Небоскреб на Красных воротах

У московских культурологических прогулок с авангардным названием МосКульПрог, которые организует доцент кафедры истории искусств МГПУ Сергей Никитин, в этом году 10-летний юбилей. В честь чего сезон состоял из десяти акций, среди них – экскурсия по «главной-неглавной» Тверской улице, поездка в Питер на «белые ночи», прогулка по московской «золотой миле» - району Остоженке и другие. Заключительная экскурсия была посвящена высотке у Красных ворот

Автор текста:
Ирина Фильченкова

02 Ноября 2007
mainImg

Прогулка собрала привычные для себя двести с лишним человек, которые на несколько часов оккупировали главные подходы к зданию на Красных воротах. Прогулка состояла из нескольких этапов: рассказы о градостроительном положении, архитектуре и уникальной конструкции здания чередовались с проходом по вестибюлю и конференц-залу «Минтранса» и посещением «сталинской» квартиры – одной из немногих полностью сохранивших свой первоначальный интерьер. Об архитектуре рассказывала внучка архитектора Наталия Душкина, а о конструкциях – инженер, доцент и лауреат премии Совмина Игорь Каспэ.

В последнее время сталинская архитектура все больше начинает восприниматься как памятник истории и архитектуры. С одной стороны – с окончанием советской эпохи у нас появилась определенная мифологизация 1930–1950-х годов, а с другой – этих памятников просто становится все меньше. Особую роль среди построек тех лет, прежде всего в градостроительной структуре города, играют знаменитые сталинские «высотки», построенные в знак победы в Великой отечественной войне. Как отметил неизменный организатор прогулок Сергей Никитин, ту градостроительную функцию, какую они выполняют в городе, не выполняет больше никто. Они создают систему основных градостроительных доминант и акцентируют важнейшие точки городского ландшафта.

Высотка у Красных ворот стоит на одном из самых возвышенных мест Садового кольца и венчает собой сложный градостроительный узел, от которого идет улица в сторону площади трех вокзалов. Высотка на Котельнической вместе с гостиницей «Ленинградская» и башней Казанского вокзала, составляет «пару-противодействие» зданию МГУ, которое находится на противоположной стороне Москвы. Несмотря на то, что здание у Красных ворот самое низкое – всего 24 этажа, оно благодаря своему местоположению вполне может тягаться с самым высоким – 36 этажным Университетом.
Наталья Душкина поделилась с юными «прогульщиками» тем, что если прийти в хорошую погоду на смотровую площадку перед университетом, то на одной линии можно увидеть сначала золотой купол Храма Христа Спасителя, затем горящую главку Ивановского столпа, а за ним в перспективе шпиль со звездой красноворотского небоскреба.

Проектирование высоток началось в 1947 году и за каждой было закреплено свое ведомство. Высотка у Красных ворот проектировалась Министерством путей и сообщений, которое для этого провело небольшой конкурс. На конкурс было представлено два основных проекта: главного архитектора МПС Алексея Николаевича  Душкина, занимающегося в то время проектированием станций метро, и проект архитектора Волошина. Принципиальная разница состояла в том что, в проекте Душкина главный фасад здания был повернут в сторону Садового кольца, а в другом проекте – в сторону Каланчевской улицы. В ходе как архитектурных, так и человеческих интриг, как рассказала Наталия Душкина, был выбран первый вариант. 

Однако от утвержденного проекта до реализованной постройки здание весьма изменилось. Первоначальный проект Душкина напоминал сбитый куб в стиле чикагских офисных небоскребов – он резко отличался от всех представленных проектов высоток. В дальнейшем этот вариант не прошел и совместно с архитектором Борисом Сергеевичем Мезенцевым начал разрабатываться более вытянутый высотный объем. По словам Натальи Душкиной, случилось так, «что в берлоге оказалось два медведя, которым чрезвычайно трудно было работать вместе». Однако распределение сил было достаточно ясное: Мезенцев, «большой мастер деталей» занимался в основном пластикой фасада, а  Душкин совместно с инженером разрабатывал всю планировочно-конструктивную основу высотки – в сущности, основную работу по возведению высотки.

Дело в том, что высотка у Красных ворот является самой сложной по технологии возведения. Одновременно строилась станция метро – причем самая глубокая в  московском метрополитене – и над ее огромной дырой нужно было поместить левое крыло высотного дома. Для этого впервые в мировой практике был разработан котлован площадью более тысячи кв. метров без внутренних креплений, который держался за счет замороженного грунта. Затем в нем возводился так называемый «стакан» - шестигранный фундамент левого крыла здания, в которое встраивался вестибюль метро, а на «бровке» котлована – возводился фундамент и каркас высотной части дома. Здесь-то и крылась самая большая проблема – дело в том, что при замораживании грунт расширяется и фундамент неизбежно бы поднялся, а после того как он бы вернул нормальную температуру, он бы, вместе со всем зданием, опустился. Поэтому для того чтобы не произошло перекоса, Абрамов решил строить высотную часть не строго вертикально, а под наклоном – иначе здание бы завалилось на шестнадцать сантиметров в восточную сторону. Однако инновационное инженерное решение столкнулось с форс-мажором – на несколько месяцев была задержана поставка конструкций из-за чего произошел простой грунта и теперь «стакан», постепенно выравниваясь вертикально, наклоняется в противоположную (пока что допустимую по нормам) сторону.

Техническая сложность конструкции здания определила характер его интерьеров: высотка у Красных ворот – самая скромная из всех семи собратьев. Здесь нет роскошных холлов, как в парадной университета или витражей Корина, как в высотке на площади Восстания. Самая парадная часть здесь – небольшой вестибюль, отделанный нержавеющей сталью. Как писал сам Алексей Душкин, он «должен был, как на станции Маяковская, подчеркнуть несущую способность стальной конструкции, полностью освободив ее от всех балластных масс». Иначе говоря – декоративные стальные элементы, которые мы видели на колоннах и стенах, закрывают сами конструкции, но в то же время демонстрируют ее металлическую сущность.

Поскольку здание разделено на две функции – в башне находится штаб-квартира ОАО «Трансстроя» (бывшего МПС), а в боковых крыльях – жилые квартиры, то боковые блоки намного скромнее. Организатор МосКультПрога Сергей Никитин договорился с жителями одной из квартир на девятом этаже, которые участника акции взглянуть на редкие подлинные интерьеры. Это оказалась небольшая по площади квартира, с высокими (3,5 метров) потолками и небольшими комнатами, в том числе и для домработницы. Стиль интерьера квартиры помимо стен создавали шкафы начала прошлого века, тома старых книг и множество статуэток. Надо отметить, что сейчас квартиры в высотках активно перестраиваются и подвергаются «евроремонту», однако не просто культурная ценность, но и материальная стоимость в дальнейшем значительно выше будет именно у оригинальных жилищ, чем переделанных «современных». Фасад здания сохранился намного лучше, однако и в нем идет замена, например, окон и дверей. Коричневые оконные рамы жилых квартир заменяются белым пластиком, а огромные витринные окна, связанные с метро, становятся мелкодробными, что конечно же портит вид фасада. Здесь вспоминается завет архитектора Душкина, за который он боролся всю жизнь, что «построить – это еще полдела, вторая половина – это сохранить построенное».

Фотографии Ирины Фильченковой
zooming
Наталья Душкина. Фотография ank17. Источник: http://community.livejournal.com/ moskultprog/17269.html#cutid1
Алексей Николаевич Душкин в годы проектирования высотки. 1947/48
Небоскреб Вулворта, на который был похож проект Душкина и Мезенцева
Проект высотки без шпиля. 1948 год.
Ротонда во внутреннем дворе дома, за которой спрятана вытяжка из метро
Вестибюль главного здания

02 Ноября 2007

Автор текста:

Ирина Фильченкова
Похожие статьи
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Технологии и материалы
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.