Индустриальная культура

Дуйсбург – промышленный город в земле Северный Рейн – Вестфалия, и его власти делают все возможное, чтобы привлечь сюда туристов, в том числе –извлекая максимальную выгоду из индустриального прошлого и настоящего города.

Автор текста:
Елизавета Клепанова

mainImg
«Тигр и черепаха»
«Тигр и черепаха» © Елизавета Клепанова

Постоянная инсталляция «Тигр и черепаха» – часть амбициозного государственного проекта по преобразованию индустриального прошлого всей земли Северный Рейн – Вестфалия в культурно-туристический маршрут, который реализуется поступательно, благо в интересных объектах здесь нет недостатка: эта область издавна была одним из ведущих промышленных регионов Европы.
«Тигр и черепаха» © Елизавета Клепанова
«Тигр и черепаха» © Елизавета Клепанова
«Тигр и черепаха» © Елизавета Клепанова

«Тигр и черепаха» работы немецких художников Ульриха Генца и Хайке Муттер выглядит как американские горки и расположена на вершине холма в Ангер-парке. Даже в самую плохую погоду к инсталляции приходят люди. Ее посещение бесплатно, а кроме того – полезно для здоровья: подъем к ней достаточно крутой и требует некоторых усилий. Название этого сооружения, как объясняют авторы – о разнице в скоростях: американские горки прочно ассоциируются с большой скоростью, которая характерна для тигра, но посетителю инсталляции, скорее всего, придется подниматься по ее ступеням аккуратно и медленно, практически с черепашьей скоростью. Осторожные немцы предупредительно закрыли доступ к «мертвым» петлям, которыми можно только любоваться со стороны, в то время как все остальные части «Тигра и черепахи» открыты даже ночью.
«Тигр и черепаха» © Елизавета Клепанова
«Тигр и черепаха» © Елизавета Клепанова
«Тигр и черепаха» © Елизавета Клепанова
«Тигр и черепаха» © Елизавета Клепанова

Размеры инсталляции составляют 44 на 37 метров, высота – 21 метр. Это одно из самых крупных подобных произведений искусства в Германии. На реализацию «Тигра и черепахи» было потрачено 2 миллиона евро из государственного бюджета. В стране ежегодно выделяется немало средств на воплощение подобных культурных проектов в общественных местах – паблик-арта – но часто это приводит к появлению безвкусных и дорогостоящих произведений, против которых потом активно протестуют жители, справедливо возмущаясь такой тратой заплаченных ими налогов. А «Тигр и черепаха», наоборот, оказалась очень удачной «инвестицией»: она очень популярна среди гостей города, в то время как местные жители приходят туда с бутербродами отдохнуть и насладиться видами окрестностей.
«Бесконечная лестница» (Umschreibung) Олафура Элиассона в Мюнхене © Елизавета Клепанова

Стоит упомянуть, что эта инсталляция напоминает бесконечную лестницу Олафура Элиассона, реализованную несколькими годами ранее для мюнхенского отделения KPMG – также в рамках программы насыщения города произведениями искусства, правда, уже на средства частных компаний. Поэтому большая часть подобных приобретений, в результате, скрыта во внутренних дворах штаб-квартир этих фирм, и посетить эти объекты можно лишь по предварительной записи. В Германии даже стали выпускать о маршрутах по таким «секретным» произведениям путеводители и документальные фильмы.
«Бесконечная лестница» (Umschreibung) Олафура Элиассона в Мюнхене © Елизавета Клепанова
«Бесконечная лестница» (Umschreibung) Олафура Элиассона в Мюнхене © Елизавета Клепанова



Но, несмотря на значительно меньшую популярность и известность инсталляции Элиассона из-за ее невыгодного расположения во дворе офисного комплекса, к ней также приходит немало ценителей современного искусства.

От зерна к современному искусству. Музей Кюпперсмюлле
Музей Кюпперсмюле © Елизавета Клепанова

Во внутренней гавани Дуйсбурга по проекту Жака Херцога и Пьера де Мерона историческая мельница с прилегающими к ней цилиндрами зернового элеватора была превращена в музей современного искусства Кюпперсмюлле. Кардинальных изменений в существующий объем швейцарские зодчие не внесли: интерьер сделан нарочито простым – с белыми стенами и серым турецким базальтом на полу. Для произведений искусства это совсем не плохо: они на таком нейтральном фоне смотрятся очень выгодно, но, ориентируясь на другие проекты знаменитого архитектурного дуэта, все же ожидаешь чего-то большего. Оригинальные окна на стенах выставочных залов аккуратно заложены кирпичом, максимально схожим с историческим; лишь в некоторых местах сделаны новые узкие оконные проемы, откуда открывается вид на гавань. Противоречивые чувства испытываешь и из-за отсутствия вестибюля: при входе есть только крошечная стойка с книгами и касса, проходя мимо которых прямо в верхней одежде сразу же попадаешь к картинам и скульптурам. Бдительные сотрудники музея все же напоминают о необходимости оставить вещи в гардеробе и показывают на небольшой коридор, ведущий в комнату с вешалками – размером примерно с пять стандартных кладовых в советских квартирах. Из этого скромного пространства можно попасть в санузлы и ресторан.
Музей Кюпперсмюле © Елизавета Клепанова
Музей Кюпперсмюле © Елизавета Клепанова
Музей Кюпперсмюле © Елизавета Клепанова
Музей Кюпперсмюле © Елизавета Клепанова

Совсем другое впечатление складывается, когда проходишь в добавленный архитекторами к старому зданию новый объем, где расположены лифт и потрясающе эффектная монолитная бетонная лестница. Выполненный в медно-терракотовых оттенках, этот объем привлекает в музей многочисленных посетителей, которые, быстро пробежавшись по залам, проводят большую часть времени именно здесь, прикасаясь к будто вылепленной вручную неровной поверхности лестницы и фотографируясь на ее фоне. Сюда сквозь длинные вертикальные окна проникает мягкий свет, в котором интерьер начинает переливаться и блестеть. Здесь нет необходимости читать между строк: наконец, почерк Херцога и де Мерона виден невооруженным глазом. В реальность из совершенно сказочного интерьера возвращает только стандартный лифт, который смотрелся бы выигрышней с отделкой не стальными, а медными или золотистыми панелями.
Музей Кюпперсмюле © Елизавета Клепанова
Музей Кюпперсмюле © Елизавета Клепанова
Музей Кюпперсмюле © Елизавета Клепанова
Музей Кюпперсмюле © Елизавета Клепанова
Музей Кюпперсмюле © Елизавета Клепанова

Долгие годы ведется разговор о расширении музея, и Херцог и де Мерон давно представили эскизы нового корпуса в виде большого прямоугольного стеклянного объема над цилиндрами элеватора, однако эта идея так до сих пор и не была реализована. Однако на официальном сайте Кюпперсмюлле сообщается, что в 2018 году проект швейцарских архитекторов все же будет воплощен в жизнь.

Завод-парк Дуйсбург-Норд
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns

Сталелитейный завод «Майдерих» в Дуйсбурге закончил свою работу в 1985 году: тогда во владение города перешли 200 гектаров глубоко загрязненной почвы с массивными цехами. Власти решили, что неплохо было бы восстановить качество земли, повысив заодно экологические показатели в регионе в целом, и провели закрытый конкурс на проект парка на территории бывшей промзоны. Победу одержала немецкая компания Latz+Partner, которая предложила сохранить сталелитейный завод для будущих поколений, всем его промышленным структурам – найти новое применение, загрязнения почвы – ликвидировать с помощью фитообработки, а канал с ранее сточными водами – в дальнейшем использовать для постоянной очистки участка. Петер Латц, глава мастерской Latz+Partner, желая максимально сохранить память места, приводил в пример ситуацию: дед, проработавший на предприятии всю жизнь, мог бы привести в парк своих маленьких внуков и объяснить им, для чего предназначались те или иные машины, и как они использовались в производстве.
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns

Посетители парка Дуйсбург-Норд могут пользоваться любыми его объектами бесплатно, 24 часа в сутки и 7 дней в неделю. С минимальными финансовыми вложениями из промышленных зданий получились концертный зал, музей, и так далее. Старые газовые танк-контейнеры были превращены в бассейн для аквалангистов, бетонные бункеры обрамили серию небольших садов, бетонные же стены используются для занятий скалолазанием, одно из центральных мест бывшего промышленного комплекса было переделано в подобие ярмарочной площади: там проходят разные интересные события на свежем воздухе. Чтобы осмотреть парк с высоты, достаточно дойти до доменной печи №5, где оборудована обзорная площадка с видом – а ведь не так давно здесь при температуре 2000 градусов по Цельсию плавилась руда для получения чугуна.
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns

Если есть желание научиться ходить по канату или посетить концерт, можно пойти в бывшую электростанцию, которая долгие годы служила основным источником питания для всего завода и прилегающих к нему жилых домов.
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns

Самым популярным местом в парке стал газометр для доменного газа, построенный в 1920 году. Сегодня здесь работает дайвинг-центр, где посетители могут погрузиться на 13-метровую глубину и исследовать искусственно созданный подводный мир с настоящими обломками самолета, старых машин, корабля и других объектов.
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns

В парке много специальных зон, где могут безопасно играть дети: залезать в трубы, карабкаться по стенам или играть в футбол. Для подростков есть участок для катания на скейтборде и горном велосипеде. Нельзя не сказать о мини-ферме с лошадьми, курицами и козами.
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns

В темное время суток территория парка превращается в искрящийся город благодаря световой инсталляции британского художника Джонатана Парка, которая работает с понедельника по четверг в сокращенном режиме (освещаются только три дымовые трубы), а в пятницу, субботу и воскресенье – в полном объеме.
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns

Адаптация под парк территории завода вызвала большое одобрение как со стороны профессионального сообщества, так и со стороны неравнодушной общественности, но без критики все же не обошлось. Несмотря на постулируемое архитекторами желание сохранить память места, в проекте был проигнорирован факт принудительного использования труда еврейских заключенных на заводе во время Второй мировой войны. Большинство из них не выдержало непосильной работы, но им не был поставлен ни памятник, ни даже мемориальный знак.
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns

Парк Дуйсбург-Норд из всех трех упомянутых мной проектов приносит сегодня наибольшую известность региону Северный Рейн-Вестфалия – в том числе и за рубежом – и широко используется в качестве примера эффективной работы с нефункционирующими индустриальными территориями.
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns
Парк Дуйсбург-Норд © Елизавета Клепанова
Парк Дуйсбург-Норд © Елизавета Клепанова
Парк Дуйсбург-Норд © Елизавета Клепанова
Парк Дуйсбург-Норд © Елизавета Клепанова
Парк Дуйсбург-Норд © Елизавета Клепанова
Парк Дуйсбург-Норд © Елизавета Клепанова
Парк Дуйсбург-Норд © Елизавета Клепанова
Парк Дуйсбург-Норд © Елизавета Клепанова


07 Февраля 2017

Автор текста:

Елизавета Клепанова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.