МАРШоу: новая чувствительность

Выставка МАРШоу подробно представляет процесс обучения в архитектурной школе, где архитектура рассматривается как часть общекультурного ландшафта, а архитектора учат новой чувствительности.

24 Июля 2018
mainImg
Отчетная выставка за год – новое мероприятие для архитектурной школы МАРШ, хотя она, конечно, продолжает и развивает идеи прошлогодней экспозиции пятилетнего юбилея школы в Музее современного искусства на Петровке. Теперь выставка расположилась прямо в школе МАРШ, в двух комнатах по сторонам коридора, обжив, впрочем, и коридор картинками и высказываниями, призванными раскрыть философию школы и ее подход к образованию. Это три составных части – справа бакалавры, слева магистры, посередине коридор с «основными принципами». Кстати, в этом году выпустились первые бакалавры, кто-то из них отправился в магистратуру, так что теперь МАРШ окончательно подтвердила свой статус учебного заведения полного цикла.
Коридоры МАРШ / МАРШОУ / предоставлено МАРШ
Коридоры МАРШ / МАРШОУ / предоставлено МАРШ

Выставка, конечно же, похожа на прошлогоднюю подходом, поскольку подход МАРШ к обучению не изменился. Студентов погружают глубоко в поэзию, причем начиная с просто-поэзии и заканчивая поэтикой-всего-на-свете: тени, формы, сюжета, вещи, быта, рутины. На первом курсе бакалавры вообще не работают с компьютером, вся работа – вручную. Вторым по счету заданием 2018 года для первокурсников было создать инсталляцию из objets trouvés, не потратив ни рубля, созвучную одному стихотворению. Были казусы, кто-то что-то утащил с соседней территории, пришлось отдавать; без труб, в том числе водосточных, конечно, не обошлось, но есть и кусочек велосипеда и стремянка с мягкими сиденьями. В общем-то понятно, из какого сора растут стихи. Затем автор вместе со своим объектом должен был выбрать подходящий фрагмент города и прочитать там свое стихотворение: записи, проецируемые на стену, создают, если не слишком вслушиваться, фоновое бормотание, работающее на атмосферу зала бакалавров. Впрочем можно переключиться и послушать. Первым заданием первокурсников было – переосмыслить бытовой предмет и дать ему новую жизнь.
МАРШОУ / предоставлено МАРШ
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / предоставлено МАРШ

Разумеется, выставка не похожа на обычные выставки студенческих работ. Планшетов здесь особенно нет, а висящие над столами картинки скорее иллюстрируют и называют имена, чем служат «полным изложением». Расставленные на столах макеты не всегда точно соответствуют верхней развеске, превращаясь, скорее, в города-нагромождения как фрагментов, так и макетов разного масштаба и материала. Поэтому лучший способ восприятия выставки – на экскурсии, где все более-менее объясняют.
Экскурсии проводят по четвергам.
МАРШОУ / предоставлено МАРШ
МАРШОУ / предоставлено МАРШ

Впрочем, альтернатива – альбомы, посвященные проектам, на столах. Они довольно подробные, их интересно читать, там больше, чем может уместиться на планшетах, и тоже довольно много поэтичного, абстрактного, касающегося проекта косвенно, наполняя его глубиной. Исследования, ссылки, аналогии; рассказы о себе и других. Альбомы чередуются – хотя точнее сказать перемешиваются – с книжками-портфолио, рабочими дневниками, которые студенты ведут весь год: здесь рисунки, записки, иногда конспекты лекций и отзывы о них, обязательным лейтмотивом – отчет о показе и критике проекта в процессе работы. Что рекомендовали изменить в проекте, иногда почему. Все эти тексты провоцируют задержаться надолго, без них выставку можно пройти за 15 минут, но ничего особенно не понять. На прошлогодней выставке лежали подлинники дневников, здесь дневники чаще изданы, причем полиграфия разнообразная, мелованная бумага чередуется с кальками и так далее. Все это еще и энциклопедия небанальных приемов презентации, подобно макетам Петера Цумтора на биеннале – и для «бумаги», и для макетов: из глины, гипса, дерева, тонкой бумаги, проволоки… Выставлено далеко не все – где-то больше, где-то меньше, какие-то огромные макеты, надо которыми студенты работали совместно, попросту не поместились. В результате, читай – не читай, слушай – не слушай экскурсии, а впечатление остается мерцающим, не окончательным, оставляет чувство недо-понятости – ну, как почти любая хорошая поэзия. Призывает вернуться – до-понять, и можно предположить, что эффект этот неслучайный, а вполне рассчитанный и формируется, в частности, методикой.
МАРШОУ / предоставлено МАРШ
МАРШОУ / предоставлено МАРШ
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / предоставлено МАРШ
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / фотография Архи.ру

Методика школы, о чем будет больше сказано ниже в комментариях, конечно, существенно отличается от российских архитектурных школ – прежде всего ценностью «ненужных» знаний и чувств, которую прививают студентам как одно из основных качеств. Собственно эта выставка отличается от прошлогодней тем, что здесь, помимо основной артистической составляющей, более подробно – хотя, как уже было сказано, в несколько мерцающем ритме – показан процесс обучения, изложены задания и их последовательность. От стихов и объектов студенты первого курса переходят к церемониарию – аллегорическому дому, рефлексирующему повседневный ритуал. Всеобщий фаворит – длинная ступенчатая пирамида, похожая на рукав фотоаппарата XIX века, посвященная ритуалу засыпания. На четвертом, итоговом задании студенты, условно говоря, менялись личностями, и проектировали дома друг для друга, исходя из того, что узнали о товарищах, в частности, по работе над церемониарием. Все дома условно размещены в Басманном районе, а материалы макетов должны были соответствовать материалам предполагаемого дома.
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / фотография Архи.ру

Заметно, что студенты первого курса здесь, до некоторой степени, главные – потому, видимо, что им предназначены вводные, «раскачивающие» сознание приемы. Это не значит, что остальным уделено меньше внимания, просто истории дальше становятся сложнее. Чего стоят, скажем, ежи и лисы третьего года бакалавриата, которые в первом семестре искали одну главную идею в Новгороде, рисуя, фотографируя и наблюдая, а затем раскрывали ее, но уже в Москве. Или гипсовый антислепок пустот города. Или реконструкция Сухаревки без башни, но с аркадой поперек улицы. Магистерская мастерская Николая Белоусова «Минимум» занималась, что неудивительно, деревом: здесь дом-печь, дом-«вчуже» на длинных ногах, привязка к урочищам. Мастерская Евгения Асса исследовала материальность как таковую – здесь появляется проект, посвященный пузырям, и рабочий макет, среди рассказов портфолио, сложенный, как из кирпичей, из собственноручно испеченных авторами хлебцев: «каждый пятый ряд тычковый». Студия Джеймса О’Брайена и Джозефа ван дер Стина была посвящена феномену жилища в городе – в ней появился проект жилищ для бездомных, встроенных в каркас ангара XIX века в районе Курского вокзала, но не заполняющих его целиком.
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / предоставлено МАРШ
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / фотография Архи.ру
МАРШОУ / предоставлено МАРШ
МАРШОУ / предоставлено МАРШ

Словом, проекты можно изучить и посчитать, пусть и не все, но они «утоплены» в процессе – все время сбиваешься на чтение каких-то историй, стишат, разглядывание картинок. Повсеместные надписи «спасибо, что не трогаете макеты» расставлены не зря – очень хочется потрогать, кажется даже, что тебя лишили чего-то серьезного, не позволяя к ним прикасаться. Но остаются альбомы, книжки, звуки, фактуры, тени, нарочито лепные формы, материалы – ее недаром назвали «шоу», никакая это не отчетно-перевыборная экспозиция.

Выставка продлится до 30 июля. Ниже – комментарии архитекторов и преподавателей.


zooming

Репина Евгения,
кандидат архитектуры, профессор кафедры инновационного проектирования СамГТУ

«Несколько реплик об отчетной годовой выставке марш_2018

Годовая отчетная выставка МАРШ – счастье, которое нельзя пропустить никому, особенно студентам всех художественных направлений. Впрочем, эта выставка – самостоятельное явление и без всяких образовательных контекстов. Феноменологическая школа мысли получила прекрасное воплощение в России. Это очень европейская и очень русская выставка. С одной стороны, она предъявляет сквозное качество вплоть до мельчайших деталей проектов и экспозиции и высокую степень интеллектуальности, а с другой она вся сделана из неуловимого и до боли знакомого «нашего». В эту крипту нужно приходить надолго, возможно, не раз (читать пояснительные запиcки highly recommended), и погружаться в смыслы и красоту. О чем эта архитектура? Она о тебе.

А вот студентам-архитекторам других вузов быть здесь крайне рискованно, поскольку культурный, профессиональный отрыв МАРШа настолько огромен, что кажется уже непреодолимым. Пока МАРШ неспешно, но предсказуемо расцветал, как явление в образовательном ландшафте, другие российские школы все больше деградировали в связи с большим количеством факторов (и это предмет специального анализа), и отлично, что есть зеркало. Руководству вузов и регионов стоило бы присылать делегации своих преподавателей сюда на открытые защиты, если они не хотят окончательной маргинализции архитектурных факультетов и, как следствие, среды городов. Впрочем, традиционно архитектурное образование было элитарным, поскольку помимо хорошей технической подготовки требует широкого культурного бэкграунда, способности к интеллектуальной деятельности как таковой. МАРШ возвращает профессии этот статус и правильно делает».
***


zooming

Сергей Мишин,
архитектор (по мотивам поста в ФБ):

«Несколько интенций в работах студентов МАРШ показались мне близкими и важными.
Первая – это мысль, что архитектура рассматривается более не как отдельная дисциплина, а как часть общекультурного ландшафта: поэзии, музыки, литературы, живописи, философии. Как это было в Ренессансе. И это, видимо, единственный шанс выжить для этой профессии, напитавшись соков от общего древа культуры и отдавая свои соки общему культурному организму. Такой обмен физиологическими жидкостями. Конечно, это накладывает на архитектора никчемную вроде бы обязанность быть значительно образованнее, чем сейчас. Знать что-то еще, кроме BIMа и Grasshopperа, нормативов, узлов и материалов. Нужны ненужные, лишние, посторонние знания.

Второе – чувственность. Чувственность не в смысле сексуальности, хотя и в этом смысле тоже. Чувственность – в способности реагировать, резонировать и эти свои личные резонансы анализировать и далее как-то их овеществлять. В широком смысле эта школа учит мастерству рефлексии, что бы это слово ни значило для вас. Улавливать сигналы мира, шумы и вибрации континуума. Быть ухом, нервом, иногда даже раной. Как нервом и раной может быть поэзия. Такая школа развития и настройки чувственности. Это не отменяет ни в коем случае чисто ремесленных познаний и умений, но мы же видим, как они становятся все менее и менее нужными, сейчас только полуслепой не видит отмирания архитектуры как ремесла.

Третье: осознание, что проект не конечная цель. Цель – исследование, раскопки, расчленение, пробование на зуб, на нюх, на глаз, постоянный пересмотр ранее принятого. Фиксация процесса поисков решения. Как в романе главное – не эпилог, а сам роман; в музыкальной пьесе – не каденция или кода, а сама пьеса; как в жизни главное – не ее итог, не коробочка с орденами и почетными грамотами, а сама, сука, жизнь. Так и проект – лишь завершающая часть общей композиции, куда входят и первые впечатления, и первые прикосновения, и первые наброски. И потому итоговый макет здесь сопровождают тетради и дневники исследований, то, что в обычной практике идет в корзину, здесь же этому придается чуть ли не первоочередная важность».
***


Бакалавриат 1 года
Преподаватели: Сара Леви, Анна Кипарис, Андрей Фомичев, Анна Шевченко, Артем Польский, Наталья Кузьмина, Мария Серова.
Тема: Вольная мастерская
Результатом обучения должен был стать не столько проект, сколько процесс формирования архитектуры на основе анализа повседневности, на стыке с другими дисциплинами: урбанистикой, антропологией, журналистикой. К преподаванию привлекались соответствующие специалисты.

Тема второго проекта: Объект поэтического отклика
Задача: одно из стихотворений семи современных поэтов интегрировать в объект, объект надо было найти, подобрать определенную точку в городе и прочесть стихотворение. Результатом стал видеоперформанс – ролик с исполнением стихотворения.

Тема третьего проекта: Церемониарий
Требовалось изучить и отрефлексировать повседневный ритуал, например ритуал засыпания, и найти для него архитектурную форму. Макет надо было построить из того же материала, из которого проектировался дом.

Тема четвертого проекта: 42
Здесь каждый студент стал заказчиком для своего одногруппника. Основываясь на описании ритуала своего «клиента», каждый студент создал жилой дом в Басманном районе. Магическое число 42 взято из романа Дугласа Адамса «Автостопом по галлактике».

Бакалавриат 2 года
Преподаватели: Надежда Корбут-Смирнова, Антон Петухов, Мария Куркова, Дарья Герасимова, Антон Тимофеев
Тема: Аркадия
Цель второго года обучения – работа с городской тканью. Название «Аркадия» отражает идею места, воплощающего рай, блаженство и чистоту. Несколько групп проектировали сначала места в городе, исходя из идеальных представлений, а после составления генплана каждому достался проект дома, причем его место определялось в момент работы с тканью, а функция доставалась случайным образом.

Бакалавриат 3.1
Преподаватели: Кирилл Асс, Антон Горленко, Юрий Пальмин
Тема: Новгород
За основу «игры» взята строка поэта Архилоха: «Лиса знает много секретов, а еж – один, но самый главный». В первом семестре студенты были «ежами» и исследовали архитеткурную деталь, отправившись в Новгород, и потом создали на ее основе свою. Во втором семестре они стали «лисами» и превратили обстоятельства в проектный инструмент.

Бакалавриат 3.2
Преподаватели: Рубен Аракелян, Евгения Бакеева
Тема: Периферии в городе
Студенты исследовали поврежденные места в городе и давали определение периферии.

Магистратура 1 весна
Преподаватели: Николай Белоусов, Светлана Васильева
Тема: Минимум
Минимум и максимум рассматривались как два профессиональных архитектурных принципа. Надо было спроектировать гостиницу на 50 человек в Асташово Костромской области, рядом с уникальным теремом ХIX века, который воплощает абсолютный максимум. По контрасту проект гостиницы должен был стать абсолютным минимумом. Каждый студент сам определял, что для него минимум, и как встроить его в среду.

Магистратура 1 осень
Преподаватели: Григорий Гурьянов, Дарья Зайцева, Денис Чистов
Тема: Ремонт ландшафта
Студия обратилась к потерянным ландшафтам, в частности к Строгинской пойме, и попыталась вернуть заброшенный ландшафт в город. Проекты студентов – попытки преодолеть отчуждение между территорией и человеком.

Магистратура 1 осень
Преподаватели: Сергей Гикало, Александр Купцов, Мария Тюльканова
Тема: Побег из города
Мастерская проектировала летнюю резиденцию МАРШ в арт-парке Никола-Ленивец. Результатом стали не только проекты каждого студента, но и тщательно продуманный сценарий существования школы.

Магистратура 1 весна
Преподаватели: Ксения Харитонова, Александр Рябский, Дарья Зайцева
Тема: Свое пространство
В первом полугодии магистранты должны были отрефлексировать свое представление о пространстве. Результатом стал «Рассказ о себе» и «Персональный архитектурный словарь» из 10-12 слов. Во втором семестре студенты делали проект для своего одногруппника, чтобы почувствовать себя одновременно автором и клиентом.

Магистратура 2.2
Преподаватели: Джеймс О'Брайен, Джозеф ван дер Стин, Михаил Микадзе, Оят Шукуров
Тема: Ontology of home
Отталкиваясь от программы реновации, студенты изучали разные места в постсоветском пространстве и пытались ответить на вопрос, какова жизнь в городе сейчас и какой будет в будущем.

Магистратура 2.2
Преподаватели: Евгений Асс, Игорь Чиркин
Тема: Переосмысление материальности
Студенты провели исследования, которые касались физических свойств материалов, поэтики материала и выдающихся построек разных эпох, в которых роль материала особенно важна. Затем каждый выбрал материал, составил программу сооружения, типология которого соотносится с выбранным материалом, и сделал проект на основе своего авторского манифеста.

Куратор выставки – архитектор Антон Тимофеев.
Графический дизайн – Анна Хораш.
Генеральный партнер выставки – L1Group.

24 Июля 2018

Лара Копылова Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Лара Копылова, Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.