Блоги: 20–26 декабря

Накануне Нового года архитекторы в блогах обсуждают Стандарт своей профессиональной деятельности и градостроительную политику московской мэрии, а общественность беспокоится по поводу возможных сносов стадиона в «Лужниках» и жилых домов в Буденновском городке.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

26 Декабря 2012
mainImg
Московская мэрия перестала скрывать планы масштабной застройки центра и готовится до конца года принять новые правила землепользования и застройки для ЦАО. Суть теперь уже официальной градостроительной программы образно выразил главный архитектор Сергей Кузнецов: «Сейчас в Москве сплошные выбоины, город – как челюсть с выбитыми зубами. Заполнить эти лакуны в центре нужно жильем», – цитирует чиновника журнал «Большой город». Планы по «уплотниловке» москвичей, разумеется, не радуют – в сети недоумевают, зачем надо было расширять Москву и тратить на это бешеные деньги, если всё-таки решили её уплотнять «до уровня детской песочницы».

Бурю эмоций у сетевых пользователей вызвало и недавнее интервью заммэра Марата Хуснуллина журналу «Афиша». Блоггеры спорят, зачем власти собираются строить жилье на месте промзон и как расширение улиц и строительство хорд отразится на движении общественного транспорта. «Замена светофорных перекрёстков эстакадами и туннелями вызовет неудобный перенос остановок и удлинение пешеходных маршрутов», –  замечает, например, пользователь alex, добавляя, что вместо хорд целесообразнее сделать «проколы через железные дороги» и вернуться к планам Четвертого кольца, которое было утверждено генпланом.
zooming
Выставка к 50-летию киножизни агента 007 Джеймса Бонда. Фотография с сайта estrin-gallery.livejournal.com

Между тем, сам генплан, по словам Хуснуллина, оказывается, не увязан с экономическим развитием города, для чего в мэрии собираются разрабатывать мастер-план. В сообществе «Объединение разработчиков градостроительной документации» в Фейсбуке этому очень удивились. Как отмечает пользователь Николай Васильев, в нынешнем генплане – «полдюжины наборов благих пожеланий, не завязанных не то что на актуальную макроэкономическую или там демосоциальную ситуацию, но даже не увязанные между собой». Каждый аспект, пишет блоггер, отдельно выглядит в принципе реализуемым, однако, реализовав один, другие – уже негде, некогда и нечем.

Интересно, что в качестве своеобразной подготовки к бурной строительной деятельности в ЦАО московские власти обратились к известному датскому урбанисту Яну Гейлу с предложением изучить общественные пространства и транспортные потоки. Сетевые пользователи, однако, не увидели в работе датчанина полноценного исследования: «Тут очевидна цель московского правительства через медийную пропаганду копенганизации-велосипедизации закрыть глаза «верующим прохожим»», – замечает пользователь Михаил Климовский на странице «Объединения разработчиков градостроительной документации». Особенно блоггерам не понравилась идея Гейла «гуманизировать» пространство между жилыми высотками строительством небольших домов между ними. «Обследования всего города силами 30 студентов по 15 минут не дадут никакой достоверности, – уверен пользователь Bob Brown, а Евгений Начитов вообще считает, что подобные вещи должны быть рутинной и непрестанной работой городских служб, а не разовой PR-акцией мэра.

Длинную дискуссию на градостроительную тему вызвал недавно и небольшой «пострелиз» Михаила Белова на  прошедшие накануне громкие архитектурные мероприятия – «Зодчество» и урбанистический форум. Участники беседы поспорили о том, могли бы советские граждане расселиться в трехэтажных кирпичных домах вместо хрущевок, как сегодня продолжается объявленная 50 лет назад «борьба с архитектурными излишествами» и почему нынешние «молчаливые зодчие» так и не смогли довести до ума Закон об архитектурной деятельности.

Закон зодчие до сих пор не приняли, зато, как оказалось, разработали Стандарт профессиональной деятельности – документ с недавних пор доступен для комментариев на странице Союза архитекторов России. Прокомментировали его и на странице журнала «Проект Россия» в Фейсбуке. Сетевые пользователи нашли в нем немало противоречий – как написал Ярослав Ковальчук, «с действующим законодательством и со здравым смыслом». Блоггер добавил, что Стандарт выглядит скорее попыткой Союза создать систему персональных лицензий и начать самостоятельно от СРО регулировать все и вся. Впрочем, по мнению Никиты Токарева, такой документ написан в духе англосаксонской модели защиты клиента от недобросовестных архитекторов и наоборот: годен или нет, решает профессиональный цех, тогда как в более либеральном, например, голландском варианте защищают суд и страховая компания. В России не действует ни то, ни другое, и Стандарт, как пишет Токарев, есть попытка определить, «кто мы вообще такие, что делаем и почему наша работа чего-то стоит».

А вот архитектор Сергей Эстрин о работе в своем блоге почти не пишет. Например, последний пост – о выставке к 50-летию киножизни агента 007 Джеймса Бонда в галерее на Солянке, чье оформление Сергей Эстрин очень хвалит. Архитектор и философ Александр Раппапорт, в свою очередь, тоже далек от градостроительных разговоров – в его блоге несколько новых интересных статей по теории, в частности, о типологии в архитектуре, где автор рассуждает о природе этого понятия, а также о внутренней структуре стиля и разновидностях архитектурных сред.

В Перми блоги с новой силой обрушились на проект строительства Художественной галереи. Автор проекта швейцарец Петер Цумтор, работу которого долгие месяцы обсуждался заочно, на днях впервые выступил публично. Правда презентация была экспромтом – Цумтор, уверен пермский правозащитник Денис Галицкий, вообще ни с кем кроме губернатора свой проект обсуждать не собирался, поскольку привык иметь дело с частным заказчиком. Но гораздо печальнее то, что готового проекта, по мнению Галицкого, у Цумтора вообще нет – «есть наброски, которые изменяются быстрее их презентации». Причем нынешний вариант, образно называемый «кораблем», закрывает вид на Каму и возвышается над Соборной площадью на 8 метров, замечает автор блога. «Это будет глухая стена высотой четыре этажа и длиной 250 метров!» – считает Александр Рогожников, причем даже если архитектор немного подвинет здание, вид на Каму все равно будет закрыт с половины Соборной площади.

Впрочем, винить швейцарца в том, что проект реализуется в охранной зоне Кафедрального Собора и памятников археологии, не стоит – Денис Галицкий подозревает, что тому попросту не выдали полноценного ТЗ, «ваял как хотел». Отказываться от именитого архитектора многим тоже жалко, тем более, что, по словам пользователя pcrd, общественность уже 20 лет хочет видеть сдачу объекта. Возможно, проект не сильно расширит экспозиционные площади для коллекции – как подсчитал Александр Рогожников, всего в 2.5 раза по сравнению с помещениями собора. Однако ряд блоггеров верит словам Цумтора о том, что люди специально приезжают смотреть на его здания и хотят, чтобы он строил.

Неоднозначно отреагировали блоггеры и на скандальный московский проект реконструкции- сноса центрального объекта «Лужников» – Большой спортивной арены, который недавно озвучил сам мэр. Футбольным фанатам, присоединившимся к дискуссии на портале The Village, сталинский ансамбль совсем не жалко: оказывается, для болельщиков стадион «ужасен», игры с трибун не видно: «Да, новострой, но тут чаще всего или памятник архитектуры, или удобное место для спорта», – замечает пользователь Иван Ветер. А вот по мнению архитектора Юрия Григоряна, сносить совсем необязательно: чтобы стадион подошёл под требования ФИФА, «надо просто включить мозги и придумать варианты, чтобы его реконструировать. Мало мест для зрителей – уберите крышу, которую сами же понастроили в 90-е».

Вести о сносе собственных домов, между тем, растревожили жителей Буденновского городка – одного из сохранившихся конструктивистских кварталов Москвы, по которому «сносная» комиссия так и не выдала окончательного решения. В «Архнадзоре» решили сохранять ансамбль совместно с жителями, которые активно включились в дискуссию на сайте градозащитников. В частности, авторы комментариев опровергают аварийность своих домов, отсутствие в них ванных и подвальных помещений, микроскопические кухни и гнилые перекрытия из камыша, и просят «Архнадзор» провести независимую экспертизу.

26 Декабря 2012

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.