Мы и они. Что было в ноябре

Завершающий месяц осени, выдался особенно богатым урожаем на вручение премий, из которых две – совершенно новые, сразу громко заявили о себе. Второй шумной темой месяца стало обсуждение проектов башни Газпрома – 1 декабря объявили победителя

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

04 Декабря 2006
mainImg
С большой помпой прошло награждение лауреатов премии ARX awards, назвавшейся без лишней скромности «ключевым событием в области архитектуры и строительства». От такой бесшабашной прямоты в деле самовосхваления все немножко ежились, но послушно ждали великого события. И надо признать, в целом премия удалась. Во-первых, в номинанты премии удалось созвать достаточно много признанных архитекторов, которые сейчас, кроме Арх-Москвы, мало где собираются вместе. Уступив место где-то молодым, а где-то – немосковским коллегам, маститые архитекторы в последние годы перестали быть заметны, как будто насытившись славой. Это не совсем правильно, потому что в итоге то, что они делают, становится не так заметно, как раньше. Может быть, удачный старт премии ARX awards поможет преодолеть эту несправедливость.

Во-вторых, решение жюри приятным образом сгладило пиаровский апломб мероприятия, остановившись на очень спокойных вещах: сразу в двух номинациях победил один деревянный Яхт-клуб Тотана Кузембаева, составив явную аналогию и своего рода продолжение последовательным победам «малых форм» Бродского на Арх-Москве. Одно и то же здание Кузембаева выбрали два из трех участвовавших в жюри иностранцев, этим совпадением ясно выразив, что именно это – условно, говоря, «клязьминское» направление в современной российской архитектуре для них интереснее остального: с этим не поспоришь, это действительно особый творческий продукт, нечто среднее между концептом и архитектурой. Победители других номинаций: дом в Тессинском пер. С. Скуратова, критский поселок Д. Александрова, градостроительная концепция Уфимского полуострова Raum architects – отличаются вдумчивым контекстуализмом на грани экологии, где-то природной, где-то культурной. 
 
Если в ARX awards международное жюри выбирало работы признанных российских архитекторов, то через несколько дней состоялось награждение в некотором смысле зеркальное – от имени русского авангарда вручали другую премию, тоже впервые в этом году, премию имени Якова Чернихова от одноименного фонда. Здесь вручали не статуэтку, а солидную сумму в ? 50 000 (а общий фонд в два раза больше), не маститым, а молодым и подающим надежды, и не российским, а иностранным – вернее международным, но из россиян решился поучаствовать только Борис Бернаскони, принесший свой планшет в последний день. Премировали не за конкретную работу, а за творческое кредо, отыскивая среди 55 номинантов самого нестрандартного и устремленного в будущее, соответствующего не букве, а духу авангарда. Таковыми признали убранистов-теоретиков, работающих, в частности, для администрации Евросоюза и для албанской столицы, архитекторов группы DOGMA. Архитекторы представляют явную и очевидную альтернативу современным поискам нового в изощренных просчитанных на компьютере сложных изгибах – стилевые изыски они презирают, мыслят сразу городами, здания для простоты изображают в виде кубиков, говорят манифестами – глядя прямо перед собой, роняют отточенные фразы, видимо, фрагменты догмы. Во всяком случае их выпадение из формализованных поисков современности очевидно; а скупые образы их планшетов даже авангарднее авангарда, и  напоминают больше всего Леду – отсюда, видимо, название «город новых якобинцев». С другой стороны, такой теоретизированный урбанизм хорошо соответствует лозунгам нынешней венецианской Биеннале, посвященной проблемам городов, на которой DOGMA представляла свой проект идеального города Вема в итальянском павильоне; на Биеннале их не заметили, возможно, как раз из-за утопичности.

На Биеннале награждали не утопии, а реальные дела. Датчан, успешно сотрудничающих с китайцами на почве экологии. Столицу Колумбии Боготу, которая наподобие Мюнхаузена с успехом вытащила себя из проблем собственноручно, назвали «маяком надежды» для всех остальных городов. Оценивали не столько красивый выставочный дизайн, сколько содержание – настоящая выставка достижений. Так как в России урбанистических успехов теперь нет, а есть только факт неконтролируемого роста одного большого города, то и рассчитывать было не на что. Изящное решение – показать российский урбанизм в виде воспоминаний о его последствиях, представленных в поэтичных инсталляциях Бродского, было приятно для своих, а остальным, скорее всего, непонятно – в этот раз на Биеннале оценивали язык не искусства, а цифр. Хотя одну красивую экспозицию наградили, японскую.

Помимо двух совершенно новых и громких премий, в Москве вручили уже ставший за четыре года привычным «Архип» от журнала Salon, премию для интерьеров и частных домов. В этом году традиционно качественные работы победителей объединяет легкий налет нервозности – асимметричные окошки, скосы, сдвиги – то ли веяние моды, то ли общее настроение частной архитектуры. Лауреат главной номинации «Индивидуальный дом» архитектор Дмитрий Гейченко не смог прийти на награждение – еще летом его арестовали на украинской таможне за безобидную пачку лекарств, не так давно отпустили под подписку о невыезде и в середине декабря собираются судить.

Череда очень разных не связанных с профсоюзами премий оживила архитектурную жизнь вообще и ноябрь в частности, но главная шумиха сосредоточилась не здесь. Весь ноябрь все, кто мог, обсуждали проекты небоскреба «Газпром-Сити», выставленные в Академии художеств Петербурга. Прессу наводнили статьи против небоскреба, немыслимо уродующего единственный, строго говоря, в стране красивый город. Созвали несколько пресс-конференций, возникли молодежные объединения, флеш-мобы, акции протеста. В ответ получили уверения в том, что проекты – лишь эскизы и ничего не решено.

Движение против действительно очень активно, хотя и неоднородно. Его первая, самая симпатичная, часть, условно говоря, интеллигентская, представлена Михаилом Пиотровским и наследует идеи Д.С. Лихачева, уже отстоявшего Питер от одного небоскреба, правда, тот был ростом пониже и не газпромовский, то есть, его не планировали как символ утверждения над городом очень крупной и влиятельной компании и в этом отношении позиции небоскреба девяностых были ощутимо слабее. Ближе к концу месяца это движение, наконец, нашло поддержку зарубежных коллег в виде письма лорда Норвича и Колина Амери, англичан, представителей Всемирного фонда охраны памятников; последовала статья в Таймс.

Вторая часть сопротивления – профсоюзная, и, хотя выступают они за одно дело, выступления союзов архитекторов не покидает обида за то, что российских архитекторов не привлекли к проектированию.

Мнения относительно проектов иностранных звезд также разошлись – директор Музея архитектуры Давид Сакрисян назвал их все плохими и халтурными, правда, не объяснил почему. Пиотровский же напротив, признал проекты хорошими, разделив качество архитектуры и тот ущерб, который она нанесет городу, если появится в том месте, где планируется. Где-то здесь чувствуется выход – почему бы не построить хороший небоскреб «от звезды» где-нибудь на окраине города, заодно регенерировав район? Если Газпром готов пойти на компромисс, конечно.

Если посмотреть на проекты, то вообще-то хочется согласиться с Пиотровским. Оставаясь в рамках не самого изысканного жанра, «звезды» предложили довольно-таки разнообразные решения. Наблюдается одна закономерность: из шести приглашенных пять – безусловные звезды первой величины, а шестой проект тоже иностранный, но «с большим российским участием» – RMJM. Это тоже мастерская не последнего ряда, но не с такой всемирной славой, как остальные – седьмая среди британских архитектурных компаний. Она участвовала в строительстве шотландского парламента, известного очень деликатным отношением к исторической застройке, но не на первых ролях. Зато она работает для Дубаи, а не секрет, что для российских чиновников и бизнесменов это место почти идеал счастья.

Если посмотреть на проекты, то сразу чувствуется небольшая разница. Пять «звезд», каждый по-своему, попытались скрасить вторжение своего гиганта в город. Нувель выстроил "Аврору", у него это не первое здание в виде корабля; Либескинд – арку Генштаба, попытавшись открыть вид на Смольный собор Растрелли; Фуксас – шпиль, то ли Адмиралтейства, то ли Петропавловки. Коолхас «выгрыз» объем кубическими нишами, попытавшись стушевать массивность здания, башня Херцога и Де Мерона изгибается так, как будто ей совестно стоять на этом месте. Зря говорили, что до иностранцев не донесся наш скандал, либо они все знали, либо чувствовали – все пятеро настоящих «звезд» так или иначе выразили смущение тем, что делают, вторгаясь в «небесную линию».

Только один проект оказался чужд сомнений и раздумий. Он представляет чистое воплощение эмблемы Газпрома, газовую свечку, размером даже больше озвученного еще на 20 метров. Это очень дорогая, технологически сложная скульптура горелки – чистейшее воплощение заказа на амбициозный символ газа. Стоило ли сомневаться, что выберут именно его. А что до общественности, то, объявляя результаты, Валентина Матвиенко сказала, что петербуржцы должны быть счастливы, а Алексей Миллер предложил общественности утешиться катком, который заодно построят на территории Охты. Это было 1 декабря.

Осенний урожай наград собран. Серьезных событий в профессиональной сфере в декабре не предвидится, но вероятно развитие скандала с питерской башней.
zooming
Башня «Газпром-сити». Победивший проект, RMJM
zooming
Тотан Кузебаев с главным призом собственного изготовления (ему принадлежит дизайн приза). Фото: Ирины Фильченковой
Яхт-офис, Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева. Тотан Кузембаев, Александр Мириманов, Москва. Лауреат в двух номинациях Здание или комплекс и Конструктивная схема здания
Дмитрий Александров. Проект поселка «Гнездо морского орла» на Крите. Лауреат ARX awards в номинации «экспериментальный проект»
Жилой дом в Тессинском переулке, Сергей Скуратов ARCHITECTS. Сергей Скуратов. Лауреат в номиннации Проект здания или комплекса
Пьер Витторио Аурели и Мартино Таттара, лауреаты премии имени Якова Чернихова. Андрей Чернихов, председатель Фонда имени Я. Чернихова (справа)
Церемония награждения премии «Архип»
zooming
Радиостанции Next и «Поп-са», Алексей Николашин, Александра Федорова, лауреаты премии «Архип» в номинации «Общественный интерьер»
zooming
Конкурс на небоскреб «Газпром-сити». Проект Жана Нувеля
zooming
Конкурс на небоскреб «Газпром-сити». Проект Рэма Коолхаса (ОМА)
zooming
Конкурс на небоскреб «Газпром-сити». Проект Даниэля Либескинда
zooming
Конкурс на небоскреб «Газпром-сити». Проект Херцога и Де Мерона


04 Декабря 2006

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.

Сейчас на главной

Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.
Гай Имз: «У Альметьевска есть возможность стать аналогом...
Международный куратор конкурса на мастер-план Альметьевска, глава совета по экостроительству, на примерах рассказывает о перспективах конкурса и города, а также о состоянии и возможностях движения по охране среды в России.
Проектируя себя
В марте в МАРШ стартуют два интенсива, которые помогут архитекторам выстроить бизнес-стратегию, а также найти и сформулировать миссию. Подробности от куратора курса.
Огород на крыше
В центре Оберхаузена на западе Германии бюро Kuehn Malvezzi построило здание центра занятости с теплицей на крыше: там муниципалитет выращивает салат, зелень и клубнику, а институт Фраунгофера – исследует «закольцованные» производственные системы.