Небоскреб на Красных воротах

У московских культурологических прогулок с авангардным названием МосКульПрог, которые организует доцент кафедры истории искусств МГПУ Сергей Никитин, в этом году 10-летний юбилей. В честь чего сезон состоял из десяти акций, среди них – экскурсия по «главной-неглавной» Тверской улице, поездка в Питер на «белые ночи», прогулка по московской «золотой миле» - району Остоженке и другие. Заключительная экскурсия была посвящена высотке у Красных ворот

Автор текста:
Ирина Фильченкова

02 Ноября 2007
mainImg

Прогулка собрала привычные для себя двести с лишним человек, которые на несколько часов оккупировали главные подходы к зданию на Красных воротах. Прогулка состояла из нескольких этапов: рассказы о градостроительном положении, архитектуре и уникальной конструкции здания чередовались с проходом по вестибюлю и конференц-залу «Минтранса» и посещением «сталинской» квартиры – одной из немногих полностью сохранивших свой первоначальный интерьер. Об архитектуре рассказывала внучка архитектора Наталия Душкина, а о конструкциях – инженер, доцент и лауреат премии Совмина Игорь Каспэ.

В последнее время сталинская архитектура все больше начинает восприниматься как памятник истории и архитектуры. С одной стороны – с окончанием советской эпохи у нас появилась определенная мифологизация 1930–1950-х годов, а с другой – этих памятников просто становится все меньше. Особую роль среди построек тех лет, прежде всего в градостроительной структуре города, играют знаменитые сталинские «высотки», построенные в знак победы в Великой отечественной войне. Как отметил неизменный организатор прогулок Сергей Никитин, ту градостроительную функцию, какую они выполняют в городе, не выполняет больше никто. Они создают систему основных градостроительных доминант и акцентируют важнейшие точки городского ландшафта.

Высотка у Красных ворот стоит на одном из самых возвышенных мест Садового кольца и венчает собой сложный градостроительный узел, от которого идет улица в сторону площади трех вокзалов. Высотка на Котельнической вместе с гостиницей «Ленинградская» и башней Казанского вокзала, составляет «пару-противодействие» зданию МГУ, которое находится на противоположной стороне Москвы. Несмотря на то, что здание у Красных ворот самое низкое – всего 24 этажа, оно благодаря своему местоположению вполне может тягаться с самым высоким – 36 этажным Университетом.
Наталья Душкина поделилась с юными «прогульщиками» тем, что если прийти в хорошую погоду на смотровую площадку перед университетом, то на одной линии можно увидеть сначала золотой купол Храма Христа Спасителя, затем горящую главку Ивановского столпа, а за ним в перспективе шпиль со звездой красноворотского небоскреба.

Проектирование высоток началось в 1947 году и за каждой было закреплено свое ведомство. Высотка у Красных ворот проектировалась Министерством путей и сообщений, которое для этого провело небольшой конкурс. На конкурс было представлено два основных проекта: главного архитектора МПС Алексея Николаевича  Душкина, занимающегося в то время проектированием станций метро, и проект архитектора Волошина. Принципиальная разница состояла в том что, в проекте Душкина главный фасад здания был повернут в сторону Садового кольца, а в другом проекте – в сторону Каланчевской улицы. В ходе как архитектурных, так и человеческих интриг, как рассказала Наталия Душкина, был выбран первый вариант. 

Однако от утвержденного проекта до реализованной постройки здание весьма изменилось. Первоначальный проект Душкина напоминал сбитый куб в стиле чикагских офисных небоскребов – он резко отличался от всех представленных проектов высоток. В дальнейшем этот вариант не прошел и совместно с архитектором Борисом Сергеевичем Мезенцевым начал разрабатываться более вытянутый высотный объем. По словам Натальи Душкиной, случилось так, «что в берлоге оказалось два медведя, которым чрезвычайно трудно было работать вместе». Однако распределение сил было достаточно ясное: Мезенцев, «большой мастер деталей» занимался в основном пластикой фасада, а  Душкин совместно с инженером разрабатывал всю планировочно-конструктивную основу высотки – в сущности, основную работу по возведению высотки.

Дело в том, что высотка у Красных ворот является самой сложной по технологии возведения. Одновременно строилась станция метро – причем самая глубокая в  московском метрополитене – и над ее огромной дырой нужно было поместить левое крыло высотного дома. Для этого впервые в мировой практике был разработан котлован площадью более тысячи кв. метров без внутренних креплений, который держался за счет замороженного грунта. Затем в нем возводился так называемый «стакан» - шестигранный фундамент левого крыла здания, в которое встраивался вестибюль метро, а на «бровке» котлована – возводился фундамент и каркас высотной части дома. Здесь-то и крылась самая большая проблема – дело в том, что при замораживании грунт расширяется и фундамент неизбежно бы поднялся, а после того как он бы вернул нормальную температуру, он бы, вместе со всем зданием, опустился. Поэтому для того чтобы не произошло перекоса, Абрамов решил строить высотную часть не строго вертикально, а под наклоном – иначе здание бы завалилось на шестнадцать сантиметров в восточную сторону. Однако инновационное инженерное решение столкнулось с форс-мажором – на несколько месяцев была задержана поставка конструкций из-за чего произошел простой грунта и теперь «стакан», постепенно выравниваясь вертикально, наклоняется в противоположную (пока что допустимую по нормам) сторону.

Техническая сложность конструкции здания определила характер его интерьеров: высотка у Красных ворот – самая скромная из всех семи собратьев. Здесь нет роскошных холлов, как в парадной университета или витражей Корина, как в высотке на площади Восстания. Самая парадная часть здесь – небольшой вестибюль, отделанный нержавеющей сталью. Как писал сам Алексей Душкин, он «должен был, как на станции Маяковская, подчеркнуть несущую способность стальной конструкции, полностью освободив ее от всех балластных масс». Иначе говоря – декоративные стальные элементы, которые мы видели на колоннах и стенах, закрывают сами конструкции, но в то же время демонстрируют ее металлическую сущность.

Поскольку здание разделено на две функции – в башне находится штаб-квартира ОАО «Трансстроя» (бывшего МПС), а в боковых крыльях – жилые квартиры, то боковые блоки намного скромнее. Организатор МосКультПрога Сергей Никитин договорился с жителями одной из квартир на девятом этаже, которые участника акции взглянуть на редкие подлинные интерьеры. Это оказалась небольшая по площади квартира, с высокими (3,5 метров) потолками и небольшими комнатами, в том числе и для домработницы. Стиль интерьера квартиры помимо стен создавали шкафы начала прошлого века, тома старых книг и множество статуэток. Надо отметить, что сейчас квартиры в высотках активно перестраиваются и подвергаются «евроремонту», однако не просто культурная ценность, но и материальная стоимость в дальнейшем значительно выше будет именно у оригинальных жилищ, чем переделанных «современных». Фасад здания сохранился намного лучше, однако и в нем идет замена, например, окон и дверей. Коричневые оконные рамы жилых квартир заменяются белым пластиком, а огромные витринные окна, связанные с метро, становятся мелкодробными, что конечно же портит вид фасада. Здесь вспоминается завет архитектора Душкина, за который он боролся всю жизнь, что «построить – это еще полдела, вторая половина – это сохранить построенное».

Фотографии Ирины Фильченковой
zooming
Наталья Душкина. Фотография ank17. Источник: http://community.livejournal.com/ moskultprog/17269.html#cutid1
Алексей Николаевич Душкин в годы проектирования высотки. 1947/48
Небоскреб Вулворта, на который был похож проект Душкина и Мезенцева
Проект высотки без шпиля. 1948 год.
Ротонда во внутреннем дворе дома, за которой спрятана вытяжка из метро
Вестибюль главного здания


02 Ноября 2007

Автор текста:

Ирина Фильченкова

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.