Скорее метафорически, чем буквально

В Петербурге спорят: можно ли строить новое крыло музея Достоевского современной архитектуры, или все, что дозволено – восстановить утраченный по соседству доходный дом? Рассматриваем предварительную концепцию здания музея.

Автор текста:
Серафима Львовская

mainImg

Архитектор:

Евгений Герасимов

Проект:

Концепция расширения Литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского
Россия, Санкт-Петербург, улица Достоевского, дом 2/5, литера А

2018

Заказчик: Фонд поддержки и развития Музея Ф.М. Достоевского «Петербург Достоевского»
Всем известный, изучаемый подростками в школе и широко читаемый на Западе писатель Достоевский жизнь свою в Петербурге провел в основном на съемных квартирах – тогда так было принято. Историки его творчества насчитывают десятки адресов. А музей в городе один, там, где писатель прожил последние годы и где умер – в Кузнечном переулке, 5, в доходном доме Кучиной. Вход в музей – на углу с улицей Достоевского, по ступенькам вниз, через цокольный этаж. Сама квартира на втором этаже, с чугунным балкончиком, музейный театр занимает первый и цокольный этажи. Музей чрезвычайно активен: спектакли, вечера, мастер-классы; выставок за апрель-май 6 штук. Неудивительно, что он отчаянно не умещается в пространстве; маломобильным посетителям здесь пока просто нечего делать, сплошные ступеньки.
Концепция развития Литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского. Вид здания музе с улицы Марата © Евгений Герасимов и партнеры
Вход в литературно-мемориальный музей Ф.М. Достоевского. Фотография Алены Кузнецовой

В декабре 2017 года директор музея Наталья Ашимбаева и архитектор Евгений Герасимов, объединившись с бизнесменом Андреем Якуниным (сыном бывшего главы РЖД и соучредителем компании VIYM), создали некоммерческий фонд «Петербург Достоевского». Якунин занялся привлечением денег, Герасимов – бесплатно сделал концепцию нового крыла музея и планирует так же бесплатно доработать проект. Организаторы подчеркивают, что проект некоммерческий, здание будет передано государству. Собирают благотворительные взносы, приблизительная оценка стоимости строительства – 700 млн рублей. В апреле архитектурную концепцию одобрил Смольный.

Новое крыло фонд планирует строить рядом с музеем: слева от него в 1971 разобрали дом – такой же доходный, очень похожий на дом-музей Достоевского, – на этом месте и задумано новое крыло в габаритах, близких по размерам к снесенному дому, то есть практически в режиме регенерации. Общественность отреагировала на проект остро, претензии две, первая – два газона по сторонам автомобильного проезда во двор попадают в пятно нового строительства. Их уже вывели из списка ЗНОП (зеленых насаждений общего пользования), но противники проекта считают их сквером, а директор музея Наталья Ашимбаева уточняет, что формальный размер сквера по современным нормативам – от 400 м2, а застраиваемые газоны меньше. Настоящий небольшой сквер с полномерными деревьями будет сохранен и благоустроен внутри двора.
Существующий разрыв в застройке на месте дома №7 по Кузнечному переулку / Предоставлено Евгений Герасимов и партнеры
Существующий двор дома №7 по Кузнечному переулку. Дерево справа будет сохранено / Предоставлено Евгений Герасимов и партнеры
Красным обозначено место строительства нового крыла. Концепция развития Литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского © Евгений Герасимов и партнеры

Второй, более интересной проблемой стала современная стилистика архитектуры нового здания музея. Появились обвинения в том, что проект «убивает Петербург Достоевского», так как корпус вторгается в целостную ткань старой застройки. Высказаны предложения восстановить снесенный в 1971 году дом и поселить музей там.

Здесь намечается несколько парадоксов, впрочем, все они предсказуемы. Первый – фонд хочет подарить городу музей, казалось бы музеям и некоммерческим проектам все обычно рады, но общественность протестует. Второй – Евгений Герасимов, известный множеством основательных стилизаций, хочет построить модернистское здание музея, и его за это критикуют. Архитекторы бы не стали критиковать, наверное, поскольку в отличие от времен Романа Ивановича Клейна, построившего нынешний ГМИИ имени Пушкина, сейчас музеи в стиле историзма не строят – исключения есть, но их немного, к примеру, музей в Йошкар-Оле.
zooming
Национальная художественная галерея в Йошкар-Оле. Фото: Alkort via Wikimedia Commons. Лицензия CC BY 3.0

Настороженное отношение петербуржцев к современной архитектуре известно; многие считают, что в контексте исторической застройки можно строить только историзм, стилизовать, дабы не нарушить целостности городской среды. Однако с одной стороны, за последние полвека неплохо оформилось понятие средового модернизма, – архитектуры современной, но не разрушающей контекст, достаточно деликатной, чтобы подстроиться к нему по параметрам – высотности, пропорциям, и достаточно нейтральной, чтобы «не кричать».

С другой стороны музей – в некотором роде вершина современной культуры, место, где она осмысляет – и всячески подчеркивает – свое отличие от культуры прошлого, сопоставляет себя с ним, изучая подлинные артефакты. Если в XIX веке музей нередко использовал стилизации для того, чтобы погрузить посетителя в атмосферу эпохи, становясь своего рода театром, то сейчас музеи больше всего боятся подделок. Все новое в музее – подчеркнуто новое, любая стилизация воспринимается как новодел-подделка, оскорбление музейного дела.

У Евгения Герасимова есть еще несколько аргументов против здания-повторения снесенного дома №7 по Кузнечному переулку. Если восстановить дом полностью, то он совершенно не подойдет для нового корпуса современного музея – как минимум большая часть окон будут «слепыми» муляжами, потому что два нижних этажа корпуса планируется занять залом театра, а два верхних – лекционным залом и библиотекой. Из всего набора функций только выставочные пространства нуждаются в солнечном свете, да и то, надо сказать, не всегда. Второй аргумент – среда вокруг историческая, классицистическая, но вовсе не вся она принадлежит к тому времени, когда в Кузнечном жил Достоевский: здание ИнжЭкона – неоклассика 1910-х годов, Кузнечный рынок – неоклассика 1920-х. Но это аргумент второстепенный, заметно, что для архитектора намного важнее музейная типология, в наше время не предполагающая стилизации никак.

Герасимов приводит примеры современных музейных зданий: небольших, встроенных в городскую среду масштабно и пропорционально, но отличных от нее, не скрывающих своего возраста. Один из них – Музей рисунка в Берлине, построенный давним партнером Герасимова Сергеем Чобаном.
zooming
Музей архитектурного рисунка © Patricia Parinejad. Предоставлено SPEECH Чобан&Кузнецов
Музей искусств в Нанте © Hufton+Crow
zooming
Галерея Хинтер дем Гиссхаус 1 (Ам Купферграбен 10) © Ute Zscharnt for David Chipperfield Architects
Музей цивилизаций Азии в Сингапуре © GreenhilLi

Пожалуй, эти примеры, помогающие архитектору поставить идею в контекст типологии музейного строительства, пока – одна из главных составляющих концепции.

В остальном – подчеркивает Евгений Герасимов – проект предварительный, «всего лишь концепция»; внутреннее устройство на данный момент проработано лучше, чем фасады, «идет активный поиск их решения», – уточняет архитектор. Так что сейчас можно говорить лишь о «трактовке метафорических смыслов архитектурных решений», – подчеркивают в бюро.

Что же известно?
Контекстуальные характеристики: выравнивание высоты по карнизу старого дома, разделка стены соответственно этажам, – по-видимому, сохранятся, также как и выделение входа вертикалью атриума.

Новое крыло сольется со старым зданием, но в то же время будет отделено от него атриумом, внутри похожим на небольшой переулок-тупик с панорамным лифтом в торце и стеклянным витражом со стороны улицы. «Атриум – образ двора-колодца как изнанки человеческой жизни, где и происходит действие большинства романов. – Поясняет Евгений Герасимов. – Достоевский вытаскивал на свет самые тайные закоулки человеческой души, то, что обычно скрыто – вот и мы выносим двор-колодец на первый план», – подчеркивает архитектор. Окна двух домов – старого доходного и нового крыла музея – смотрят друг на друга через неширокое пространство двора-атриума, усиливая ощущение затесненности. Между зданиями переброшены мостки – символ перехода, «телепорта» между старым и новым или даже знакового зеркала между домом-музеем и его современным «отражением».
Концепция развития Литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского © Евгений Герасимов и партнеры

«Подлинная мемориальная часть музея сохраняется в старом здании, – рассказывает архитектор. – А новое крыло призвано привлечь читателей новых поколений. Есть Достоевский-реалист и Достоевский-новатор; его творчество как бы преломилось сквозь призму времени. Мостики мы понимаем как переход от одного к другому, метафорический телепорт, а атриум – как портал перехода через пространство и время».
Концепция развития Литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского © Евгений Герасимов и партнеры
Концепция развития Литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского. Атриум © Евгений Герасимов и партнеры

О фасадах архитекторы предпочитают пока не говорить – дорабатывают, – хотя очевидно, что лаконично-современное решение стало для Евгения Герасимова принципиальным. Надо сказать, история с проектом музея Достоевского – не единственный в истории новейшей российской архитектуры случай, когда общественность выступает за копию утраченного здания, а архитектор – за современный вариант. Зная петербургский консерватизм, можно предположить, что концепцию ждет еще немало сложностей, – впрочем, любую идею необходимо отстаивать, оттачивать, доводить до совершенства. А вдруг, когда проект будет готов, он своим изяществом убедит противников и приблизит Петербург к взглядам европейских столиц на развитие контекста исторического города, сделает возможным обогащающее среду неконфликтное соседство нового и старого?

Сейчас фонд занимается юридическим оформлением участка. Далее по плану стадия проекта и его на обсуждение на Градостроительном совете и в Совете по сохранению культурного наследия. Стройку планируется начать в первом квартале 2019 года.

0

Архитектор:

Евгений Герасимов

Проект:

Концепция расширения Литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского
Россия, Санкт-Петербург, улица Достоевского, дом 2/5, литера А

2018

Заказчик: Фонд поддержки и развития Музея Ф.М. Достоевского «Петербург Достоевского»

26 Апреля 2018

Автор текста:

Серафима Львовская
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Красный акцент
Коммерческое здание Stellar по проекту Sanjay Puri Architects в новом районе Ахмадабада привлекает внимание офисным «пентхаусом» из красного металла.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.