Автор текста:
М.П. Тубли

Модерн: «стиль» или «эпоха»?

0
Ответ на рецензию Ивана Саблина, которую можно увидеть здесь;
Аннотацию книги «Архитектура эпохи модерна: Концепции. Направления. Мастера» 
 здесь.

Мой ответ на, к сожалению, недавно ставшую мне известной рецензию [1] уважаемого Ивана Дмитриевича Саблина на вышедшее в 2013 году третье издание книги «Архитектура эпохи модерна» запоздал более чем на три года и как бы уже не обязателен. Но если принять во внимание то, что это первая (!) рецензия на книгу [2], которая выдержала за 25 лет три издания, и то, что в ней затронуты принципиальные проблемы в изучении архитектуры эпохи модерна, то полемика, надеюсь, не покажется читателю Archi.ru  излишней.

Скажем сразу, - все претензии рецензента к полиграфическому и редакторскому уровню книги не только справедливы, но и еще и мягки. Издание попало в случайные невежественные руки, и получилось то, что получилось. Одна только «роскошная» обложка с двумя золотым и серебряным (!) тиснениями достойна первого приза на выставке книжной пошлости. Были предоставлены издателю и высокого уровня английский текст аннотации, и значительно дополненные и правленые биографические справки, - но все это осталось за бортом. 

Действительно, текстовые изменения относительно предыдущих изданий – невелики, но принципиальны. Например, стоит заметить, что новое краткое предисловие впервые предлагает понятие «архитектуры модерна», как синергетического процесса, что расширяет методические возможности дальнейших исследований.  Кроме того, новая заключительная главка «Наследие архитектуры модерна» ставит по-своему проблему характера преемственности между архитектурой  модерна и архитектурой Европы 20-х – 30-х годов, уточняет особенности отношений Ар деко и авангарда к модерну. Немногочисленные мелкие вставки рассыпаны по тексту и уловимы только при внимательном сравнительном чтении. Чрезвычайно ценны замечания И. Д. Саблина об ошибках в некоторых адресах и наименованиях.

Авторы предупредили читателя, что их труд - не история зодчества определенного периода, а посвящен он решению общих историко-теоретических проблем, связанных с развитием архитектуры, и основное внимание в нем уделяется не фактам, а их характеристикам, тенденциям и процессам  (с. 17). Поэтому  не стоит сожалеть о том, что Ф. Буберга в нем «мало», а Р. Штейнера, наоборот, «много», а стоит понять, что в книгу включены герои, чье творчество стояло на острие тенденций. Поэтому А. Сант’Элиа, построивший за всю жизнь только крохотную виллу, занимает в тексте намного больше места, чем плодовитый Ф. Шехтель.

Важно подчеркнуть, что в книге под термином «модерн» понимается не «стиль модерн», а период («эпоха») в истории европейской архитектуры, содержанием которого было антиэклектическое движение. Авторы всегда выступали против признания существования «стиля модерн», о котором мы ясно пишем, что «установить его общие стилистические признаки не удается» (с.13). Собственно, весь пафос книги заключается в отрицании некого единого стиля эпохи, представленной как совокупность противоположностей стилеобразующих направлений антиэклектического движения. Поэтому упрек в том, что «авторы рецензируемого исследования свято верят в существование в ту эпоху некоего Стиля – хотя бы в плане идеала» относится к какой-то другой книге. А взыскуемая  рецензентом «системность исследования» отражается в структурировании материала по основным направлениям стилеобразования, каждому из которых посвящены по две главы. В первой части книги в такой главе рассматривается генезис направлениия, а во второй его развитие в эпоху модерна.  Таким образом, в книге получается «всеобъемлющая картина», но не эпохи, как пишет И. Д. Саблин, а архитектурной мысли эпохи. Он отмечает «слабое присутствие в книге итальянской или скандинавской школ», в частности, «вклада Швеции», -  и это так. Шведская архитектура с ее сильной классицистической традицией пережила антиэклектическое движение и увлечение ричардсонианством, однако не сформировала такое ядро, которое способно было бы существенно влиять на динамику европейского модерна. Поэтому для нашей темы она менее интересна, чем, скажем, архитектура Финляндии.

Позволю себе ответить подробнее, например, и об Италии, которая со времени кризиса классицизма до начала ХХ века представляла собой архитектурную провинцию, несмотря на высокий актуализм итальянской культуры периода Рисорджименто и последующего. Постройки ведущих мастеров привлекали внимание своей монументальностью и героическими попытками выбраться из круга эклектики. Однако низкий уровень экономики и промышленности сковывали обновление строительной техники и технологии, затрудняли производство бетонных и металлических конструкций. В сфере идеологии господство философии позитивизма тормозило возникновение антиэклектических постулатов.  Эти обстоятельства обеспечивали слабое развитие рационалистических тенденций и господство рудиментов эклектики и декоративистских проявлений типа «либерти». Только возникновение движения футуризма реабилитировало художественную культуру Италии и придало ей новый мощный импульс, ощутимый до наших дней. Поэтому, именно место архитектурных идей футуризма в системе направлений эпохи,  прежде всего, интересуют авторов, а не «архитектурная школа» Италии в данный период. 

Сюда же вплетается и симптоматичное замечание рецензента о том, что «едва ли корректно относить Салливэна  и Райта к представителям модерна».  Смотря, что мы подразумеваем под этим понятием. Если это «стиль модерн» с набором четких, известных И. Д. Саблину признаков, то, возможно эта американская пара не пройдет отбор. Но если считать модерн периодом в развитии архитектуры, характеризующимся антиэклектической направленностью, то и Салливэн и Райт становятся его яркими фигурами. Первый был активным критиком американской архитектуры с антиэклектических позиций, а второй (в 1910 году в Европе  распространяются два  васмутовских альбома Ф. Л. Райта) своим поисками эстетики рационального образа сильно повлиял на Европу. Точнее было бы сказать, что они мастера определенного периода Ар нуво в Америке. Поскольку термин «стиль модерн» - это наше национальное изобретение, причем не самое удачное.  

Интересен упрек рецензента авторам в том, что «им не близка плюралистическая позиция (неназванного Ч. Дженкса)» и они не допускают «сосуществование  нескольких стилей в пределах одной эпохи». Но это не так, - авторы не только допускают, но и прокламируют сосуществование и «соревнование» нескольких стилеобразующих направлений в потоке незавершенного стилеобразующего процесса. Исчерпанность, ограниченность эклектического метода, как бы «остановившего» развитие архитектурной культуры, вызвали внутри нее структурирующие тенденции стилеобразования, получившие свое высшее выражение в эпоху модерна. Каждое из стилеобразующих направлений этого времени декларировало новизну, но каждое понимало её по-своему. Под «новизной» подразумевался, прежде всего, некий образ новизны, то есть, новизна архитектурно-художественного выражения современности (поэтому и пришлось к месту в России это словечко -  moderne), но понимаемая и стилистически выражаемая каждым течением по-своему. Антиэклектизм стал связующим принципом архитектурно-художественного разнообразия тенденций эпохи. Именно благодаря ему возникла противоречивая целостность модерна, придающая ему иллюзию стиля. И можно сказать, что в совокупности все направления архитектуры модерна отразили идейное богатство своего времени в единстве цели и разнообразии стилеобразующих практик. 

Однако в книге сказано, что отдельные направления архитектуры модерна объективно вырабатывали свои довольно стойкие стилеобразующие формальные признаки, поддающиеся описанию (например, иррациональное направление). Но никакого единого «стиля модерн» не существовало.  И не стоит путать плюралистический взгляд Ч. Дженкса на историю зодчества и плюрализм, заложенный в фундаменте эклектического метода.  Это разные плюрализмы. Книга Ч. Дженкса ярко демонстрирует одну особенность (иногда переходящую в порок) историко-архитектурных исследований – их связь с господствующими архитектурными направлениями своего времени, когда исследование невольно подменяется критикой с позиции той или иной архитектурной школы.

Но Д. И. Саблин на то и квалифицированный искусствовед, чтобы искать уязвимую точку в исследованиях модерна на материале нашей книги.  И он, безусловно, ее нащупывает, переводя разговор на терминологию. Действительно, вокруг модерна стоит такой бурелом надуманных терминов и понятий, что даже опытные исследователи просто принимают это как конвенцию, боясь вступить в полемику. И. Д. Саблин приводит сформулированную кем-то оппозицию смешения и синтеза в отношении эклектики и модерна, подвергая её сомнению, - и правильно! Определить эти две эпохи, как смешение и синтез, невозможно даже в виде допущения, - модерн при всех его претензиях на синтез еще далек от него, являясь завершающей стадией эклектизма (это ответ на вопрос рецензента: «а разве модерн менее разнообразен, нежели предшествующий период истории архитектуры?»), а эклектика – это не только «смешение».  Тем более похвален призыв нашего рецензента навести порядок в понятиях, например - «… отказаться от термина эклектика». Но одно дело вбросить лозунг, другое – доказать необходимость его воплощения. Мы в свое время призвали всего лишь отказаться от ложного термина «стиль модерн». И для доказательства актуальности этого пришлось несколько лет создавать рецензируемую И. Д. Саблиным книгу и еще несколько лет «пробивать» её в печать. Но это отдельная советская  история.

Что касается призыва – «отказаться от термина эклектика», то мне кажется, этот клич запоздал. Термин «историзм», к сожалению, почти повсеместно вытесняет термин эклектизм. В то время как понятие «историзм» никак особо не характеризует эпоху эклектизма (архитектура всегда в той или иной степени «исторична»), а термин эклектика (eklektikos – выбирающий) точно отражает главенствующий метод этого периода – метод «разумного выбора». Разложение понятийной базы идет полным ходом вопреки логике и здравому смыслу, - вот уже историзм (эклектизм) объявляется «стилем архитектуры XIX столетия [3]. Такая милая оруэлловская эстетика: ложь – это правда, война – это мир, а эклектика – это стиль! Понятия и термины в сочинениях о модерне носят порой крайнюю неопределенность, часто один исследователь понимает термин совсем по-другому, чем его оппонент. Вместо необходимых категорий изобретаются пустые эффектные словесные конструкции. В 70-80-х годах, на ранней стадии изучения модерна, много нового материала требовало определений и названий, и вот тогда то и родилось немало бессмысленного понятийного мусора. Мы его допускали как временный, который потом будет заменен на твердый понятийный аппарат, а он оказался весьма живуч. 

Конечно, приятно то, что книга в целом высоко оценивается И. Д. Саблиным почти как «памятник научной мысли». Но те вопросы и полемические соображения, которые возникли у рецензента при её повторном чтении, показывают актуальность её идей и в наши дни, что подтверждается массой ссылок на неё в свежих публикациях специалистов. Книгу еще рано относить в разряд «памятников». Её идеи живут и развиваются, а так же вызывают и весьма критические о них высказывания [4]. Так что надежды рецензента увидеть четвертое, исправленное и дополненное издание книги, возможно, не лишены оснований.
________________________________________________________________
[1] - Саблин И. Д. Двадцать лет спустя. «Капитель», 2(24), 2013, с. 148-149.
[2] - Горюнов В. С., Тубли М. П. Архитектура эпохи модерна. Концепции. Направления. Мастера. 3-е изд. Издательство «Палаццо», СПб., 2013.
[3] - Сошлюсь для иллюстрации полемики по этой проблеме на две статьи в сб. «Архитектура эпохи историзма: традиции и новаторство». СПб., 2012.
Горюнов В. С. Эклектика или историзм. К вопросу о терминологии историко-архитектурных исследований. С. 7-11.
Кириченко Е. И. Историзм – стиль архитектуры XIX столетия. С. 12-23.
[4] - Лисовский В. Г. Стиль модерн: проблема идентификации и систематизации наследия. В сб. «Архитектура эпохи модерна в странах Балтийского региона». Изд. «Коло», СПб., 2014. С. 9-15.

18 Июля 2017

Автор текста:

М.П. Тубли
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Архитектура СССР: измерение общее и личное
Новая книга Феликса Новикова «Образы советской архитектуры» представляет собой подборку из 247 зданий, построенных в СССР, которые автор считает ключевыми. Коллекция сопровождается цитатами из текстов Новикова и других исследователей, а также очерками истории трех периодов советской архитектуры, написанными в жанре эссе и сочетающими объективность с воспоминаниями, личный взглядом и предположениями.
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Город сбывшейся мечты
Путеводитель Владимира Белоголовского по архитектуре Нью-Йорка последних 20 лет, изданный DOM Publishers, свидетельствует: реальный мегаполис начала XXI века ничуть не скромней фантастических проектов для него, которые так и остались на бумаге.
Черная точка
Выставка Александра Гегелло в музее архитектуры талантливо раскрывает творчество архитектора, который начал как ученик Фомина и закончил проектом мавзолея Сталина. В его работах переплетаются поиски метафизической формы, выучка неоклассика и лояльность мейнстриму.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Приключения цилиндра
Выставка в Комо, посвященная московскому клубу им. Зуева Ильи Голосова и его современнику – жилому дому «Новокомум» Джузеппе Терраньи, помещает Россию и Италию в международный контекст авангарда 1920-х. В сентябре ее покажут в Музее архитектуры им. А.В. Щусева.
Сквозняк из вечности
Книга Юрия Аввакумова «Бумажная архитектура. Антология», изданная Музеем современного искусства «Гараж» при поддержке фонда AVC Charity, – важный шаг на пути осмысления яркого культурного феномена. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Возвращение НЭР
Рецензия Ольги Казаковой, директора Института модернизма и старшего научного сотрудника НИИТИАГ, на книгу «НЭР. Город будущего».
Капля и Снежинка
Книга «Капля» об архитекторе Александре Павловой (1966-2013) выпущена издательством «МГНМ» бюро «Меганом» и построена как венок воспоминаний ее друзей, близких и коллег. Кураторы проекта – Александр Бродский и Юрий Григорян.
Икона vs картина
Куратор выставки «Русский путь. От Дионисия до Малевича» Аркадий Ипполитов смешал произведения разных веков, а экспозиционный дизайн Сергея Чобана и Агнии Стрелиговой помогает упорядочить сложное переплетение сюжетов и даже объединяет их свечением святости.
Все в Алма-Ату
Новую книгу из серии «Гаража» хочется назвать фундаментальным путеводителем: он глубок, разнообразен и написан легким стилем. А материал красив, не слишком изуродован и малоизвестен. Пожалуй, это точно must have.
Блеск и нищета городов
Знаменитый американский урбанист Ричард Флорида, автор концепции креативного класса, даст интервью и представит свою книгу «Новый кризис городов» на МУФ-2018. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Постмодернизм до постмодернизма
Книга Анны Вяземцевой «Искусство тоталитарной Италии» – первый на русском языке подробный исторический труд об итальянской архитектуре, градостроительстве, изобразительном искусстве межвоенных лет.
Архитектор строгих правил
В издательстве «Близнецы» вышла книга архитектора, театрального художника и издателя Татьяны Бархиной «Архитектор Григорий Бархин» к 140-летию мастера. Книга издана при поддержке «Гинзбург Архитектс». Публикуем рецензию и отрывок из воспоминаний Татьяны Бархиной.
Палладио между Набоковым и Борхесом
Рецензия на книгу Глеба Смирнова «Палладио. Семь философских путешествий» и отрывки из двух глав: «Вилла Пойяна, или Новое доказательство бытия Божия» и «Вилла Бадоэр, или Первая заповедь искусства».
Сложности с основой основ
В издательстве Strelka Press вышла книга американского критика Пола Голдбергера «Зачем нужна архитектура». Автор стремился просветить широкую публику, но, как доказывает его труд, эта задача гораздо сложнее, чем может казаться.
Пролетая над городом
Для своей книги «АрхиДрон. Пятый фасад современной Москвы» (DOM, 2017) фотограф Денис Есаков снял с высоты птичьего полета самые известные московские здания.
Мастер фасадов
Монографическая выставка Дэвида Аджайе в московском музее современного искусства «Гараж» демонстрирует не только результат, но и процесс его архитектурной практики.
Италия – на благо общества
Павильон Италии на Венецианской биеннале архитектуры традиционно привлекает интерес как экспозиция страны-организатора знаменитой выставки. В этом году его курирует бюро TAMassociati, известное своими социальными проектами в Африке и на родине.
Архитектура, встроенная в жизнь
Португальский павильон на Венецианской биеннале располагается в доме по проекту Алваро Сизы и рассказывает об этом социальном жилом комплексе, а также о трех других – в Порту, Берлине и Гааге. А еще этот павильон побудил венецианские власти завершить начатый ими 30 лет назад проект.
Технологии и материалы
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Сейчас на главной
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATHARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
Эконом-вилла
Доступный, просторный и эстетичный каркасный дом от бюро ISAEV architects предназначен для отдыха от города и созерцания природы.