31.03.2009

Главный по курортам. С презентации книги «Илья Чернявский»

В пятницу в МУАРе прошла презентация книги «Илья Чернявский». Это первое самостоятельное издание об одном из лидеров архитектуры 1970-х и превью большой монографической выставки, которая откроется в музее осенью, к фестивалю «Зодчество». Вместе с тем, и монография, и выставка предлагают несколько иначе оценить и эпоху в целом, архитектуру, образом которой и поныне является мрачный «брежневский обком».

информация:

Фото Натальи Коряковской
Фото Натальи Коряковскойоткрыть большое изображение

К сожалению, архитектура недавнего прошлого пока выпадает из профессионального сознания, ей недостает комплексного изучения, искусствоведческой оценки, архитектурного анализа. В представлении обывателя «архитектура» заканчивается с началом 1960-х, наступлением эпохи безликого индустриального домостроения. Судьба наследия двух последующих десятилетий и того печальнее – его архетипический образ – брежневский обком, грузные и скучные кубы, серые, мрачные здания.

Творческий расцвет Ильи Чернявского пришелся как раз на это сложное для профессии время, эпоху хрущевской «опримитивизации» и борьбы с «излишествами», декоративными, композиционными и пр., когда из архитектуры вымывалось подчас всякое понятие об искусстве. В молодости своей Чернявскому пришлось воевать на фронте, в пору творческой зрелости – на профессиональном поприще, за право на художественную образность, на индивидуальный облик проектируемых зданий.

Коллекция работ Ильи Чернявского хранится в МУАРе. По словам составителя монографии Виктории Крыловой, многое из наследия архитектора утеряно, в частности, почти целиком исчезли большие эскизы углем и пастелью. Словом, почти все, что нашлось, вошло в нынешнюю монографию, а вживую кое-что из подлинников чертежей можно было увидеть на мини-выставке, предваряющей крупную экспозицию, ожидаемую будущей осенью на «Зодчестве». Идея книги о Чернявском принадлежит известному искусствоведу Андрею Гозаку, задумавшему выпустить ее к 90-летию со дня рождения архитектора. Финансово ее поддержали ряд крупных московских архитекторов – Дмитрии Буш, Юрий Григорян, Сергей Скуратов, Борис Левянт, Михаил Хазанов. К настоящему времени, правда, издано всего 500 экземпляров, но еще одна партия ожидается от издательства «Татлин» к осенней выставке.

Как выяснилось на презентации, многие из пришедших архитекторов – это коллеги и ученики Чернявского. Хотя у него и не было официально своей школы, сегодня многие с гордостью считают себя его учениками, среди них, например, и Виктор Логвинов и Борис Шабунин. Те, кто были знакомы с Чернявским, вспоминали о нем, как об архитекторе невероятно твердой воли. Он был упорным и требовательным к себе, и в тоже время удивительно интеллигентным и даже мягким. В силу своей творческой непримиримости, он часто выслушивал замечания в свой адрес, но становился от этого только активнее. Например, по воспоминаниям его коллег, в то время, когда нечего было и думать о декорации, он много раз ездил в Гжель, срисовывал декоративные мотивы с подносов, а потом «пробивал» все эти детали в своем проекте. 

Илья Чернявский начинал работать в мастерской Льва Руднева, одного из видных неоклассиков – что, вероятно, повлияло на его творческие принципы: он даже в эпоху всеобщей унификации никогда не пренебрегал художественным образом. В интерпретации Чернявского модернизм лишился стерильности и приобрел повышенную экспрессию, от функционалистской прозрачности планов эволюционировал к сложносочиненной композиции. Его архитектура выглядит легкой и свободной – даже странно все время слышать о том, что рождалась она тяжело. По воспоминаниям современников, Чернявский, «лепил» свои будущие здания на клочках бумаги – таких, как эскизы концертного зала-тарелки в Адлере, представленные на выставке, -- а потом долго доводил их до ума.

Его лучшие вещи созданы в сфере курортного строительства: это санатории, дома отдыха, пионерлагеря и пр. В семидесятые этот жанр представлял собой некоторую отдушину для архитектурного творчества. Культура советского отдыха – это вообще весьма любопытное и самобытное явление, корни которого уходят в 1920-е с их позитивистскими идеями точно размеренного, полезного и правильного времяпрепровождения трудящихся. На отдыхе советского человека экономить было нельзя, трудящемуся – только все самое лучшее, если пионерлагерь – то как в фильме «Добро пожаловать или посторонним вход воспрещен», если санаторий – так подобие земного рая. Здесь всеобщая экономия и типизация могла в чем-то уступить творческой воле архитектора – особенно в тех случаях, когда речь шла «цековских» домах отдыха.

Самая знаменитая постройка Чернявского – санаторий в Вороново – спроектирована в духе лучших ансамблей 1960-х, таких, как Детский музыкальный театр Сац или Дворец пионеров на Воробьевых горах в Москве. В основе плана – система замысловатых композиционных связей, формы неповторимы и экспрессивны.

Как прозвучало на вечере, формула архитектуры Ильи Чернявского может быть выражена на маленьком наброске архитектора (который Виктор Логвинов нашел в своем архиве). В центре там располагается (почти масонский) треугольник  – символ творения, со сторонами «единство» – «синтез» – «архитектура», от которого расходятся лучи, составляющие его – «экономика», «техника», «среда», «пластика», «солнце», «свет», «цвет», «тектоника», «пропорция», «масштаб», «время», «пространство», «фактура», «ритмы», «движение».

Схема похожа на солнце и выглядит очень идеальной; чувствуется в ней стремление найти некий универсал – формулу, что ли. Сложить весь смысл искусства архитектуры в нечто очень емкое, такое, что дало бы ответы на все вопросы – ну, или во всяком случае, позволило хотя бы на ступеньку, но реально приблизиться к абсолютной истине. Все это как-то очень характерно – и солнце, и искреннее стремление к идеальному – обществу, человеку, коммунизму, в конце концов, тогда многие искренне верили в «настоящий коммунизм». Стремление действовать активно и делать нечто настоящее и обязательно – поступательно продвигаясь вперед. Весь этот идеализм был свойственен, прямо скажем, и шестидесятникам, и лучшим людям эпохи застоя. Такие периоды любви к идеальным формам и схемам вообще бывают в истории архитектуры – вспомнить тех же масонов XVIII века или ампир начала XIX-го. И можно себе представить, как было тяжело архитекторам-«семидесятникам», вынужденным складывать свой идеализм, по преимуществу, в стол. Чернявскому еще повезло – его санаторий Вороново хотя и не так просто осмотреть в натуре (он с пристрастием охраняется), но зато он вошел во многие учебники, наши и иностранные. Появление книги – еще один шаг в признании.

открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение
открыть большое изображение

Комментарии
comments powered by HyperComments

последние новости ленты:

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Олег Мединский
  • Олег Шапиро
  • Сергей Сенкевич
  • Олег Карлсон
  • Александр Скокан
  • Юлия Тряскина
  • Дмитрий Васильев
  • Левон Айрапетов
  • Антон Надточий
  • Дмитрий Селивохин
  • Антон Ладыгин
  • Андрей Романов
  • Анатолий Столярчук
  • Всеволод Медведев
  • Арсений Леонович
  • Александр Асадов
  • Василий Крапивин
  • Владимир Биндеман
  • Антон Барклянский
  • Дмитрий Ликин
  • Александра Кузьмина
  • Илья Уткин
  • Сергей  Орешкин
  • Станислав Белых
  • Наталия Шилова
  • Алексей Курков
  • Антон Яр-Скрябин
  • Сергей Кузнецов
  • Андрей Асадов
  • Александр Бровкин
  • Роман Леонидов
  • Сергей Труханов
  • Никита Бирюков
  • Полина Воеводина
  • Антон Бондаренко
  • Тотан Кузембаев
  • Михаил Канунников
  • Татьяна Зульхарнеева
  • Иван Кожин
  • Зураб Басария
  • Сергей Чобан
  • Илья Машков
  • Андрей Гнездилов
  • Карен Сапричян
  • Евгений Герасимов
  • Вера Бутко
  • Никита Явейн
  • Даниил Лоренц
  • Валерия Преображенская
  • Александр Попов
  • Николай Миловидов
  • Екатерина Грень
  • Наталья Сидорова
  • Павел Андреев
  • Сергей Скуратов
  • Константин Ходнев
  • Антон Лукомский
  • Алексей Гинзбург
  • Никита Токарев
  • Валерий Лукомский
  • Юлий Борисов
  • Игорь Шварцман
  • Владимир Плоткин
  • Екатерина Кузнецова
  • Владимир Ковалёв

Постройки и проекты (новые записи):

  • Мемориал жертвам политических репрессий на проспекте Сахарова, конкурсный проект
  • Международный медицинский кластер в Сколково. Диагностический и терапевтический корпус
  • Московский монорельс
  • Спортивный центр Nike Box MSK
  • Павильон в парке Горького
  • ШАР перед Даниловским рынком
  • ЖК «Палникс»
  • Эскиз застройки территории заводов «Химволокно» и «Пластполимер»
  • Фасады ЖК в Мякининской пойме

Технологии:

06.07.2018

Кирпич без границ

Представляем лауреатов Brick Award 2018 – премии, учрежденной компанией Wienerberger за выдающиеся здания, построенные из керамических материалов.
Wienerberger (Винербергер)
04.07.2018

Кондиционеры на фасадах

Рассматриваем еще раз острую проблему кондиционеров на фасаде. Свое мнение высказали архитекторы, девелоперы и специалисты по фасадным системам.
ТехноДекорСтрой
02.07.2018

Птица на гараже

Деконструированный «Птеродактиль» Эрика Мосса в Карвер-Сити сделан из титан-цинка.
RHEINZINK
29.06.2018

Остекление палубы теплохода как главный фактор коммерческого успеха

Безрамное раздвижное остекление Lumon на теплоходе «Ласточка-2»
ЗАО "Лумoн"(LUMON)
18.06.2018

Архитектура из «гипюра»

Что нашли в деталях из Ductal® Жан Нувель, Фрэнк Гери, Ренцо Пьяно и Руди Ричотти? Какие возможности дает этот инновационный материал для архитекторов? Об этом – в интервью с Паскалем Пине, бизнес-инженером направления Ductal® компании LafargeHolcim.
другие статьи