Небоскреб на Красных воротах

У московских культурологических прогулок с авангардным названием МосКульПрог, которые организует доцент кафедры истории искусств МГПУ Сергей Никитин, в этом году 10-летний юбилей. В честь чего сезон состоял из десяти акций, среди них – экскурсия по «главной-неглавной» Тверской улице, поездка в Питер на «белые ночи», прогулка по московской «золотой миле» - району Остоженке и другие. Заключительная экскурсия была посвящена высотке у Красных ворот

Автор текста:
Ирина Фильченкова

02 Ноября 2007
mainImg

Прогулка собрала привычные для себя двести с лишним человек, которые на несколько часов оккупировали главные подходы к зданию на Красных воротах. Прогулка состояла из нескольких этапов: рассказы о градостроительном положении, архитектуре и уникальной конструкции здания чередовались с проходом по вестибюлю и конференц-залу «Минтранса» и посещением «сталинской» квартиры – одной из немногих полностью сохранивших свой первоначальный интерьер. Об архитектуре рассказывала внучка архитектора Наталия Душкина, а о конструкциях – инженер, доцент и лауреат премии Совмина Игорь Каспэ.

В последнее время сталинская архитектура все больше начинает восприниматься как памятник истории и архитектуры. С одной стороны – с окончанием советской эпохи у нас появилась определенная мифологизация 1930–1950-х годов, а с другой – этих памятников просто становится все меньше. Особую роль среди построек тех лет, прежде всего в градостроительной структуре города, играют знаменитые сталинские «высотки», построенные в знак победы в Великой отечественной войне. Как отметил неизменный организатор прогулок Сергей Никитин, ту градостроительную функцию, какую они выполняют в городе, не выполняет больше никто. Они создают систему основных градостроительных доминант и акцентируют важнейшие точки городского ландшафта.

Высотка у Красных ворот стоит на одном из самых возвышенных мест Садового кольца и венчает собой сложный градостроительный узел, от которого идет улица в сторону площади трех вокзалов. Высотка на Котельнической вместе с гостиницей «Ленинградская» и башней Казанского вокзала, составляет «пару-противодействие» зданию МГУ, которое находится на противоположной стороне Москвы. Несмотря на то, что здание у Красных ворот самое низкое – всего 24 этажа, оно благодаря своему местоположению вполне может тягаться с самым высоким – 36 этажным Университетом.
Наталья Душкина поделилась с юными «прогульщиками» тем, что если прийти в хорошую погоду на смотровую площадку перед университетом, то на одной линии можно увидеть сначала золотой купол Храма Христа Спасителя, затем горящую главку Ивановского столпа, а за ним в перспективе шпиль со звездой красноворотского небоскреба.

Проектирование высоток началось в 1947 году и за каждой было закреплено свое ведомство. Высотка у Красных ворот проектировалась Министерством путей и сообщений, которое для этого провело небольшой конкурс. На конкурс было представлено два основных проекта: главного архитектора МПС Алексея Николаевича  Душкина, занимающегося в то время проектированием станций метро, и проект архитектора Волошина. Принципиальная разница состояла в том что, в проекте Душкина главный фасад здания был повернут в сторону Садового кольца, а в другом проекте – в сторону Каланчевской улицы. В ходе как архитектурных, так и человеческих интриг, как рассказала Наталия Душкина, был выбран первый вариант. 

Однако от утвержденного проекта до реализованной постройки здание весьма изменилось. Первоначальный проект Душкина напоминал сбитый куб в стиле чикагских офисных небоскребов – он резко отличался от всех представленных проектов высоток. В дальнейшем этот вариант не прошел и совместно с архитектором Борисом Сергеевичем Мезенцевым начал разрабатываться более вытянутый высотный объем. По словам Натальи Душкиной, случилось так, «что в берлоге оказалось два медведя, которым чрезвычайно трудно было работать вместе». Однако распределение сил было достаточно ясное: Мезенцев, «большой мастер деталей» занимался в основном пластикой фасада, а  Душкин совместно с инженером разрабатывал всю планировочно-конструктивную основу высотки – в сущности, основную работу по возведению высотки.

Дело в том, что высотка у Красных ворот является самой сложной по технологии возведения. Одновременно строилась станция метро – причем самая глубокая в  московском метрополитене – и над ее огромной дырой нужно было поместить левое крыло высотного дома. Для этого впервые в мировой практике был разработан котлован площадью более тысячи кв. метров без внутренних креплений, который держался за счет замороженного грунта. Затем в нем возводился так называемый «стакан» - шестигранный фундамент левого крыла здания, в которое встраивался вестибюль метро, а на «бровке» котлована – возводился фундамент и каркас высотной части дома. Здесь-то и крылась самая большая проблема – дело в том, что при замораживании грунт расширяется и фундамент неизбежно бы поднялся, а после того как он бы вернул нормальную температуру, он бы, вместе со всем зданием, опустился. Поэтому для того чтобы не произошло перекоса, Абрамов решил строить высотную часть не строго вертикально, а под наклоном – иначе здание бы завалилось на шестнадцать сантиметров в восточную сторону. Однако инновационное инженерное решение столкнулось с форс-мажором – на несколько месяцев была задержана поставка конструкций из-за чего произошел простой грунта и теперь «стакан», постепенно выравниваясь вертикально, наклоняется в противоположную (пока что допустимую по нормам) сторону.

Техническая сложность конструкции здания определила характер его интерьеров: высотка у Красных ворот – самая скромная из всех семи собратьев. Здесь нет роскошных холлов, как в парадной университета или витражей Корина, как в высотке на площади Восстания. Самая парадная часть здесь – небольшой вестибюль, отделанный нержавеющей сталью. Как писал сам Алексей Душкин, он «должен был, как на станции Маяковская, подчеркнуть несущую способность стальной конструкции, полностью освободив ее от всех балластных масс». Иначе говоря – декоративные стальные элементы, которые мы видели на колоннах и стенах, закрывают сами конструкции, но в то же время демонстрируют ее металлическую сущность.

Поскольку здание разделено на две функции – в башне находится штаб-квартира ОАО «Трансстроя» (бывшего МПС), а в боковых крыльях – жилые квартиры, то боковые блоки намного скромнее. Организатор МосКультПрога Сергей Никитин договорился с жителями одной из квартир на девятом этаже, которые участника акции взглянуть на редкие подлинные интерьеры. Это оказалась небольшая по площади квартира, с высокими (3,5 метров) потолками и небольшими комнатами, в том числе и для домработницы. Стиль интерьера квартиры помимо стен создавали шкафы начала прошлого века, тома старых книг и множество статуэток. Надо отметить, что сейчас квартиры в высотках активно перестраиваются и подвергаются «евроремонту», однако не просто культурная ценность, но и материальная стоимость в дальнейшем значительно выше будет именно у оригинальных жилищ, чем переделанных «современных». Фасад здания сохранился намного лучше, однако и в нем идет замена, например, окон и дверей. Коричневые оконные рамы жилых квартир заменяются белым пластиком, а огромные витринные окна, связанные с метро, становятся мелкодробными, что конечно же портит вид фасада. Здесь вспоминается завет архитектора Душкина, за который он боролся всю жизнь, что «построить – это еще полдела, вторая половина – это сохранить построенное».

Фотографии Ирины Фильченковой
zooming
Наталья Душкина. Фотография ank17. Источник: http://community.livejournal.com/ moskultprog/17269.html#cutid1
Алексей Николаевич Душкин в годы проектирования высотки. 1947/48
Небоскреб Вулворта, на который был похож проект Душкина и Мезенцева
Проект высотки без шпиля. 1948 год.
Ротонда во внутреннем дворе дома, за которой спрятана вытяжка из метро
Вестибюль главного здания


02 Ноября 2007

Автор текста:

Ирина Фильченкова

Технологии и материалы

Технологии Сохранения Тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства.
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.

Сейчас на главной

Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.