Голоса истории

Музей истории польских евреев в Варшаве по проекту финского бюро Lahdelma & Mahlamäki. Впечатления нашего постоянного автора Тарьи Нурми.

Автор текста:
Тарья Нурми

05 Марта 2015
mainImg
Мне рассказали, что создатели музея сначала думали заказать его проект Фрэнку Гери. Они приехали в Калифорнию, пришли в мастерскую Гери, увидели там 17 макетов его зданий и сказали друг другу: «Нет, нам не нужен «Гери номер 18». Даже если история эта выдуманная, в нее легко верится.

В результате, вместо прямого заказа, в 2005 был проведен международный конкурс, где лучшим из 100 представленных вариантов стал проект Райнера Махламяки из бюро Lahdelma & Mahlamäki. Его предложение было одновременно простым и сильным: прямоугольное здание с напоминающей пещеру удивительной «полостью», которая проходит его насквозь. Эта «полость» определяет распределение пространств в интерьере, и менять ее было нельзя, хотя планировка несколько раз корректировалась в ходе проектирования по функциональным соображениям.
 
Музей истории польских евреев © Juha Salminen
Музей истории польских евреев © Juha Salminen
Музей истории польских евреев © Wojciech Krynski



Музей истории польских евреев – «странный» музей. Около трех миллионов польских евреев было убито во Вторую мировую войну, их имущество было разграблено, а варшавское гетто – превращено в груды мусора до семи метров высотой. Целью всего этого было не только заставить исчезнуть народ, но и уничтожить все, что оставалось от его культуры и наследия. Поэтому в этом музее вы не найдете ни старинных предметов, ни шедевров искусства.

«Стержневая экспозиция» музея занимает в нижней части здания пространство площадью порядка 4000 м2, где тысячелетняя история польских евреев рассказана с помощью современных экспозиционных технологий. Начинается она со средних веков, когда странствующие купцы прибыли в «Полин» (название Польши на иврите; «Полин» называется и сам музей). Главная экспозиция охватывает восемь залов, где расположены мультимедийные и интерактивные инсталляции с фрагментами устных историй, живописные полотна, замечательно выполненные витрины и другие предметы мебели. Здесь можно вообразить, какой была жизнь в прошлые века, получить представление об основных «действующих лицах» истории. Также выставка рассказывает о повседневной жизни евреев Польши в Средневековье и в XX веке, когда эта – крупнейшая в мире – еврейская община была уничтожена. Разделы выставки можно посещать и по отдельности, что позволяет осмотреть эту огромную экспозицию не всю сразу, а за несколько дней. Бюджет постоянной экспозиции, включая затраты на развернутое научное исследование, составил более половины общей стоимости музея. В ее подготовке участвовало более 120 ученых со всего мира. Кроме того, музей не удалось бы создать без помощи многочисленных меценатов.
 
Музей истории польских евреев © Wojciech Krynski
Музей истории польских евреев и Памятник Героям гетто © Juha Salminen

Знаковое, но одновременно и «тихое» здание музея располагается на месте еврейского района Варшавы. Нацисты превратили его в гетто, а потом – полностью уничтожили. В окружающем музей парке находится памятник Героям восстания в варшавском гетто 1943 года (1948, скульптор Н. Рапопорт, архитектор Л. Сузин), и это соседство было для архитекторов важным фактором в ходе проектирования.
 
Музей истории польских евреев © Juha Salminen

Упоминавшийся выше напоминающий пещеру вестибюль музея производит огромное впечатление. Он символизирует расступившиеся перед еврейским народом воды Чермного моря, также его «полость» напоминает о трещинах в истории польских евреев. В то же время, ощущение простора и светло-бежевый цвет стен вызывают приподнятое настроение. Пересекающий это пространство тонкий мостик обозначает связь между прошлым и будущим.
 
Музей истории польских евреев © Wojciech Krynski

Конечно, в музее также имеются образовательные помещения, пространство для временных выставок, дополнительные фойе, зал на 480 человек и административные помещения. Важно отметить, что благородный облик здания не нарушают магазин и кафе, которые тактично помещены сбоку (что, впрочем, не помешало кафе получить вид на окружающий парк). Фасады сделаны из стекла и медной сетки. С помощью трафарета на них многократно нанесено слово «Полин» – латинскими и еврейскими буквами.
 
Музей истории польских евреев © Wojciech Krynski

В этом году лучшие проекты конкурса 2005 года на здание музея показаны в рамках специальной выставки. Глядя на них, легко понять, почему проект Lahdelma & Mahlamäki понравился жюри больше всего. Рассказ об их проекте сопровождается набросками профессора Махламяки, а также его видеоинтервью, где он рассказывает, что во время подготовки конкурсного проекта, поздно ночью он задремал с ручкой в руке, и ее чернила образовали на наброске пятно, которое и стало в дальнейшем главной идеей проекта – «полостью»-вестибюлем. Даже если этот эпизод – не совсем правда, он прекрасно дополняет озаглавленную «От линии к жизни» историю здания музея.
 
Музей истории польских евреев © Wojciech Krynski

У этой варшавской постройки есть чудесные мягкость и нежность, которые очень отличают его, к примеру, от несомненно впечатляющего, но зазубренного и внушающего страх Еврейского музея в Берлине Даниэля Либескинда. Конечно, в музейной «стержневой экспозиции» немало темных, ужасающих рассказов, в том числе о зверствах, которые выделяются своей жестокостью даже среди других преступлений нацистов. Но само здание хочет быть частью совершенно другой истории. Несмотря на то, что музей открылся не так давно, каждый горожанин легко покажет путь туда, и постройка уже стала частью новой, более оптимистической Варшавы начала XXI века. В то же время, она – несмотря на свою несомненную заметность – совершенно не принадлежит к череде «иконических» объектов, возводимых по всему миру в погоне за «эффектом Бильбао». Ее знаковость – совершенно особая, очень сдержанная и мягкая. Единственный недостаток – если требуется его найти – это модные синие и оранжевые кресла у главного окна, выходящего на парк. Вероятно, их выбрали, чтобы понравиться молодым посетителям.
 
Музей истории польских евреев © Wojciech Krynski

Я советую вам прийти к музею в сумерках, даже если он уже будет закрыт. В темное время суток центральная «полость» очень красиво освещена, и некоторые административные помещения тоже подсвечиваются. Но стоит помнить, что это здание появилось в Варшаве не благодаря его архитектуре, но из-за истории, которую оно рассказывает, даже когда другие голоса заставили утихнуть.
Музей истории польских евреев © Wojciech Krynski
Музей истории польских евреев © Wojciech Krynski
Музей истории польских евреев © Wojciech Krynski
Музей истории польских евреев © Wojciech Krynski
Музей истории польских евреев © Wojciech Krynski
Музей истории польских евреев © Juha Salminen
Музей истории польских евреев © Wojciech Krynski
Музей истории польских евреев © Juha Salminen
Музей истории польских евреев © Juha Salminen
Музей истории польских евреев © Juha Salminen
Музей истории польских евреев © photoroom.pl
Музей истории польских евреев © photoroom.pl
Музей истории польских евреев © photoroom.pl
Музей истории польских евреев © photoroom.pl
Музей истории польских евреев © photoroom.pl
Музей истории польских евреев © photoroom.pl
Музей истории польских евреев © photoroom.pl
Музей истории польских евреев © photoroom.pl
Музей истории польских евреев © photoroom.pl
Музей истории польских евреев © photoroom.pl
Музей истории польских евреев © photoroom.pl
Музей истории польских евреев © Juha Salminen
Музей истории польских евреев © Juha Salminen
Музей истории польских евреев © Juha Salminen
Музей истории польских евреев © Markus Wikar
Музей истории польских евреев © Markus Wikar
Музей истории польских евреев © Wojciech Krynski
Музей истории польских евреев © Wojciech Krynski
Музей истории польских евреев © photoroom.pl
Музей истории польских евреев © photoroom.pl
Музей истории польских евреев © photoroom.pl
Музей истории польских евреев © photoroom.pl
Музей истории польских евреев © Wojciech Krynski
Музей истории польских евреев © Wojciech Krynski
Музей истории польских евреев © Wojciech Krynski
Музей истории польских евреев © Wojciech Krynski
Музей истории польских евреев © Wojciech Krynski
Музей истории польских евреев © photoroom.pl
Музей истории польских евреев © Wojciech Krynski
Музей истории польских евреев © Wojciech Krynski
Музей истории польских евреев © Lahdelma & Mahlamäki Architects
Музей истории польских евреев © Lahdelma & Mahlamäki Architects
Музей истории польских евреев © Lahdelma & Mahlamäki Architects
Музей истории польских евреев © Lahdelma & Mahlamäki Architects
Музей истории польских евреев © Lahdelma & Mahlamäki Architects
Музей истории польских евреев © Lahdelma & Mahlamäki Architects
Музей истории польских евреев © Lahdelma & Mahlamäki Architects
Музей истории польских евреев © Lahdelma & Mahlamäki Architects
Музей истории польских евреев © Lahdelma & Mahlamäki Architects
Музей истории польских евреев © Lahdelma & Mahlamäki Architects
Музей истории польских евреев © Lahdelma & Mahlamäki Architects
Музей истории польских евреев © Lahdelma & Mahlamäki Architects
Музей истории польских евреев © Lahdelma & Mahlamäki Architects
Музей истории польских евреев © Lahdelma & Mahlamäki Architects

05 Марта 2015

Автор текста:

Тарья Нурми
comments powered by HyperComments
Lahdelma & Mahlamäki: другие проекты
Дань памяти
Конкурсные проекты мемориала Холокоста в Лондоне, который станет главным памятникам его жертвам в Великобритании. В шорт-лист вошли ведущие архитекторы, художники и дизайнеры мира.
Северная характерность
В сентябре на норвежском побережье Баренцева моря прошел симпозиум Нордкалотт-2014, посвященный архитектуре и урбанизму Полярного региона.
Архитектура «с острым краем»
В Хельсинки вышла книга Finnish Architecture with an Edge о значительных постройках финских архитекторов последних лет: англоязычное издание представляет эти работы зарубежному читателю.
Образ Финляндии
В конкурсе на проект нового здания финского посольства в Токио победила мастерская «Лахдельма & Махламяки».
Похожие статьи
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Тимур Башкаев: «Ради формирования высококачественных...
Новое видео из серии Генплан. Диалоги: разговор Виталия Лутца с Тимуром Башкаевым – об образе реновации, каркасе общественных пространств, о предчувствии новых технологий и будущем возрождении дерева как материала. С полной расшифровкой.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.