English version

Мы и они. Что было в ноябре

Завершающий месяц осени, выдался особенно богатым урожаем на вручение премий, из которых две – совершенно новые, сразу громко заявили о себе. Второй шумной темой месяца стало обсуждение проектов башни Газпрома – 1 декабря объявили победителя

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

04 Декабря 2006
mainImg
С большой помпой прошло награждение лауреатов премии ARX awards, назвавшейся без лишней скромности «ключевым событием в области архитектуры и строительства». От такой бесшабашной прямоты в деле самовосхваления все немножко ежились, но послушно ждали великого события. И надо признать, в целом премия удалась. Во-первых, в номинанты премии удалось созвать достаточно много признанных архитекторов, которые сейчас, кроме Арх-Москвы, мало где собираются вместе. Уступив место где-то молодым, а где-то – немосковским коллегам, маститые архитекторы в последние годы перестали быть заметны, как будто насытившись славой. Это не совсем правильно, потому что в итоге то, что они делают, становится не так заметно, как раньше. Может быть, удачный старт премии ARX awards поможет преодолеть эту несправедливость.

Во-вторых, решение жюри приятным образом сгладило пиаровский апломб мероприятия, остановившись на очень спокойных вещах: сразу в двух номинациях победил один деревянный Яхт-клуб Тотана Кузембаева, составив явную аналогию и своего рода продолжение последовательным победам «малых форм» Бродского на Арх-Москве. Одно и то же здание Кузембаева выбрали два из трех участвовавших в жюри иностранцев, этим совпадением ясно выразив, что именно это – условно, говоря, «клязьминское» направление в современной российской архитектуре для них интереснее остального: с этим не поспоришь, это действительно особый творческий продукт, нечто среднее между концептом и архитектурой. Победители других номинаций: дом в Тессинском пер. С. Скуратова, критский поселок Д. Александрова, градостроительная концепция Уфимского полуострова Raum architects – отличаются вдумчивым контекстуализмом на грани экологии, где-то природной, где-то культурной. 
 
Если в ARX awards международное жюри выбирало работы признанных российских архитекторов, то через несколько дней состоялось награждение в некотором смысле зеркальное – от имени русского авангарда вручали другую премию, тоже впервые в этом году, премию имени Якова Чернихова от одноименного фонда. Здесь вручали не статуэтку, а солидную сумму в ? 50 000 (а общий фонд в два раза больше), не маститым, а молодым и подающим надежды, и не российским, а иностранным – вернее международным, но из россиян решился поучаствовать только Борис Бернаскони, принесший свой планшет в последний день. Премировали не за конкретную работу, а за творческое кредо, отыскивая среди 55 номинантов самого нестрандартного и устремленного в будущее, соответствующего не букве, а духу авангарда. Таковыми признали убранистов-теоретиков, работающих, в частности, для администрации Евросоюза и для албанской столицы, архитекторов группы DOGMA. Архитекторы представляют явную и очевидную альтернативу современным поискам нового в изощренных просчитанных на компьютере сложных изгибах – стилевые изыски они презирают, мыслят сразу городами, здания для простоты изображают в виде кубиков, говорят манифестами – глядя прямо перед собой, роняют отточенные фразы, видимо, фрагменты догмы. Во всяком случае их выпадение из формализованных поисков современности очевидно; а скупые образы их планшетов даже авангарднее авангарда, и  напоминают больше всего Леду – отсюда, видимо, название «город новых якобинцев». С другой стороны, такой теоретизированный урбанизм хорошо соответствует лозунгам нынешней венецианской Биеннале, посвященной проблемам городов, на которой DOGMA представляла свой проект идеального города Вема в итальянском павильоне; на Биеннале их не заметили, возможно, как раз из-за утопичности.

На Биеннале награждали не утопии, а реальные дела. Датчан, успешно сотрудничающих с китайцами на почве экологии. Столицу Колумбии Боготу, которая наподобие Мюнхаузена с успехом вытащила себя из проблем собственноручно, назвали «маяком надежды» для всех остальных городов. Оценивали не столько красивый выставочный дизайн, сколько содержание – настоящая выставка достижений. Так как в России урбанистических успехов теперь нет, а есть только факт неконтролируемого роста одного большого города, то и рассчитывать было не на что. Изящное решение – показать российский урбанизм в виде воспоминаний о его последствиях, представленных в поэтичных инсталляциях Бродского, было приятно для своих, а остальным, скорее всего, непонятно – в этот раз на Биеннале оценивали язык не искусства, а цифр. Хотя одну красивую экспозицию наградили, японскую.

Помимо двух совершенно новых и громких премий, в Москве вручили уже ставший за четыре года привычным «Архип» от журнала Salon, премию для интерьеров и частных домов. В этом году традиционно качественные работы победителей объединяет легкий налет нервозности – асимметричные окошки, скосы, сдвиги – то ли веяние моды, то ли общее настроение частной архитектуры. Лауреат главной номинации «Индивидуальный дом» архитектор Дмитрий Гейченко не смог прийти на награждение – еще летом его арестовали на украинской таможне за безобидную пачку лекарств, не так давно отпустили под подписку о невыезде и в середине декабря собираются судить.

Череда очень разных не связанных с профсоюзами премий оживила архитектурную жизнь вообще и ноябрь в частности, но главная шумиха сосредоточилась не здесь. Весь ноябрь все, кто мог, обсуждали проекты небоскреба «Газпром-Сити», выставленные в Академии художеств Петербурга. Прессу наводнили статьи против небоскреба, немыслимо уродующего единственный, строго говоря, в стране красивый город. Созвали несколько пресс-конференций, возникли молодежные объединения, флеш-мобы, акции протеста. В ответ получили уверения в том, что проекты – лишь эскизы и ничего не решено.

Движение против действительно очень активно, хотя и неоднородно. Его первая, самая симпатичная, часть, условно говоря, интеллигентская, представлена Михаилом Пиотровским и наследует идеи Д.С. Лихачева, уже отстоявшего Питер от одного небоскреба, правда, тот был ростом пониже и не газпромовский, то есть, его не планировали как символ утверждения над городом очень крупной и влиятельной компании и в этом отношении позиции небоскреба девяностых были ощутимо слабее. Ближе к концу месяца это движение, наконец, нашло поддержку зарубежных коллег в виде письма лорда Норвича и Колина Амери, англичан, представителей Всемирного фонда охраны памятников; последовала статья в Таймс.

Вторая часть сопротивления – профсоюзная, и, хотя выступают они за одно дело, выступления союзов архитекторов не покидает обида за то, что российских архитекторов не привлекли к проектированию.

Мнения относительно проектов иностранных звезд также разошлись – директор Музея архитектуры Давид Сакрисян назвал их все плохими и халтурными, правда, не объяснил почему. Пиотровский же напротив, признал проекты хорошими, разделив качество архитектуры и тот ущерб, который она нанесет городу, если появится в том месте, где планируется. Где-то здесь чувствуется выход – почему бы не построить хороший небоскреб «от звезды» где-нибудь на окраине города, заодно регенерировав район? Если Газпром готов пойти на компромисс, конечно.

Если посмотреть на проекты, то вообще-то хочется согласиться с Пиотровским. Оставаясь в рамках не самого изысканного жанра, «звезды» предложили довольно-таки разнообразные решения. Наблюдается одна закономерность: из шести приглашенных пять – безусловные звезды первой величины, а шестой проект тоже иностранный, но «с большим российским участием» – RMJM. Это тоже мастерская не последнего ряда, но не с такой всемирной славой, как остальные – седьмая среди британских архитектурных компаний. Она участвовала в строительстве шотландского парламента, известного очень деликатным отношением к исторической застройке, но не на первых ролях. Зато она работает для Дубаи, а не секрет, что для российских чиновников и бизнесменов это место почти идеал счастья.

Если посмотреть на проекты, то сразу чувствуется небольшая разница. Пять «звезд», каждый по-своему, попытались скрасить вторжение своего гиганта в город. Нувель выстроил "Аврору", у него это не первое здание в виде корабля; Либескинд – арку Генштаба, попытавшись открыть вид на Смольный собор Растрелли; Фуксас – шпиль, то ли Адмиралтейства, то ли Петропавловки. Коолхас «выгрыз» объем кубическими нишами, попытавшись стушевать массивность здания, башня Херцога и Де Мерона изгибается так, как будто ей совестно стоять на этом месте. Зря говорили, что до иностранцев не донесся наш скандал, либо они все знали, либо чувствовали – все пятеро настоящих «звезд» так или иначе выразили смущение тем, что делают, вторгаясь в «небесную линию».

Только один проект оказался чужд сомнений и раздумий. Он представляет чистое воплощение эмблемы Газпрома, газовую свечку, размером даже больше озвученного еще на 20 метров. Это очень дорогая, технологически сложная скульптура горелки – чистейшее воплощение заказа на амбициозный символ газа. Стоило ли сомневаться, что выберут именно его. А что до общественности, то, объявляя результаты, Валентина Матвиенко сказала, что петербуржцы должны быть счастливы, а Алексей Миллер предложил общественности утешиться катком, который заодно построят на территории Охты. Это было 1 декабря.

Осенний урожай наград собран. Серьезных событий в профессиональной сфере в декабре не предвидится, но вероятно развитие скандала с питерской башней.
zooming
Башня «Газпром-сити». Победивший проект, RMJM
zooming
Тотан Кузебаев с главным призом собственного изготовления (ему принадлежит дизайн приза). Фото: Ирины Фильченковой
Яхт-офис, Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева. Тотан Кузембаев, Александр Мириманов, Москва. Лауреат в двух номинациях Здание или комплекс и Конструктивная схема здания
Дмитрий Александров. Проект поселка «Гнездо морского орла» на Крите. Лауреат ARX awards в номинации «экспериментальный проект»
Жилой дом в Тессинском переулке, Сергей Скуратов ARCHITECTS. Сергей Скуратов. Лауреат в номиннации Проект здания или комплекса
Пьер Витторио Аурели и Мартино Таттара, лауреаты премии имени Якова Чернихова. Андрей Чернихов, председатель Фонда имени Я. Чернихова (справа)
Церемония награждения премии «Архип»
zooming
Радиостанции Next и «Поп-са», Алексей Николашин, Александра Федорова, лауреаты премии «Архип» в номинации «Общественный интерьер»
zooming
Конкурс на небоскреб «Газпром-сити». Проект Жана Нувеля
zooming
Конкурс на небоскреб «Газпром-сити». Проект Рэма Коолхаса (ОМА)
zooming
Конкурс на небоскреб «Газпром-сити». Проект Даниэля Либескинда
zooming
Конкурс на небоскреб «Газпром-сити». Проект Херцога и Де Мерона

04 Декабря 2006

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное
Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Сейчас на главной
Зодчество: 16 истин
Где архитектору искать истину? Участники «Зодчества» предложат сразу 16 вариантов. Рассказываем о спецпроектах фестиваля, который пройдет в Гостином дворе с 1 по 3 октября.
Поговорим о дереве: грани реставрации и современности
Гран-при, второй раз за историю премии АрхиWOOD, дали за реставрацию. Среди общественных пространств победили два фанерных скейт-парка – с их гибкой формой сложно спорить другим сооружениям; победитель номинации интерьеры – музей расстрельного полигона в Коммунарке. Вашему вниманию рассказ о проектах-победителях и репортаж с церемонии награждения.
СГТУ им. Юрия Гагарина: бакалавры 2021
Семь выпускных работ бакалавров Саратовского государственного технического университета и участников Клуба Молодых Архитекторов: крематорий, экополис, завод по переработке мусора, развитие прибрежных и лунных территорий.
Камертон озера
Новый жилой комплекс в Тюмени спроектирован при участии французских архитекторов, сочетает башню с таунхаусами и домиками на крыше, но прежде всего настроен на озеро, которое способно подарить ощущение загородной жизни.
В кольцах пандусов
Словенские архитекторы ENOTA и косовское бюро OUD+ Architects выиграли конкурс на проект спортивного центра в Приштине.
Градостроительные опыты
Этим летом Институт Генплана Москвы при поддержке Москомархитектуры провел стажировку-воркшоп для студентов и молодых архитекторов в новом расширенном формате. Задачей было предложить свежий взгляд на несколько территорий города, рассматриваемых сейчас специалистами института. Дипломами наградили четыре проекта, гран-при получил «самый запоминающийся».
Выставки больших надежд
В Strelka Press выпущено русскоязычное издание книги Ника Монтфорта «Будущее. Принципы и практики созидания». Публикуем отрывок о Всемирных выставках в Нью-Йорке 1939/40 и 1964 годов, где экспозиция General Motors «Футурама» представляла эффектную картину ближайшего будущего.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Архитектура СССР: измерение общее и личное
Новая книга Феликса Новикова «Образы советской архитектуры» представляет собой подборку из 247 зданий, построенных в СССР, которые автор считает ключевыми. Коллекция сопровождается цитатами из текстов Новикова и других исследователей, а также очерками истории трех периодов советской архитектуры, написанными в жанре эссе и сочетающими объективность с воспоминаниями, личный взглядом и предположениями.
От импрессионизма до фотореализма
В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки.
Контекст и детали
Финалистов премии Стерлинга-2021, британского «здания года», объединяет внимание к деталям и контексту – как и претендентов на награды RIBA за лучшие жилье и малый проект начинающего архитектора. Публикуем все три «коротких списка».
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Шкала времени Кумертау
Проект-победитель конкурса Малых городов: с помощью малых форм архитекторы рассказывают историю возникшего на буроугольном разрезе поселения, активируют центральную улицу и готовят почву для насыщенной социальной жизни.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Медовая горка
Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.