Михаил Козлов: «Мне кажется, каждому архитектору хочется открыть свой ресторан»

Разговор с архитектором бюро WOWhaus Михаилом Козловым о кафе Holy Fox, которое он открыл вместе с женой Татьяной Лапаник в центре Москвы.

16 Июня 2015
mainImg
Кафе Holy Fox в Большом Черкасском переулке открылось в декабре 2014 года. Михаил Козлов – выпускник «Стрелки», архитектор бюро WOWhaus, ГАП «Электротеатра Станиславский», Крымской набережной и Сокольников, – владеет им совместно с женой, Татьяной Лапаник, социологом-психологом с образованием МГУ, уже три года: раньше ресторан назывался «Сырная дырка», а потом «Синий кот». Михаил попросил в бюро отпуск для того, чтобы полностью «перезапустить» концепцию кафе; сейчас в июне, он возвращается в WOWhaus, а управлять «Священной лисой» будет Татьяна. Мы задали Михаилу несколько вопросов о его серьёзном увлечении.

Архи.ру:
– Расскажите о вашем участии в проектах Wowhaus. Как давно Вы работаете в бюро и почему именно там?

Михаил Козлов:
В Wowhause я работаю три года, до этого учился в институте «Стрелка» и работал в нескольких архитектурных организациях, одна из них – мастерская Андрея Некрасова. Проработал там около четырех лет, набрался опыта, потом было ещё несколько бюро. Позже занимался частным проектом вместе со своим братом и его женой, они тоже архитекторы, а потом поехал на стажировку в Англию на несколько месяцев, после чего была «Стрелка». Выпустившись, я долго думал, куда пойти дальше работать, меня пригласили на собеседование в WOWhaus и мы сразу сошлись. Первым проектом стали «Сокольники», на тот момент произошла смена власти парка – туда пришел Андрей Лапшин, и они затеяли реорганизацию пространства, переосмысление парка. Мы придумали достаточно большую концепцию, но денег не хватило. В итоге выполнили небольшую часть, затрагивающую центр парка: большой круг катка и то, что внутри, а также новая площадка «Планета Лед». К сожалению, не все было реализовано в силу разных обстоятельств. После «Сокольников» было несколько небольших проектов, а дальше – Крымская набережная, которую мы реализовали за год. А уже неделю спустя приступили к новому проекту Электротеатра, меня назначили ведущим архитектором, как и на Крымской набережной.

– Почему Вы решили открыть свой ресторан? Что вообще может заставить архитектора открыть свой ресторан – это что, смена квалификации?
 

– Нет, это точно не смена квалификации, это дополнительный интерес. У всех людей есть интерес к чему-либо или хобби. У меня хобби нет как такового, моё хобби – это ресторан. На него уходит много сил, любых ресурсов, но это очень интересно и любопытно. Мне кажется, каждому архитектору хочется открыть свой ресторан. Здесь много аспектов, к сожалению, мало кто знает, что это такое и что за этим на самом деле стоит, но определенное желание всегда присутствует. Я продолжаю работать архитектором и стараюсь следить за жизнью, которая происходит здесь. Когда я вернусь на работу, конечно, Татьяна будет ежедневно находится здесь, я буду уделять ресторану чуть меньше внимания.
Михаил Козлов и Татьяна Лапаник © Holy Fox
Интерьер ресторана “Holy Fox” © Holy Fox

– Не боитесь ли кризиса, особенно если учесть специфику ресторана без вывески – или рассчитываете на друзей?

– Кризис – время, которое по-разному влияет на разный бизнес: кому-то дает даже дополнительный шанс. Процветание такого бизнеса как ресторан не совсем зависит от кризиса, на мой взгляд. Платежеспособность гостей безусловно снизилась и все пытаются под это подстраиваться, в том числе и мы, но та философия и те мысли, которые мы вкладывали в это место, подразумевает возможность разных людей, из разных социальных слоев к нам прийти и почувствовать себя комфортно. У нас нет больших наценок ни на еду, ни на вино, ни на напитки, в итоге получается и правда недорого, это наш честный диалог с гостями. Мы намеренно стараемся двигаться в этом направлении, наверное, не самом эффективном с точки зрения бизнеса, но плодотворном с точки зрения поиска своей публики, новых гостей, которые вскоре становятся постоянными.
Интерьер ресторана “Holy Fox” © Holy Fox

– Много ли Вы до этого делали проектов ресторанного интерьера, или это первый?

– Это первый мой ресторанный проект, до этого я делал только частные интерьеры. Была непростая задача, так как по сути я был сам себе заказчик, были развязаны руки, но ограничения всё же существовали, в том числе бюджет. У нас больших денег не было, но нужно было сделать хороший интерьер, соответствующий своему времени, тем вещам, которые происходят здесь. И само помещение не очень простое: было необходимо правильно разделить все зоны и активности, которые здесь происходят, в итоге я вполне доволен результатом. Мы полностью переделывали помещение, от «Синего кота» не осталось ничего. Одна из первых задач, которую мы решили – увеличение количества посадочных мест, сократив при этом кухню, но сделав её более продуманной, логичной и компактной. Очень хорошо, что своевременно появились ключевые персонажи – шеф-повар Дан и бар-менеджер Лиза, которые на этапе планирования помогли правильно спланировать их рабочие места. Очень частая практика, когда меняется шеф-повар – полностью переделывается под него и планировка кухни с нуля. Когда мы еще не были знакомы с ребятами, я очень волновался, что мы можем сейчас что-то сделать, а потом людям будет сложно работать, а от этого очень многое зависит. В итоге все вовремя и удачно сложилось. Задач было много, совместными усилиями всё решили!
Интерьер ресторана “Holy Fox” © Holy Fox

– Сейчас, насколько я понимаю, Вы временно в отпуске. Планируете ли возвращаться к работе архитектора?

– Да, планирую, конечно! В июне я уже вернусь к основной работе. Многие, кто работает в архитектурных бюро знают, что это за работа, сколько она отнимает сил и времени, нет нормированных графиков, времени никогда не хватает ни на что, поэтому приходится тратить нерабочее время на проекты. Но это нормально для тех сфер, в которых люди хотят сделать что-то хорошо. Не знаю, наверное, кому-то удается всё делать в сроки, но мы пока, к сожалению, не дошли до такого уровня ни в WOWhaus, ни у себя в ресторане. Когда работа интересная, ты готов тратить на неё свое личное время, это важно. А когда ты понимаешь, что тебе срочно хочется уйти домой, приходится задуматься – может быть стоит сменить работу?
 
Елизавета Нехорошева – бармен ресторана Holy Fox © Holy Fox

16 Июня 2015

comments powered by HyperComments
Похожие статьи
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
От фундамента до ложки
Ориентируясь на вкус друзей-заказчиков, архитекторы Ольга Буденная и Роман Леонидов задумали и осуществили дом в ближнем Подмосковье как игру в ар-нуво. А заодно обогатили типологию частного жилья современными функциями гаражного лофта и детской художественной студии-мастерской.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Открывшиеся перспективы
Самая высокая наклонная башня в мире, «мачта» раздвижной кровли Олимпийского стадиона в Монреале, после реконструкции архитекторами Provencher_Roy стала офисным зданием для финансовой группы Desjardins.
Ветви в атриуме
Лестницу в атриуме новой штаб-квартиры норвежского банка SR ее авторы называют самой длинной консольный лестницей из дерева. Она состоит из четырех частей и выглядит футуристично.
Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.