«Безбашенная» Россия – на ЭКСПО-2010

На прошлой неделе в пресс-центре РИА «Новости» состоялся круглый стол, посвященный обсуждению российского павильона на всемирной выставке ЭКСПО-2010 в Шанхае. Проект сооружения, которое почти на полгода должно стать визитной карточкой нашей страны, наконец-то обнародован. А вот его наполнение по-прежнему остается загадкой, причем, похоже, даже для тех, кто непосредственно отвечает за содержание российской экспозиции.

mainImg

Нужно отметить, что за последний месяц это уже третья публичная дискуссия о том, что именно Россия будет показывать на ЭКСПО-2010. Стремление привлечь к этому обсуждению лучшие умы страны, включая ведущих ученых, известных писателей и художников, само по себе похвально, однако не может не удивлять время, в которое это делается. На дворе последний месяц осени, а концепция павильона и всей его начинки должна быть полностью готова к 1 апреля будущего года. Казалось бы, когда до сдачи столь грандиозного проекта остается всего полгода, уже нужно вовсю взаимодействовать с подрядчиками, а не размышлять над тем, каким ему стоит быть… Как тонко подметил на круглом столе Борис Краснов (глава бюро «Краснов-дизайн», которому поручено оформление экспозиции российского павильона), теоретические разговоры были нужны в 2004-м, когда Москва соревновалась с Шанхаем за право проведения всемирной выставки и не смогла предложить вменяемого концепта. Сейчас же Краснов лихорадочно собирает практические идеи, стряпая экспозицию, что называется, на ходу. И, к сожалению, почти всем очевидно: за оставшиеся полгода павильон вряд ли удастся превратить в сенсацию, по крайней мере, в хорошем смысле этого слова.

О том, почему было упущено столько времени, теперь остается только гадать. Скорее всего, проект стал жертвой как экономического кризиса, так и внутренних интриг. Конкурс на архитектурную концепцию российского павильона Всемирной выставки проводился в прошлом году. Его организацией занимался Mirax Group по поручению ОАО «ГАО ВВЦ»; причем первый выступал в качестве «генерального партнера», а второй – «государственного оператора» EXPO-2010. Летом 2008 года во второй тур конкурса года вышли пять команд: Bureau Moscow, ПТАМ Хазанова, P.A.P. ER architectural team, бюро Бориса Бернаскони и АБ «Остоженка». Среди них жюри определило двух финалистов – проект «Россия» бюро Бернаскони и концепцию «Буян-град» P.A.P. ER architectural team. С финалистами заключили договоры на доработку архитектурных решений, но даже по ее результатам два организатора – Mirax («партнер») и «ГАО ВВЦ» («оператор») – так и не смогли окончательно определиться с главным фаворитом. Судя по всему, в тот ответственный момент симпатии организаторов раздвоились: Mirax-у больше нравился проект Бернаскони, а «ГАО ВВЦ» симпатизировал работе Левона Айрапетова, Андрея Панченко и Валерии Преображенской (P.A.P. ER architectural team). Немногим позже Mirax вышел из проекта, и в декабре 2008 года оргкомитет EXPO-2010 РФ поручил проектирование павильона команде Левона Айрапетова.

Как рассказала соавтор проекта Валерия Преображенская, полученное техзадание было весьма абстрактным, а концепция участия России в ЭКСПО не была сформулирована. Сразу предположив, что проект придется существенно изменять, архитекторы постарались сделать свое решение гибким настолько, чтобы его можно было трансформировать практически как угодно. И не зря – впоследствии в результате изменения площади участка и урезания бюджета проект действительно пришлось существенно переделать. На вторую версию также повлияло участие партнера по инженерии (OVE ARUP) и требования Бориса Краснова.

В первоначальной версии павильон представлял собой две размещенных друг над другом белоснежных плиты, символизирующих землю и небеса, между которыми располагается пространство жизнедеятельности человека. Фактически тем самым воспроизводится трехчастная структура мироздания и времени – на нижнем уровне архитекторы планировали показывать историю, в центре – современность, а наверху – город будущего. Наконец, градостроительным измерением троичности становятся три важнейших составляющих «лучшего города», заявленного в качестве главной темы всей выставки и нашей экспозиции в частности – это, по мнению авторов Левона Айрапетова и Валерии Преображенской, природно-парковые зоны, публичные пространства и высокие технологии.

Основной экспозиционной площадью выступает белое «поле с сугробами», которые авторы также называют «берлогами». Эти лакуны спроектированы как пространства для локальных экспозиций, лекций, мастер-классов, а их завершения трактованы как башни, «одетые» в красно-золотые орнаменты, символизирующие многообразие культурных традиций нашей страны. В центре павильона в последствии, по запросу сценографа Бернара Тестю, был размещен куб, и он стал единственным полностью закрытым пространством, тогда как остальная «прослойка» между платформами осталась абсолютно проницаема, благодаря чему павильон выглядел визуально очень легким и эффектно изменялся при ночном освещении.

В измененном варианте проекта, над которым сейчас продолжает работать P.A.P. ER architectural team, «сугробы-берлоги» были трансформированы в 12 танцующих башен, чем-то напоминающих «хоровод» в духе фонтана «Дружба народов». Они обступили центральное прямоугольное пространство экспозиции, ставшее банальным «контейнером». Т.о. композиция упростилась, а вместе с первоначальной сложностью исчезла и концептуальная ясность. Пришлось отказаться также и от оригинальной системы циркуляции воздуха.

Над интерьерным же пространством, как уже говорилось, теперь работают не столько P.A.P. ER architectural team, сколько команда сценографов во главе с Борисом Красновым, прославившимся как оформитель разного рода шоу-программ. Сколько-нибудь внятной концепции, как и чем проиллюстрировать тему ЭКСПО-2010 («Лучше город – лучше жизнь»), у них пока нет. И на подмогу сценографам были призваны ученые, известные писатели, в том числе финалисты и лауреаты Национальной литературной премии «Большая книга», а также представители Министерства промышленности и торговли РФ.

Надо сказать, что участники круглого стола просто фонтанировали идеями и разными теориями, которые помогли бы скрыть отсутствие собственных градостроительных успехов и развернуть выставку в русло мирового мейнстрима. Борис Краснов слушал их внимательно, но постоянно требовал перейти от теорий к практическим идеям. Правда, утверждать, что его призывы в итоге были услышаны, все же нельзя.

Никто из выступавших не предложил показывать в Шанхае современную коммерческую архитектуру. Тут, по словам руководителя проектного направления Фонда «Центр стратегических разработок «Северо-Запад» Эдуарда Бозе, мы не способны конкурировать ни с развивающимися странами, где идет бурное становление девелопмента, ни с теми, где наоборот, девелопмент уже вошел в предсказуемо-цивилизованное русло. Одни «привезут проекты, которые по своему космическому масштабу накроют любой наш проект», другие покажут сценарии развития городов, куда более экологичных и дружелюбных к старшему поколению. В России, даже в столице не существует как таковой градостроительной стратегии, считает президент Национальной гильдии градостроителей Максим Перов. Единственное, с чем можно «встроиться в европейский мейнстрим», по его мнению, так это парки-лесопарки-усадьбы, вроде Царицына, Гатчины, Царского села, которые демонстрируют развитие (причем многовековое!) темы эко-города. Также на круглом столе прозвучало традиционное предложение выставить архитекторов-бумажников, но потом участники честно признались себе, что работы 20-летней давности вряд ли способны передать наши сегодняшние представления о городах будущего.

Эдуард Бозе также предложил взять в качестве темы силуэты Москвы и Санкт-Петербурга, которые мы сегодня открываем заново благодаря как бурным изменениям самих городских ландшафтов, так и появлению панорамных ресторанов, террас, видовых площадок. На примере изменения видовых характеристик того или иного места в городе за последние 10-15 лет, по мнению докладчика, можно продемонстрировать всю неоднозначность развития современного российского мегаполиса. По мнению Бозе, город сегодня привлекает людей не столько рабочими местами, сколько самой средой обитания, плотностью – как застройки, так и ощущений. И в этом смысле современная Москва испытывает мощное градостроительное влияние не только Запада, но и многочисленных горожан в первом поколении. Это «врастание» в город, принятие городского сознания предложил проиллюстрировать и доктор архитектуры, руководитель отдела ЦНИИПградостроительства Леонид Коган, по мнению которого вообще правильнее было бы демонстрировать «не движение коробок (т.е. зданий), что могут и китайцы, а движение процессов».

Успеют ли всеми этими идеями воспользоваться дизайнеры и сценографы? Вопрос открытый. Скорее, они все же будут дорабатывать уже имеющийся у них концепт сказочного града и двенадцати временных поясов России, которые символизируют 12 башен павильона. Эдуард Бозе эту тему поддержал, высказав уверенность в том, что во всех часовых поясах найдется немало диковинок и «причуд», которые можно было бы продемонстрировать. В качестве примера спикер, правда, предложил Сургут, чьи градостроительные уродства потрясающи настолько, что их едут смотреть иностранные архитекторы.

Оказавшись на финишной прямой в отсутствии сколько-нибудь разработанной концепции, Россия, как и в 2004-м, вновь рискует проиграть. Только на этот раз у фиаско будет вполне материальное воплощение, доступное для созерцания на протяжении почти полугода. А ведь в отличие от дефицита практических успехов на поле мировой архитектуры, кураторство всегда было нашей сильной стороной, но почему-то теоретики и практики, работающие над обликом российского павильона в Шанхае, впервые встретились лишь сейчас, когда до ЭКСПО-2010 осталось дней меньше, чем она будет длиться. Остается надеяться, что «лучший город» в нашем исполнении все же не превратится в кич в духе декораций ко дню города, а образ «безбашенной России», отразившейся по задумке архитекторов в свободной планировке павильона и его танцующих башнях, не станет буквальным отражением нашей ситуации.

Эдуард Бозе, Борис Краснов, Валерия Преображенская, Олег Солодухин (модератор), Андрей Некрасов, Леонид Коган. Фото Натальи Коряковской
zooming
Вариант 1. Изображение с сайта www.paperteam.ru
zooming
Левон Айрапетов и др. Проект павильона России на Экспо-2010. Вариант 1. Изображение с сайта www.paperteam.ru
zooming
Вариант 1. Изоражение с сайта www.paperteam.ru
zooming
Вариант 1. Изображение с сайта www.paperteam.ru
zooming
Вариант 1. Изображение с сайта www.paperteam.ru
zooming
Левон Айрапетов и др. Проект павильона России на Экспо-2010. Вариант 2. Изображение предоставлено авторами
zooming
Вариант 2. Изображение предоставлено авторами
zooming
Вариант 2. Изображение предоставлено авторами
zooming
Вариант 2. Изображение предоставлено авторами
zooming
Вариант 2. Изображение предоставлено авторами
zooming
Вариант 2. Изображение предоставлено авторами
zooming
Вариант 2. Изображение предоставлено авторами
Вариант 2. Изображение предоставлено авторами
Вариант 2. Кафе. Изображение предоставлено авторами
zooming
Вариант 2. Генплан. Изображение предоставлено авторами
zooming
Вариант 2. Разрез. Изображение предоставлено авторами

04 Ноября 2009

Технологии и материалы
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
Сейчас на главной
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Города Ленобласти: часть I
Центр компетенций Ленинградской области за несколько лет существования успел помочь сотням городов и поселений улучшить среду, повысть качество жизни, привлечь туристов и инвестиции. Мы попросили центр выбрать наиболее важные проекты и рассказать о них. В первой подборке – Ивангород, Новая Ладога, Шлиссельбург и Павлово.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Башни в детинце
Жилой комплекс в Уфе, построенный по проекту PRSPKT.Architects, объединяет два масштаба: башни маркируют возвышенность и въезд в город, а малоэтажные корпуса соотнесены с контекстом и историей места, которое когда-то было обнесено крепостными стенами.
Золотое кольцо
Показываем работы трех финалистов конкурса на эскизный проект нового международного аэропорта Ярославля. Концепцию победителя планируют реализовать к 2027 году.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Кристаллы и минералы
Архитектор Дмитрий Серегин, успевший поработать в Coop Himmelb(l)au MAD Architects , предлагает новый подход к реабилитационной архитектуре. С помощью нейросети он стирает грань между архитектурой и природой, усиливая целительное воздействие последней на человека.
Модернизация – 3
Третья книга НИИТИАГ о модернизации городской среды: что там можно, что нельзя, и как оно исторически происходит. В этом году: готика, Тамбов, Петербург, Енисейск, Казанская губерния, Нижний, Кавминводы, равно как и проблематика реновации и устойчивости.
Там русский дух
Второй проект, реализованный бюро Megabudka на территории парка «Кудыкина гора» – гостиничный комплекс. В нем архитекторы продолжили поиски идентичности, но изменили направление: в сторону белокаменных церквей, уюта избы, уездного быта и космизма. Не обошлось и без драмы.