Автор текста:
М.П. Тубли

Модерн: «стиль» или «эпоха»?

Ответ на рецензию Ивана Саблина, которую можно увидеть здесь;
Аннотацию книги «Архитектура эпохи модерна: Концепции. Направления. Мастера» 
 здесь.

Мой ответ на, к сожалению, недавно ставшую мне известной рецензию [1] уважаемого Ивана Дмитриевича Саблина на вышедшее в 2013 году третье издание книги «Архитектура эпохи модерна» запоздал более чем на три года и как бы уже не обязателен. Но если принять во внимание то, что это первая (!) рецензия на книгу [2], которая выдержала за 25 лет три издания, и то, что в ней затронуты принципиальные проблемы в изучении архитектуры эпохи модерна, то полемика, надеюсь, не покажется читателю Archi.ru  излишней.

Скажем сразу, - все претензии рецензента к полиграфическому и редакторскому уровню книги не только справедливы, но и еще и мягки. Издание попало в случайные невежественные руки, и получилось то, что получилось. Одна только «роскошная» обложка с двумя золотым и серебряным (!) тиснениями достойна первого приза на выставке книжной пошлости. Были предоставлены издателю и высокого уровня английский текст аннотации, и значительно дополненные и правленые биографические справки, - но все это осталось за бортом. 

Действительно, текстовые изменения относительно предыдущих изданий – невелики, но принципиальны. Например, стоит заметить, что новое краткое предисловие впервые предлагает понятие «архитектуры модерна», как синергетического процесса, что расширяет методические возможности дальнейших исследований.  Кроме того, новая заключительная главка «Наследие архитектуры модерна» ставит по-своему проблему характера преемственности между архитектурой  модерна и архитектурой Европы 20-х – 30-х годов, уточняет особенности отношений Ар деко и авангарда к модерну. Немногочисленные мелкие вставки рассыпаны по тексту и уловимы только при внимательном сравнительном чтении. Чрезвычайно ценны замечания И. Д. Саблина об ошибках в некоторых адресах и наименованиях.

Авторы предупредили читателя, что их труд - не история зодчества определенного периода, а посвящен он решению общих историко-теоретических проблем, связанных с развитием архитектуры, и основное внимание в нем уделяется не фактам, а их характеристикам, тенденциям и процессам  (с. 17). Поэтому  не стоит сожалеть о том, что Ф. Буберга в нем «мало», а Р. Штейнера, наоборот, «много», а стоит понять, что в книгу включены герои, чье творчество стояло на острие тенденций. Поэтому А. Сант’Элиа, построивший за всю жизнь только крохотную виллу, занимает в тексте намного больше места, чем плодовитый Ф. Шехтель.

Важно подчеркнуть, что в книге под термином «модерн» понимается не «стиль модерн», а период («эпоха») в истории европейской архитектуры, содержанием которого было антиэклектическое движение. Авторы всегда выступали против признания существования «стиля модерн», о котором мы ясно пишем, что «установить его общие стилистические признаки не удается» (с.13). Собственно, весь пафос книги заключается в отрицании некого единого стиля эпохи, представленной как совокупность противоположностей стилеобразующих направлений антиэклектического движения. Поэтому упрек в том, что «авторы рецензируемого исследования свято верят в существование в ту эпоху некоего Стиля – хотя бы в плане идеала» относится к какой-то другой книге. А взыскуемая  рецензентом «системность исследования» отражается в структурировании материала по основным направлениям стилеобразования, каждому из которых посвящены по две главы. В первой части книги в такой главе рассматривается генезис направлениия, а во второй его развитие в эпоху модерна.  Таким образом, в книге получается «всеобъемлющая картина», но не эпохи, как пишет И. Д. Саблин, а архитектурной мысли эпохи. Он отмечает «слабое присутствие в книге итальянской или скандинавской школ», в частности, «вклада Швеции», -  и это так. Шведская архитектура с ее сильной классицистической традицией пережила антиэклектическое движение и увлечение ричардсонианством, однако не сформировала такое ядро, которое способно было бы существенно влиять на динамику европейского модерна. Поэтому для нашей темы она менее интересна, чем, скажем, архитектура Финляндии.

Позволю себе ответить подробнее, например, и об Италии, которая со времени кризиса классицизма до начала ХХ века представляла собой архитектурную провинцию, несмотря на высокий актуализм итальянской культуры периода Рисорджименто и последующего. Постройки ведущих мастеров привлекали внимание своей монументальностью и героическими попытками выбраться из круга эклектики. Однако низкий уровень экономики и промышленности сковывали обновление строительной техники и технологии, затрудняли производство бетонных и металлических конструкций. В сфере идеологии господство философии позитивизма тормозило возникновение антиэклектических постулатов.  Эти обстоятельства обеспечивали слабое развитие рационалистических тенденций и господство рудиментов эклектики и декоративистских проявлений типа «либерти». Только возникновение движения футуризма реабилитировало художественную культуру Италии и придало ей новый мощный импульс, ощутимый до наших дней. Поэтому, именно место архитектурных идей футуризма в системе направлений эпохи,  прежде всего, интересуют авторов, а не «архитектурная школа» Италии в данный период. 

Сюда же вплетается и симптоматичное замечание рецензента о том, что «едва ли корректно относить Салливэна  и Райта к представителям модерна».  Смотря, что мы подразумеваем под этим понятием. Если это «стиль модерн» с набором четких, известных И. Д. Саблину признаков, то, возможно эта американская пара не пройдет отбор. Но если считать модерн периодом в развитии архитектуры, характеризующимся антиэклектической направленностью, то и Салливэн и Райт становятся его яркими фигурами. Первый был активным критиком американской архитектуры с антиэклектических позиций, а второй (в 1910 году в Европе  распространяются два  васмутовских альбома Ф. Л. Райта) своим поисками эстетики рационального образа сильно повлиял на Европу. Точнее было бы сказать, что они мастера определенного периода Ар нуво в Америке. Поскольку термин «стиль модерн» - это наше национальное изобретение, причем не самое удачное.  

Интересен упрек рецензента авторам в том, что «им не близка плюралистическая позиция (неназванного Ч. Дженкса)» и они не допускают «сосуществование  нескольких стилей в пределах одной эпохи». Но это не так, - авторы не только допускают, но и прокламируют сосуществование и «соревнование» нескольких стилеобразующих направлений в потоке незавершенного стилеобразующего процесса. Исчерпанность, ограниченность эклектического метода, как бы «остановившего» развитие архитектурной культуры, вызвали внутри нее структурирующие тенденции стилеобразования, получившие свое высшее выражение в эпоху модерна. Каждое из стилеобразующих направлений этого времени декларировало новизну, но каждое понимало её по-своему. Под «новизной» подразумевался, прежде всего, некий образ новизны, то есть, новизна архитектурно-художественного выражения современности (поэтому и пришлось к месту в России это словечко -  moderne), но понимаемая и стилистически выражаемая каждым течением по-своему. Антиэклектизм стал связующим принципом архитектурно-художественного разнообразия тенденций эпохи. Именно благодаря ему возникла противоречивая целостность модерна, придающая ему иллюзию стиля. И можно сказать, что в совокупности все направления архитектуры модерна отразили идейное богатство своего времени в единстве цели и разнообразии стилеобразующих практик. 

Однако в книге сказано, что отдельные направления архитектуры модерна объективно вырабатывали свои довольно стойкие стилеобразующие формальные признаки, поддающиеся описанию (например, иррациональное направление). Но никакого единого «стиля модерн» не существовало.  И не стоит путать плюралистический взгляд Ч. Дженкса на историю зодчества и плюрализм, заложенный в фундаменте эклектического метода.  Это разные плюрализмы. Книга Ч. Дженкса ярко демонстрирует одну особенность (иногда переходящую в порок) историко-архитектурных исследований – их связь с господствующими архитектурными направлениями своего времени, когда исследование невольно подменяется критикой с позиции той или иной архитектурной школы.

Но Д. И. Саблин на то и квалифицированный искусствовед, чтобы искать уязвимую точку в исследованиях модерна на материале нашей книги.  И он, безусловно, ее нащупывает, переводя разговор на терминологию. Действительно, вокруг модерна стоит такой бурелом надуманных терминов и понятий, что даже опытные исследователи просто принимают это как конвенцию, боясь вступить в полемику. И. Д. Саблин приводит сформулированную кем-то оппозицию смешения и синтеза в отношении эклектики и модерна, подвергая её сомнению, - и правильно! Определить эти две эпохи, как смешение и синтез, невозможно даже в виде допущения, - модерн при всех его претензиях на синтез еще далек от него, являясь завершающей стадией эклектизма (это ответ на вопрос рецензента: «а разве модерн менее разнообразен, нежели предшествующий период истории архитектуры?»), а эклектика – это не только «смешение».  Тем более похвален призыв нашего рецензента навести порядок в понятиях, например - «… отказаться от термина эклектика». Но одно дело вбросить лозунг, другое – доказать необходимость его воплощения. Мы в свое время призвали всего лишь отказаться от ложного термина «стиль модерн». И для доказательства актуальности этого пришлось несколько лет создавать рецензируемую И. Д. Саблиным книгу и еще несколько лет «пробивать» её в печать. Но это отдельная советская  история.

Что касается призыва – «отказаться от термина эклектика», то мне кажется, этот клич запоздал. Термин «историзм», к сожалению, почти повсеместно вытесняет термин эклектизм. В то время как понятие «историзм» никак особо не характеризует эпоху эклектизма (архитектура всегда в той или иной степени «исторична»), а термин эклектика (eklektikos – выбирающий) точно отражает главенствующий метод этого периода – метод «разумного выбора». Разложение понятийной базы идет полным ходом вопреки логике и здравому смыслу, - вот уже историзм (эклектизм) объявляется «стилем архитектуры XIX столетия [3]. Такая милая оруэлловская эстетика: ложь – это правда, война – это мир, а эклектика – это стиль! Понятия и термины в сочинениях о модерне носят порой крайнюю неопределенность, часто один исследователь понимает термин совсем по-другому, чем его оппонент. Вместо необходимых категорий изобретаются пустые эффектные словесные конструкции. В 70-80-х годах, на ранней стадии изучения модерна, много нового материала требовало определений и названий, и вот тогда то и родилось немало бессмысленного понятийного мусора. Мы его допускали как временный, который потом будет заменен на твердый понятийный аппарат, а он оказался весьма живуч. 

Конечно, приятно то, что книга в целом высоко оценивается И. Д. Саблиным почти как «памятник научной мысли». Но те вопросы и полемические соображения, которые возникли у рецензента при её повторном чтении, показывают актуальность её идей и в наши дни, что подтверждается массой ссылок на неё в свежих публикациях специалистов. Книгу еще рано относить в разряд «памятников». Её идеи живут и развиваются, а так же вызывают и весьма критические о них высказывания [4]. Так что надежды рецензента увидеть четвертое, исправленное и дополненное издание книги, возможно, не лишены оснований.
________________________________________________________________
[1] - Саблин И. Д. Двадцать лет спустя. «Капитель», 2(24), 2013, с. 148-149.
[2] - Горюнов В. С., Тубли М. П. Архитектура эпохи модерна. Концепции. Направления. Мастера. 3-е изд. Издательство «Палаццо», СПб., 2013.
[3] - Сошлюсь для иллюстрации полемики по этой проблеме на две статьи в сб. «Архитектура эпохи историзма: традиции и новаторство». СПб., 2012.
Горюнов В. С. Эклектика или историзм. К вопросу о терминологии историко-архитектурных исследований. С. 7-11.
Кириченко Е. И. Историзм – стиль архитектуры XIX столетия. С. 12-23.
[4] - Лисовский В. Г. Стиль модерн: проблема идентификации и систематизации наследия. В сб. «Архитектура эпохи модерна в странах Балтийского региона». Изд. «Коло», СПб., 2014. С. 9-15.

18 Июля 2017

Автор текста:

М.П. Тубли
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Город сбывшейся мечты
Путеводитель Владимира Белоголовского по архитектуре Нью-Йорка последних 20 лет, изданный DOM Publishers, свидетельствует: реальный мегаполис начала XXI века ничуть не скромней фантастических проектов для него, которые так и остались на бумаге.
Черная точка
Выставка Александра Гегелло в музее архитектуры талантливо раскрывает творчество архитектора, который начал как ученик Фомина и закончил проектом мавзолея Сталина. В его работах переплетаются поиски метафизической формы, выучка неоклассика и лояльность мейнстриму.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Приключения цилиндра
Выставка в Комо, посвященная московскому клубу им. Зуева Ильи Голосова и его современнику – жилому дому «Новокомум» Джузеппе Терраньи, помещает Россию и Италию в международный контекст авангарда 1920-х. В сентябре ее покажут в Музее архитектуры им. А.В. Щусева.
Сквозняк из вечности
Книга Юрия Аввакумова «Бумажная архитектура. Антология», изданная Музеем современного искусства «Гараж» при поддержке фонда AVC Charity, – важный шаг на пути осмысления яркого культурного феномена. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Возвращение НЭР
Рецензия Ольги Казаковой, директора Института модернизма и старшего научного сотрудника НИИТИАГ, на книгу «НЭР. Город будущего».
Капля и Снежинка
Книга «Капля» об архитекторе Александре Павловой (1966-2013) выпущена издательством «МГНМ» бюро «Меганом» и построена как венок воспоминаний ее друзей, близких и коллег. Кураторы проекта – Александр Бродский и Юрий Григорян.
Икона vs картина
Куратор выставки «Русский путь. От Дионисия до Малевича» Аркадий Ипполитов смешал произведения разных веков, а экспозиционный дизайн Сергея Чобана и Агнии Стрелиговой помогает упорядочить сложное переплетение сюжетов и даже объединяет их свечением святости.
Все в Алма-Ату
Новую книгу из серии «Гаража» хочется назвать фундаментальным путеводителем: он глубок, разнообразен и написан легким стилем. А материал красив, не слишком изуродован и малоизвестен. Пожалуй, это точно must have.
Блеск и нищета городов
Знаменитый американский урбанист Ричард Флорида, автор концепции креативного класса, даст интервью и представит свою книгу «Новый кризис городов» на МУФ-2018. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Постмодернизм до постмодернизма
Книга Анны Вяземцевой «Искусство тоталитарной Италии» – первый на русском языке подробный исторический труд об итальянской архитектуре, градостроительстве, изобразительном искусстве межвоенных лет.
Архитектор строгих правил
В издательстве «Близнецы» вышла книга архитектора, театрального художника и издателя Татьяны Бархиной «Архитектор Григорий Бархин» к 140-летию мастера. Книга издана при поддержке «Гинзбург Архитектс». Публикуем рецензию и отрывок из воспоминаний Татьяны Бархиной.
Палладио между Набоковым и Борхесом
Рецензия на книгу Глеба Смирнова «Палладио. Семь философских путешествий» и отрывки из двух глав: «Вилла Пойяна, или Новое доказательство бытия Божия» и «Вилла Бадоэр, или Первая заповедь искусства».
Сложности с основой основ
В издательстве Strelka Press вышла книга американского критика Пола Голдбергера «Зачем нужна архитектура». Автор стремился просветить широкую публику, но, как доказывает его труд, эта задача гораздо сложнее, чем может казаться.
Пролетая над городом
Для своей книги «АрхиДрон. Пятый фасад современной Москвы» (DOM, 2017) фотограф Денис Есаков снял с высоты птичьего полета самые известные московские здания.
Мастер фасадов
Монографическая выставка Дэвида Аджайе в московском музее современного искусства «Гараж» демонстрирует не только результат, но и процесс его архитектурной практики.
Италия – на благо общества
Павильон Италии на Венецианской биеннале архитектуры традиционно привлекает интерес как экспозиция страны-организатора знаменитой выставки. В этом году его курирует бюро TAMassociati, известное своими социальными проектами в Африке и на родине.
Архитектура, встроенная в жизнь
Португальский павильон на Венецианской биеннале располагается в доме по проекту Алваро Сизы и рассказывает об этом социальном жилом комплексе, а также о трех других – в Порту, Берлине и Гааге. А еще этот павильон побудил венецианские власти завершить начатый ими 30 лет назад проект.
Листья травы
О книге Валерия Нефедова «Как вернуть город людям», посвященной ландшафтному урбанизму и проблеме качества городской среды.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Феликс Новиков: «Где-то я прочел про себя, что я литературоцентричен....
Вчера Феликс Новиков отпраздновал 94 день рождения. Присоединяемся к поздравлениям и публикуем подборку «Итогов» – отчасти авторское резюме своих работ, отчасти воспоминаний о сотрудничестве с издательствами. Рассказ включает список проектов построек, составлен в первой половине 2021 года, и предваряется небольшим вступительным интервью.
Крыша «фестонами»
Бюро BIG представило проект транспортного узла для шведского города Вестерос: он свяжет разделенные железнодорожными путями части города.
Арктические опыты
СПбГАСУ совместно с Университетом Хоккайдо провел Международную летнюю архитектурную школу, посвященную Арктике. Показываем проекты, придуманные участниками для Териберки, Земли Франца-Иосифа и Кировска.
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.