Сырный домик и бетон в горошек

Архитектурный бетон, производимый концерном «Крост» на фабрике «Мажино», дает архитекторам безграничные возможности, часть из которых реализовали Nefa architects в павильонах станции метро «Солнцево». Любят ли архитекторы бетон и как они его любят, узнаете из нашего материала.

author pht

Автор текста:
Лара Копылова

20 Ноября 2018
mainImg
Архитектор:
Дмитрий Овчаров
Мастерская:
Nefa architects
Проект:
Дизайн станции метро «Солнцево»
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Архитектурное бюро Nefa Architects

2014
Проект станции «Солнцево» Nefa architects стал победителем международного конкурса, о чем см. статью на archi.ru. В 2018 году проект реализован.
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects

Про любовь
«Мы любим бетон во всех его ипостасях, – говорит архитектор Дмитрий Овчаров, глава Nefa architects. – У нас даже стол бетонный в мастерской (действительно, в офисе на Красном Октябре стоит стильный, брутальный стол, который холодит локти в летнюю жару – Л.К.). Из бетона можно все, что хочешь, сделать, любую поверхность. Например, каннелированные бетонные панели для вип-терминала Платов в Ростове-на-Дону создают светотень на поверхности. Мы используем и монолитный бетон, к примеру в свободно стоящей колоннаде в том же вип-терминале. Она не защищает от дождя, вообще не имеет иной функции, кроме как говорить людям, которые туда заходят, что они випы. Или бетонные полы терраццо – залитые и отполированные до внутренних камней, в частности мраморных. Это исторические римские полы, очень красивые и долговечные. Полы терраццо мы планировали и для платформы станции «Солнцево», но консерватизм победил: заказчики предпочли привычный гранит. А вот в наземных павильонах бетон сыграл определяющую роль.
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects

Про формы
Бетонные павильоны станции «Солнцево» Калининской линии выполнены в виде домиков со скатной крышей – как бы с детского рисунка. Этот архетип домика на фоне тотальной квадратности спального района очень освежает восприятие. Местные жители сразу их полюбили.

Создать такую форму удалось с помощью изготовленных на заказ панелей. О подробностях рассказывает Яна Мерцалова, архитектор проекта: «Бетонные плиты имеют Г-образную форму и опираются друг на друга. Сама панель ставится зубчатыми основаниями на монолитную конструкцию. Чтобы панели крепились между собой, у них есть закладные элементы, поэтому панель в какой-то степени самонесущая. Необходимо было хорошее основание с верно заложенными закладными элементами. Закладные пришлось вырезать и переставлять. Но зато мы минимизировали усилия при монтаже. Панель если садилась на закладные, то уже четко и ровно. Двускатный маленький белый домик выглядит на фоне панельных домов нежно и аккуратно. Казалось бы, один и тот же материал – сборные бетонные панели – использован в многоэтажках и наших павильонах, а вид совершенно другой».

«Панели несущие. Чтобы сделать отверстия, пришлось похимичить с арматуринами, – уточняет Дмитрий. – Мы двигали дырки, сокращали их объем, чтоб не совпасть с арматурой».
Станция метро «Солнцево», проект, 2014
© Nefa Architects
Станция метро «Солнцево», проект, 2014
© Nefa Architects
 
Про дырочки
Главная пластическая идея архитекторов Nefa заключалась в том, чтобы сделать в бетонном павильоне круглые отверстия, через которые просвечивает солнце. «Мы решили, что, раз станция называется Солнцево, там должны быть солнечные зайчики. Мы не первые придумали отверстия в бетоне: и в Пантеоне есть окулюс, и в деревянном сарае «Меганома» просверлены дырочки, – говорит Дмитрий Овчаров. Идея оказалась удачной: солнечные блики создают соответствующее настроение.
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects

Вообще-то солнечные лучи, пробивающиеся сквозь бетонную стену, – это, во-первых, красиво, во-вторых, символично, как спасение после длительного тупика и попытки пробить стену головой, в-третьих, сердцу каждого архитектора лучи, льющиеся сквозь узкие окна в бетонной стене, напоминают вождя авангардной архитектуры Ле Корбюзье и его капеллу в Роншане – абсолютно культовую вещь, к которой паломничают зодчие всех стран, чтобы причаститься архитектурной мудрости или, наоборот, испытать сильные ощущения снесенной крыши.

Кроме Корбюзье, лучи сквозь бетон – один из любимых приемов не менее культового и мудрого современного архитектора Петера Цумтора, его Капелла брата Клауса в Вахендорфе и Музей Коломбы в Кельне – такие же архитектурные Мекки, хотя и менее известные, чем Роншан. В любом случае дырочки в бетоне – тенденция бесконечно перспективная. Здесь важно, как сделать окна. В теплом помещении нужны стеклоблоки, в холодном достаточно триплекса. Именно так выполнены «двойные дырочки» (в двумя радиусами) в павильоне станции «Солнцево», из-за которых окрестные жители ее сравнивают с сыром, а глава Nefa Дмитрий Овчаров называет Станция Маасдамская. Потребовался контур с внешней стороны, на который наклеивали стекла.
Станция метро «Солнцево», проект, 2014
© Nefa Architects
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects
 
​Про цвет
Дмитрий Овчаров: «Панели, которые мы применили в наземных павильонах станции метро Солнцево – это честный железобетон, но белого цвета, потому что там белый цемент. Он защищен гидрофобным раствором. Обычный бетон меняет цвет при попадании воды, а защищенный – нет. Защиту гидрофобизатором надо подновлять раз в несколько лет. С цветом бетона сейчас нет проблем: можно пигменты в толщу добавлять любые, и такой крашеный в массе бетон смотрится гораздо благороднее, чем поверхность, покрытая краской».

Про свет
Внутри станции тему солнца и солнечных зайчиков постарались сохранить, хотя панели из фибробетона пришлось заменить более легкими алюминиевыми. «Свет точно также проникает сквозь круглые отверстия в потолке, но теперь это свет, отраженный от потолочного купола, а сами светильники не видны, – рассказывает архитектор проекта Рита Корниенко. Тот же принцип, что и на знаменитой душкинской станции метро Кропоткинская. Кроме того, в купола вмонтировали даунлайты, светильники, направленные вниз, которые имитируют солнечные лучи. Удалось даже осветить пространство над рельсами, которое обычно остается темным. Для этого в отверстиях над путями установлены отражатели. Светильники легко менять. Дополнительный свет дают столбики из кориана с встроенными лампочками, и эти же столбики служат сиденьями для пассажиров, ожидающих поезда».
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects

Опять про любовь
Итак, архитекторы очень любят бетон. Помню, как в пресс-туре в 2005 году на завод BMW, построенный Захой Хадид в Лейпциге, бетон поражал архитекторов и журналистов своим голубоватым цветом, прихотливыми формами «сухожилий», гладкостью, следами благородной опалубки и так далее. Среди архитекторов кто-то – фанат черного полированного бетона загадочного базальтового вида, а кто-то склоняется к ослепительно белому, похожему на кориан. У бетона могут быть самые разные наполнители, начиная с арматуры и заканчивая разнообразной фиброй. Эра Захи Хадид, по мнению Дмитрия Овчарова, началась с фибробетона, который при использовании наполнителя дает возможность создавать любые «загогулины». Но принципиален не наполнитель, а формы, которые можно отливать из бетона. Все это и многое другое сегодня умеют делать на фабрике «Мажино» концерна «Крост» специально под заказ архитекторов.

Про завод
Комментирует директор Департамента промышленности Концерна Андрей Сазонов: «Уникальность нашей продукции не в самом железобетоне, а в формах. Основные преимущества нашего завода в гибкости. У нас нет серийных форм. Под любой заказ мы изготавливаем индивидуальную опалубку. Для того чтобы удовлетворить потребность архитекторов в качественной поверхности, в опалубке могут быть применены разные материалы: металл, фанера, пластмасса. Перед проектом мы проводим большую работу по отбору материалов, производим материалы, показываем образцы заказчику. Для архитекторов наша продукция интересна, прежде всего, возможностью выполнить нестандартную форму: это может быть лестница необычной формы, какие-то фасадные конструкции, городская мебель. Мы используем бетон марки B50, чтобы добиться равномерного прокрашивания. У нас стопроцентное изготовление на собственном заводе. Наши объекты говорят сами за себя: это знаменитая гимназия «Хорошкола», фасад завода «Готика», скамейки в парке Зарядье, качели и тумбы на Триумфальной площади».
 
Про поверхность
Для того чтобы подчеркнуть естественную поверхность бетона в павильонах станции «Солнцево», архитекторы использовали своебразную разновидность рустовки – тонкие вертикальные желобки, которые делят поверхность на подобие «досок», что отсылает к дачным домикам, которые есть в этой местности. С другой – рельеф упорядочивает старение. Со временем бетон будет менять цвет, как любой естественный материал, а «руст» придаст поверхности глубину и ритм. Кроме того, его вертикальные полоски перекликаются с акцентированными швами между панелями: одни формируют крупные членения, другие – подчиненные им мелкие. Отверстия подчеркнуто-хаотичны и размером, и расположением, в вертикальная штриховка усиливает регулярность и «собирает» объемы.
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects
***

Нежные отношения с бетоном требуют крепкого производителя. «Для Солнцево бетон нам делал КРОСТ, – говорит Дмитрий. Мы сами их вычислили в 2014 году, поняли, что они самые лучшие, стали с ними общаться, а они нам показали свою лестницу в атриуме «Хорошколы». Там огромный пролет из фибробетона, который они сделали совместно с французами. Это потрясающе – сделать косоур такого пролета! У КРОСТа лучшие разработки, самые продвинутые. Кроме них есть только небольшие компании, очень дорогие. А у КРОСТа и цеха, и мощности. Цех сборного железобетона существует давно, делает и фибробетон, и железобетон. И для нас очень полезен. Они экспериментируют и не боятся, гордятся тем, что делают».
 

Архитектор:
Дмитрий Овчаров
Мастерская:
Nefa architects
Проект:
Дизайн станции метро «Солнцево»
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Архитектурное бюро Nefa Architects

2014

20 Ноября 2018

author pht

Автор текста:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.