Настоящий русский авангардист

В анфиладе Музея архитектуры открылась выставка архитектора Алексея Бавыкина

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg

Архитектор:

Алексей Бавыкин

Архитектуру Алексея Бавыкина называют «самобытной» – с этим определением можно поспорить, однако очевидно, что это не совсем обычная архитектура. В предисловии к каталогу доктор искусствоведения Владимир Седов дал ей специальное определение – «говорящая архитектура», и отнес к «третьему направлению «бумажной» архитектуры» и к «четвертому московскому стилю нынешнего времени». Таким образом, очевидно, что выставка, открывшаяся в музее архитектуры, освещает явление и направление, пусть даже и состоящее из одного автора и его мастерской.

У явления несколько особенностей. Во-первых, оно кажется как-то очень тесно увязанным с любимой темой критиков – «бумажными» фантазиями концептуальных конкурсов 1980-х. Собственно, один из знаковых проектов этого рода – бронзовый  «оттиск» лоосовского небоскреба-колонны, занявший 2 место на конкурсе «Стиль 2001 года» - встречает посетителей, входящих в первый выставочный зал.

В то же время дальше, вопреки вероятным ожиданиям, воспоминаний о бумажных конкурсах немного – экспозиция сосредоточена на реализациях и «реальных» проектах, предназначенных для осуществления. Выставка больше похожа на отчет практикующего архитектора, чем на ретроспекцию «бумажника» - поиски 1980-х представлены очень лаконично, несколькими рисунками, которых на выставке даже меньше, чем в изданном каталоге.

Нет видимого разделения экспозиции на «бумажный» и «практический» периоды, а следовательно, нет и четко установленной грани между ними, нет «оставленных за бортом» опытов юности и «отделившейся» практики. Во всяком случае, на выставке водораздел не прочитывается. Это, разумеется, не означает, что его не было вообще и не говорит об отсутствии эволюции в творчестве архитектора. Однако в процессе развития от отпечатка Лооса в бронзе до дома-колонны в 3-м Автозаводском проезде или от сосновых колонн загородного дома 1990-х до древесного ордера в Брюсовом переулке прослеживается замечательная по нашим временам целостность и последовательность размышлений, посвященных образности современной архитектуры.

Может быть, обобщая, даже стоит сказать – архитектор Алексей Бавыкин, по признанию специалистов, не очень много фантазировал в «бумажном» периоде, однако он продолжил работать «в том же духе» впоследствии, развивая свободную образность «бумажников» в реализациях. Он, например, построил ресторан в форме сковородки, спроектировал небоскреб, похожий на взлетающий дирижабль и придумал колонны в виде деревьев, которые имеют моральное право «вырастать» почти на любую высоту.

С другой стороны, архитектуре Алексея Бавыкина свойственна редкостная глубина вживания в опыт русского авангарда. Не стилизации, а именно проникновения, изучения и вчувствования – которое порождает отточенную игру с пластикой изогнутых фасадов, остроугольных взаимопроникающих форм. А с другой стороны – оборачивается забойными авангардными стишатами (авторскими!) среди бронзовеющих страниц реализаций – и предупреждением об использовании ненормативной лексики на обороте обложки каталога (каталог издан Владом и Людмилой Кирпичевыми).

Выставка тонко срежиссирована; она лаконична – при желании в анфиладе музея можно разместить и больше, но насыщена впечатлениями. В каждом зале – большой скульптурный объект, потомок макета, задающийся целью истолковать пластический смысл одного из крупных проектов Бавыкина. Четыре объекта сделаны с соавторстве с художником Александром Джикия, они нарочито рукотворны и покрашены в два цвета, чтобы лучше читалось взаимное проникновение архитектурных объемов, например гигантской канелированной колонны и «схватывающих» ее консолей, или арки руины и продетого в нее авангардного «носа». Таким образом, «архитектурные скульптуры» одновременно «держат» пространство и истолковывают архитектуру, показанную на стендах. Еще два макета-объекта выполнены в соавторстве с Борисом Черствым.

Входящего встречает зал с золотисто-монохромными фотографиями реализаций, поданных так, что мимоходом можно их принять за памятники «исторического» авангарда. Затем – большие стенды с постройками и проектами и миниатюрные рамки с подлинными рисунками и эскизами. Причем графика 1980-х и современная перемешаны, показывая, что разница между ними если и есть, то не очень существенная. Среди графики – еще одна совместная работа А. Бавыкина и А. Джикии, «греческий дом», выгнутая зеркальная поверхность с налепленной на нее пластилиновой решеткой и фризами танцующих греков.

Итоговый акцент выставки – последний зал, в нем из оранжево-белых макетов зданий, спроектированных Алексеем Бавыкиным, устроен небольшой городок, со своей речкой, напоминающей московский Обводной канал, но только сильнее изогнутой. В центре, на полуострове, собраны дома поменьше, снаружи, как полагается – высотки. Называется все с присущим выставке юмором – «согласованный город», намекая, вероятно, на то, что населяющие его проекты уже прошли все инстанции и теперь могут спокойно «жить», собравшись, для ясности, в одном месте, и постепенно дожидаясь того, о чем мечтает любая архитектура – воплощения.

Алексей Бавыкин на экспозиции персональной выставки архитектора в Музее архитектуры. Фотографии Юлии Тарабариной
Проект для конкурса «Стиль 2001 года». 1984 г.


Архитектор:

Алексей Бавыкин

15 Мая 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.
Живой дизайн для фасадов
Скучные однообразные фасадные решения уходят в прошлое с появлением новых дизайнерских решений от RHEINZINK: с разнообразием привлекательных вариантов дизайна любая поверхность теперь становится многомерным, несомненно, привлекающим внимание, зрелищем.

Сейчас на главной

«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.
Разворот к красоте
Первый приз конкурса Таллинской биеннале на концепцию ревитализации промышленной зоны получила команда российских архитекторов. Авторы разработали генплан, вдохновляясь железнодорожным поворотным кругом, и предложили застройку с «градиентом» приватных и общественных пространств.
Дорога к парку
«Братеевские телепортеры» – навес, который позволил оформить и защитить вход в одноименный парк, и получил недавно спецприз жюри АРХИWOOD. Рассматриваем проект и отчасти – дискуссию экспертов премии вокруг него.
Дом для друзей
Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.
На реке
Любопытный пример освоения «хипстерской» стилистки в ресторане-дебаркадере, расположенном в центре Ростова-на-Дону: сравнительно лаконичный фасад и крайне насыщенный интерьер.
Как в фотокамере
Недалеко от Осло по проекту BIG построен изогнутый музей-мост – в дополнение к самому крупному в Северной Европе парку скульптур.
Пресса: Как город соединит виртуальное с реальным
Интернет, как мы уже тут неоднократно обсудили, лишает город многих его преимуществ перед не-городом, но он же сделает города центрами своего всевластия и всеведения.
Холм в кольце
Смотровая терраса по проекту архитекторов WaterScales у средневекового замка на юге Испании помещает посетителей в контекст исторического ландшафта.
Савинкин & Кузьмин: «Оставить указатели, но убрать...
С 17 по 19 октября в Гостином дворе пройдёт XXVII Международный архитектурный фестиваль «Зодчество’19», главной темой которого в этом году стала «Прозрачность». О нынешней концепции и опыте организации фестиваля мы поговорили с его кураторами Владиславом Савинкиным и Владимиром Кузьминым.
Архи-события: 23–29 сентября
Открытие лекционного сезона в Музее архитектуры, мероприятия «Открытого города», новый учебный год в Ре-школе и экскурсия на курорт «ПИРогово».