Индустриальная культура

Дуйсбург – промышленный город в земле Северный Рейн – Вестфалия, и его власти делают все возможное, чтобы привлечь сюда туристов, в том числе –извлекая максимальную выгоду из индустриального прошлого и настоящего города.

Автор текста:
Елизавета Клепанова

mainImg
«Тигр и черепаха»
«Тигр и черепаха» © Елизавета Клепанова

Постоянная инсталляция «Тигр и черепаха» – часть амбициозного государственного проекта по преобразованию индустриального прошлого всей земли Северный Рейн – Вестфалия в культурно-туристический маршрут, который реализуется поступательно, благо в интересных объектах здесь нет недостатка: эта область издавна была одним из ведущих промышленных регионов Европы.
«Тигр и черепаха» © Елизавета Клепанова
«Тигр и черепаха» © Елизавета Клепанова
«Тигр и черепаха» © Елизавета Клепанова

«Тигр и черепаха» работы немецких художников Ульриха Генца и Хайке Муттер выглядит как американские горки и расположена на вершине холма в Ангер-парке. Даже в самую плохую погоду к инсталляции приходят люди. Ее посещение бесплатно, а кроме того – полезно для здоровья: подъем к ней достаточно крутой и требует некоторых усилий. Название этого сооружения, как объясняют авторы – о разнице в скоростях: американские горки прочно ассоциируются с большой скоростью, которая характерна для тигра, но посетителю инсталляции, скорее всего, придется подниматься по ее ступеням аккуратно и медленно, практически с черепашьей скоростью. Осторожные немцы предупредительно закрыли доступ к «мертвым» петлям, которыми можно только любоваться со стороны, в то время как все остальные части «Тигра и черепахи» открыты даже ночью.
«Тигр и черепаха» © Елизавета Клепанова
«Тигр и черепаха» © Елизавета Клепанова
«Тигр и черепаха» © Елизавета Клепанова
«Тигр и черепаха» © Елизавета Клепанова

Размеры инсталляции составляют 44 на 37 метров, высота – 21 метр. Это одно из самых крупных подобных произведений искусства в Германии. На реализацию «Тигра и черепахи» было потрачено 2 миллиона евро из государственного бюджета. В стране ежегодно выделяется немало средств на воплощение подобных культурных проектов в общественных местах – паблик-арта – но часто это приводит к появлению безвкусных и дорогостоящих произведений, против которых потом активно протестуют жители, справедливо возмущаясь такой тратой заплаченных ими налогов. А «Тигр и черепаха», наоборот, оказалась очень удачной «инвестицией»: она очень популярна среди гостей города, в то время как местные жители приходят туда с бутербродами отдохнуть и насладиться видами окрестностей.
«Бесконечная лестница» (Umschreibung) Олафура Элиассона в Мюнхене © Елизавета Клепанова

Стоит упомянуть, что эта инсталляция напоминает бесконечную лестницу Олафура Элиассона, реализованную несколькими годами ранее для мюнхенского отделения KPMG – также в рамках программы насыщения города произведениями искусства, правда, уже на средства частных компаний. Поэтому большая часть подобных приобретений, в результате, скрыта во внутренних дворах штаб-квартир этих фирм, и посетить эти объекты можно лишь по предварительной записи. В Германии даже стали выпускать о маршрутах по таким «секретным» произведениям путеводители и документальные фильмы.
«Бесконечная лестница» (Umschreibung) Олафура Элиассона в Мюнхене © Елизавета Клепанова
«Бесконечная лестница» (Umschreibung) Олафура Элиассона в Мюнхене © Елизавета Клепанова



Но, несмотря на значительно меньшую популярность и известность инсталляции Элиассона из-за ее невыгодного расположения во дворе офисного комплекса, к ней также приходит немало ценителей современного искусства.

От зерна к современному искусству. Музей Кюпперсмюлле
Музей Кюпперсмюле © Елизавета Клепанова

Во внутренней гавани Дуйсбурга по проекту Жака Херцога и Пьера де Мерона историческая мельница с прилегающими к ней цилиндрами зернового элеватора была превращена в музей современного искусства Кюпперсмюлле. Кардинальных изменений в существующий объем швейцарские зодчие не внесли: интерьер сделан нарочито простым – с белыми стенами и серым турецким базальтом на полу. Для произведений искусства это совсем не плохо: они на таком нейтральном фоне смотрятся очень выгодно, но, ориентируясь на другие проекты знаменитого архитектурного дуэта, все же ожидаешь чего-то большего. Оригинальные окна на стенах выставочных залов аккуратно заложены кирпичом, максимально схожим с историческим; лишь в некоторых местах сделаны новые узкие оконные проемы, откуда открывается вид на гавань. Противоречивые чувства испытываешь и из-за отсутствия вестибюля: при входе есть только крошечная стойка с книгами и касса, проходя мимо которых прямо в верхней одежде сразу же попадаешь к картинам и скульптурам. Бдительные сотрудники музея все же напоминают о необходимости оставить вещи в гардеробе и показывают на небольшой коридор, ведущий в комнату с вешалками – размером примерно с пять стандартных кладовых в советских квартирах. Из этого скромного пространства можно попасть в санузлы и ресторан.
Музей Кюпперсмюле © Елизавета Клепанова
Музей Кюпперсмюле © Елизавета Клепанова
Музей Кюпперсмюле © Елизавета Клепанова
Музей Кюпперсмюле © Елизавета Клепанова

Совсем другое впечатление складывается, когда проходишь в добавленный архитекторами к старому зданию новый объем, где расположены лифт и потрясающе эффектная монолитная бетонная лестница. Выполненный в медно-терракотовых оттенках, этот объем привлекает в музей многочисленных посетителей, которые, быстро пробежавшись по залам, проводят большую часть времени именно здесь, прикасаясь к будто вылепленной вручную неровной поверхности лестницы и фотографируясь на ее фоне. Сюда сквозь длинные вертикальные окна проникает мягкий свет, в котором интерьер начинает переливаться и блестеть. Здесь нет необходимости читать между строк: наконец, почерк Херцога и де Мерона виден невооруженным глазом. В реальность из совершенно сказочного интерьера возвращает только стандартный лифт, который смотрелся бы выигрышней с отделкой не стальными, а медными или золотистыми панелями.
Музей Кюпперсмюле © Елизавета Клепанова
Музей Кюпперсмюле © Елизавета Клепанова
Музей Кюпперсмюле © Елизавета Клепанова
Музей Кюпперсмюле © Елизавета Клепанова
Музей Кюпперсмюле © Елизавета Клепанова

Долгие годы ведется разговор о расширении музея, и Херцог и де Мерон давно представили эскизы нового корпуса в виде большого прямоугольного стеклянного объема над цилиндрами элеватора, однако эта идея так до сих пор и не была реализована. Однако на официальном сайте Кюпперсмюлле сообщается, что в 2018 году проект швейцарских архитекторов все же будет воплощен в жизнь.

Завод-парк Дуйсбург-Норд
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns

Сталелитейный завод «Майдерих» в Дуйсбурге закончил свою работу в 1985 году: тогда во владение города перешли 200 гектаров глубоко загрязненной почвы с массивными цехами. Власти решили, что неплохо было бы восстановить качество земли, повысив заодно экологические показатели в регионе в целом, и провели закрытый конкурс на проект парка на территории бывшей промзоны. Победу одержала немецкая компания Latz+Partner, которая предложила сохранить сталелитейный завод для будущих поколений, всем его промышленным структурам – найти новое применение, загрязнения почвы – ликвидировать с помощью фитообработки, а канал с ранее сточными водами – в дальнейшем использовать для постоянной очистки участка. Петер Латц, глава мастерской Latz+Partner, желая максимально сохранить память места, приводил в пример ситуацию: дед, проработавший на предприятии всю жизнь, мог бы привести в парк своих маленьких внуков и объяснить им, для чего предназначались те или иные машины, и как они использовались в производстве.
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns

Посетители парка Дуйсбург-Норд могут пользоваться любыми его объектами бесплатно, 24 часа в сутки и 7 дней в неделю. С минимальными финансовыми вложениями из промышленных зданий получились концертный зал, музей, и так далее. Старые газовые танк-контейнеры были превращены в бассейн для аквалангистов, бетонные бункеры обрамили серию небольших садов, бетонные же стены используются для занятий скалолазанием, одно из центральных мест бывшего промышленного комплекса было переделано в подобие ярмарочной площади: там проходят разные интересные события на свежем воздухе. Чтобы осмотреть парк с высоты, достаточно дойти до доменной печи №5, где оборудована обзорная площадка с видом – а ведь не так давно здесь при температуре 2000 градусов по Цельсию плавилась руда для получения чугуна.
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns

Если есть желание научиться ходить по канату или посетить концерт, можно пойти в бывшую электростанцию, которая долгие годы служила основным источником питания для всего завода и прилегающих к нему жилых домов.
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns

Самым популярным местом в парке стал газометр для доменного газа, построенный в 1920 году. Сегодня здесь работает дайвинг-центр, где посетители могут погрузиться на 13-метровую глубину и исследовать искусственно созданный подводный мир с настоящими обломками самолета, старых машин, корабля и других объектов.
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns

В парке много специальных зон, где могут безопасно играть дети: залезать в трубы, карабкаться по стенам или играть в футбол. Для подростков есть участок для катания на скейтборде и горном велосипеде. Нельзя не сказать о мини-ферме с лошадьми, курицами и козами.
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns

В темное время суток территория парка превращается в искрящийся город благодаря световой инсталляции британского художника Джонатана Парка, которая работает с понедельника по четверг в сокращенном режиме (освещаются только три дымовые трубы), а в пятницу, субботу и воскресенье – в полном объеме.
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns

Адаптация под парк территории завода вызвала большое одобрение как со стороны профессионального сообщества, так и со стороны неравнодушной общественности, но без критики все же не обошлось. Несмотря на постулируемое архитекторами желание сохранить память места, в проекте был проигнорирован факт принудительного использования труда еврейских заключенных на заводе во время Второй мировой войны. Большинство из них не выдержало непосильной работы, но им не был поставлен ни памятник, ни даже мемориальный знак.
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns

Парк Дуйсбург-Норд из всех трех упомянутых мной проектов приносит сегодня наибольшую известность региону Северный Рейн-Вестфалия – в том числе и за рубежом – и широко используется в качестве примера эффективной работы с нефункционирующими индустриальными территориями.
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns
Парк Дуйсбург-Норд © Thomas Berns
Парк Дуйсбург-Норд © Елизавета Клепанова
Парк Дуйсбург-Норд © Елизавета Клепанова
Парк Дуйсбург-Норд © Елизавета Клепанова
Парк Дуйсбург-Норд © Елизавета Клепанова
Парк Дуйсбург-Норд © Елизавета Клепанова
Парк Дуйсбург-Норд © Елизавета Клепанова
Парк Дуйсбург-Норд © Елизавета Клепанова
Парк Дуйсбург-Норд © Елизавета Клепанова

07 Февраля 2017

Автор текста:

Елизавета Клепанова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.