Гоголь-модули, чтобы трогали

В московских парках растут деревянные павильоны – хотелось бы сказать «как грибы после дождя», но, скорее - «как хризантемы перед заморозками». Политическая ситуация становится все менее прозрачной, а павильоны строятся наоборот – на основе конкурсов. Сразу два конкурса провел АРХИWOOD совместно с «Бюро 17» и Институтом книги. Первый – на проект трансформера «Гоголь-модуль», второй – на проект книжного кафе-клуба. Об их результатах, а также о смысле «павильонного времени» размышляет куратор обоих конкурсов Николай Малинин.

author pht

Автор текста:
Николай Малинин

19 Июля 2012
mainImg
Считать цыплят будем по осени, но яиц полно, и, дай бог, курица у них чему-нибудь научится. А первые цыплята уже бегают. В парке «Музеон» открылся павильон «Школа» (архитектор Игорь Чиркин), рядом, у входа в ЦДХ – «Периптер» (Сергей Гикало и Александр Купцов), в Парке культуры – беседка (Александр Бродский), павильон «Гаража» (Артем Стаборовский, Артем Китаев и др.), там же со дня на день откроется лодочная станция с кафе (Александр Цимайло и Николай Ляшенко). А осенью – еще один павильон «Гаража» – уже по проекту Шигеру Бана.

Конечно, пока еще рано делать выводы: всего лишь «тренд этого лета», как написала Елена Гонсалес. Но это тот редкий случай, когда европейская мода не кажется пошлым заимствованием. Эта архитектура удивительно точно легла на запросы времени. Как легла когда-то на них ранняя хрущевская архитектура, точно названная историком Андреем Кафтановым «павильонной», – открытая как мировым веяниям, так и собственным гражданам, прозрачная, из самых современных на тот момент материалов. И как еще раньше стали символом новой конструктивистской архитектуры деревянные павильоны ВСХВ 1923 года. Конечно, сравнение натянуто: тогда в архитектуру пришла совершенно новая форма, оформившая такие же радикально новые идеологические смыслы. Нынешние же проекты отчетливо тяготеют к классике: периптер, ротонда, беседка… Впрочем, в отличие от каменных подделок под классику, усеявших Москву при Лужкове, эти объекты лишены пафоса и амбициозности. Вечная классика в невечном материале – куда уж ироничнее.

Эта «маленькая» архитектура вообще принципиально отличается от той «большой», что мы имели в последние 20 лет. Та радости приносила немного: ни городу, ни людям. Разве что тем, кто обрел дорогую недвижимость или сумел на ней разбогатеть. И никакой другой идеи, кроме идеи денег, не выражала. Что их много – в случае с частной. Или что их мало – в случае с общественной. Да и как она могла быть другой, если взрастала на взятках и откатах? Сами архитекторы ей, конечно, радовались – по сравнению с предыдущим периодом у них появилось куда больше свободы. Но критика всё время мучило ощущение, что вынужден досочинить, дотянуть… А как гамбургский счетчик включишь – беда. Туши свет, сливай масло.

И не в том даже дело, что та архитектура – жирная, девелоперская – мало соответствовала мировым стандартам. Просто это объяснение было очевидно, благо, все ездят, всё видят. Но это всё равно, что объяснять свой уход от жены тем, что она на Киру Найтли не похожа. Ну а ты, мой милый, Джереми Айронс, что ли? Каждый народ имеет ту архитектуру, которую заслуживает (как и правительство). И наше привычное сетование на то, что архитектура русская не похожа на «тамошнюю», не более чем отражение тоски более глубокой – о другом правительстве, о другом климате, о другом мире.

Казалось бы, ничего и не изменилось. Наоборот – всё только хуже. Но архитектура – вещь запаздывающая. Пока она придумается, пока пройдет все согласования, пока построится… Смотришь, там и новый год. И летний бум павильонной архитектуры  отразил именно эти зимние митинговые настроения. Когда в кои-то веки хочется быть вместе, и сообща что-то делать. И архитектуры хочется именно такой – не прочного домика за высоким забором, не расписного шопинг-мола, а греческого, черт побери, амфитеатра. Да, масштаб не тот, и митинги не привели к революции, но людям захотелось что-то менять – хотя бы в рамках своего квартала, двора. И скромные эти павильоны вполне адекватны этой «дворовой урбанистике», этому буму «малых дел». Если нам не отлили колокол, значит, здесь время колокольчиков. А у нас – павильончиков.

Тут, правда, тоже не все однозначно. Григорий Ревзин написал, что обновленный при Сергее Капкове Парк культуры не был востребован митингующими. «Когда рак свистнул, то ни одному человеку не пришло в голову пойти в парк. А все пошли на Чистые пруды, куда ходили и до того. … Получается, что попытки выстроить диалог между городской властью и жителями, совершаемые в течение прошлого года, попытки создания общественных пространств – они не сказать, чтобы увенчались успехом». С другой стороны, Парк стал единственным местом, возделанным так, как хотелось бы, случившимся – и вполне логично было его не топтать.

Впрочем, этим летом, когда в Парк повалили уже не только хипстеры, скепсис профессионалов стал расти. Архитектор Ярослав Ковальчук сходил в Парк и отчитался: «Вроде бы все прекрасно: волейбол, велики, дети гуляют у фонтанов, но постоянно возникает ощущение, что все это ненастоящее. Как будто люди изображают жизнь, а не живут. Даже целуются как-то не по-настоящему, как будто это все огромная массовка для съемки русского мегаблокбастера». «Ну да, – откликнулась критик Елена Гонсалес, – это игра в благополучие. Но ведь мы не смеемся над ребенком, который изображает взрослого?» Архитектор Кирилл Асс уточнил: «Парк раздражает своей расслабленностью, потому что ты знаешь, что пусси сидят, что оккупай гоняют, и что в Думе принимают антиконституционный закон. Но это проблема не парка. Это проблема его пользователей, которые идут отдыхать, когда происходит важное. К тому же это специально маркированная зона: «тут мы предаемся праздности».

Легко, конечно, быть уличенным в праздности, когда сидишь в парке, уткнувшись в свой ноутбук. А если ты в нем хорошую книжку читаешь? В общем, дабы не потакать праздности, но вместе с тем развивать садово-парковое хозяйство, было проведено два конкурса – на проект большого книжного павильона (для мероприятий) и маленького – «Гоголь-модуля» (для книжной торговли). Организаторами выступили проект АРХИWOOD (Юлия Зинкевич), Институт книги (Александр Гаврилов) и «Бюро 17» (Александрина Маркво). Финансирует проект столичный Департамент СМИ и рекламы – в рамках программы «Книги в парках», которая подразумевает разные книжные события на открытом воздухе.

Изначально конкурсы мыслились как открытые, но постоянная перемена вводных заставила нас все-таки воздержаться от излишней публичности. В результате к участию в них были приглашены в основном молодые архитекторы, имеющие опыт работы с деревом – номинанты премии АРХИWOOD за три последних года. А в жюри вошли классики (Евгений Асс, Тотан Кузембаев, Николай Белоусов, Николай Лютомский, Владимир Кузьмин и Влад Савинкин), директора парков (Елена Тюняева, Игнат Жолобов), заместитель начальника отдела «Мосгорпарка» Федор Новиков, представитель столичного Департамента СМИ Сергей Лобанов, глава компании «Росса Ракенне СПБ» (HONKA) Александр Львовский, директор компании Lumi Алексей Дауман и организаторы конкурса.

В конкурсе на «Гоголь-модуль» задачей участников было создать такой объект, который пару дней в неделю функционирует как торговая точка, а в остальное время превращается в парковую мебель – лавочку или беседку. То есть, не загромождает унылым складским объемом парк, а работает на благо горожан – привлекая их оригинальностью формы и комфортностью пребывания. И провоцирует на общение с книгами в выходные или во время книжных фестивалей. Из цитаты про то, что «нам нужны подобрее щедрины, и такие гоголи, чтобы нас не трогали» и родилось название: эти «гоголи» должны нас трогать. А мы – их. Будет же их по нескольку штук в каждом парке – отсюда «модуль». Кроме того, в техзадании оговаривалась необходимость предохранить содержимое от осадков – что является вечной проблемой парковых фестивалей.

И, как всегда, эта прагматика начала входить в противоречие с задачей создать яркий объект. Практически скульптуру – модернистский «Нос» – спроектировали Сергей Гикало и Александр Купцов. Однако жюри сочло, что эта вещь прекрасно выглядела бы в интерьере, но вот косые ее углы от косого дождя могут не спасти.
Проект-победитель конкурса на книжный клуб в парке «Музеон». Андрей Асадов, Евгений Дидоренко, Кирилл Артамонов (Мастерская Асадова)
Сергей Гикало, Александр Купцов (Gikalo Kuptsov Architects)
Характерно, что задачу трансформируемости этот проект игнорировал. Точнее, решал ее в рамках не меняющегося объема. За этой позицией можно рассмотреть внятный профессиональный message: любой трансформер быстро ломается. «Но это в первую очередь вопрос эксплуатации, – объяснял архитектор Дмитрий Буш, почему над нашими стадионами не делают раздвижные крыши. – В Японии такое будет работать, в России – нет».

Но нам казалось, что в рамках небольшого объекта такой запрос возможен. Интереснее всех на него ответил Дмитрий Кондрашов, сочинив самый хай-тековский объект: на нижнем опорном ярусе-эллипсе стоит второй, который крутится как пластинка (на колесиках по направляющим), освобождая место для сидения.
Дмитрий Кондрашов (Студия KARANDASHOV)
Но в основном авторы предпочитали осуществлять трансформируемость более простыми путями. Это мобильность отдельных частей: выдвигающиеся скамеечки и откидные столешницы у Дмитрия Глушкова; поднимающиеся «крылышки»  поликарбоната у Алены Аликиной и Кирилла Баира; выдвижные ящики, которые становятся скамейками, – у Юлии Ионовой. Переосмысление функций компонентов: ящики для книг превращаются в табуретки (изящная фантазия на темы IKEA Дарьи Бутахиной и Александра Кудимова). Комбинирование элементов (как всегда радикально минималистский проект Никиты Асадова).
Никита Асадов (MADETOGETHER)
Самым же экстравагантным оказалось «Колесо истории» Есбергена Сабитова, в котором книжки вращаются как в лотерейном колесе.
Есберген Сабитов (Мастерская Тотана Кузембаева)
Трогательный садовый образ предложила Софья Готье: изящно выпиленное дерево на одной из стен ее беседки ложилось тенью на другую стену – уже нарисованным.
Софья Готье
Александра же Черткова ориентировалась на актуальный тренд вторичного использования: она собирает свой объект из древесных брикетов, связывая их веревкой. И еще одну изящную скульптуру, эдакую скобочку-лодочку, выпилила Анна Бахлина…
zooming
Анна Бахлина (Мастерская Тотана Кузембаева)
После долгих споров в финал вышло два проекта. И даже не все члены жюри сразу сообразили, что сделаны они одной и той же командой. Причем, как выяснилось, командой совсем юной - мастерской RueTemple. Ее создали Дарья Бутахина и Александр Кудимов. Первый проект понравился заказчикам своей практичностью, а жюри – интерактивностью: книжный шкаф с одной стороны, а с другой – пирамидка-лесенка. Пусть и не амфитеатр, но что-то на эту тему – если сдвинуть вместе.
zooming
Проект-победитель конкурса на «Гоголь-модуль». Дарья Бутахина, Александр Кудимов (RueTemple)
Но победил другой их проект: цилиндрическая пергола, крытая поликарбонатом, ребра жесткости которой служат книжными полками. Жюри чуть смутило воспоминание о похожем приеме (детский магазин «Играем вместе» Алексея Невзорова), но там это была интерьерная работа, да и вообще история у этой формы куда глубже, чтобы беспокоиться о вторичности. Тем более что в пространстве городского парка этот прием звучит совсем иначе, становясь, к тому же, и отличным лэндмарком.
zooming
Дарья Бутахина, Александр Кудимов (RueTemple)
Тема «знакового объекта» мощно прозвучала и во втором конкурсе, что логично, поскольку у него, в отличие от «Гоголь-модулей», был участок – «г»-образный стык двух аллей в парке «Музеон». Этот объект должен работать как книжное кафе и центр литературных мероприятий. Сердца членов жюри сразу покорил эффектный проект Андрея Асадова: фасады его павильона сплошь прошиты стихами. Строки пропиливаются лазером по фанере, а на крыше есть соблазнительный чил-аут (и это единственный конкурсант, рискнувший предложить эксплуатируемую кровлю).
Проект-победитель конкурса на книжный клуб в парке «Музеон». Андрей Асадов, Евгений Дидоренко, Кирилл Артамонов (Мастерская Асадова)
Роскошной декоративности этого проекта противостоял вариант Асадова Никиты – весь построенный на контрасте скупой отделки с энергичной жизнью объекта: створки раскрываются независимо друг от друга, создавая всякий раз чуть иной образ, а барная стойка разбирается на табуреты. Впрочем, участок 8 х 8 метров обусловил примерно одинаковые объемные решения, стремящиеся к кубу, а запрос на мобильность – и конструктивные ходы: распашные створки-двери. Похожим образом свои павильоны решили Евгений Морозов (только у него ламели стеклянные и раскрывается лишь главный фасад), Владимир Юзбашев (удачно разнообразивший интерьер лесенкой-чудесенкой) и бюро MEGABUDKA, чей проект стал фаворитом у Евгения Асса – как «наиболее ясный и правдоподобный».
MEGABUDKA
Вырвались из этой схемы проекты Ивана Шалмина (подиум под эффектным тентом) и Ивана Павловского: брутальная композиция из двух объемов, внутри одного из которых неожиданно появляется скатная кровля.
zooming
Александра Шалмина, Иван Шалмин
Не стали играть в кубики, а, наоборот, разыграли присущую парку горизонталь два других проекта. Ярослав Ковальчук сыграл еще и в ностальгию, спропорционировав свой павильон близко к милым сердцу советского человека киоскам. Поддерживают элегическую тему пенобетонные блоки и застекленные прилавки.
zooming
Ярослав Ковальчук (АБ «Римша»)
Не менее чистое и лаконичное решение предложили Сергей Гикало и Александр Купцов: определяет образ павильона каркас, а неравномерно скатная кровля ловит разницу в статусе двух аллей. Это был, пожалуй, самый «парковый» проект и наиболее точно вписанный в место.
zooming
Сергей Гикало, Александр Купцов, Юлия Барановская (Gikalo Kuptsov Architects)
Массу симпатий завоевал проект Александра Кудимова, который в этом конкурсе выступил уже под флагом Мастерской Тотана Кузембаева. Максимальная функциональная гибкость достигнута здесь минимальными средствами. Все стены павильона набраны из фанерных модулей-боксов (40 х 40 х 40 см), которые соединяются металлическими швеллерами. Каждый бокс служит книжной полкой, но, вынимаясь из стены, может стать и табуретом. Те же боксы составляют барную стойку и сцену, которая по вечерам монтируется в углу павильона (угол заботливо вырезан для прохода фланирующих в дневное время). Наконец, они же образуют и две стены, которые выстраиваются с двух боков павильона, расширяя и в то же время уютно организуя пространство во время мероприятий... Но именно эта трансформируемость создает и основную уязвимость проекта: становясь табуретами (или сценой), кубики неизбежно деформируются, грязнятся и все хуже работают как стена.
zooming
Александр Кудимов (Мастерская Тотана Кузембаева)
Тем не менее, архитекторы - члены жюри поверили в жизнеспособность этого проекта («чистота – вопрос эксплуатации!») и голосовали за него. Но большинство жюри предпочло броскую узнаваемость объекта Андрея Асадова, который и стал победителем.


19 Июля 2012

author pht

Автор текста:

Николай Малинин
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.

Сейчас на главной

Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.