Блоги: 23–29 мая

В сети размышляют над уроками самого знаменитого американского микрорайона Прюит-Игоу, возмущаются сносом Кругового депо и обустройством вертолетной площадки на месте Тайницкого сада в Кремле.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

29 Мая 2013
mainImg
История провального эксперимента с типовым жильем в американском Прюит-Игоу, пересказанная на днях порталом РБК, вызвала в сети очередную волну дискуссий на тему микрорайонного строительства. На вопрос, почему в США отказались в дальнейшем от этой модели, а в СССР и в нынешней России она «процветает» уже не одно десятилетие, у блоггеров есть разные варианты ответов. «Скорее всего, поняли, что государство так может застроить пол-Америки, а это невыгодно строительным компаниям, которые драли втридорога за худшее качество, – рассуждает hassur в блоге ibigdan.livejournal.com. – Обслуживать коммуникации такого квартала в разы дешевле, чем копаться в разных котлах разных времен и конструкций. Типовое строительство могло погубить капитализм. Уверен, что заказуха была по разрушению». Таким же образом до состояния Прюит-Игоу доводят дома и у нас, когда хотят снести, считает  hassur, «хотят выселить дом, мешающий застройке ТЦ, перестают убирать мусор, резко возрастает количество преступлений, прорывы водопровода…».
 
«Совершенно ясно, что в США, которое ориентировано на развитие личности, а не как в СССР – на развитие социального государства, приоритетом стало индивидуальное жилье, – объясняет крах американского эксперимента Игорь Поповский в сообществе RUPA. – Поэтому опыты микрорайонного социального жилья для афроамериканцев были обречены». А вот по мнению блоггера sebbenth, в таких социальных кварталах «50/50 вины между жильцами и городом по неудачам». Социальное жилье, считает sebbenth, не должно концентрироваться в одном районе, рассредоточиваться по городу, чтобы, к примеру, обеспечить его жильцам рынок труда в округе или социализацию детей из бедных семей в школах; иначе выходит, что жители такого района начинают противопоставлять себя «остальному миру» и там становится очень тяжело наводить порядок, заключает блоггер.

«Американский кейс не повторится в России, потому что все квартиры приватизированы, и никто их не покинет», – замечает пользователь Александр Холоднов. – «Практика показала, что дома, в которых люди покупали квартиру за свой счет, выглядят пристойно. Их вроде 10-20 % по стране. А среднестатистические обитатели, получившие жилье «на халяву», ведут себя, как быдло и гопники». Чтобы типовые российские «спальники» не превратились в новые гетто, их жителям нужно начать «совместное обустройство чужого» в рамках создания кондоминиумов или ТСЖ, уверен Егор Шахпендерян. Правда, развитию самоуправления, считают блоггеры, нередко сопротивляются сами сообщества, которые привыкли получать блага по-старому, т.е. к тому, что за реальное обслуживание их домов платит государство.
zooming
Фото: Кадры из д/ф «Миф »Прюит-Игоу", реж. Чад Фрейдрикс. realty.rbc.ru
zooming
Фото: Кадры из д/ф «Миф »Прюит-Игоу", реж. Чад Фрейдрикс. realty.rbc.ru
Дискуссия вокруг типовых микрорайонов, тем временем, продолжилась на примере новостроек Петербурга, которые на днях обсуждали на круглом столе РБК в рамках форума «Будущий Петербург». В том, что качество этих новостроек уступает даже «спальникам» советского времени одни винят самих застройщиков, другие город, третьи проектировщиков. «Госинституты, особенно большие, работают либо по советским лекалам, либо по западным шаблонам, – замечает в сообществе RUPA Ирина Ирбитская. – Мышления нет. В Москве аналогично. Будущее за летучими легкими профессиональными модулями». Сейчас, правда, модно приглашать для этой работы иностранных специалистов, однако, по мнению блоггера, у иностранцев «нет мотивации делать качественно в среде, которая этому качеству на всех уровнях сопротивляется». А пользователь Александр Холоднов надеется, что в ситуацию вмешаются региональные власти: согласно действующим в Ленобласти нормативам, замечает блоггер, «для самых вкусных пригородов написано не выше 12-ти этажей и не плотнее 4000 м2 на гектар. Ни один уважающий себя «спальник» в такой формат не впишется. Так что посмотрим, кто кого».

В блоге habrahabr.ru в это время развернулась беседа на тему т.н. «умного города». Турист-блоггер Silf публикует примеры технологичной, на его взгляд, инфраструктуры некоторых городов, среди которых, например, французский Бордо, где по историческому центру пущены специальные трамваи на бесконтактном рельсе. Пользователь kazkar в комментариях поправляет автора в том, что «умный» город в первую очередь отличает автоматизация, например, «бесконтактные проездные, анализ движения транспортных потоков, беспилотное метро», а не трамваи и велодорожки. Пока это ещё не «умные», а скорее «умно спланированные города», – добавляет sCrasher. А вот в комментарии Александра Антонова «бытовое» обсуждение градостроительных вопросов вызывает иронию: «Планирование городов в России становится сродни искусству выращивания картошки – на своем огороде это умеют делать все и у всех какая-то картошка вырастает».

Тем временем, в Москве при не совсем выясненных обстоятельствах снесли Литейный цех на территории завода ЗИЛ, как отмечает председатель правления MAPS Марина Хрусталева в блоге yopolis, памятник промышленной архитектуры 1916 года. За сносом, по словам автора, стоит компания ГК ТЭН, наметившая в этой части заводской территории строить Ледовый дворец для проведения чемпионата мира по хоккею в 2016 году. «Выходящий на ТТК гигантским запыленным витражом, внутри Литейный цех напоминал готический собор, ошеломляющий своим масштабом» и мог бы, как пишет Марина Хрусталева, поспорить и с музеем Орсе, и с галереей Тейт. Предчувствуя, видимо, что это далеко не последний снос, посмотреть на еще сохранившийся ЗИЛ устремились экскурсанты. Вот, например, здесь опубликована круговая фотопанорама с крыши бывшего Дворца культуры ЗИЛ, которую сделал один из участников экскурсии с краеведом Денисом Ромодиным. Еще один фотоотчет можно найти в блоге Елены Комаровой.     

Сносом в итоге закончился и долгий спор между градозащитниками и руководством РЖД по поводу Кругового депо Николаевской железной дороги. «Архнадзор» сообщает, что разрушены своды семи секций депо, на месте которых планируется рельсовый путь для пригородных электричек. «К сожалению что-либо спасти не в ваших силах! Все, что хотели сломать – сломали. Все, что хотели изуродовать – изуродовали», – замечает по этому поводу пользователь Виталий. В «Архнадзоре» пораженческих настроений не поддержали и теперь намерены оспорить выводы заказанной инвестором экспертизы, в которой, как замечает активист Юрий Егоров, «чёрным по белому написано, что проект не соответствует требованиям ФЗ-73 и утверждённому предмету охраны, однако ввиду его «исключительной важности» можно нарушить закон».

Другая часть градозащитников в ужасе от того, что в московском Кремле, который пока еще входит в список Всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО, на месте Тайницкого сада недавно сделали вертолетную площадку. «Помните, в 2007 году за три месяца тут раскопали старые деревянные дома и деревянный водопровод XVI века? – пишет краевед Николай Аввакумов в блоге hitrovka.livejournal.com. – Вот теперь там вертолетная площадка. Здесь мог быть музей археологии». Блоггер avmalgin согласен, что Кремль давно пора открыть для посещений, а нынешняя жертва вообще напрасна: «Они как ездили на кортежах, перекрывая улицы, так и ездят. Все эти вертолеты – это пиар, ну и на случай срочной эвакуации из осажденного Кремля, конечно». Впрочем, даже на этот случай, по словам avmalgin, известны истории, когда вертолет садился прямо на Соборной площади.

Завершим обзор заметкой в блоге архитектора Михаила Белова, посвященной очередному конкурсу на проект гостиничного комплекса «Царев сад», который вот уже несколько лет собираются строить как раз напротив Кремля, на Софийской набережной. Архитектора, между тем, удивило, что конкурс проводится только на фасады, поскольку, как пишет Михаил Белов, генпроектировщик заказчика, видимо, устраивает и уже давно все спроектировано: «Теперь у нас будут планисты, разрезисты, фасадисты и кто-нибудь еще». Впрочем, по словам архитектора, «может оказаться, что укрепление технически компетентных, но художественно неопределенных или беспомощных генпроектных бюро конкретными личностями-архитекторами под решение частной задачи – это эффективный ход».

29 Мая 2013

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Сейчас на главной
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.