Настоящий русский авангардист

В анфиладе Музея архитектуры открылась выставка архитектора Алексея Бавыкина

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

15 Мая 2007
mainImg
Архитектор:
Алексей Бавыкин

Архитектуру Алексея Бавыкина называют «самобытной» – с этим определением можно поспорить, однако очевидно, что это не совсем обычная архитектура. В предисловии к каталогу доктор искусствоведения Владимир Седов дал ей специальное определение – «говорящая архитектура», и отнес к «третьему направлению «бумажной» архитектуры» и к «четвертому московскому стилю нынешнего времени». Таким образом, очевидно, что выставка, открывшаяся в музее архитектуры, освещает явление и направление, пусть даже и состоящее из одного автора и его мастерской.

У явления несколько особенностей. Во-первых, оно кажется как-то очень тесно увязанным с любимой темой критиков – «бумажными» фантазиями концептуальных конкурсов 1980-х. Собственно, один из знаковых проектов этого рода – бронзовый  «оттиск» лоосовского небоскреба-колонны, занявший 2 место на конкурсе «Стиль 2001 года» - встречает посетителей, входящих в первый выставочный зал.

В то же время дальше, вопреки вероятным ожиданиям, воспоминаний о бумажных конкурсах немного – экспозиция сосредоточена на реализациях и «реальных» проектах, предназначенных для осуществления. Выставка больше похожа на отчет практикующего архитектора, чем на ретроспекцию «бумажника» - поиски 1980-х представлены очень лаконично, несколькими рисунками, которых на выставке даже меньше, чем в изданном каталоге.

Нет видимого разделения экспозиции на «бумажный» и «практический» периоды, а следовательно, нет и четко установленной грани между ними, нет «оставленных за бортом» опытов юности и «отделившейся» практики. Во всяком случае, на выставке водораздел не прочитывается. Это, разумеется, не означает, что его не было вообще и не говорит об отсутствии эволюции в творчестве архитектора. Однако в процессе развития от отпечатка Лооса в бронзе до дома-колонны в 3-м Автозаводском проезде или от сосновых колонн загородного дома 1990-х до древесного ордера в Брюсовом переулке прослеживается замечательная по нашим временам целостность и последовательность размышлений, посвященных образности современной архитектуры.

Может быть, обобщая, даже стоит сказать – архитектор Алексей Бавыкин, по признанию специалистов, не очень много фантазировал в «бумажном» периоде, однако он продолжил работать «в том же духе» впоследствии, развивая свободную образность «бумажников» в реализациях. Он, например, построил ресторан в форме сковородки, спроектировал небоскреб, похожий на взлетающий дирижабль и придумал колонны в виде деревьев, которые имеют моральное право «вырастать» почти на любую высоту.

С другой стороны, архитектуре Алексея Бавыкина свойственна редкостная глубина вживания в опыт русского авангарда. Не стилизации, а именно проникновения, изучения и вчувствования – которое порождает отточенную игру с пластикой изогнутых фасадов, остроугольных взаимопроникающих форм. А с другой стороны – оборачивается забойными авангардными стишатами (авторскими!) среди бронзовеющих страниц реализаций – и предупреждением об использовании ненормативной лексики на обороте обложки каталога (каталог издан Владом и Людмилой Кирпичевыми).

Выставка тонко срежиссирована; она лаконична – при желании в анфиладе музея можно разместить и больше, но насыщена впечатлениями. В каждом зале – большой скульптурный объект, потомок макета, задающийся целью истолковать пластический смысл одного из крупных проектов Бавыкина. Четыре объекта сделаны с соавторстве с художником Александром Джикия, они нарочито рукотворны и покрашены в два цвета, чтобы лучше читалось взаимное проникновение архитектурных объемов, например гигантской канелированной колонны и «схватывающих» ее консолей, или арки руины и продетого в нее авангардного «носа». Таким образом, «архитектурные скульптуры» одновременно «держат» пространство и истолковывают архитектуру, показанную на стендах. Еще два макета-объекта выполнены в соавторстве с Борисом Черствым.

Входящего встречает зал с золотисто-монохромными фотографиями реализаций, поданных так, что мимоходом можно их принять за памятники «исторического» авангарда. Затем – большие стенды с постройками и проектами и миниатюрные рамки с подлинными рисунками и эскизами. Причем графика 1980-х и современная перемешаны, показывая, что разница между ними если и есть, то не очень существенная. Среди графики – еще одна совместная работа А. Бавыкина и А. Джикии, «греческий дом», выгнутая зеркальная поверхность с налепленной на нее пластилиновой решеткой и фризами танцующих греков.

Итоговый акцент выставки – последний зал, в нем из оранжево-белых макетов зданий, спроектированных Алексеем Бавыкиным, устроен небольшой городок, со своей речкой, напоминающей московский Обводной канал, но только сильнее изогнутой. В центре, на полуострове, собраны дома поменьше, снаружи, как полагается – высотки. Называется все с присущим выставке юмором – «согласованный город», намекая, вероятно, на то, что населяющие его проекты уже прошли все инстанции и теперь могут спокойно «жить», собравшись, для ясности, в одном месте, и постепенно дожидаясь того, о чем мечтает любая архитектура – воплощения.

Алексей Бавыкин на экспозиции персональной выставки архитектора в Музее архитектуры. Фотографии Юлии Тарабариной
Проект для конкурса «Стиль 2001 года». 1984 г.


Архитектор:
Алексей Бавыкин

15 Мая 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.