Комплекс «Парк Плейс» на Ленинском проспекте

Многофункциональный комплекс «Парк Плейс» на Ленинском проспекте по проекту Якова Белопольского в фотографиях Дениса Есакова с комментарием Андрея Стенюшкина, архитектора и сооснователя проекта «Совмод».

mainImg
Архитектор:
Яков Белопольский
Николай Лютомский
Проект:
Многофункциональный комплекс «Парк-Плейс»
Россия, Москва, Ленинский проспект, д. 113/1

Авторский коллектив:
Архитекторы: Я.Б. Белопольский, Н.В. Лютомский, Ю. Эрдемир

– 1992
Андрей Стенюшкин, архитектор, сооснователь проекта «Совмод»:

«Время проектирования и строительства «Парк Плейса» совпало с эпохой кардинальных перемен в Советском Союзе, а закончилось оно уже и вовсе в новом государстве – Российской Федерации, благодаря чему этот жилой комплекс стал прямым отражением происходящего в обществе.

По изначальному замыслу заказчика, управления по делам дипкорпуса МИДа (УПДК), комплекс должен был стать «автономной резервацией» для представителей иностранных посольств. Перед проектной группой во главе со знаменитым Яковом Белопольским (автором таких зданий, как ИНИОН РАН и Дворец Молодежи) была поставлена задача спроектировать жилой комплекс, наделенный всеми чертами «буржуазного быта», в перечень которых входили подземная парковка, рестораны и фитнес-центр.

Однако в процессе строительства Советский Союз распался, и новый объект, получивший отвечающее запросам времени название «Парк Плейс», стал коммерческим объектом, совместив в себе функции жилого комплекса и бизнес-центра. Такое жилье пришлось по душе новой российской элите, отчасти благодаря ощущению «безопасной замкнутости». «Парк Плейс», по сути, объединил в себе все те черты, которые станут характерными для элитных жилых комплексов девяностых-нулевых.

Комплекс оформляет угол пересечения Ленинского проспекта и улицы Миклухо-Маклая – двух важных городских магистралей, так что его архитектура весьма значима в контексте всего города. Стоит отметить, что Яков Белопольский на момент проектирования «Парк Плейса» уже принимал участие в градостроительной работе над юго-западом Москвы: под его руководством был, к примеру, разработан расположившийся по соседству комплекс РУДН, а также районы Ясенево и Теплый Стан.

«Парк Плейс» представляет собой комплекс из разновысотных (7–22 этажа) монолитных жилых корпусов, обрамляющих торговую галерею-пассаж, и сконцентрированных вокруг нее ресторанов, спортивно-оздоровительного центра, детского сада, прачечных и прочих коммерческих помещений. Вход в здание оформлен в виде постмодернистского стеклянного портала, через который мы попадаем в просторное пространство вестибюля и далее в интерьер торговой галереи, накрытой стеклянной сетчатой оболочкой на манер пассажа начала XX века.

Стилистически и функционально архитектура комплекса выглядит отсылкой к советскому конструктивизму и европейскому функционализму, что отчетливо прочитывается благодаря горизонтальным лентам остекления на белоснежных отштукатуренных фасадах. Внешний вид полностью соответствует внутреннему содержанию здания: жилые корпуса – галерейного типа с двухуровневыми квартирами. Объемно-пространственная структура и пластическая проработка фасадов весьма динамична и даже в некотором роде агрессивна, что говорит о близком родстве с брутализмом. Этот эффект создается благодаря взаимодействию ленточного остекления, многочисленных эркеров, балконов и разделяющих здание на корпуса вертикальных объемов лестничных клеток.

Однако здание не производит столь характерного для советской архитектуры конца 80-х ощущения тяжести, скорее, наоборот – оно выглядит легко и, если так можно выразиться, интеллигентно; оно вполне может ввести в заблуждение человека, не знающего его истинной даты строительства. Ни в коем случае не стоит принижать достижений архитектуры РСФСР, однако, если сравнить ее с архитектурой, к примеру, дружественной Югославии – разница будет очевидной. Дело в том, что «Парк Плейс» выполнен настолько качественно, что кажется подарком, привезенным из капстраны работником иностранного посольства. Но в данном случае, это результат труда наших, советских архитекторов, которым предоставили свободу в такой степени, что позволили спроектировать первый в Москве «капиталистический» жилой комплекс.

«Парк Плейс» – единственный образец так и не получившего развития «ельцинского неомодернизма». Это здание – результат десятилетий развития советской архитектуры, которой наконец позволили сбросить с себя тяжесть системных ограничений и переродиться в виде по-европейски качественного, но при этом самобытного явления.»


Комплекс «Парк Плейс» на Ленинском проспекте. Постройка, 1992 © Денис Есаков
Комплекс «Парк Плейс» на Ленинском проспекте. Постройка, 1992 © Денис Есаков
Комплекс «Парк Плейс» на Ленинском проспекте. Постройка, 1992 © Денис Есаков
Комплекс «Парк Плейс» на Ленинском проспекте. Постройка, 1992 © Денис Есаков
Комплекс «Парк Плейс» на Ленинском проспекте. Постройка, 1992 © Денис Есаков
Комплекс «Парк Плейс» на Ленинском проспекте. Постройка, 1992 © Денис Есаков
Комплекс «Парк Плейс» на Ленинском проспекте. Постройка, 1992 © Денис Есаков
Комплекс «Парк Плейс» на Ленинском проспекте. Постройка, 1992 © Денис Есаков
Комплекс «Парк Плейс» на Ленинском проспекте. Постройка, 1992 © Денис Есаков
Комплекс «Парк Плейс» на Ленинском проспекте. Постройка, 1992 © Денис Есаков
Комплекс «Парк Плейс» на Ленинском проспекте. Постройка, 1992 © Денис Есаков
Комплекс «Парк Плейс» на Ленинском проспекте. Постройка, 1992 © Денис Есаков
Комплекс «Парк Плейс» на Ленинском проспекте. Постройка, 1992 © Денис Есаков
Комплекс «Парк Плейс» на Ленинском проспекте. Постройка, 1992 © Денис Есаков
Комплекс «Парк Плейс» на Ленинском проспекте. Постройка, 1992 © Денис Есаков


Архитектор:
Яков Белопольский
Николай Лютомский
Проект:
Многофункциональный комплекс «Парк-Плейс»
Россия, Москва, Ленинский проспект, д. 113/1

Авторский коллектив:
Архитекторы: Я.Б. Белопольский, Н.В. Лютомский, Ю. Эрдемир

– 1992

17 Марта 2016

author pht

Авторы текста:

Андрей Стенюшкин, Денис Есаков
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Пресса: Ленинградский модернизм. Ветер перемен
Советский модернизм – явление, которое только ещё предстоит открыть общественности. Даже сам термин появился только в середине 2000-х, не говоря уже о сколько-нибудь последовательной рефлексии и теоретической инвентаризации зданий, построенных в период после ХХ съезда КПСС до Перестройки.
Музей «Пресня»
Пример «средового брутализма» музей «Пресня» в историческом центре Москвы – в фотографиях Дениса Есакова с детальным рассказом историка архитектуры Дениса Ромодина.
Технологии и материалы
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.