Искусство строить карточный дом

В галерее Stella Art foundation открылась выставка Юрия Аввакумова «ИГРЫ», которую знаменитый «бумажный архитектор», один из основателей и летописец движения, приурочил к своему пятидесятилетию. Она похожа на выборочную ретроспективу – здесь собраны объекты на тему традиционных игр

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

24 Июля 2007
mainImg

Персональная выставка – самый изящный способ отметить юбилей архитектора. Одновременно праздник и отчет о проделанной работе. Новый замысел Юрия Аввакумова, однако, счастливо избегает даже намека на тяжеловесную каталожность, потому что он очень камерный и целиком посвящен играм. Это неудивительно – в прошлом году состоялась более масштабная ретроспектива, а с другой стороны – месяц назад одна из работ Аввакумова получила премию Людвига Гизе от LETTER Foundation, главную и единственную награду, врученную на 10-й Триеннале скульптуры в Феллбахе. Премировали объект «Форт Асперен», карточный домик, изображающий реальную голландскую крепость с таким же названием. Его хрупкая конструкция способна складываться и раскладываться благодаря тому, что все карты нанизаны на одну нитку.

Выбор престижной международной выставки подтолкнул знаменитого «бумажного архитектора» к тому, чтобы реализовать давний замысел – таким образом зрители получили ретроспективу «игрового жанра» в творчестве Аввакумова – небольшую и эфемерную, но от этого не менее увлекательную выставку ИГРЫ, которая объединяет несколько разных видов объектов, актуальных для автора и раньше вместе не собиравшихся.

Здесь имеются бронзовые «городки», больше всего подходящие под определение скульптуры благодаря своей тяжести и материалу. Своего рода ответ современного искусства греческому мальчику, играющему в свайку. Городки – тема относительно недавняя для Аввакумова, впервые она появилась в 1992 году в виде рисунка-проекта; потом несколько лет назад возникла огромная металлическая конструкция на «Арт-клязьме», по всем параметрам превышающая сооружение, доступное для разрушения битой, от этого неуязвимая и продолжающая до сих пор украшать пляж курорта «Пирогово». Сейчас городки складываются в развитый экспозиционный сюжет, который имеет начало – рисунок с проектом, середину, где четыре изображенных объекта овеществляются, собранные из бронзовых цилиндриков в городошные фигуры, и завершение – видеоролик с человеком в спортивном костюме, играющем в городки. Получается полный цикл – от замысла до действия.

Сам автор признается, что кино раскрывает парадоксальность традиционной российской игры, в которой кто-то сначала долго и бережно складывает хитроумную и ненадежную конструкцию, прилаживает части, добивается совершенства, а затем одним махом разбивает то, над чем только что колдовал, задерживая дыхание. Вообще у «игровой» темы Юрия Аввакумова есть лейтмотив и он определенно связан с разрушением и восстановлением чего-то очень хрупкого. Он выбирает такие игры, где по сюжету надо сначала аккуратно строить, а потом – одним махом ломать. И – то ли стремится преодолеть эту несправедливость, то ли просто размышляет на тему.

На выставке безусловно лидируют динамические карточные домики. Юрий Аввакумов изобрел их для конкурса «Кукольный дом», который проводился британским союзом архитекторов RIBA в 1982 году. Тогда 26-летний архитектор соединил хорошо известную игру в карточный дом с идеей, сформулированной в кинетическом объекте «Самовозводящийся дом» Вячеслава Колейчука, который значился консультантом отправленного на выставку проекта. «Дом» Колейчука был в своем 1969 году фантастической утопией на тему строительства в условиях крайнего севера – по привозе на место он должен был мгновенно разворачиваться в полный рост. Он вовсе не был рассчитан на реальность, однако нотки шестидесятнического пафоса в нем имелись. Разворачивание было взрывным – именно эту особенность позаимствовал Юрий Аввакумов. Применив ее к однозначно игрушечному и поэтому «кукольному» материалу – игральным картам. Первый, посланный в Англию домик держался на резинках и вылетал из своей коробки, по собственному признанию автора, «как чертик из табакерки». В этом было много динамики, однако такой объект сложно выставлять, потому что после того, как он один раз развернулся, сложить его обратно, чтобы продемонстрировать эффект второй раз, может только автор.

Поэтому Юрий Аввакумов доработал идею, заменив резинки нитками. Объекты потеряли часть взрывной энергии, обзаведясь взамен толикой меланхолической лиричности и – главное – они стали легко управляемыми, говоря по-современному интерактивными. Сложить и развернуть такую конструкцию может любой зритель, потянув за веревочку или покрутив за ручку. Усовершенствованное изобретение породило ряд объектов  разнообразного устройства – один из которых и получил недавно премию в Германии. Несколько его сестер показано на московской юбилейной выставке: это башня-небоскреб, буква «H» из карт с золоченым обрезом – сделанная по заказу Hermes, стыдливая красная кабина с крутящимся рычагом как в колодце и затейливый «русский дом» из чернофонных «палехских» картинок.

Таким образом Юрий Аввакумов предлагает своим зрителям поиграть, но не так, как все привыкли. Получается игра на тему игры, плюс игра со смыслами нарисованного на картах – игры складываются в любимую автором матрешку, наслаиваются и перемешиваются с затейливой серьезностью. Никаких прямых аллюзий на картежничество нету вообще – а есть, может быть, воспоминание о детском карточном домике, воспетом в картине Зинаиды Серебряковой. Если посмотреть с этой стороны, то тоже очевидно смещение и смешивание смыслов: в обычной игре строение недолговечно и тем ранимее, чем сложнее. Это образ неуловимой мечты – построишь, тронешь – упадет. Нанизывая свои карты на нити, Аввакумов облегчает труд восстановления, усовершенствует мечту, изымая из нее неосуществимость. Надо ли говорить, что это главная тема утопии русского авангарда – придумать так, чтобы счастье было надежно, достижимо и управляемо. Чтобы до неба можно было догрести веслами, а электрическая лампочка освещала путь в будущее. Юрий Аввакумов, знаменитый знаток и собиратель этой утопии, абстрагирует ее смысл и вкладывает его в намеренно легкую форму – в такую, где она может успешно существовать. Даря таким образом новую жизнь авангардной утопии. Ведь что такое русский авангард, как не попытка удержать в целости  карточный домик?

24 Июля 2007

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Пресса: Картонные крылья
Макеты городских и социальных катастроф, спасительный розовый туалет, бесприютность влюбленных и архитектуры на выставке Юрия Аввакумова
Пресса: Отметить играючи. Несерьезная выставка изобретательного...
Выставку “Игры” Юрий Аввакумов открыл в небольшом, но одном из самых элегантных московских выставочных залов. В Stella Art Foundation полтора десятка придуманных Аввакумовым объектов из игральных карт, костяшек домино и отлитых в бронзе городков выглядят особенно изысканно — лаконично, но многозначительно. Они игрушки, но не ребенка, а искушенного игрока в архитектуру.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Сейчас на главной
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.