Блоги: 17–23 января

Особенности национальных архитектурных конкурсов вновь стали предметом жарких сетевых дискуссий. Вместе с ними архитекторы обсудили влияние городской планировки на мышление горожан и готовящийся для столицы мастер-план.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

23 Января 2013
mainImg
Архитекторы в сети снова спорят о российской конкурсной политике. На странице журнала «Проект Россия» в Фейсбуке, у которого, кстати появился новый сайт, работающий пока в тестовом режиме, развернулась интересная дискуссия. Поводом стала статья ведающего конкурсами на «Стрелке»  Дениса Леонтьева, в которой в форме ироничного конкурсного задания изложены известные и печальные вещи: конкурсы у нас существуют не для справедливого распределения заказов или повышения качества городской среды, а для организаторов, которые т.о. повышают свой капитал, политический и финансовый.
 
Для архитекторов разговоры про конкурсы всегда болезненны, вот и в этот раз они не остались в стороне от обсуждения. Александр Ложкин, например, считает, что России давно необходим национальный стандарт проведения конкурсов на основе международного опыта: «Национальный стандарт применяется на добровольной основе. Т.е., никто не мешает модифицировать его при использовании, по крайней мере, в конкурсах на частные объекты. Это как с колбасой: можете купить произведенную по ГОСТу, а можете по ТУ. Ваш выбор, ваш желудок». Впрочем, Алексей Муратов опасается, что такой стандарт можно будет применять только к типовым же, массовым объектам, тогда как непонятно, что делать с теми, «что выходят за рамки усредненности», ведь именно на них в первую очередь и проводят конкурсы.

Михаил Белов в своем блоге продолжил тему небольшим эссе «Лебедь, рак да щука в конкурсной лихорадке». С горькой иронией архитектор пишет о засилье в конкурсах иностранцев, которые, по его словам, приезжают к нам на халтуру, как когда-то московские архитекторы выезжали на халтуру в денежный Узбекистан. Михаил Белов уверен, что конкурсы не станут справедливыми до тех пор, пока в них действуют архитектурные фирмы, а не архитекторы лично, осуществляющие за проектом свой авторский надзор: архитекторы – отдельно, проектировщики – отдельно, считает Белов, и архитекторы должны быть русскими. А вот Александр Ложкин, в свою очередь, вступился за иностранцев, напомнив, что сам работает «с великолепными профессионалами». И даже такие фирмы, как NBBJ или RMJM, которые, пишет Ложкин, выезжают на «халтуры» в любые страны мира, «в плане владения технологиями нашим гражданпроектам много лет форы дадут». В том, что наши архитекторы не сильно обижены властью, уверен и Левон Айрапетов, а вот то, что за все новейшее время ни один российский архитектор не смог выиграть ни один международный конкурс на чужой территории, говорит само за себя.
zooming
Изображение: estrin-gallery.livejournal.com. Автор Сергей Эстрин
zooming
Изображение: estrin-gallery.livejournal.com. Автор Сергей Эстрин

Своих европейских коллег вспоминал на днях и архитектор Сергей Эстрин – в его блоге появилась заметка про первый зарубежный контракт в Ирландии. Работать в архитектурном бюро в центре Дублина Сергею Эстрину нравилось: «В мохнатом 1991-м я наслаждался немыслимой и недоступной жизнью заправского европейца. Днём разрабатывал градостроительный проект реконструкции района, прилегающего к площади Smithfield Square в Дублине, вечером – паб, в выходные экскурсии». Вместе с воспоминаниями в блоге архитектора можно найти и его ирландские рисунки.

Участники сообщества RUPA в Фейсбуке и блога method-estate.com, тем временем, попытались разобраться в том, какое влияние городская застройка может оказывать на психику горожан, на их способности к воображению и мышлению. Архитекторы вспомнили про обследования жителей районов гомогенной застройки, которые на плоской сетке фасада 12-этажки угадывали окно своей комнаты, и про уникальный генплан города Бразилиа. Впрочем, по убеждению Николая Васильева, «красивая графика генплана – такая же ловушка в современной архитектуре, как красивый фасад в архитектуре классической. В обоих случаях кроме автора и начальства его никто в таком виде не увидит». Заблудиться можно и на ортогональных улицах, согласен Алексей Симметричный; генплан виден лишь с высоты птичьего полета, тогда как на местности глаз всё равно должен цепляться за ориентиры, считает пользователь. Именно такие доминанты и акценты в застройке, по всей видимости, и формируют пространственное мышление горожан, подытожили блоггеры.

«Архитектура важнее для выживания человечества, чем городская форма расселения, – считает Александр Раппапорт, – хотя, видимо, именно она и родила архитектуру». В блоге известного философа появились в последние дни еще несколько интересных материалов по теории, в том числе статья «Архитектура, память и фотография», где Раппапорт размышляет об архитектуре как умирающем искусстве, расцвете дизайна и важнейшем перевороте в понимании архитектурного пространства с появлением фотографии.  

Между тем, пространственной стратегией города всерьез озаботились в новой команде московского мэра. Как рассказал на днях главный архитектор Сергей Кузнецов, к уже существующему генплану сейчас дописывается идеологическая глава под названием мастер-план. Эту инициативу продолжают обсуждать в сообществе RUPA: «Москва вытащила всё ценное и лучшее из пермского опыта – вся стилистика, идеология наша; а мы видать будем строить суровую панельно-монолитную Ивобахаревку», – цитирует первого зам председателя Пермской городской думы Аркадия Каца Александр Ложкин, не без гордости добавляя, что в пермском документе действительно «многое для будущих российских мастер-планов уже сделано». Впрочем, осмыслить Москву как «пространственный продукт» и описать его, некоторым кажется малореальным – получится, как пишет Vitaliy Drobilenko, потрясающий литературно-философский труд. Почти в духе «Метафизики Москвы» Рустама Рахматтулина, добавляет Николай Васильев.

В конце обзора – еще одна увлекательная сетевая дискуссия на белорусском портале onliner.by вокруг рейтинга самых интересных по архитектуре библиотек мира, составленного блоггером darriusss. А поводом послужили не утихающие разговоры вокруг нового здания минской Национальной библиотеки, которую одни считают новым символом города, другие – уродством. Первое место в своем топе, видимо, по фантасмагоричности облика блоггер отдал зданию Национальной библиотеки Косово в Приштине – «чудовищному нагромождению кубических объемов, накрытых сверху куполами». Ну а минский «алмаз» – на второй позиции, оставив позади такие всемирно известные здания, как библиотеки в Коттбусе и Сиэтле. Аудитория одобрила выбор автора: «Как по мне, – пишет mrGLUK, – из всех этих непонятно-серо-уродливых зданий «алмаз» один из самых красивых». «Сиэтл доказывает, что американские строители и архитекторы пьют не меньше наших, – добавляет Pane_Kahanku. – У наших даже как-то ровней и симметричней библиотека нарисовалась и построилась».

23 Января 2013

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
Похожие статьи
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Технологии и материалы
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.