Крещатый свод: проблема происхождения

     Происхождение крещатого свода – одна из проблем,  более полувека волнующая умы исследователей русской позднесредневековой архитектуры. Пожалуй, нет  вопроса в истории архитектуры ХXI века, который так напоминал бы долговременную осаду хорошо укрепленной крепости,  с периодическими штурмами и  подкопами,  отступлениями и новыми приступами - увы, совершенно безрезультатными.
     Причины возникновения такой ситуации  понятны. Крещатый свод  - совершенная архитектурная форма, появляющаяся в памятниках сразу, без каких-либо  переходных форм, позволяющих установить ее генезис, и существующая в течение ста лет практически без изменений (1). Отсюда следует, что эта форма не была продуктом  эволюционного развития «протоформы», но возникла или была «введена» в русской архитектуре в готовом виде и вследствие своей абсолютной конструктивной и художественной законченности не  получила дальнейшего развития и не претерпела почти  никаких изменений. Понятно, что работа над проблемой шла по двум путям: первый –поиски прямых аналогий в мировой архитектуре Средневековья,  второй – дальнейшее источниковедческое и  архитектурно-археологическое исследование построек, в которых использован крещатый свод.(2)
     К настоящему времени заявлено несколько основных направлений поисков источников крещатого свода. Крещатые своды связывали с некоторыми конструктивными решениями в памятниках архитектуры древнерусского Северо – Запада, Новгорода и Пскова (Ф.Ф. Горностаев и Е.В. Михайловский); существенное различие в формах и отсутствие каких- либо промежуточных этапов развития конструкции  не позволяют сегодня возвращаться к этой гипотезе. Другое направление связывает происхождение крещатого свода с памятниками Армении или Хорасана и Мавераннахра. (Л.А. Давид, В.В. Кавельмахер, С.С. Подъяпольский). Наконец, недавно появилось третье направление,  рассматривающее крещатый свод как продукт творческого мышления зодчих североитальянского Ренессанса (Д.А. Петров, В.В. Седов, А.Л. Баталов).(3)
     Существует несколько методов рассмотрения  вопроса. Первый  можно назвать «культурно – историческим»: исследователи  предлагают рассмотреть две модели. В одной из версий (последней по времени публикации и наиболее разработанной), разработанной С.С. Подъяпольским, заказчики, т.е. великий князь и его двор, посылают в Персию за мастерами – строителями, но к сожалению  «к  моменту приезда в Москву Марка и Контарини строительство Успенского собора, возглавляемое Аристотелем Фиорованти, шло полным ходом», и поэтому летописцы не отметили приезд мастера: «..именно столь необычные обстоятельства способны дать какое-то объяснение появлению на московской сцене мастера, знакомого с конструкциями персидского и среднеазиатского зодчества. Кроме того, создавшиеся условия открывали возможности для привлечения оказавшегося невостребованным архитектора к выполнению частных заказов. Как мы знаем,  во второй половине ХV века очень многие  заказчики каменных сооружений принадлежали к боярским и купеческим сословиям, и заинтересованы они были, прежде всего, в строительстве вотчинных и вообще поминальных церквей,  близких по специфике своего назначения к мечетям – мавзолеям Хорасана и Мавераннахра»(Подъяпольский, 2003. С. 32).
     Подобное построение представляется недостаточно убедительным. Невозможно ответить, чем занимался предполагаемый  зодчий в течение десяти или пятнадцати лет (за такой период можно построить пять-семь небольших вотчинных церквей), прошедших между его приездом и началом  ХVI в., с которого бытование крещатого свода можно условно считать достоверным. (4).
     Важнее, впрочем, другое. За семьсот лет существования древнерусской архитектуры  русские светские и духовные государи, сколько известно из источников, никогда не обращались за архитекторами в мусульманские страны. Иностранные мастера – строители и художники постоянно работают на Руси: в Х – ХI вв. – византийцы; в ХII – начале ХIII  в., кроме того, ломбардцы и мастера из Польши и Венгрии; в ХIV в., кроме византийцев, сербы; в ХV в. – немцы Ордена, венецианцы, ломбардцы; в ХVI в. – венецианцы, ломбардцы, римляне, немцы, англичане. А вот воздействие архитектуры мусульманских земель на  древнерусское строительство, если и выявляется, то всегда с большим трудом Beliaev, Chernetsov, 1999.Р.109-113). И это несмотря на то, что  со  второй половины  ХIV в. мусульманские государства непосредственно граничили с русскими землями и с ними  поддерживались постоянные связи.
     Существует и другая модель. В соответствии с ней наиболее ранний и относительно точно  датируемый храм Рождества Христова в Юркино (начало XVI в.) с крещатым сводом (рис. 1,2) возводится в вотчине дворянина, чья семья до и после этого события выполняла весьма деликатные посольские поручения Великого князя, включая и привоз итальянских мастеров. Храм наделен уникальными чертами позднеготической провинциальной традиции Венето и  предгорий Альп второй половины ХV в. на фасаде (Петров, 1944) и   обладает, кроме того,  традиционным  для ренессансных построек Ломбардии, Феррары и Болоньи  наружным керамическим декором и железными связями (они характерны для построек итальянцев в России). Совокупность подобных обстоятельств сама по себе предполагает возведение крещатого свода в этой церкви итальянским мастером.
     Таким образом, при сравнении двух моделей мы должны признать, что в первом случае  мы вынуждены оперировать многочисленными  предположениями. Но и во втором,  при полном соответствии исторических обстоятельств, у нас нет прямого и ясного аналога, прототипа крещатого свода. Поэтому необходимо рассмотреть второй аспект   интересующей нас проблемы, архитектурно – конструктивный.
     Необходимо отчетливо понимать, что именно мы ищем. Крещатый свод – довольно сложная пространственная система, при этом использующаяся в памятниках очень небольшого размера. Для понимания характера работы этой конструкции(следовательно и для описания ее) играют существенную роль толщина и характер сводов, размер и ширина опорного  кольца под барабаном.   Так, Вл.В. Седов описывает крещатый свод следующим образом: «Это свод, углы которого составляют часть сомкнутого свода с поднимающимися лотками, но в котором на эти угловые части поставлены крестообразно расположенные сводики-распалубки, имитирующие рукава креста больших четырехстолпных храмов» (2001. С. 76); А.Л. Баталов так: «сомкнутый свод, «разрезан» по осям двумя распалубками, перекрытыми сводиками, на пересечении которых основан барабан главы» (2006а. С. 221); С.С. Подъяпольский так: «Это необычная и весьма специфичная сводчатая система, основанная на применении двух пар перекрещивающихся арок, несущих барабан» (2003. С. 14); а В.В. Кавельмахер так: «В своем классическом выражении крещатый свод – перекрывающий правильный четверик высокий стрельчатый, крестообразно прорезанный распалубками четырехгранный свод со световым  фонарем – барабаном в сердокрестье…  это жестко перевязанный, изобилующий ребрами монолит, в конструктивном отношении – самый изысканный и   сложный» (1996. С. 422).
     Полагаем, что описание В.В. Кавельмахера наиболее точно передает конструктивный характер крещатого свода. Это не система пар перекрещивающихся арок, но «изобилующий ребрами монолит».  Лишь в одном памятнике, церкви Зачатия Анны что в Углу, датированной серединой – второй половиной XVI в., были открыты  «перекрещивающиеся арки, сложенные заподлицо с угловыми частями свода, но без перевязки с ними» (Из научного наследия… 2001. С. 18). Однако, сколько нам известно, в других исследованных на сегодняшний день примерах крещатого свода никаких подпружных арок не выявлено. Подчеркнем, что их нет и в самой ранней из существующих построек – церкви в Юркине. Ни в интерьере, ни на сводах в чердаках кровель такие арки не читаются. Это кажется естественным, ведь в крещатом своде вертикальные стенки рукавов креста и лотки сомкнутого свода образуют жесткие ребра, исключающие необходимость применения специально устроенных арок.  Мы не уверены, что с точки зрения науки о строительных конструкциях будет правильнее – описывать работу такой конструкции как  работу системы перекрещивающихся арок или как  работу более сложной пространственной конструкции ребер и оболочек между ними. Предполагаем, что, учитывая соотношение толщины и массивности несущей конструкции свода и незначительности веса кровли и барабана,  верны оба подхода. Однако нам кажется, что в описании С.С. Подъяпольского инженерный, конструктивный смысл затенен типологическим, а это не  одно и то же. (5).
     В свое время мы предположили, что крещатый свод генетически связан со сводами, ведущими свое происхождение от зонтичных сводов памятников раннего Ренессанса в Италии, но построенных не на восьмиугольном, а на квадратном начертании плана. (Петров, С. 142.143). Зонтичный свод -  конструкция, построенная на совокупной работе ребер и сводчатых оболочек, готическая по своему происхождению - неоднократно применялся во второй половине ХV в. (Кузнецов, 1951. С. 206-218, 221-227).  В зонтичном своде купол (построенный на круглом или восьмигранном основании) мог делится на 16, 12 или 8 равных долей, по границам которых шли ребра, (соединяющиеся в центре в кольце, служащем, как правило, основанием  маленького светового барабана), на которые, в свою очередь, опирались  вспарушенные  или «парусовидные»  своды (рис. 3-4). За время существования этих сводов  форма их варьировалась (в крипте собора в Павии ребра превратились в арки, очень широкие у основания и резко сужающиеся вверху), что свидетельствует об отсутствии канонической застылости, легкой видоизменяемости этой архитектурной формы для итальянских зодчих.
     Но нас интересуют не зонтичные купола, а их модификация, приспособленная к квадратному плану. Если в зонтичных куполах мы имеем готическую реберную конструкцию обслуживающую центрическую ренессансную форму, то  в аналогичной конструкции на квадратном плане исчезает  ренессансная центричность и возникает  разделение свода на неравные части. Так,  в перекрытии хора церкви Санта Мария делла Грацие Браманте (после 1492 г.) стена, разделенная на три равные части, завершается тимпанами,  вписанными,  в плоский зонтичный свод, не имеющий нервюр или гуртов, но просто образующий ребра на пересечении сводов (рис. 4). Однако, из –  за того, что стены  разделены на равные части, восьмигранная фигура свода становится не равносторонней, но состоящей их двух «комплектов» крестообразно расположенных  парусных распалубок: более широких диагональных и более узких, расположенных по осям. Переход от угловых тимпанов стены к  зонтичному  своду хора осуществлен посредством  диагональных арок – ребер,  в которые  с одной  стороны  упирается парус свода, а с другой – диагональное ребро стыка двух сводчатых распалубок над тимпанами стены.
     Таким образом, в описанной выше конструкции мы видим крестообразно расположенные парусные своды, заканчивающиеся на стене тимпаном, и диагональное ребро, исходящее из угла четверика, которое, будь оно продолжено,  образовало бы линию, точно соответствующую линии ребра сомкнутого свода в крещатом своде (6).
     Описанная выше конструкция, конечно, очень интересна для изучения  творческих методов североитальянских архитекторов круга Браманте, но тем не менее это не совсем та конструкция, которая нам нужна, а именно – свод на квадратном плане,  перекрытый в углах частями сомкнутого свода и имеющий крестообразное  расположение по осям симметрии пересекающихся сводов, заканчивающихся на стенах тимпанами – закомарами. Свод такой формы мы находим в церкви Санта Мария делла  Визитационе (рис. 7-10) на набережной Джудекки в Венеции (7). Архитектура свода (8), перекрывающего    помещение  хора за алтарем, резко отличается от архитектуры самой церкви, поэтому можно предположить, что эта часть сохранилась от первого периода строительства, т. е. от  середины 1490 – х  гг. Сама церковь однонефная,  надалтарное пространство перекрыто куполом на парусах и  имеет ордерную декорацию (в отличие от пустых стен хора).
     По осям симметрии помещения крестообразно расположены  парусовидные своды с горизонтальной щелыгой, сходящиеся в одну центральную  точку свода. В углах, занимая приблизительно по одной шестой длины стены с каждой стороны,  находятся сегменты сомкнутого свода. Отличие этого свода от крещатого состоит только в том, что здесь ребра свода сходятся в одну точку, а  световой барабан отсутствует. Вспомним, однако, что почти все зонтичные своды имеют световой барабан. Для получения из описанной конструкции крещатого свода необходимо разделить квадрат плана на три равные части по каждой стороне (как разделен квадрат плана у Браманте),  устроить подбарабанное опорное кольцо и свести к нему ребра  сводов, его поддерживающих. При внутренней ширине барабана, равной одной трети внутренней ширины фасада, мы получаем проекцию пересечений конструктивных ребер в виде греческого креста (рис. 11).
     Таким образом, мы имеем все основания предполагать, что весь необходимый материал для понимания механизма возникновения крещатого свода на Руси в конце ХV – начале ХVI в.  может быть найден  в архитектуре Ломбардии и Венето конца ХV в. Более того,  характер архитектуры церкви в Юркино (декорация фасадов, включающая в себя как провинциальные позднеготические черты,  так и ренессансные архитектурные формы;   терракотовые детали,  конструкция крещатого свода со стрельчатыми, т.е. готическими, арками – ребрами; уникальный для русской архитектуры дополнительный свода – оболочка; огромной высоты парапетные стенки, традиционные для североитальянской архитектуры; использование металлических связей) заставляет предположить, что  ее возводил североитальянский зодчий, скорее всего, и ставший изобретателем крещатого свода. Можно сказать, что он не был  абсолютно  ренессансным архитектором в современном понимании. Крещатый свод – продукт скорее вариантного позднеготического конструктивного мышления. Мастера Ренессанса экспериментировали с другими архитектурными формами и по-другому, однако эта проблема должна быть рассмотрена отдельно.


Ссылки
 
1.Об изменении  формы крестчатого свода см: Баталов, 1983. С.47-53.    Наиболее полные и обширные библиографические обзоры интересующего нас вопроса можно найти в двух последних по времени работах: Седов, 2001.С.76-79; Подъяпольский. 2003. С.33 -36; Баталов. 2006а. С.65,66.
2. Определенное подведение итогов многолетних исследований и выявления новых построек с крещатыми сводами дано в работе А.Л.Баталова  (2006а).
3. А.Л. Баталов строил свою аргументацию на доказательстве того факта, что крещатый свод не встречался в памятниказ ранее начала XVI в. Все известные постройки того времени, в которых крещатый свод существовал или мог существовать, немногочисленны и связаны с деятельностью итальянских мастеров. Распространение же крещатый свод получает, по его мнению, только в середине – второй половине века: «…сооружения, которые можно было бы отнести к первой трети столетия, связаны с деятельностью итальянских мастеров. Уже эти обстоятельства.. ..позволяют снова обсуждать «итальянскую» версию происхождения этой конструкции… .. Крещатый свод.. ..может считаться ответом итальянского креативного мышления на поставленную задачу перекрытия единого пространства храма. В целом подобная конструкция подчеркивающая центричность и единство интерьера, полностью соответствовала стремлениям любого итальянского архитектора эпохи Возрождения к созданию цельного, легко читаемого центрического пространства.» (Баталов, 2006а. С. 65; б. С. 215-229).
4. Мы оставляем в стороне дискуссии о датах строительства церквей Трифона в Напрудном и Рождества Христова в Юркино, признавая последнюю древнейшим из сохранившихся памятников этого типа.
5. Как нам кажется, С.С. Подъяпольский, понимая, что работу крещатого свода можно описывать в том числе и как работу пары перекрещивающихся арок, искал аналоги в конструкциях, являющихся, по сути, перекрещивающимися арками. Но работа пространственной структуры перекрещивающихся арок и оболочки сложенной формы, в которой перекрещивающиеся арки физически не существуют и это определение используется скорее для описания инженерно-физического смысла работы конструкций, - разные вещи.
6. Хорошая фотография свода хора: Borsi, 1989, Р. 69; фотография худшего качества: Архитектура Западной Европы…, 1967.С.160. Аналогичные, но очень маленькие своды имеют приделы оратория  Сан Бьяджо э Росате  около Милана,  начала ХVI  в. (Sannazaro, 2001.Р.60-63); и  апсида капеллы Сан Аквилино церкви Сан Лоренцо Маджоре в Милане (Gatti, 1979. Р. 30). Аналогичный свод есть в комплексе монастыря Санта Мария дела Грацие в Милане (рис. 4). Близкие по форме своды, но построенные на прямоугольном плане, что привело к появлению ромбовидной вставки в центре свода, можно видеть в двух сводах, перекрывающих проход в парадный двор павийской Чертозы, построенный в последней четверти ХVI в. Наличие восьмигранного кольца в замке свода говорит о возможности использовать его, со световой главой, и для перекрытия наоса . В Италии такие своды нам пока неизвестны, но в России, вероятно, они могли существовать. Об этом говорит использование очень близкого по форме свода (рис. 5, 6) в  соборе Ризоположенского монастыря в Суздале (Седов, 2000. С. 184-207; Штейман, 1962. С. 47,48). Здесь необходимо сделать небольшое отступление. Вл.В. Седов связывает архитектуру Ризоположенской церкви, в том числе и конструкцию перекрытия наоса, с новгородскими памятниками  ХVI в. Соглашаясь с предложением в целом, отметим, что  в новгородских аналогиях используется сомкнутый свод с распалубками, т.н. «монастырский», а не зонтичный свод на квадратной основе. Эти своды  генетически близки и ведут происхождение от одного нервюрного «комплекса» готического свода,  но это  все-таки разные конструкции. Полагаем, что в новгородские памятники эти своды были взят даже не из московского великокняжеского двора, но из Владычного двора в самом Новгороде (построен в сер. ХV в. с участим мастеров немецкой готически). Перекрытие же  Ризоположенской церкви идет от какой то несохранившейся московской церкви нач. ХVI в. или от перекрытий не дошедшей до нас части кремлевского дворца. 
7. То, что в крещатом своде вполне может быть некоторая конусовидность рукавов креста,  доказывает появление таких форм в конце XVI в. (Баталов, 1983. С. 49).
8.  Существующее здание церкви было начато около 1493 г., но основная часть была построена в 1520 -1523 гг. Первоначально  церковь называлась Сан Джироламо Деи Джезуати. Она была закрыта в  1810 г., снова освящена в 1825г.,  в 1884 году отремонтирована и в 1947 реставрирована (McAndrew, 1974. Р. 134, № 126). Этой церкви очень не повезло как объекту исследования. Никто из исследователей венецианской архитектуры, сколько нам изсестно, не посвящал ей специальных работ. Фотографии фасадa  дважды печатались: Paoletti di Osvaldo 1897.  Tab. 67, 1; McAndrew, 1980. P.545. Джон Мак – Эндрю умер, не успев дописать главу о церкви.  К сожалению, визуальный осмотр  пространства хора  крайне затруднен, а наружных частей церковь практически не имеет, так как здание  плотно обстроено домами и открытым остается только главный фасад.
                                     

Список  литературы


Архитектура Западной Европы XV-XVI вв. Эпоха Возрождения // ВИА. Т.5. М. 1967

Баталов А.Л. Четыре памятника архитектуры конца XVI в. // АН. Вып.32. М. 1983.

Баталов А.Л. К вопросу о происхождении крещатого свода в русской архитектуре XVI в. // София. Сб.стат. по искусству Византии и Древней Руси в честь А.И. Комеча. М., 2006а.

Баталов А.Л. Ренессансная креативность в русской архитектуре – интерпретация последней // ВИЛИ. Вып. III. М., 2003 б.

Из научного наследия Л.А. Давида // Реставрация и исследования памятников культуры. Вып. IV. М., 2001.

Кавельмахер В.В. К вопросу о времени и обстоятельствах постройки церкви Рождества Христова в Юркине // ПКНО. 1995. М., 1996.

Кузнецов А.В. Тектоника и конструкция центрических зданий. М., 1951.

Петров Д.А. Центрические сооружения времени Василия III и регенства Елены Глинской. Проблемы интерпретации // Архив архитектуры. Вып. IX. М., 1997.

Подъяпольский С.С. К вопросу о восточных элементах в московском зодчестве XV-XVI вв. // ДРИ. Русское искусство позднего Средневековья: XVI в. СПб., 2003.

Седов Вл.В. Собор Ризоположенского монастыря в Суздале // Новгородские древности. Вып. V. М., 2000.

Седов Вл. В. Церковь Трифона в Напрудном // Проект Классика. 2001. № 1.

Петров Д.А. Церковь Рождества в селе Юркино и архитектура Венеции и Террафермы около 1500 г. // Доклад 19 ноября 1994 г. в НИИ искусствознания Академии Художеств.

Штейман Г.А. Бесстолпные покрытия в архитектуре XVI-XVII вв. // АН. Вып. 14. М., 1962.

Beliaev L., Chernetsov A. The Eastern Contribution to Medieval Russian Culture // Muqarnas. An Annual on the Visual Culture of the Islamic World. Leiden, 1999. Vol.16. Pp. 97-124.

Borsi Franco. Bramante. Milano, 1989.

Gatti S. Garbio Bossi y gli affreschi absidali dell oratotio di San Rocco a Seregno // Arta Lombarda 85. Milano, 1979.

Sannazaro G. Battista. Oratorio di San Biagio a Rossate // Bramante in Lombardia. Restauri 1974-2000. Milano, 2001.

McAndrew J. Antonio Visentini. Catalogue of the drawings collection of the Royal Institute of British Architects. V. 2. L., 1974.

McAndrew J. Venetian architecture of the Early Renaissance. L., 1980.

Osvaldo di Paoletti  L'architettura  y la scultura del Rinascimento in Venezia. Venezia, 1897.
***

 

Список иллюстраций:

1. Свод церкви Рождества в Юркино. Нач. ХVI в. Фото А.В. Яганова
2. Свод церкви Рождества в Юркино. Нач. ХVI в. Фото А.В. Яганова
3. Разрез купола церкви Сан Спирито во Флоренции. Середина  ХVI в.
4. Свод хора церкви Санта  Мария  делла Грацие в Милане. После 1492 г.  Фото Ф. Танази.
5. Церковь Ризоположения в Суздале. План.
6. Церковь Ризоположения в Суздале. Разрез.
7. Церковь Санта Мария делла Визитационе в Венеции. 1493 – 1523 г.г.  Фото Вл.В. Седова.
8. Алтарная часть церкви Санта Мария дела Визитационе в Венеции. Фото Вл.В. Седова
9. Свод хора церкви Санта Мария делла Визитационе в Венеции. После 1493 г. Фото Вл.В. Седова
10. Свод хора церкви Санта Мария делла Визитационе в Венеции. После 1493 г. Фото Вл.В. Седова
11.  Схема развития системы перекрытия от зонтичного свода к крещатому:
a. Зонтичный свод на квадратном плане
b. Свод церкви Санта Мария делла Визитационе.
c. Крещатый свод.

1. Свод церкви Рождества в Юркино. Нач. ХVI в. Фото А.В. Яганова
2. Свод церкви Рождества в Юркино. Нач. ХVI в. Фото А.В. Яганова
3. Разрез купола церкви Сан Спирито во Флоренции. Середина ХVI в.
4. Свод хора церкви Санта Мария делла Грацие в Милане. После 1492 г. Фото Ф. Танази.
5. Церковь Ризоположения в Суздале. План.
6. Церковь Ризоположения в Суздале. Разрез.
7. Церковь Санта Мария делла Визитационе в Венеции. 1493 – 1523 г.г. Фото Вл.В. Седова.
8. Алтарная часть церкви Санта Мария дела Визитационе в Венеции. Фото Вл.В. Седова
9. Свод хора церкви Санта Мария делла Визитационе в Венеции. После 1493 г. Фото Вл.В. Седова
10. Свод хора церкви Санта Мария делла Визитационе в Венеции. После 1493 г. Фото Вл.В. Седова
11. Схема развития системы перекрытия от зонтичного свода к крещатому: a) Зонтичный свод на квадратном плане; b) Свод церкви Санта Мария делла Визитационе; c) Крещатый свод.

20 Мая 2009

Похожие статьи
Мечта в движении: между утопией и реальностью
Исследование истории проектирования и строительства монорельсов в разных странах, но с фокусом мечты о новой мобильности в СССР, сделанное Александром Змеулом для ГЭС-2, переросло в довольно увлекательный ретро-футуристический рассказ о Москве шестидесятых, выстроенный на противопоставлениях. Публикуем целиком.
Модернизация – 3
Третья книга НИИТИАГ о модернизации городской среды: что там можно, что нельзя, и как оно исторически происходит. В этом году: готика, Тамбов, Петербург, Енисейск, Казанская губерния, Нижний, Кавминводы, равно как и проблематика реновации и устойчивости.
Три башни профессора Юрия Волчка
Все знают Юрия Павловича Волчка как увлеченного исследователя архитектуры XX века и теоретика, но из нашей памяти как-то выпадает тот факт, что он еще и проектировал как архитектор – сам и совместно с коллегами, в 1990-е и 2010-е годы. Статья Алексея Воробьева, которую мы публикуем с разрешения редакции сборника «Современная архитектура мира», – о Волчке как архитекторе и его проектах.
Школа ФЗУ Ленэнерго – забытый памятник ленинградского...
В преддверии вторичного решения судьбы Школы ФЗУ Ленэнерго, на месте которой может появиться жилой комплекс, – о том, что история архитектуры – это не история имени собственного, о самоценности архитектурных решений и забытой странице фабрично-заводского образования Ленинграда.
Нейросказки
Участники воркшопа, прошедшего в рамках мероприятия SINTEZ.SPACE, создавали комикс про будущее Нижнего Новгорода. С картинками и текстами им помогали нейросети: от ChatGpt до Яндекс Балабоба. Предлагаем вашему вниманию три работы, наиболее приглянувшиеся редакции.
Линия Елизаветы
Александр Змеул – автор, который давно и профессионально занимается историей и проблематикой архитектуры метро и транспорта в целом, – рассказывает о новой лондонской Линии Елизаветы. Она открылась ровно год назад, в нее входит ряд станцией, реализованных ранее, а новые проектировали, в том числе, Гримшо, Вилкинсон и Мак Аслан. В каких-то подходах она схожа, а в чем-то противоположна мега-проектам развития московского транспорта. Внимание – на сравнение.
Лучшее, худшее, новое, старое: архитектурные заметки...
«Что такое традиции архитектуры московского метро? Есть мнения, что это, с одной стороны, индивидуальность облика, с другой – репрезентативность или дворцовость, и, наконец, материалы. Наверное всё это так». Вашему вниманию – вторая серия архитектурных заметок Александра Змеула о БКЛ, посвященная его художественному оформлению, но не только.
Иван Фомин и Иосиф Лангбард: на пути к классике 1930-х
Новая статья Андрея Бархина об упрощенном ордере тридцатых – на основе сравнения архитектуры Фомина и Лангбарда. Текст был представлен 17 мая 2022 года в рамках Круглого стола, посвященного 150-летию Ивана Фомина.
Архитектурные заметки о БКЛ.
Часть 1
Александр Змеул много знает о метро, в том числе московском, и сейчас, с открытием БКЛ, мы попросили его написать нам обзор этого гигантского кольца – говорят, что самого большого в мире, – с точки зрения архитектуры. В первой части: имена, проектные компании, относительно «старые» станции и многое другое. Получился, в сущности, путеводитель по новой части метро.
Архитектурная модернизация среды. Книга 2
Вслед за первой, выпущенной в прошлом году, публикуем вторую коллективную монографию НИИТИАГ, посвященную «Архитектурной модернизации среды»: история развития городской среды от Тамбова до Минусинска, от Пицунды 1950-х годов до Ричарда Роджерса.
Архитектурная модернизация среды жизнедеятельности:...
Публикуем полный текст первой книги коллективной монографии сотрудников НИИТИАГ. Книга посвящена разным аспектам обновления рукотворной среды, как городской, так и сельской, как древности, так и современной архитектуре, в частности, в ней есть глава, посвященная Николасу Гримшо. В монографии больше 450 страниц.
Поддержка архитектуры в Дании: коллаборации большие...
Публикуем главу из недавно опубликованного исследования Москомархитектуры, посвященного анализу практик поддержки архитектурной деятельности в странах Европы, США и России. Глава посвящена Дании, автор – Татьяна Ломакина.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Технологии и материалы
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
Сейчас на главной
Трилистник инноваций
В Пекине готов Международный центр инноваций «Чжунгуаньцунь» (ZGC), спроектированный MAD Architects. В апреле здесь уже провели престижный технологический форум.
Олива в кубе
Офис продаж жилого комплекса Moments транслирует покупателям заложенные проектом ценности. Близость природы, красота смены сезонов, изящество архитектурных решений интерпретированы через прозрачный куб, внутри которого растет оливковое дерево. В дальнейшем здание сменит функцию и станет частью входной группы общеобразовательной школы.
Город палимпсест
Довольно интересно рассматривать известные проекты в процессе их жизни. «Городу набережных» Максима Атаянца сейчас – 15 лет от замысла и 9 лет от завершения строительства. Заехали посмотреть: к качеству много вопросов, но, что интересно – архитектурные решения по-прежнему неплохо «держат» комплекс. Смотрите картинки.
Журавли и фонарики
В казанском ресторане Ichi-Go-Ichi-E команда Ideologist создавала азиатский интерьер без привязки к определенной стране или эпохе. Набор визуальных кодов включает отсылки к Японии 1980-х, ночному Гонконгу и футуристичному Сингапуру.
Деревья и арки
В условиях дефицита площади спорткомплекс Шаосинского университета вместил на разных уровнях серию игровых полей и площадок, общественные пространства и даже деревья.
Радиоволна
Бюро «Цимайло Ляшенко и Партнеры» подготовило концепцию приспособления к современному использованию Дома Радио – официальной резиденции Теодора Курентзиса в Петербурге. Проект подчеркнет исторические слои пространств и привнесет новое звучание, связанное с более совершенным техническим оснащением залов.
Орел шестого легиона
С сегодняшнего дня в ГМИИ открыта выставка, посвященная Риму. В основном это коллекция гравюр и античной пластики Максима Атаянца – очень большая, внушительная коллекция, дополненная, как хороший букет, вещами из музейного хранения. Как она скомпонована и зачем туда идти – в нашем материале.
Жалюзи для льда
В Домодедово по проекту мастерской Юрия Виссарионова построена ледовая арена. Чтобы протяженный фасад, обусловленный техническими характеристиками сооружения для зимних видов спорта, не выглядел однообразным, архитекторы предложили использовать навесные конструкции с разнонаправленными ламелями. Таким образом лед защищается от солнечных лучей, а стена приобретает фактурность и детализацию.
Яхты-лайнеры
Максим Рымарь построил для футбольной команды Сергея Галицкого, с которым работает уже давно, спортивно-оздоровительный комплекс в окрестностях Краснодара. Типология отеля-лайнера, растущего лентами террас на берегу озера – яркое и емкое пластическое высказывание. В плане как три эллиптических лепестка, нанизанных на продольную ось.
Тетрис в порту
Смотровая башня, спроектированная для Старого порта Монреаля бюро Provencher_Roy, и общественная зеленая зона вокруг нее от ландшафтного бюро NIPPAYSAGE вобрали в себя множество элементов местной идентичности.
Стержни и лепестки
Для московского района Преображенское бюро GAFA спроектировало камерный комплекс Artel, который состоит всего из двух корпусов по 12 этажей. Отсылки к ар-деко и его ответвлению – стримлайну – мы нашли не только в архитектуре, но и в благоустройстве, напоминающем поглощенную природой железнодорожную эстакаду.
Закулисная история
В Грозном по проекту Alexey Podkidyshev studio преобразился Театр юного зрителя. Авторы не только разделили исторические объемы и более поздние пристройки, но и превратили невзрачный объект в востребованное общественное пространство.
Место силлы
В Петропавловске-Камчатском прошел конкурс на создание общественно-культурного центра. В финал вышли три бюро, о работе каждого мы считаем важным рассказать. Начнем с победителя – консорциума во главе с Wowhaus.
Памяти Марии Зубовой
Мария Зубова преподавала историю искусства и архитектуры нескольким поколениям студентов МАРХИ. Художник, иконописец, искусствовед, автор учебников, книги о графике Матисса, инициатор переиздания книг Василия Зубова по истории и теории архитектуры, реставрации и христианской философии.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Не-стирание. Памяти Николая Лызлова
Николай Лызлов умер три дня назад, 7 июня. Вспоминаем его архитектуру, старые и новые проекты, построенное и не построенное, принципы и метод, отношение к среде и контексту. Светлая память. Прощание завтра в ЦДА.
Пресса: Город, сделанный из древнерусского
Суздаль: совместное предприятие интеллигенции и власти. Рассказ о Суздале принято начинать, продолжать и заканчивать описанием его средневекового наследия. Слов нет, оно величественно. Три памятника в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО говорят сами за себя. Однако исключительность города все же не в них.
Игра в «Тезисы»
Спецпроект АРХ Москвы «Тезисы» в 2024 году – результат и демонстрация профессиональной игры, которая создает условия для рефлексии. По мнению кураторов, времени на нее в современном мире ни у кого не хватает, при этом рефлексия – необходимое условие для роста архитектора. Объясняем правила и пытаемся распутать ход мыслей участников.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Марина Егорова: «Мы привыкли мыслить не квадратными...
Карьерная траектория архитектора Марины Егоровой внушает уважение: МАРХИ, SPEECH, Москомархитектура и Институт Генплана Москвы, а затем и собственное бюро. Название Empate, которое апеллирует к словам «чертить» и «сопереживать», не должно вводить в заблуждение своей мягкостью, поскольку бюро свободно работает в разных масштабах, включая КРТ. Поговорили с Мариной о разном: градостроительном опыте, женском стиле руководства и даже любви архитекторов к яхтингу.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
Зубцами к Неве
Градсовет Петербурга рассмотрел проект жилого комплекса на Матисовом острове, предложенный бюро Intercolumnium. Эксперты отметили ряд проблем, которые касаются композиции, фасадов и сценария жизни в окружении промышленных предприятий.