояла она ровно на том месте, где будет экспозиция АРХИWOODа. Впрочем, проекты современной деревянной архитектуры начали возникать в самых разных точках города... Об отрадной тенденции и о результатах конкурса рассказывает куратор премии АРХИWOOD Николай Малинин.
Технологии и материалы
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.
Вдыхая новую жизнь
Рассказываем об итогах конкурса на концепцию развития Центрального парка им. Горького в Красноярске и показываем три проекта-победителя: воплотить в жизнь планируется лучшие идеи из каждого.
Птица и самолеты
Корпус Авиационного университета во Флориде по проекту ikon.5 architects – не просто студенческий центр, но еще и идеальная площадка для наблюдения за небом.
Сделали мостик
Парижская штаб-квартира медиа-группы Le Monde по проекту Snøhetta перекинута как мост над подземными платформами вокзала Аустерлиц.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.