Д.А. Петров

Автор текста:
Д.А. Петров

Крещатый свод: проблема происхождения

0

     Происхождение крещатого свода – одна из проблем,  более полувека волнующая умы исследователей русской позднесредневековой архитектуры. Пожалуй, нет  вопроса в истории архитектуры ХXI века, который так напоминал бы долговременную осаду хорошо укрепленной крепости,  с периодическими штурмами и  подкопами,  отступлениями и новыми приступами - увы, совершенно безрезультатными.
     Причины возникновения такой ситуации  понятны. Крещатый свод  - совершенная архитектурная форма, появляющаяся в памятниках сразу, без каких-либо  переходных форм, позволяющих установить ее генезис, и существующая в течение ста лет практически без изменений (1). Отсюда следует, что эта форма не была продуктом  эволюционного развития «протоформы», но возникла или была «введена» в русской архитектуре в готовом виде и вследствие своей абсолютной конструктивной и художественной законченности не  получила дальнейшего развития и не претерпела почти  никаких изменений. Понятно, что работа над проблемой шла по двум путям: первый –поиски прямых аналогий в мировой архитектуре Средневековья,  второй – дальнейшее источниковедческое и  архитектурно-археологическое исследование построек, в которых использован крещатый свод.(2)
     К настоящему времени заявлено несколько основных направлений поисков источников крещатого свода. Крещатые своды связывали с некоторыми конструктивными решениями в памятниках архитектуры древнерусского Северо – Запада, Новгорода и Пскова (Ф.Ф. Горностаев и Е.В. Михайловский); существенное различие в формах и отсутствие каких- либо промежуточных этапов развития конструкции  не позволяют сегодня возвращаться к этой гипотезе. Другое направление связывает происхождение крещатого свода с памятниками Армении или Хорасана и Мавераннахра. (Л.А. Давид, В.В. Кавельмахер, С.С. Подъяпольский). Наконец, недавно появилось третье направление,  рассматривающее крещатый свод как продукт творческого мышления зодчих североитальянского Ренессанса (Д.А. Петров, В.В. Седов, А.Л. Баталов).(3)
     Существует несколько методов рассмотрения  вопроса. Первый  можно назвать «культурно – историческим»: исследователи  предлагают рассмотреть две модели. В одной из версий (последней по времени публикации и наиболее разработанной), разработанной С.С. Подъяпольским, заказчики, т.е. великий князь и его двор, посылают в Персию за мастерами – строителями, но к сожалению  «к  моменту приезда в Москву Марка и Контарини строительство Успенского собора, возглавляемое Аристотелем Фиорованти, шло полным ходом», и поэтому летописцы не отметили приезд мастера: «..именно столь необычные обстоятельства способны дать какое-то объяснение появлению на московской сцене мастера, знакомого с конструкциями персидского и среднеазиатского зодчества. Кроме того, создавшиеся условия открывали возможности для привлечения оказавшегося невостребованным архитектора к выполнению частных заказов. Как мы знаем,  во второй половине ХV века очень многие  заказчики каменных сооружений принадлежали к боярским и купеческим сословиям, и заинтересованы они были, прежде всего, в строительстве вотчинных и вообще поминальных церквей,  близких по специфике своего назначения к мечетям – мавзолеям Хорасана и Мавераннахра»(Подъяпольский, 2003. С. 32).
     Подобное построение представляется недостаточно убедительным. Невозможно ответить, чем занимался предполагаемый  зодчий в течение десяти или пятнадцати лет (за такой период можно построить пять-семь небольших вотчинных церквей), прошедших между его приездом и началом  ХVI в., с которого бытование крещатого свода можно условно считать достоверным. (4).
     Важнее, впрочем, другое. За семьсот лет существования древнерусской архитектуры  русские светские и духовные государи, сколько известно из источников, никогда не обращались за архитекторами в мусульманские страны. Иностранные мастера – строители и художники постоянно работают на Руси: в Х – ХI вв. – византийцы; в ХII – начале ХIII  в., кроме того, ломбардцы и мастера из Польши и Венгрии; в ХIV в., кроме византийцев, сербы; в ХV в. – немцы Ордена, венецианцы, ломбардцы; в ХVI в. – венецианцы, ломбардцы, римляне, немцы, англичане. А вот воздействие архитектуры мусульманских земель на  древнерусское строительство, если и выявляется, то всегда с большим трудом Beliaev, Chernetsov, 1999.Р.109-113). И это несмотря на то, что  со  второй половины  ХIV в. мусульманские государства непосредственно граничили с русскими землями и с ними  поддерживались постоянные связи.
     Существует и другая модель. В соответствии с ней наиболее ранний и относительно точно  датируемый храм Рождества Христова в Юркино (начало XVI в.) с крещатым сводом (рис. 1,2) возводится в вотчине дворянина, чья семья до и после этого события выполняла весьма деликатные посольские поручения Великого князя, включая и привоз итальянских мастеров. Храм наделен уникальными чертами позднеготической провинциальной традиции Венето и  предгорий Альп второй половины ХV в. на фасаде (Петров, 1944) и   обладает, кроме того,  традиционным  для ренессансных построек Ломбардии, Феррары и Болоньи  наружным керамическим декором и железными связями (они характерны для построек итальянцев в России). Совокупность подобных обстоятельств сама по себе предполагает возведение крещатого свода в этой церкви итальянским мастером.
     Таким образом, при сравнении двух моделей мы должны признать, что в первом случае  мы вынуждены оперировать многочисленными  предположениями. Но и во втором,  при полном соответствии исторических обстоятельств, у нас нет прямого и ясного аналога, прототипа крещатого свода. Поэтому необходимо рассмотреть второй аспект   интересующей нас проблемы, архитектурно – конструктивный.
     Необходимо отчетливо понимать, что именно мы ищем. Крещатый свод – довольно сложная пространственная система, при этом использующаяся в памятниках очень небольшого размера. Для понимания характера работы этой конструкции(следовательно и для описания ее) играют существенную роль толщина и характер сводов, размер и ширина опорного  кольца под барабаном.   Так, Вл.В. Седов описывает крещатый свод следующим образом: «Это свод, углы которого составляют часть сомкнутого свода с поднимающимися лотками, но в котором на эти угловые части поставлены крестообразно расположенные сводики-распалубки, имитирующие рукава креста больших четырехстолпных храмов» (2001. С. 76); А.Л. Баталов так: «сомкнутый свод, «разрезан» по осям двумя распалубками, перекрытыми сводиками, на пересечении которых основан барабан главы» (2006а. С. 221); С.С. Подъяпольский так: «Это необычная и весьма специфичная сводчатая система, основанная на применении двух пар перекрещивающихся арок, несущих барабан» (2003. С. 14); а В.В. Кавельмахер так: «В своем классическом выражении крещатый свод – перекрывающий правильный четверик высокий стрельчатый, крестообразно прорезанный распалубками четырехгранный свод со световым  фонарем – барабаном в сердокрестье…  это жестко перевязанный, изобилующий ребрами монолит, в конструктивном отношении – самый изысканный и   сложный» (1996. С. 422).
     Полагаем, что описание В.В. Кавельмахера наиболее точно передает конструктивный характер крещатого свода. Это не система пар перекрещивающихся арок, но «изобилующий ребрами монолит».  Лишь в одном памятнике, церкви Зачатия Анны что в Углу, датированной серединой – второй половиной XVI в., были открыты  «перекрещивающиеся арки, сложенные заподлицо с угловыми частями свода, но без перевязки с ними» (Из научного наследия… 2001. С. 18). Однако, сколько нам известно, в других исследованных на сегодняшний день примерах крещатого свода никаких подпружных арок не выявлено. Подчеркнем, что их нет и в самой ранней из существующих построек – церкви в Юркине. Ни в интерьере, ни на сводах в чердаках кровель такие арки не читаются. Это кажется естественным, ведь в крещатом своде вертикальные стенки рукавов креста и лотки сомкнутого свода образуют жесткие ребра, исключающие необходимость применения специально устроенных арок.  Мы не уверены, что с точки зрения науки о строительных конструкциях будет правильнее – описывать работу такой конструкции как  работу системы перекрещивающихся арок или как  работу более сложной пространственной конструкции ребер и оболочек между ними. Предполагаем, что, учитывая соотношение толщины и массивности несущей конструкции свода и незначительности веса кровли и барабана,  верны оба подхода. Однако нам кажется, что в описании С.С. Подъяпольского инженерный, конструктивный смысл затенен типологическим, а это не  одно и то же. (5).
     В свое время мы предположили, что крещатый свод генетически связан со сводами, ведущими свое происхождение от зонтичных сводов памятников раннего Ренессанса в Италии, но построенных не на восьмиугольном, а на квадратном начертании плана. (Петров, С. 142.143). Зонтичный свод -  конструкция, построенная на совокупной работе ребер и сводчатых оболочек, готическая по своему происхождению - неоднократно применялся во второй половине ХV в. (Кузнецов, 1951. С. 206-218, 221-227).  В зонтичном своде купол (построенный на круглом или восьмигранном основании) мог делится на 16, 12 или 8 равных долей, по границам которых шли ребра, (соединяющиеся в центре в кольце, служащем, как правило, основанием  маленького светового барабана), на которые, в свою очередь, опирались  вспарушенные  или «парусовидные»  своды (рис. 3-4). За время существования этих сводов  форма их варьировалась (в крипте собора в Павии ребра превратились в арки, очень широкие у основания и резко сужающиеся вверху), что свидетельствует об отсутствии канонической застылости, легкой видоизменяемости этой архитектурной формы для итальянских зодчих.
     Но нас интересуют не зонтичные купола, а их модификация, приспособленная к квадратному плану. Если в зонтичных куполах мы имеем готическую реберную конструкцию обслуживающую центрическую ренессансную форму, то  в аналогичной конструкции на квадратном плане исчезает  ренессансная центричность и возникает  разделение свода на неравные части. Так,  в перекрытии хора церкви Санта Мария делла Грацие Браманте (после 1492 г.) стена, разделенная на три равные части, завершается тимпанами,  вписанными,  в плоский зонтичный свод, не имеющий нервюр или гуртов, но просто образующий ребра на пересечении сводов (рис. 4). Однако, из –  за того, что стены  разделены на равные части, восьмигранная фигура свода становится не равносторонней, но состоящей их двух «комплектов» крестообразно расположенных  парусных распалубок: более широких диагональных и более узких, расположенных по осям. Переход от угловых тимпанов стены к  зонтичному  своду хора осуществлен посредством  диагональных арок – ребер,  в которые  с одной  стороны  упирается парус свода, а с другой – диагональное ребро стыка двух сводчатых распалубок над тимпанами стены.
     Таким образом, в описанной выше конструкции мы видим крестообразно расположенные парусные своды, заканчивающиеся на стене тимпаном, и диагональное ребро, исходящее из угла четверика, которое, будь оно продолжено,  образовало бы линию, точно соответствующую линии ребра сомкнутого свода в крещатом своде (6).
     Описанная выше конструкция, конечно, очень интересна для изучения  творческих методов североитальянских архитекторов круга Браманте, но тем не менее это не совсем та конструкция, которая нам нужна, а именно – свод на квадратном плане,  перекрытый в углах частями сомкнутого свода и имеющий крестообразное  расположение по осям симметрии пересекающихся сводов, заканчивающихся на стенах тимпанами – закомарами. Свод такой формы мы находим в церкви Санта Мария делла  Визитационе (рис. 7-10) на набережной Джудекки в Венеции (7). Архитектура свода (8), перекрывающего    помещение  хора за алтарем, резко отличается от архитектуры самой церкви, поэтому можно предположить, что эта часть сохранилась от первого периода строительства, т. е. от  середины 1490 – х  гг. Сама церковь однонефная,  надалтарное пространство перекрыто куполом на парусах и  имеет ордерную декорацию (в отличие от пустых стен хора).
     По осям симметрии помещения крестообразно расположены  парусовидные своды с горизонтальной щелыгой, сходящиеся в одну центральную  точку свода. В углах, занимая приблизительно по одной шестой длины стены с каждой стороны,  находятся сегменты сомкнутого свода. Отличие этого свода от крещатого состоит только в том, что здесь ребра свода сходятся в одну точку, а  световой барабан отсутствует. Вспомним, однако, что почти все зонтичные своды имеют световой барабан. Для получения из описанной конструкции крещатого свода необходимо разделить квадрат плана на три равные части по каждой стороне (как разделен квадрат плана у Браманте),  устроить подбарабанное опорное кольцо и свести к нему ребра  сводов, его поддерживающих. При внутренней ширине барабана, равной одной трети внутренней ширины фасада, мы получаем проекцию пересечений конструктивных ребер в виде греческого креста (рис. 11).
     Таким образом, мы имеем все основания предполагать, что весь необходимый материал для понимания механизма возникновения крещатого свода на Руси в конце ХV – начале ХVI в.  может быть найден  в архитектуре Ломбардии и Венето конца ХV в. Более того,  характер архитектуры церкви в Юркино (декорация фасадов, включающая в себя как провинциальные позднеготические черты,  так и ренессансные архитектурные формы;   терракотовые детали,  конструкция крещатого свода со стрельчатыми, т.е. готическими, арками – ребрами; уникальный для русской архитектуры дополнительный свода – оболочка; огромной высоты парапетные стенки, традиционные для североитальянской архитектуры; использование металлических связей) заставляет предположить, что  ее возводил североитальянский зодчий, скорее всего, и ставший изобретателем крещатого свода. Можно сказать, что он не был  абсолютно  ренессансным архитектором в современном понимании. Крещатый свод – продукт скорее вариантного позднеготического конструктивного мышления. Мастера Ренессанса экспериментировали с другими архитектурными формами и по-другому, однако эта проблема должна быть рассмотрена отдельно.


Ссылки
 
1.Об изменении  формы крестчатого свода см: Баталов, 1983. С.47-53.    Наиболее полные и обширные библиографические обзоры интересующего нас вопроса можно найти в двух последних по времени работах: Седов, 2001.С.76-79; Подъяпольский. 2003. С.33 -36; Баталов. 2006а. С.65,66.
2. Определенное подведение итогов многолетних исследований и выявления новых построек с крещатыми сводами дано в работе А.Л.Баталова  (2006а).
3. А.Л. Баталов строил свою аргументацию на доказательстве того факта, что крещатый свод не встречался в памятниказ ранее начала XVI в. Все известные постройки того времени, в которых крещатый свод существовал или мог существовать, немногочисленны и связаны с деятельностью итальянских мастеров. Распространение же крещатый свод получает, по его мнению, только в середине – второй половине века: «…сооружения, которые можно было бы отнести к первой трети столетия, связаны с деятельностью итальянских мастеров. Уже эти обстоятельства.. ..позволяют снова обсуждать «итальянскую» версию происхождения этой конструкции… .. Крещатый свод.. ..может считаться ответом итальянского креативного мышления на поставленную задачу перекрытия единого пространства храма. В целом подобная конструкция подчеркивающая центричность и единство интерьера, полностью соответствовала стремлениям любого итальянского архитектора эпохи Возрождения к созданию цельного, легко читаемого центрического пространства.» (Баталов, 2006а. С. 65; б. С. 215-229).
4. Мы оставляем в стороне дискуссии о датах строительства церквей Трифона в Напрудном и Рождества Христова в Юркино, признавая последнюю древнейшим из сохранившихся памятников этого типа.
5. Как нам кажется, С.С. Подъяпольский, понимая, что работу крещатого свода можно описывать в том числе и как работу пары перекрещивающихся арок, искал аналоги в конструкциях, являющихся, по сути, перекрещивающимися арками. Но работа пространственной структуры перекрещивающихся арок и оболочки сложенной формы, в которой перекрещивающиеся арки физически не существуют и это определение используется скорее для описания инженерно-физического смысла работы конструкций, - разные вещи.
6. Хорошая фотография свода хора: Borsi, 1989, Р. 69; фотография худшего качества: Архитектура Западной Европы…, 1967.С.160. Аналогичные, но очень маленькие своды имеют приделы оратория  Сан Бьяджо э Росате  около Милана,  начала ХVI  в. (Sannazaro, 2001.Р.60-63); и  апсида капеллы Сан Аквилино церкви Сан Лоренцо Маджоре в Милане (Gatti, 1979. Р. 30). Аналогичный свод есть в комплексе монастыря Санта Мария дела Грацие в Милане (рис. 4). Близкие по форме своды, но построенные на прямоугольном плане, что привело к появлению ромбовидной вставки в центре свода, можно видеть в двух сводах, перекрывающих проход в парадный двор павийской Чертозы, построенный в последней четверти ХVI в. Наличие восьмигранного кольца в замке свода говорит о возможности использовать его, со световой главой, и для перекрытия наоса . В Италии такие своды нам пока неизвестны, но в России, вероятно, они могли существовать. Об этом говорит использование очень близкого по форме свода (рис. 5, 6) в  соборе Ризоположенского монастыря в Суздале (Седов, 2000. С. 184-207; Штейман, 1962. С. 47,48). Здесь необходимо сделать небольшое отступление. Вл.В. Седов связывает архитектуру Ризоположенской церкви, в том числе и конструкцию перекрытия наоса, с новгородскими памятниками  ХVI в. Соглашаясь с предложением в целом, отметим, что  в новгородских аналогиях используется сомкнутый свод с распалубками, т.н. «монастырский», а не зонтичный свод на квадратной основе. Эти своды  генетически близки и ведут происхождение от одного нервюрного «комплекса» готического свода,  но это  все-таки разные конструкции. Полагаем, что в новгородские памятники эти своды были взят даже не из московского великокняжеского двора, но из Владычного двора в самом Новгороде (построен в сер. ХV в. с участим мастеров немецкой готически). Перекрытие же  Ризоположенской церкви идет от какой то несохранившейся московской церкви нач. ХVI в. или от перекрытий не дошедшей до нас части кремлевского дворца. 
7. То, что в крещатом своде вполне может быть некоторая конусовидность рукавов креста,  доказывает появление таких форм в конце XVI в. (Баталов, 1983. С. 49).
8.  Существующее здание церкви было начато около 1493 г., но основная часть была построена в 1520 -1523 гг. Первоначально  церковь называлась Сан Джироламо Деи Джезуати. Она была закрыта в  1810 г., снова освящена в 1825г.,  в 1884 году отремонтирована и в 1947 реставрирована (McAndrew, 1974. Р. 134, № 126). Этой церкви очень не повезло как объекту исследования. Никто из исследователей венецианской архитектуры, сколько нам изсестно, не посвящал ей специальных работ. Фотографии фасадa  дважды печатались: Paoletti di Osvaldo 1897.  Tab. 67, 1; McAndrew, 1980. P.545. Джон Мак – Эндрю умер, не успев дописать главу о церкви.  К сожалению, визуальный осмотр  пространства хора  крайне затруднен, а наружных частей церковь практически не имеет, так как здание  плотно обстроено домами и открытым остается только главный фасад.
                                     

Список  литературы


Архитектура Западной Европы XV-XVI вв. Эпоха Возрождения // ВИА. Т.5. М. 1967

Баталов А.Л. Четыре памятника архитектуры конца XVI в. // АН. Вып.32. М. 1983.

Баталов А.Л. К вопросу о происхождении крещатого свода в русской архитектуре XVI в. // София. Сб.стат. по искусству Византии и Древней Руси в честь А.И. Комеча. М., 2006а.

Баталов А.Л. Ренессансная креативность в русской архитектуре – интерпретация последней // ВИЛИ. Вып. III. М., 2003 б.

Из научного наследия Л.А. Давида // Реставрация и исследования памятников культуры. Вып. IV. М., 2001.

Кавельмахер В.В. К вопросу о времени и обстоятельствах постройки церкви Рождества Христова в Юркине // ПКНО. 1995. М., 1996.

Кузнецов А.В. Тектоника и конструкция центрических зданий. М., 1951.

Петров Д.А. Центрические сооружения времени Василия III и регенства Елены Глинской. Проблемы интерпретации // Архив архитектуры. Вып. IX. М., 1997.

Подъяпольский С.С. К вопросу о восточных элементах в московском зодчестве XV-XVI вв. // ДРИ. Русское искусство позднего Средневековья: XVI в. СПб., 2003.

Седов Вл.В. Собор Ризоположенского монастыря в Суздале // Новгородские древности. Вып. V. М., 2000.

Седов Вл. В. Церковь Трифона в Напрудном // Проект Классика. 2001. № 1.

Петров Д.А. Церковь Рождества в селе Юркино и архитектура Венеции и Террафермы около 1500 г. // Доклад 19 ноября 1994 г. в НИИ искусствознания Академии Художеств.

Штейман Г.А. Бесстолпные покрытия в архитектуре XVI-XVII вв. // АН. Вып. 14. М., 1962.

Beliaev L., Chernetsov A. The Eastern Contribution to Medieval Russian Culture // Muqarnas. An Annual on the Visual Culture of the Islamic World. Leiden, 1999. Vol.16. Pp. 97-124.

Borsi Franco. Bramante. Milano, 1989.

Gatti S. Garbio Bossi y gli affreschi absidali dell oratotio di San Rocco a Seregno // Arta Lombarda 85. Milano, 1979.

Sannazaro G. Battista. Oratorio di San Biagio a Rossate // Bramante in Lombardia. Restauri 1974-2000. Milano, 2001.

McAndrew J. Antonio Visentini. Catalogue of the drawings collection of the Royal Institute of British Architects. V. 2. L., 1974.

McAndrew J. Venetian architecture of the Early Renaissance. L., 1980.

Osvaldo di Paoletti  L'architettura  y la scultura del Rinascimento in Venezia. Venezia, 1897.
***

 

Список иллюстраций:

1. Свод церкви Рождества в Юркино. Нач. ХVI в. Фото А.В. Яганова
2. Свод церкви Рождества в Юркино. Нач. ХVI в. Фото А.В. Яганова
3. Разрез купола церкви Сан Спирито во Флоренции. Середина  ХVI в.
4. Свод хора церкви Санта  Мария  делла Грацие в Милане. После 1492 г.  Фото Ф. Танази.
5. Церковь Ризоположения в Суздале. План.
6. Церковь Ризоположения в Суздале. Разрез.
7. Церковь Санта Мария делла Визитационе в Венеции. 1493 – 1523 г.г.  Фото Вл.В. Седова.
8. Алтарная часть церкви Санта Мария дела Визитационе в Венеции. Фото Вл.В. Седова
9. Свод хора церкви Санта Мария делла Визитационе в Венеции. После 1493 г. Фото Вл.В. Седова
10. Свод хора церкви Санта Мария делла Визитационе в Венеции. После 1493 г. Фото Вл.В. Седова
11.  Схема развития системы перекрытия от зонтичного свода к крещатому:
a. Зонтичный свод на квадратном плане
b. Свод церкви Санта Мария делла Визитационе.
c. Крещатый свод.

1. Свод церкви Рождества в Юркино. Нач. ХVI в. Фото А.В. Яганова
2. Свод церкви Рождества в Юркино. Нач. ХVI в. Фото А.В. Яганова
3. Разрез купола церкви Сан Спирито во Флоренции. Середина ХVI в.
4. Свод хора церкви Санта Мария делла Грацие в Милане. После 1492 г. Фото Ф. Танази.
5. Церковь Ризоположения в Суздале. План.
6. Церковь Ризоположения в Суздале. Разрез.
7. Церковь Санта Мария делла Визитационе в Венеции. 1493 – 1523 г.г. Фото Вл.В. Седова.
8. Алтарная часть церкви Санта Мария дела Визитационе в Венеции. Фото Вл.В. Седова
9. Свод хора церкви Санта Мария делла Визитационе в Венеции. После 1493 г. Фото Вл.В. Седова
10. Свод хора церкви Санта Мария делла Визитационе в Венеции. После 1493 г. Фото Вл.В. Седова
11. Схема развития системы перекрытия от зонтичного свода к крещатому: a) Зонтичный свод на квадратном плане; b) Свод церкви Санта Мария делла Визитационе; c) Крещатый свод.

20 Мая 2009

Д.А. Петров

Автор текста:

Д.А. Петров
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
Технологии и материалы
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
Сейчас на главной
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
Эконом-вилла
Доступный, просторный и эстетичный каркасный дом от бюро ISAEV architects предназначен для отдыха от города и созерцания природы.
Солнце встает над Амуром
В компактном и эффективном с точки зрения планировок аэропорту Хабаровска немецкое бюро WP|ARC обыгрывает тему речной волны и света и добавляет капельку иронии в виде белого медведя.
Звезды для Черемушек
Победитель закрытого конкурса на ЖК Кржижановского, 31, «звездное» голландское бюро UNStudio, был объявлен 9 ноября. Мы попросили у организаторов дополнительные материалы и рассказываем о проекте несколько подробнее, чем это было сделано ранее. С планами и схемами.
Нюансы сохранения
Как взаимодействуют фандрайзинг и помощь благотворительных фондов при сохранении наследия – рассказывает Роман Ушаков, координатор фонда «Внимание», спикер фестиваля архитектурного образования и карьеры «Открытый город 2021», организованного Москомархитектурой.