Штефан Форстер - знаток пятиэтажек

Штефан Форстер (Stefan Forster) – блестящая находка для лекционной программы Барта Голдхорна, посвященной массовому жилью. Это один из немногих европейских специалистов по пятиэтажкам, которыми застраивалась ГДР в 1950-70 гг. Он предложил остроумный и главное – выгодный способ их реконструкции, в результате использования которого немецкие варианты «хрущоб» превращаются в аккуратные, комфортабельные и современные домики

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

mainImg

Для Штефана Форстера жилищное строительство – основная специализация, и внутри нее он выделяет два направления – реконструкцию «умирающих» панельных пятиэтажек и большие жилые проекты во Франкфурте. Сам Форстер усматривает за этим два главных аспекта развития жилой архитектуры Германии в целом, «с одной стороны – довольно-таки отсталые подходы к строительству жилых зданий, а с другой – то, что делается в развитых городах». 

Штефан Форстер
zooming
Так выглядит один из районов, застроенных пятиэтажками, который был реконструирован Штефаном Форстером

Как это ни странно, свое имя и карьеру Штефан Форстер сделал  именно на опыте работы со столь малопривлекательным материалом как «хрущовки». Этот советский продукт на территории бывшей ГДР оказался настоящим социальным бедствием для щепетильных немцев, с последствиями которого Германия столкнулась после объединения. Панельные «коробки» казались немецким инженерам настолько безнадежными, что единственное, что можно было с ними сделать – это снести, даже несмотря на то, что в 80% из них были вложены немалые деньги на ремонт. Штефан Форстер рассказал, как начинался его невероятный проект по «оживлению» почти умерших районов.

zooming
вариант 1, до реконструкции

Штефан Форстер:
– «После первой радости объединения нам пришлось столкнуться с реалиями ГДР. Все исторические здания были практически опустошенными, после 1946 года там почти ничего не делалось для восстановления. Люди жили в городах-спутниках, в панельных новостройках. Помню, как г-н Коль публично обещал восстановить за 5 лет эту страну, которая была брошена и абсолютно не развивалась 50 лет! С того момента для нас, жителей западной Германии, наступил конец «золотых 1980-х», поскольку все инвестиции были перенаправлены в восточную часть для восстановления исторических городских центров и улучшения панельных новостроек, которые их окружали».

zooming
вариант 1, после реконструкции

Проблема, как оказалось, была не только в реконструкции, но и, как выразился Штефан Форстер, в «усаживании» людей, миграция которых из ГДР после объединения стала повальной. Причиной было отсутствие производства и, следовательно, работы, и, надо сказать, сам «имидж» этих районов был крайне негативный, в сущности здесь остались одни старики, а часть домов вообще пустовала. В итоге немцы все-таки решили разрушить 350 тыс. квартир в восточной Германии, хотя все они перед этим были уже восстановлены и отремонтированы. Но Штефан Форстер предложил альтернативный вариант.  

zooming
вариант 2 до реконструкции

Штефан Форстер:
– «Если мы подойдем к этим характерным районам с точки зрения пространства, то увидим, что будущего у панельных домов нет никакого. Моя задача – переделать существующее пространство в гуманное, достойное жизни. Мы пришли к мысли, что если что-то и делать с пятиэтажками, то их надо трансформировать в нечто совершенно иное. Системы такая: мы ломали или трансформировали два блока и строили между ними новый, куда постепенно переселялись люди. Население там в основном пожилое, поэтому нужно было, чтобы новое жилье отвечало их образу жизни. Но на будущее я все-таки надеялся, что новые дома привлекут туда и молодежь. Мы нашли, что эти панельные  здания обнаруживают большую гибкость, и этим можно воспользоваться. Стандартный поэтажный план значительно облегчил мне работу». 

zooming
вариант 2 после реконструкции

Все свойства немецких «хрущовок», как-то: крошечная кухня и ванная без дневного света, узкие балконы, темные, без окон лестницы Штефан Форстер нивелировал за счет изменения поэтажного плана, не затрагивающего несущие стены. Он разработал около 100 вариантов для того, чтобы создать широкую вариативность квартир внутри одного дома. В итоге гостиная расширилась за счет старого балкона, который стал ее частью, а вместо него снаружи возникли большие открытые террасы-палубы. Изменились входы, дневной свет в ванную стал поступать через стеклянную стену. В итоге квартиры здорово осовременились, стали светлыми и теперь нисколько не напоминают стандартные панельные «клетушки».

zooming
вариант 2, вид с обратной стороны

Важный шаг, на который решился Штефан Форстер – это понижение высотности зданий, что довольно рационально – лифтов все равно нет, а пристраивать их бессмысленно, т.к. от этого удорожает аренда. Чердак не используется, поэтому смело можно было срезать пару этажей, тем более что дома частично пустовали, и никого переселять не пришлось. В итоге, по мнению Форстера, «сейчас все это воспринимается не как одно здание, а как серия стоящих рядом домиков. Идея была – изменить имидж и придать району вид традиционного немецкого города – сада». И это, надо сказать, удалось, по виду застройка стала похожа на небольшие виллы, не выше окружающих деревьев. Жильцы каждого дома получили небольшие садики, или «зеленые комнаты», как назвал их Штефан Форстер, свои частные уютные пространства, отгороженные от улицы невысоким забором – все очень по-немецки. 

zooming
открытые террасы вместо прежних балконов

«Реконструировать старые здания легко – считает Штефан Форстер – главное, можно гордиться тем, что здание уходит вниз, а не растет вверх – это весьма необычно для современной архитектуры».

zooming

Работа с реконструкцией дала Форстеру большой опыт, все-таки даже в самой Германии не так уж много архитекторов, которые хорошо знают эту специфическую область. Во второй части лекции архитектор рассказал уже о своей последующей практике –строительстве нового жилья, на примере семи проектов во Франкфурте. Здесь сложности были связаны с работой «в контексте», и архитектор пояснил, что именно он имеет в виду.

zooming

Штефан Форстер:
– «Прежде чем строить, надо определить, в каком городе мы живем – азиатско-американском, где все строится и разрушается очень быстро, и никакой истории нет. Либо в европейском городе, где всегда есть история, которую надо учитывать. Однако учитывать, скажем, типологию существующей застройки – не значит строить так же, но –иметь ее в виду и строить разные здания. Существует три категории пространства, которые составляют европейский город – открытое, полуоткрытое и частное. Поиски взаимодействия между ними – задача архитектора». 

zooming
квартира до реконструкции

Традиционным решением для немецких жилых домов является закрытое частное пространство двора, и вот как раз проблема его взаимодействия с общественным для Штефана Форстера одна из ключевых. Почти во всех семи проектах этот двор присутствует, в одном из них это даже сад «фен-шуй», как говорит сам автор, «качество жизни во многом зависит от того, что перед вашими глазами».  

zooming
квартира после реконструкции

Планировка квартир может быть достаточно гибкой, в нескольких проектах архитектор применил  «юниты» или блоки из 3-х квартир. В одном из них планировка учитывает возможности инвалидов и пожилых людей, для которых Форстер перестраивал дом послевоенного времени. В квартирах постарались устранить все возможные барьеры для свободного перемещения на коляске. Строят, кстати, поэтапно, чтобы люди не покидали это место и постепенно переселялись в новые части здания, Штефан Форстер считает это важным. Другой дом, тот, где сад «фен-шуй» внутри – это часть респектабельного квартала, контракт на дальнейшее развитие которого, возможно, вскоре получит их бюро. Дом строился Форстером как социальное жилье, но в будущем он превратится в обычное, поэтому здесь постарались сделать большие открытые окна от стены до стены и еще не делать внизу супермаркет, иначе квартиры над ним будут сложно продавать. Штефан Форстер спроектировал дом так, чтобы полностью закрыть супермаркет, который в итоге находится на территории внутреннего двора.

zooming
Жилой дом Voltastrasse, Франкфурт

Форстер строит как социальное, так и элитное жилье, пример последнего – это частные виллы, расположенные на окраине Франкфурта посреди городского сада.  

zooming
Жилой дом Voltastrasse, Франкфурт

Рассказ Штефана Форстера о реконструкции пятиэтажек надо признать очень актуальным для современного московского градостроительства, одна из проблемных задач которого – это снос и реконструкция пятиэтажек и блочных домов. Форстеру удалось пойти дальше реконструкции, но не довести дело до полного сноса. Он радикально изменил внутреннюю и внешнюю среду пятиэтажек, изгнав всякий негативный осадок, и значительно улучшив образ жизни их обителей.

zooming
Жилой дом Westgarten, Франкфурт

Удивительно, насколько рачительно обходятся немцы даже с советским наследием, и еще более удивительно – как много надо внести изменений, чтобы пятиэтажка стала подходить для нормальной (пусть и небогатой) жизни. Надо правда признать что и немецкие пятиэтажки-то – не вполне хрущобы, они по виду больше напоминают заброшенные советские санатории. Все же в ГДР строили вроде бы то же самое, но несколько получше и разнообразнее, чем в Москве. И удивительно как много надо внести изменений чтобы превратить это «получше» в жилье для среднего (небогатого) европейца. И – как старательно это делается. Ведь от старых зданий после такой реконструкции если что и осталось, то только несущая конструкция. Все эти дворики, палисадники, террасы, балкончики – и не захочешь, а позавидуешь восточно-германским старикам.

zooming
Жилой дом Westgarten, Франкфурт. Сад фен-шуй во внутреннем дворе
zooming
Жилой дом Schwarzwaldblock, Франкфурт. Для людей с ограниченными возможностями
zooming
Жилой дом Schwarzwaldblock, Франкфурт. Для людей с ограниченными возможностями. Вид до реконструкции
zooming
Жилой дом Campo, Франкфурт


02 Июня 2008

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градосвет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.