«Безбашенная» Россия – на ЭКСПО-2010

На прошлой неделе в пресс-центре РИА «Новости» состоялся круглый стол, посвященный обсуждению российского павильона на всемирной выставке ЭКСПО-2010 в Шанхае. Проект сооружения, которое почти на полгода должно стать визитной карточкой нашей страны, наконец-то обнародован. А вот его наполнение по-прежнему остается загадкой, причем, похоже, даже для тех, кто непосредственно отвечает за содержание российской экспозиции.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

04 Ноября 2009
mainImg

Нужно отметить, что за последний месяц это уже третья публичная дискуссия о том, что именно Россия будет показывать на ЭКСПО-2010. Стремление привлечь к этому обсуждению лучшие умы страны, включая ведущих ученых, известных писателей и художников, само по себе похвально, однако не может не удивлять время, в которое это делается. На дворе последний месяц осени, а концепция павильона и всей его начинки должна быть полностью готова к 1 апреля будущего года. Казалось бы, когда до сдачи столь грандиозного проекта остается всего полгода, уже нужно вовсю взаимодействовать с подрядчиками, а не размышлять над тем, каким ему стоит быть… Как тонко подметил на круглом столе Борис Краснов (глава бюро «Краснов-дизайн», которому поручено оформление экспозиции российского павильона), теоретические разговоры были нужны в 2004-м, когда Москва соревновалась с Шанхаем за право проведения всемирной выставки и не смогла предложить вменяемого концепта. Сейчас же Краснов лихорадочно собирает практические идеи, стряпая экспозицию, что называется, на ходу. И, к сожалению, почти всем очевидно: за оставшиеся полгода павильон вряд ли удастся превратить в сенсацию, по крайней мере, в хорошем смысле этого слова.

О том, почему было упущено столько времени, теперь остается только гадать. Скорее всего, проект стал жертвой как экономического кризиса, так и внутренних интриг. Конкурс на архитектурную концепцию российского павильона Всемирной выставки проводился в прошлом году. Его организацией занимался Mirax Group по поручению ОАО «ГАО ВВЦ»; причем первый выступал в качестве «генерального партнера», а второй – «государственного оператора» EXPO-2010. Летом 2008 года во второй тур конкурса года вышли пять команд: Bureau Moscow, ПТАМ Хазанова, P.A.P. ER architectural team, бюро Бориса Бернаскони и АБ «Остоженка». Среди них жюри определило двух финалистов – проект «Россия» бюро Бернаскони и концепцию «Буян-град» P.A.P. ER architectural team. С финалистами заключили договоры на доработку архитектурных решений, но даже по ее результатам два организатора – Mirax («партнер») и «ГАО ВВЦ» («оператор») – так и не смогли окончательно определиться с главным фаворитом. Судя по всему, в тот ответственный момент симпатии организаторов раздвоились: Mirax-у больше нравился проект Бернаскони, а «ГАО ВВЦ» симпатизировал работе Левона Айрапетова, Андрея Панченко и Валерии Преображенской (P.A.P. ER architectural team). Немногим позже Mirax вышел из проекта, и в декабре 2008 года оргкомитет EXPO-2010 РФ поручил проектирование павильона команде Левона Айрапетова.

Как рассказала соавтор проекта Валерия Преображенская, полученное техзадание было весьма абстрактным, а концепция участия России в ЭКСПО не была сформулирована. Сразу предположив, что проект придется существенно изменять, архитекторы постарались сделать свое решение гибким настолько, чтобы его можно было трансформировать практически как угодно. И не зря – впоследствии в результате изменения площади участка и урезания бюджета проект действительно пришлось существенно переделать. На вторую версию также повлияло участие партнера по инженерии (OVE ARUP) и требования Бориса Краснова.

В первоначальной версии павильон представлял собой две размещенных друг над другом белоснежных плиты, символизирующих землю и небеса, между которыми располагается пространство жизнедеятельности человека. Фактически тем самым воспроизводится трехчастная структура мироздания и времени – на нижнем уровне архитекторы планировали показывать историю, в центре – современность, а наверху – город будущего. Наконец, градостроительным измерением троичности становятся три важнейших составляющих «лучшего города», заявленного в качестве главной темы всей выставки и нашей экспозиции в частности – это, по мнению авторов Левона Айрапетова и Валерии Преображенской, природно-парковые зоны, публичные пространства и высокие технологии.

Основной экспозиционной площадью выступает белое «поле с сугробами», которые авторы также называют «берлогами». Эти лакуны спроектированы как пространства для локальных экспозиций, лекций, мастер-классов, а их завершения трактованы как башни, «одетые» в красно-золотые орнаменты, символизирующие многообразие культурных традиций нашей страны. В центре павильона в последствии, по запросу сценографа Бернара Тестю, был размещен куб, и он стал единственным полностью закрытым пространством, тогда как остальная «прослойка» между платформами осталась абсолютно проницаема, благодаря чему павильон выглядел визуально очень легким и эффектно изменялся при ночном освещении.

В измененном варианте проекта, над которым сейчас продолжает работать P.A.P. ER architectural team, «сугробы-берлоги» были трансформированы в 12 танцующих башен, чем-то напоминающих «хоровод» в духе фонтана «Дружба народов». Они обступили центральное прямоугольное пространство экспозиции, ставшее банальным «контейнером». Т.о. композиция упростилась, а вместе с первоначальной сложностью исчезла и концептуальная ясность. Пришлось отказаться также и от оригинальной системы циркуляции воздуха.

Над интерьерным же пространством, как уже говорилось, теперь работают не столько P.A.P. ER architectural team, сколько команда сценографов во главе с Борисом Красновым, прославившимся как оформитель разного рода шоу-программ. Сколько-нибудь внятной концепции, как и чем проиллюстрировать тему ЭКСПО-2010 («Лучше город – лучше жизнь»), у них пока нет. И на подмогу сценографам были призваны ученые, известные писатели, в том числе финалисты и лауреаты Национальной литературной премии «Большая книга», а также представители Министерства промышленности и торговли РФ.

Надо сказать, что участники круглого стола просто фонтанировали идеями и разными теориями, которые помогли бы скрыть отсутствие собственных градостроительных успехов и развернуть выставку в русло мирового мейнстрима. Борис Краснов слушал их внимательно, но постоянно требовал перейти от теорий к практическим идеям. Правда, утверждать, что его призывы в итоге были услышаны, все же нельзя.

Никто из выступавших не предложил показывать в Шанхае современную коммерческую архитектуру. Тут, по словам руководителя проектного направления Фонда «Центр стратегических разработок «Северо-Запад» Эдуарда Бозе, мы не способны конкурировать ни с развивающимися странами, где идет бурное становление девелопмента, ни с теми, где наоборот, девелопмент уже вошел в предсказуемо-цивилизованное русло. Одни «привезут проекты, которые по своему космическому масштабу накроют любой наш проект», другие покажут сценарии развития городов, куда более экологичных и дружелюбных к старшему поколению. В России, даже в столице не существует как таковой градостроительной стратегии, считает президент Национальной гильдии градостроителей Максим Перов. Единственное, с чем можно «встроиться в европейский мейнстрим», по его мнению, так это парки-лесопарки-усадьбы, вроде Царицына, Гатчины, Царского села, которые демонстрируют развитие (причем многовековое!) темы эко-города. Также на круглом столе прозвучало традиционное предложение выставить архитекторов-бумажников, но потом участники честно признались себе, что работы 20-летней давности вряд ли способны передать наши сегодняшние представления о городах будущего.

Эдуард Бозе также предложил взять в качестве темы силуэты Москвы и Санкт-Петербурга, которые мы сегодня открываем заново благодаря как бурным изменениям самих городских ландшафтов, так и появлению панорамных ресторанов, террас, видовых площадок. На примере изменения видовых характеристик того или иного места в городе за последние 10-15 лет, по мнению докладчика, можно продемонстрировать всю неоднозначность развития современного российского мегаполиса. По мнению Бозе, город сегодня привлекает людей не столько рабочими местами, сколько самой средой обитания, плотностью – как застройки, так и ощущений. И в этом смысле современная Москва испытывает мощное градостроительное влияние не только Запада, но и многочисленных горожан в первом поколении. Это «врастание» в город, принятие городского сознания предложил проиллюстрировать и доктор архитектуры, руководитель отдела ЦНИИПградостроительства Леонид Коган, по мнению которого вообще правильнее было бы демонстрировать «не движение коробок (т.е. зданий), что могут и китайцы, а движение процессов».

Успеют ли всеми этими идеями воспользоваться дизайнеры и сценографы? Вопрос открытый. Скорее, они все же будут дорабатывать уже имеющийся у них концепт сказочного града и двенадцати временных поясов России, которые символизируют 12 башен павильона. Эдуард Бозе эту тему поддержал, высказав уверенность в том, что во всех часовых поясах найдется немало диковинок и «причуд», которые можно было бы продемонстрировать. В качестве примера спикер, правда, предложил Сургут, чьи градостроительные уродства потрясающи настолько, что их едут смотреть иностранные архитекторы.

Оказавшись на финишной прямой в отсутствии сколько-нибудь разработанной концепции, Россия, как и в 2004-м, вновь рискует проиграть. Только на этот раз у фиаско будет вполне материальное воплощение, доступное для созерцания на протяжении почти полугода. А ведь в отличие от дефицита практических успехов на поле мировой архитектуры, кураторство всегда было нашей сильной стороной, но почему-то теоретики и практики, работающие над обликом российского павильона в Шанхае, впервые встретились лишь сейчас, когда до ЭКСПО-2010 осталось дней меньше, чем она будет длиться. Остается надеяться, что «лучший город» в нашем исполнении все же не превратится в кич в духе декораций ко дню города, а образ «безбашенной России», отразившейся по задумке архитекторов в свободной планировке павильона и его танцующих башнях, не станет буквальным отражением нашей ситуации.

Эдуард Бозе, Борис Краснов, Валерия Преображенская, Олег Солодухин (модератор), Андрей Некрасов, Леонид Коган. Фото Натальи Коряковской
zooming
Вариант 1. Изображение с сайта www.paperteam.ru
zooming
Левон Айрапетов и др. Проект павильона России на Экспо-2010. Вариант 1. Изображение с сайта www.paperteam.ru
zooming
Вариант 1. Изоражение с сайта www.paperteam.ru
zooming
Вариант 1. Изображение с сайта www.paperteam.ru
zooming
Вариант 1. Изображение с сайта www.paperteam.ru
zooming
Левон Айрапетов и др. Проект павильона России на Экспо-2010. Вариант 2. Изображение предоставлено авторами
zooming
Вариант 2. Изображение предоставлено авторами
zooming
Вариант 2. Изображение предоставлено авторами
zooming
Вариант 2. Изображение предоставлено авторами
zooming
Вариант 2. Изображение предоставлено авторами
zooming
Вариант 2. Изображение предоставлено авторами
zooming
Вариант 2. Изображение предоставлено авторами
Вариант 2. Изображение предоставлено авторами
Вариант 2. Кафе. Изображение предоставлено авторами
zooming
Вариант 2. Генплан. Изображение предоставлено авторами
zooming
Вариант 2. Разрез. Изображение предоставлено авторами

04 Ноября 2009

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.