Карусель. Дерево. Башня

Премьера «Волшебной флейты» Моцарта в сценографии Сергея Кузнецова и Агнии Стерлиговой (Planet 9) в Геликон-опере – это чистый восторг для детей и взрослых (опера идет в двух вариантах). Сценография – тот шампур, на который нанизан сумасшедший сюжет о противостоянии предельно крайних двух начал – мужского и женского.

author pht

Автор текста:
Лара Копылова

19 Ноября 2018
mainImg

Архитектор:

Агния Стерлигова
Сергей Кузнецов

Проект:

Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера»
Россия, Москва

Авторский коллектив:
художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова (Planet 9);

авторский коллектив спектакля: художественный руководитель: народный артист России Дмитрий Бертман; режиссер-постановщик: Илья Ильин; дирижер-постановщик: Валерий Кирьянов; художник по костюмам: Александра Фролова; ассистент художника: Виктория Косарева; художник по свету: Денис Енюков; видеохудожник: Александр Андронов; хореограф-постановщик: Александр Агафонов; хормейстер: Евгений Ильин

– 2018
В этой опере смешано все: квест и детская елка, древние символы и мифы сквозь призму психоанализа, плутовской роман и масонские темы, тонкие гендерные отношения, сладкозвучные моцартовские хоры, которые еще немного – и запоет весь зал, как на рок-концерте all you need is love. Влюбленные проходят страшные испытания, чтобы встретиться друг с другом, а встретившись, проходят – уже вместе – не менее страшные. Все ко всем вожделеют, все всех спасают, многие друг друга или себя хотят убить, но в конце все полюбят друг друга.

Для главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова это вторая работа в качестве художника-постановщика (первая – спектакль-открытие «Геликон-оперы» после реконструкции 2015 года). Его соавтор Агния Стерлигова (Planet 9) уже имеет опыт театральной сценографии. На пресс-конференции перед премьерой «Флейты», состоявшейся 12 ноября, авторы спектакля поделились впечатлениями.
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова. Фотография © Сергей Кротов
Премьера «Волшебной флейты» в «Геликон-опере». Фотография © Сергей Кротов
По словам Сергея Кузнецова, он и Агния Стерлигова шли не столько от музыки, сколько от сценографической традиции, отсмотрели много материала, не хотели повторяться. «Это шоу, которое балансирует на грани поп-арта и кича, но не переходит эту грань, шоу, на котором никто не будет скучать. Моцарт был бы доволен, – подвел итог главный архитектор. – Это размышление о конфликте и тяготении друг к другу мужского и женского миров, которое нас всех касается. Все существа могут себя идентифицировать с каким-то полом. Те, кто могут это сделать, им будет интересно, а остальные может быть наконец задумаются и определятся. Мы думаем, что после представления каждый определится раз и навсегда в этом вопросе».

Агния Стерлигова конкретизировала идею: «В диалоге с режиссером Ильей Ильиным мы придумали образ Лунапарка типа того, что был в начале ХХ века в Нью-Йорке в Кони-Айленде. Импульсом к такому выбору также послужили поп-артистские надувные костюмы Александры Шаровой. Фоном для противостояния мужского и женского мира стала масштабная вращающаяся карусель, она же – Храм Мудрости». А художественный руководитель «Геликон-оперы» Дмитрий Бертман произнес важные слова о роли архитектуры. Он сказал: «Мы дружим с Сергеем Кузнецовым много лет, он делал экспозицию для открытия нашего театра, и мы давно хотели поставить «Флейту». Сергей Кузнецов – никакой не чиновник, он анти-чиновник, настоящий художник. Современный театр – символический, век имитации закончился, расписные занавески больше не актуальны, сегодня на сцену выходят архитекторы, мы видим это в театрах всего мира».
Занавес «волшебной флейты» с акварельным эскизом Сергея Кузнецова. Фотография (с) Сергей Кротов
Несмотря на музыковедческое образование, я никогда не могла не то что разобраться, но даже запомнить фабулу «Волшебной Флейты» и концентрировалась исключительно на музыке. Почему волшебник Зарастро (подразумевается огнепоклонник Заратустра) призывает египетских Изиду и Осириса? Вроде они «из разных опер». Либреттист-масон Шиканедер (он же первый исполнитель Папагено) намекает на любезное масонам египетское тайное знание, но при чем тут Персия? Зачем персидский мудрец похитил принцессу? Оказывается, чтобы научить мудрости, а вовсе не жениться. Зачем тогда разрешает сторожить ее мавру, который устраивает натуральный харрасмент (тема принцессы и чудовища)?
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова. Фотография © Сергей Кротов
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова
Фотография © Сергей Кротов
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова. Фотография © Сергей Кротов
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова
Фотография © Сергей Кротов
Перед началом действия мы видим акварель Сергея Кузнецова на занавесе, где изображена карусель, похожая также на люстру, которая эффектно начинает как бы дымиться или оплывать красками во время увертюры. Дальше занавес поднимается и мы попадаем в Луна-парк, а там все, что хочешь, может случиться: страшные опасности и ужасные приключения. В первом акте на сцене построены американские горки, по которым носится поезд, – а это оказался не поезд, а змей, преследующий принца Тамино. Змей его почти настиг, но в последний момент его спасают три инфернальные дамы в черно-красном – феи царицы Ночи.
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова. Фотография © Сергей Кротов
В Луна-парке нас ждут и ярмарочные представления, и квесты с испытаниями, которые надо пройти. И не случайно Царица Ночи вылезает из стаканчика с поп-корном, а черные змеи, на которых она восседает, – не страшные, надувные – снижают пафос знаменитой, самой трудной в мире арии с фа третьей октавы. (Ария, кстати, прозвучала блестяще, как и теноровая партия Тамино и бас дедушки-профессора Зарастро. Вообще поют, шутя справляясь с моцартовскими инструментальными, неудобными для пения партиями, оркестр играет со вкусом, не залезая в другие эпохи. Для ушей – сплошное наслаждение. Но мы не об этом).
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова
Фотография © Сергей Кротов
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова. Фотография © Сергей Кротов
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова. Фотография © Сергей Кротов
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова. Фотография © Сергей Кротов
В центре сценографии «Волшебной флейты» – некое мировое древо, которое окрашивается в разные цвета: пламенеет и потрескивает, когда герои идут сквозь огонь, голубеет и булькает, когда проходят сквозь воды, сияет золотом в храме Зарастро. (О том, что это карусель, я прочла, уже написав рецензию, но ассоциации с библейским деревом познания добра и зла ее только украшают, ведь речь о познании глубин человеческой природы и просветлении их). Форма и металлические конструкции древа – такой раструб шуховской башни, конструктивистский колокол (и, забегая вперед, скажу, что потом вокруг него вырастут конструктивистские же металлические колокольчики). Башня эта хорошо держит композицию, она всегда в центре и главная, она помогает строить хореографию, вращается на круглом стилобате при смене декораций. Медиа-экран в левой части сцены комментирует происходящее.
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова
Фотография © Сергей Кротов
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова. Фотография © Сергей Кротов
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова
Фотография © Сергей Кротов
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова. Фотография © Сергей Кротов
Цвета в сценографии играют огромную роль, взаимодействуя с ярким надувным поп-артом костюмов. Цвета символичны, и они помогают распутать сложную историю. Свои цвета имеют влюбленные дети – принц Тамино и принцесса Памина. Принцесса – розовая, а Тамино – в деловом голубом костюме, альтер-эго зрителей, только в конце преображается в стального воина. В отличие от влюбленных детей, есть старшее поколение – мамаша Ночь и мудрец Зарастро, она воплощает темное женское начало (черный цвет, черные феи, змеи и обезьяны), он – солнечное, разумное мужское начало (золотые латы, золотые воины и золотой джемпер с люрексом). У Ночи и Зарастро непростые фрейдистские отношения между собой и с молодым поколением. Они спорят за принцессу, он ее украл, стервозная мать ревнует дочку к Зарастро (или Зарастро к дочке?), даже хочет убить его. Но потом старшие помирились и рванули в путешествие с чемоданом, недаром же вторую арию Ночь поет на надувном розовом лебеде, влюбилась, надо думать (опять же немецкие лебеди Набокова вспоминаются). Вся сценография и хореография постоянно работает с черным и золотым цветами, в том числе в построении массовых сцен. Отлично решены воины Зарастро в виде золотых мужиков в латах а ля Звездные войны. А женщины ему тоже служат, но уже не черные, а просветленные, лунные, в белых скафандрах.
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова. Фотография © Сергей Кротов
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова. Фотография © Сергей Кротов
Если уж присваивать цветам гендерную символику, то Папагено из всех героев единственный покрашен в цвета радуги с преобладанием фиолетового и оранжевого. Он же самый «надувной». Понимайте как хотите. Такая же радужная, в юбке из воздушных шариков, его невеста Папагена. Вообще Папагено – типичный слуга из плутовского романа, соотносится с принцем как Лепорелло с ДонЖуаном, Санчо Пансо с Дон-Кихотом. Много пьет, много врет, всего боится, однако ж именно он спас принцессу от мавра. Моцарт писал зингшпиль, водевиль с музыкальными номерами и разговорными репликами для простецкого театра. Текст известной арии птицелова довольно скабрезный, но здесь это не читается. Здесь птицелов – детский герой и в то же время плут, снижающий пафос главной пары принца и принцессы. Влюбленным надо пройти испытания огнем, водой и убийственным молчанием. Самое страшное для женщины – когда мужчина с ней не разговаривает (а в «Орфее» ему нельзя было на нее смотреть, помните?), а она не понимает, почему. И поет трогательную арию, так что пробивает на слезу. Принцесса близка к самоубийству, заносит над собой меч. Папагено тут же предлагает пародийный вариант суицида и вешается на воздушном шарике.

В последней сцене, где соединяются влюбленные, сценографы помещают их в самое помпезное место – на вершину конструкции того самого дерева-башни, и влюбленные целуются на башне, намекая на концовку голливудского фильма.
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова
Фотография © Сергей Кротов
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова. Фотография © Сергей Кротов
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова. Фотография © Сергей Кротов
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова. Фотография © Сергей Кротов
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова. Фотография © Сергей Кротов
А что же такое волшебная флейта, которая помогла пройти все испытания? Думаю, что флейта – это искусство, оно смягчает и страх, и самые странные и темные начала, которые есть и во взрослых, и даже в принцессе (черный бык-мавр, который ее мучает периодически, – тот еще архетип страсти). А вариант флейты – колокольчики Папагено. Они попроще, но, однако же, если их вовремя «включить» и дублировать на медиаэкране, то все, даже злодеи, пускаются в пляс, в танцевально-обобщающий финал, снимающий вражду между героями. При этом колокольчики выглядят, как кубик Рубика, талисман из блокбастера. А в последней сцене мы видим их инвариант: конструктивистские металлические колокольчики выросли вокруг «шуховской башни». Это у железного дерева появились «дети».
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова. Фотография © Сергей Кротов
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова
Фотография © Сергей Кротов
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова
Фотография © Сергей Кротов
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова
Фотография © Сергей Кротов
Еще надо сказать про число три. В увертюре к опере звучат три аккорда. Три небесных мальчика – белые облачка, из которых торчат детские головки-дисканты, при своем появлении образуют красивые «белые» картины. Мальчики помогают принцу. Они противоположны трем черным развратным феям царицы Ночи. А феи принцу тоже помогли, между прочим (если вы потеряли нить сюжета, они спасли его от змея-поезда). Когда царица Ночь укатила с Зарастро, черные женщины, демонстрируя великолепные возможности машинерии, проваливаются в ад, – за что, спрашивается? Или это царица освободилась от своих темных начал? Или это просто напоминание о финальной сцене моцартовского Дон-Жуана? Все-таки есть тут некоторая гендерная дискриминация. Как мальчики – так белые, как девочки – так черные и в ад. Феминистки были бы недовольны.
Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера». Художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова
Фотография © Сергей Кротов
Как сказал Сергей Кузнецов, самое прекрасное в «Волшебной флейте» – многозначность. У нее бесконечное количество трактовок, потому что вся она основана на сказках и мифах, инициациях и архетипах, веселых и глубоких одновременно, а потому «Флейта» всегда актуальна и дает простор для фантазии. А сценография все эти символические и мистические этажи отлично проявляет и преподносит зрителю в легко усвояемой форме шоу.

Архитектор:

Агния Стерлигова
Сергей Кузнецов

Проект:

Сценография «Волшебной флейты» в театре «Геликон-опера»
Россия, Москва

Авторский коллектив:
художники-постановщики: Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова (Planet 9);

авторский коллектив спектакля: художественный руководитель: народный артист России Дмитрий Бертман; режиссер-постановщик: Илья Ильин; дирижер-постановщик: Валерий Кирьянов; художник по костюмам: Александра Фролова; ассистент художника: Виктория Косарева; художник по свету: Денис Енюков; видеохудожник: Александр Андронов; хореограф-постановщик: Александр Агафонов; хормейстер: Евгений Ильин

– 2018

19 Ноября 2018

author pht

Автор текста:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.