Сырный домик и бетон в горошек

Архитектурный бетон, производимый концерном «Крост» на фабрике «Мажино», дает архитекторам безграничные возможности, часть из которых реализовали Nefa architects в павильонах станции метро «Солнцево». Любят ли архитекторы бетон и как они его любят, узнаете из нашего материала.

author pht

Автор текста:
Лара Копылова

mainImg

Архитектор:

Дмитрий Овчаров

Мастерская:

Nefa architects

Проект:

Дизайн станции метро «Солнцево»
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Архитектурное бюро Nefa Architects

2014
Проект станции «Солнцево» Nefa architects стал победителем международного конкурса, о чем см. статью на archi.ru. В 2018 году проект реализован.
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects

Про любовь
«Мы любим бетон во всех его ипостасях, – говорит архитектор Дмитрий Овчаров, глава Nefa architects. – У нас даже стол бетонный в мастерской (действительно, в офисе на Красном Октябре стоит стильный, брутальный стол, который холодит локти в летнюю жару – Л.К.). Из бетона можно все, что хочешь, сделать, любую поверхность. Например, каннелированные бетонные панели для вип-терминала Платов в Ростове-на-Дону создают светотень на поверхности. Мы используем и монолитный бетон, к примеру в свободно стоящей колоннаде в том же вип-терминале. Она не защищает от дождя, вообще не имеет иной функции, кроме как говорить людям, которые туда заходят, что они випы. Или бетонные полы терраццо – залитые и отполированные до внутренних камней, в частности мраморных. Это исторические римские полы, очень красивые и долговечные. Полы терраццо мы планировали и для платформы станции «Солнцево», но консерватизм победил: заказчики предпочли привычный гранит. А вот в наземных павильонах бетон сыграл определяющую роль.
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects

Про формы
Бетонные павильоны станции «Солнцево» Калининской линии выполнены в виде домиков со скатной крышей – как бы с детского рисунка. Этот архетип домика на фоне тотальной квадратности спального района очень освежает восприятие. Местные жители сразу их полюбили.

Создать такую форму удалось с помощью изготовленных на заказ панелей. О подробностях рассказывает Яна Мерцалова, архитектор проекта: «Бетонные плиты имеют Г-образную форму и опираются друг на друга. Сама панель ставится зубчатыми основаниями на монолитную конструкцию. Чтобы панели крепились между собой, у них есть закладные элементы, поэтому панель в какой-то степени самонесущая. Необходимо было хорошее основание с верно заложенными закладными элементами. Закладные пришлось вырезать и переставлять. Но зато мы минимизировали усилия при монтаже. Панель если садилась на закладные, то уже четко и ровно. Двускатный маленький белый домик выглядит на фоне панельных домов нежно и аккуратно. Казалось бы, один и тот же материал – сборные бетонные панели – использован в многоэтажках и наших павильонах, а вид совершенно другой».

«Панели несущие. Чтобы сделать отверстия, пришлось похимичить с арматуринами, – уточняет Дмитрий. – Мы двигали дырки, сокращали их объем, чтоб не совпасть с арматурой».
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects
 
Про дырочки
Главная пластическая идея архитекторов Nefa заключалась в том, чтобы сделать в бетонном павильоне круглые отверстия, через которые просвечивает солнце. «Мы решили, что, раз станция называется Солнцево, там должны быть солнечные зайчики. Мы не первые придумали отверстия в бетоне: и в Пантеоне есть окулюс, и в деревянном сарае «Меганома» просверлены дырочки, – говорит Дмитрий Овчаров. Идея оказалась удачной: солнечные блики создают соответствующее настроение.
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects

Вообще-то солнечные лучи, пробивающиеся сквозь бетонную стену, – это, во-первых, красиво, во-вторых, символично, как спасение после длительного тупика и попытки пробить стену головой, в-третьих, сердцу каждого архитектора лучи, льющиеся сквозь узкие окна в бетонной стене, напоминают вождя авангардной архитектуры Ле Корбюзье и его капеллу в Роншане – абсолютно культовую вещь, к которой паломничают зодчие всех стран, чтобы причаститься архитектурной мудрости или, наоборот, испытать сильные ощущения снесенной крыши.

Кроме Корбюзье, лучи сквозь бетон – один из любимых приемов не менее культового и мудрого современного архитектора Петера Цумтора, его Капелла брата Клауса в Вахендорфе и Музей Коломбы в Кельне – такие же архитектурные Мекки, хотя и менее известные, чем Роншан. В любом случае дырочки в бетоне – тенденция бесконечно перспективная. Здесь важно, как сделать окна. В теплом помещении нужны стеклоблоки, в холодном достаточно триплекса. Именно так выполнены «двойные дырочки» (в двумя радиусами) в павильоне станции «Солнцево», из-за которых окрестные жители ее сравнивают с сыром, а глава Nefa Дмитрий Овчаров называет Станция Маасдамская. Потребовался контур с внешней стороны, на который наклеивали стекла.
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects
 
​Про цвет
Дмитрий Овчаров: «Панели, которые мы применили в наземных павильонах станции метро Солнцево – это честный железобетон, но белого цвета, потому что там белый цемент. Он защищен гидрофобным раствором. Обычный бетон меняет цвет при попадании воды, а защищенный – нет. Защиту гидрофобизатором надо подновлять раз в несколько лет. С цветом бетона сейчас нет проблем: можно пигменты в толщу добавлять любые, и такой крашеный в массе бетон смотрится гораздо благороднее, чем поверхность, покрытая краской».

Про свет
Внутри станции тему солнца и солнечных зайчиков постарались сохранить, хотя панели из фибробетона пришлось заменить более легкими алюминиевыми. «Свет точно также проникает сквозь круглые отверстия в потолке, но теперь это свет, отраженный от потолочного купола, а сами светильники не видны, – рассказывает архитектор проекта Рита Корниенко. Тот же принцип, что и на знаменитой душкинской станции метро Кропоткинская. Кроме того, в купола вмонтировали даунлайты, светильники, направленные вниз, которые имитируют солнечные лучи. Удалось даже осветить пространство над рельсами, которое обычно остается темным. Для этого в отверстиях над путями установлены отражатели. Светильники легко менять. Дополнительный свет дают столбики из кориана с встроенными лампочками, и эти же столбики служат сиденьями для пассажиров, ожидающих поезда».
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects

Опять про любовь
Итак, архитекторы очень любят бетон. Помню, как в пресс-туре в 2005 году на завод BMW, построенный Захой Хадид в Лейпциге, бетон поражал архитекторов и журналистов своим голубоватым цветом, прихотливыми формами «сухожилий», гладкостью, следами благородной опалубки и так далее. Среди архитекторов кто-то – фанат черного полированного бетона загадочного базальтового вида, а кто-то склоняется к ослепительно белому, похожему на кориан. У бетона могут быть самые разные наполнители, начиная с арматуры и заканчивая разнообразной фиброй. Эра Захи Хадид, по мнению Дмитрия Овчарова, началась с фибробетона, который при использовании наполнителя дает возможность создавать любые «загогулины». Но принципиален не наполнитель, а формы, которые можно отливать из бетона. Все это и многое другое сегодня умеют делать на фабрике «Мажино» концерна «Крост» специально под заказ архитекторов.

Про завод
Комментирует директор Департамента промышленности Концерна Андрей Сазонов: «Уникальность нашей продукции не в самом железобетоне, а в формах. Основные преимущества нашего завода в гибкости. У нас нет серийных форм. Под любой заказ мы изготавливаем индивидуальную опалубку. Для того чтобы удовлетворить потребность архитекторов в качественной поверхности, в опалубке могут быть применены разные материалы: металл, фанера, пластмасса. Перед проектом мы проводим большую работу по отбору материалов, производим материалы, показываем образцы заказчику. Для архитекторов наша продукция интересна, прежде всего, возможностью выполнить нестандартную форму: это может быть лестница необычной формы, какие-то фасадные конструкции, городская мебель. Мы используем бетон марки B50, чтобы добиться равномерного прокрашивания. У нас стопроцентное изготовление на собственном заводе. Наши объекты говорят сами за себя: это знаменитая гимназия «Хорошкола», фасад завода «Готика», скамейки в парке Зарядье, качели и тумбы на Триумфальной площади».
 
Про поверхность
Для того чтобы подчеркнуть естественную поверхность бетона в павильонах станции «Солнцево», архитекторы использовали своебразную разновидность рустовки – тонкие вертикальные желобки, которые делят поверхность на подобие «досок», что отсылает к дачным домикам, которые есть в этой местности. С другой – рельеф упорядочивает старение. Со временем бетон будет менять цвет, как любой естественный материал, а «руст» придаст поверхности глубину и ритм. Кроме того, его вертикальные полоски перекликаются с акцентированными швами между панелями: одни формируют крупные членения, другие – подчиненные им мелкие. Отверстия подчеркнуто-хаотичны и размером, и расположением, в вертикальная штриховка усиливает регулярность и «собирает» объемы.
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects
Станция метро «Солнцево» © Nefa Architects
***

Нежные отношения с бетоном требуют крепкого производителя. «Для Солнцево бетон нам делал КРОСТ, – говорит Дмитрий. Мы сами их вычислили в 2014 году, поняли, что они самые лучшие, стали с ними общаться, а они нам показали свою лестницу в атриуме «Хорошколы». Там огромный пролет из фибробетона, который они сделали совместно с французами. Это потрясающе – сделать косоур такого пролета! У КРОСТа лучшие разработки, самые продвинутые. Кроме них есть только небольшие компании, очень дорогие. А у КРОСТа и цеха, и мощности. Цех сборного железобетона существует давно, делает и фибробетон, и железобетон. И для нас очень полезен. Они экспериментируют и не боятся, гордятся тем, что делают».
 

Архитектор:

Дмитрий Овчаров

Мастерская:

Nefa architects

Проект:

Дизайн станции метро «Солнцево»
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Архитектурное бюро Nefa Architects

2014

20 Ноября 2018

author pht

Автор текста:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.