Скорее метафорически, чем буквально

В Петербурге спорят: можно ли строить новое крыло музея Достоевского современной архитектуры, или все, что дозволено – восстановить утраченный по соседству доходный дом? Рассматриваем предварительную концепцию здания музея.

Автор текста:
Серафима Львовская

26 Апреля 2018
mainImg
Архитектор:
Евгений Герасимов
Проект:
Концепция расширения Литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского
Россия, Санкт-Петербург, улица Достоевского, дом 2/5, литера А

2018

Заказчик: Фонд поддержки и развития Музея Ф.М. Достоевского «Петербург Достоевского»
Всем известный, изучаемый подростками в школе и широко читаемый на Западе писатель Достоевский жизнь свою в Петербурге провел в основном на съемных квартирах – тогда так было принято. Историки его творчества насчитывают десятки адресов. А музей в городе один, там, где писатель прожил последние годы и где умер – в Кузнечном переулке, 5, в доходном доме Кучиной. Вход в музей – на углу с улицей Достоевского, по ступенькам вниз, через цокольный этаж. Сама квартира на втором этаже, с чугунным балкончиком, музейный театр занимает первый и цокольный этажи. Музей чрезвычайно активен: спектакли, вечера, мастер-классы; выставок за апрель-май 6 штук. Неудивительно, что он отчаянно не умещается в пространстве; маломобильным посетителям здесь пока просто нечего делать, сплошные ступеньки.
Концепция развития Литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского. Вид здания музе с улицы Марата © Евгений Герасимов и партнеры
Вход в литературно-мемориальный музей Ф.М. Достоевского. Фотография Алены Кузнецовой

В декабре 2017 года директор музея Наталья Ашимбаева и архитектор Евгений Герасимов, объединившись с бизнесменом Андреем Якуниным (сыном бывшего главы РЖД и соучредителем компании VIYM), создали некоммерческий фонд «Петербург Достоевского». Якунин занялся привлечением денег, Герасимов – бесплатно сделал концепцию нового крыла музея и планирует так же бесплатно доработать проект. Организаторы подчеркивают, что проект некоммерческий, здание будет передано государству. Собирают благотворительные взносы, приблизительная оценка стоимости строительства – 700 млн рублей. В апреле архитектурную концепцию одобрил Смольный.

Новое крыло фонд планирует строить рядом с музеем: слева от него в 1971 разобрали дом – такой же доходный, очень похожий на дом-музей Достоевского, – на этом месте и задумано новое крыло в габаритах, близких по размерам к снесенному дому, то есть практически в режиме регенерации. Общественность отреагировала на проект остро, претензии две, первая – два газона по сторонам автомобильного проезда во двор попадают в пятно нового строительства. Их уже вывели из списка ЗНОП (зеленых насаждений общего пользования), но противники проекта считают их сквером, а директор музея Наталья Ашимбаева уточняет, что формальный размер сквера по современным нормативам – от 400 м2, а застраиваемые газоны меньше. Настоящий небольшой сквер с полномерными деревьями будет сохранен и благоустроен внутри двора.
Существующий разрыв в застройке на месте дома №7 по Кузнечному переулку / Предоставлено Евгений Герасимов и партнеры
Существующий двор дома №7 по Кузнечному переулку. Дерево справа будет сохранено / Предоставлено Евгений Герасимов и партнеры
Красным обозначено место строительства нового крыла. Концепция развития Литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского © Евгений Герасимов и партнеры

Второй, более интересной проблемой стала современная стилистика архитектуры нового здания музея. Появились обвинения в том, что проект «убивает Петербург Достоевского», так как корпус вторгается в целостную ткань старой застройки. Высказаны предложения восстановить снесенный в 1971 году дом и поселить музей там.

Здесь намечается несколько парадоксов, впрочем, все они предсказуемы. Первый – фонд хочет подарить городу музей, казалось бы музеям и некоммерческим проектам все обычно рады, но общественность протестует. Второй – Евгений Герасимов, известный множеством основательных стилизаций, хочет построить модернистское здание музея, и его за это критикуют. Архитекторы бы не стали критиковать, наверное, поскольку в отличие от времен Романа Ивановича Клейна, построившего нынешний ГМИИ имени Пушкина, сейчас музеи в стиле историзма не строят – исключения есть, но их немного, к примеру, музей в Йошкар-Оле.
zooming
Национальная художественная галерея в Йошкар-Оле. Фото: Alkort via Wikimedia Commons. Лицензия CC BY 3.0

Настороженное отношение петербуржцев к современной архитектуре известно; многие считают, что в контексте исторической застройки можно строить только историзм, стилизовать, дабы не нарушить целостности городской среды. Однако с одной стороны, за последние полвека неплохо оформилось понятие средового модернизма, – архитектуры современной, но не разрушающей контекст, достаточно деликатной, чтобы подстроиться к нему по параметрам – высотности, пропорциям, и достаточно нейтральной, чтобы «не кричать».

С другой стороны музей – в некотором роде вершина современной культуры, место, где она осмысляет – и всячески подчеркивает – свое отличие от культуры прошлого, сопоставляет себя с ним, изучая подлинные артефакты. Если в XIX веке музей нередко использовал стилизации для того, чтобы погрузить посетителя в атмосферу эпохи, становясь своего рода театром, то сейчас музеи больше всего боятся подделок. Все новое в музее – подчеркнуто новое, любая стилизация воспринимается как новодел-подделка, оскорбление музейного дела.

У Евгения Герасимова есть еще несколько аргументов против здания-повторения снесенного дома №7 по Кузнечному переулку. Если восстановить дом полностью, то он совершенно не подойдет для нового корпуса современного музея – как минимум большая часть окон будут «слепыми» муляжами, потому что два нижних этажа корпуса планируется занять залом театра, а два верхних – лекционным залом и библиотекой. Из всего набора функций только выставочные пространства нуждаются в солнечном свете, да и то, надо сказать, не всегда. Второй аргумент – среда вокруг историческая, классицистическая, но вовсе не вся она принадлежит к тому времени, когда в Кузнечном жил Достоевский: здание ИнжЭкона – неоклассика 1910-х годов, Кузнечный рынок – неоклассика 1920-х. Но это аргумент второстепенный, заметно, что для архитектора намного важнее музейная типология, в наше время не предполагающая стилизации никак.

Герасимов приводит примеры современных музейных зданий: небольших, встроенных в городскую среду масштабно и пропорционально, но отличных от нее, не скрывающих своего возраста. Один из них – Музей рисунка в Берлине, построенный давним партнером Герасимова Сергеем Чобаном.
zooming
Музей архитектурного рисунка © Patricia Parinejad. Предоставлено SPEECH Чобан&Кузнецов
Музей искусств в Нанте © Hufton+Crow
zooming
Галерея Хинтер дем Гиссхаус 1 (Ам Купферграбен 10) © Ute Zscharnt for David Chipperfield Architects
Музей цивилизаций Азии в Сингапуре © GreenhilLi

Пожалуй, эти примеры, помогающие архитектору поставить идею в контекст типологии музейного строительства, пока – одна из главных составляющих концепции.

В остальном – подчеркивает Евгений Герасимов – проект предварительный, «всего лишь концепция»; внутреннее устройство на данный момент проработано лучше, чем фасады, «идет активный поиск их решения», – уточняет архитектор. Так что сейчас можно говорить лишь о «трактовке метафорических смыслов архитектурных решений», – подчеркивают в бюро.

Что же известно?
Контекстуальные характеристики: выравнивание высоты по карнизу старого дома, разделка стены соответственно этажам, – по-видимому, сохранятся, также как и выделение входа вертикалью атриума.

Новое крыло сольется со старым зданием, но в то же время будет отделено от него атриумом, внутри похожим на небольшой переулок-тупик с панорамным лифтом в торце и стеклянным витражом со стороны улицы. «Атриум – образ двора-колодца как изнанки человеческой жизни, где и происходит действие большинства романов. – Поясняет Евгений Герасимов. – Достоевский вытаскивал на свет самые тайные закоулки человеческой души, то, что обычно скрыто – вот и мы выносим двор-колодец на первый план», – подчеркивает архитектор. Окна двух домов – старого доходного и нового крыла музея – смотрят друг на друга через неширокое пространство двора-атриума, усиливая ощущение затесненности. Между зданиями переброшены мостки – символ перехода, «телепорта» между старым и новым или даже знакового зеркала между домом-музеем и его современным «отражением».
Концепция развития Литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского © Евгений Герасимов и партнеры

«Подлинная мемориальная часть музея сохраняется в старом здании, – рассказывает архитектор. – А новое крыло призвано привлечь читателей новых поколений. Есть Достоевский-реалист и Достоевский-новатор; его творчество как бы преломилось сквозь призму времени. Мостики мы понимаем как переход от одного к другому, метафорический телепорт, а атриум – как портал перехода через пространство и время».
Концепция развития Литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского © Евгений Герасимов и партнеры
Концепция развития Литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского. Атриум © Евгений Герасимов и партнеры

О фасадах архитекторы предпочитают пока не говорить – дорабатывают, – хотя очевидно, что лаконично-современное решение стало для Евгения Герасимова принципиальным. Надо сказать, история с проектом музея Достоевского – не единственный в истории новейшей российской архитектуры случай, когда общественность выступает за копию утраченного здания, а архитектор – за современный вариант. Зная петербургский консерватизм, можно предположить, что концепцию ждет еще немало сложностей, – впрочем, любую идею необходимо отстаивать, оттачивать, доводить до совершенства. А вдруг, когда проект будет готов, он своим изяществом убедит противников и приблизит Петербург к взглядам европейских столиц на развитие контекста исторического города, сделает возможным обогащающее среду неконфликтное соседство нового и старого?

Сейчас фонд занимается юридическим оформлением участка. Далее по плану стадия проекта и его на обсуждение на Градостроительном совете и в Совете по сохранению культурного наследия. Стройку планируется начать в первом квартале 2019 года.

Архитектор:
Евгений Герасимов
Проект:
Концепция расширения Литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского
Россия, Санкт-Петербург, улица Достоевского, дом 2/5, литера А

2018

Заказчик: Фонд поддержки и развития Музея Ф.М. Достоевского «Петербург Достоевского»

26 Апреля 2018

Автор текста:

Серафима Львовская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Фриланс у реки
Коворкинг по проекту бюро «Евгений Герасимов и партнеры» завершает ансамбль Аптекарской набережной и предлагает комфортное рабочее пространство с видом на Большую Невку. В числе прочего показываем рабочие эскизы, которые помогли найти броскую форму, соответствующую духу места.
ЯГТУ 2020: «Если бы горы могли говорить»
Выпускные работы кафедры Архитектуры Ярославского государственного технического университета: регенерация альплагерей Грузии и традиционной сванской деревни, Музей хрусталя, а также горное укрытие, созданное при помощи алгоритмического проектирования.
Цельная оболочка
На острове Хайнань, на берегу Южно-Китайского моря строится павильон-библиотека по проекту пекинского бюро MAD.
Квартальный подход
Квартал актуальная тема, и архитекторы бюро Кашириных трактуют частный дом, состоящий из нескольких объемов на небольшой территории, как квартал с внутренним двором. И даже сопоставляют свой дом – типологически загородный, – с городской застройкой в микромасштабе.
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.