21.07.2007

Интервью

  • Архитектура
  • Объект

информация:

  • где:
    Россия. Москва
  • архитектор:
    Юрий Аввакумов

На основе материалов анкеты для каталога 10-ой Триеннале скульптуры в Феллбахе (Германия)

Что можно назвать главным источником  Вашего творчества?

Юрий Аввакумов: Московский Архитектурный Институт  и Бумажная Архитектура как особый жанр концептуального проектирования, не предполагающего строительной реализации. Еще счастливое, полное разнообразных дворовых игр детство. 

Можете ли Вы назвать тот вид искусства (скульптура, объект, инсталляция и т.д.), к которому принадлежат Ваши трехмерные произведения?

Ю.А. Это объект, который, в зависимости от ситуации, можно рассматривать как объект концептуальный, скульптурный или концептуально-архитектурный, и который при смене масштаба и материала может стать монументальной минималистской скульптурой. Важно понимать, что в сущности с самим объектом при всех этих трансформациях ничего не происходит. Вспомним, что Гулливер в своих путешествиях, вне зависимости от обстоятельств, в которых оказывался - игрушкой в жилище великанов или великаном в стране лилипутов - неизменно оставался типичным английским джентльменом.

Какие специфические качества Ваших объектов (фактура, тактильные свойства, вещественно-телесная моторика, пластическое единство, природа физического материала, композиция и размер масс и т.п.) Вы считаете приоритетными в смысле воздействия на зрителя?

Ю.А. Деревянные чушки городков, увеличенные в десять-двадцать раз и построенные в металле, воспринимаются как минималистская скульптура теми, кто с правилами игры в городки не знаком, и как монументальная скульптура, кто советскую игру в городки помнит. То же может произойти с фишками домино и с игральными картами, когда карта или фишка, умещающаяся в ладони, вырастет до размера стеновой панели или каменного блока. То, во что только что играли, строили карточный дом, ставили городошную фигуру или раскладывали доминошный "паровозик", анонсируется как архитектурное макетирование, приобретая тем самым серьезную проектную составляющую, которая, в свою очередь, уравновешивается абсурдностью поставленной задачи - строить то, что должно быть немедленно разрушено. Так что при всех внешних качествах традиционной скульптуры главным окажется ее абсурдность. 

Какой конкретный опыт служит Вам основным стимулом для создания объектов? Соотносим ли он с определенным периодом Вашей жизни или же исходит из определенных нехудожественных увлечений, маний, фобий и т.п.?

Ю.А. Это опыт игр, с которыми человек чаще всего знакомится в детстве. Во взрослом возрасте - это уже не сама игра, а напоминание о ней. Игра - это ведь не только бридж или покер, но и раскладывание пасьянса, возведение карточного домика и игра в кукольный дом. В теории игр - это т.н. выбор решения. В любом случае, кроме тонкой работы пальцев, предохраняющей от раннего Альцгеймера, здесь есть еще и интеллектуальное усилие, хранящее нас от слабоумия. 

В отличие от двумерных произведений искусства (живописи, графики, фотографии), создатель объектов и скульптор обращается не к "изолированному глазу", а к целой совокупности чувств, даже ко всему телу зрителя. Как в подобном смысле Вы воспринимаете Ваши собственные работы?

Ю.А. Руки, когда либо державшего в руках карты, домино или городки, из которых собраны мои объекты, вспомнят эти "скульптурные материалы", как будто сами их собирали. Перевод карты, домино или городка в размер мегалитического сооружения возвращает зрителя к ритуалу и ритуальному сооружению, которое у человека хранится в исторической памяти. Единственное условие предлагаемой зрителю игры - вообразить (как в песочнице), что перед ним модель и макет из другого пространства и времени, когда дом и домовина (т.е. погребальная урна) были еще единой формой. А прах в урне (т.е. бывшее тело) принимал форму хранящего его сосуда. 

Каким образом Ваши объекты соотносятся со скульптурой как особым видом искусства, как они ее "комментируют"?

Ю.А. Повторяя уже сказанное, скульптура - не только ваяние, но и конструирование. Не конструирование сугубо дизайнерское или архитектурное, а, как мне кажется, конструирование смыслов. Имеет ли смысл возводить эфемерную карточную конструкцию, пользоваться в строительстве принципом домино или раз за разом возводить и сносить городок? Для меня имеет. Для меня оксюморон - это не только забавный литературный оборот вроде "временного монумента", но и сам трехмерный временный монумент. Или его проект.

Комментарии
comments powered by HyperComments

другие тексты: