Искусство строить карточный дом

В галерее Stella Art foundation открылась выставка Юрия Аввакумова «ИГРЫ», которую знаменитый «бумажный архитектор», один из основателей и летописец движения, приурочил к своему пятидесятилетию. Она похожа на выборочную ретроспективу – здесь собраны объекты на тему традиционных игр

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

24 Июля 2007
mainImg

Персональная выставка – самый изящный способ отметить юбилей архитектора. Одновременно праздник и отчет о проделанной работе. Новый замысел Юрия Аввакумова, однако, счастливо избегает даже намека на тяжеловесную каталожность, потому что он очень камерный и целиком посвящен играм. Это неудивительно – в прошлом году состоялась более масштабная ретроспектива, а с другой стороны – месяц назад одна из работ Аввакумова получила премию Людвига Гизе от LETTER Foundation, главную и единственную награду, врученную на 10-й Триеннале скульптуры в Феллбахе. Премировали объект «Форт Асперен», карточный домик, изображающий реальную голландскую крепость с таким же названием. Его хрупкая конструкция способна складываться и раскладываться благодаря тому, что все карты нанизаны на одну нитку.

Выбор престижной международной выставки подтолкнул знаменитого «бумажного архитектора» к тому, чтобы реализовать давний замысел – таким образом зрители получили ретроспективу «игрового жанра» в творчестве Аввакумова – небольшую и эфемерную, но от этого не менее увлекательную выставку ИГРЫ, которая объединяет несколько разных видов объектов, актуальных для автора и раньше вместе не собиравшихся.

Здесь имеются бронзовые «городки», больше всего подходящие под определение скульптуры благодаря своей тяжести и материалу. Своего рода ответ современного искусства греческому мальчику, играющему в свайку. Городки – тема относительно недавняя для Аввакумова, впервые она появилась в 1992 году в виде рисунка-проекта; потом несколько лет назад возникла огромная металлическая конструкция на «Арт-клязьме», по всем параметрам превышающая сооружение, доступное для разрушения битой, от этого неуязвимая и продолжающая до сих пор украшать пляж курорта «Пирогово». Сейчас городки складываются в развитый экспозиционный сюжет, который имеет начало – рисунок с проектом, середину, где четыре изображенных объекта овеществляются, собранные из бронзовых цилиндриков в городошные фигуры, и завершение – видеоролик с человеком в спортивном костюме, играющем в городки. Получается полный цикл – от замысла до действия.

Сам автор признается, что кино раскрывает парадоксальность традиционной российской игры, в которой кто-то сначала долго и бережно складывает хитроумную и ненадежную конструкцию, прилаживает части, добивается совершенства, а затем одним махом разбивает то, над чем только что колдовал, задерживая дыхание. Вообще у «игровой» темы Юрия Аввакумова есть лейтмотив и он определенно связан с разрушением и восстановлением чего-то очень хрупкого. Он выбирает такие игры, где по сюжету надо сначала аккуратно строить, а потом – одним махом ломать. И – то ли стремится преодолеть эту несправедливость, то ли просто размышляет на тему.

На выставке безусловно лидируют динамические карточные домики. Юрий Аввакумов изобрел их для конкурса «Кукольный дом», который проводился британским союзом архитекторов RIBA в 1982 году. Тогда 26-летний архитектор соединил хорошо известную игру в карточный дом с идеей, сформулированной в кинетическом объекте «Самовозводящийся дом» Вячеслава Колейчука, который значился консультантом отправленного на выставку проекта. «Дом» Колейчука был в своем 1969 году фантастической утопией на тему строительства в условиях крайнего севера – по привозе на место он должен был мгновенно разворачиваться в полный рост. Он вовсе не был рассчитан на реальность, однако нотки шестидесятнического пафоса в нем имелись. Разворачивание было взрывным – именно эту особенность позаимствовал Юрий Аввакумов. Применив ее к однозначно игрушечному и поэтому «кукольному» материалу – игральным картам. Первый, посланный в Англию домик держался на резинках и вылетал из своей коробки, по собственному признанию автора, «как чертик из табакерки». В этом было много динамики, однако такой объект сложно выставлять, потому что после того, как он один раз развернулся, сложить его обратно, чтобы продемонстрировать эффект второй раз, может только автор.

Поэтому Юрий Аввакумов доработал идею, заменив резинки нитками. Объекты потеряли часть взрывной энергии, обзаведясь взамен толикой меланхолической лиричности и – главное – они стали легко управляемыми, говоря по-современному интерактивными. Сложить и развернуть такую конструкцию может любой зритель, потянув за веревочку или покрутив за ручку. Усовершенствованное изобретение породило ряд объектов  разнообразного устройства – один из которых и получил недавно премию в Германии. Несколько его сестер показано на московской юбилейной выставке: это башня-небоскреб, буква «H» из карт с золоченым обрезом – сделанная по заказу Hermes, стыдливая красная кабина с крутящимся рычагом как в колодце и затейливый «русский дом» из чернофонных «палехских» картинок.

Таким образом Юрий Аввакумов предлагает своим зрителям поиграть, но не так, как все привыкли. Получается игра на тему игры, плюс игра со смыслами нарисованного на картах – игры складываются в любимую автором матрешку, наслаиваются и перемешиваются с затейливой серьезностью. Никаких прямых аллюзий на картежничество нету вообще – а есть, может быть, воспоминание о детском карточном домике, воспетом в картине Зинаиды Серебряковой. Если посмотреть с этой стороны, то тоже очевидно смещение и смешивание смыслов: в обычной игре строение недолговечно и тем ранимее, чем сложнее. Это образ неуловимой мечты – построишь, тронешь – упадет. Нанизывая свои карты на нити, Аввакумов облегчает труд восстановления, усовершенствует мечту, изымая из нее неосуществимость. Надо ли говорить, что это главная тема утопии русского авангарда – придумать так, чтобы счастье было надежно, достижимо и управляемо. Чтобы до неба можно было догрести веслами, а электрическая лампочка освещала путь в будущее. Юрий Аввакумов, знаменитый знаток и собиратель этой утопии, абстрагирует ее смысл и вкладывает его в намеренно легкую форму – в такую, где она может успешно существовать. Даря таким образом новую жизнь авангардной утопии. Ведь что такое русский авангард, как не попытка удержать в целости  карточный домик?



24 Июля 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.