Вл. В. Седов

Автор текста:
Вл. В. Седов

Черты архитектуры северо-западной Руси в церкви Рождества Богородицы в Городне

Церковь Рождества Богородицы в бывшем тверском городке Городне (Вертязине) была подробно опубликована Н.Н.Ворониным(1). Исследователь датировал подклет с приделом Рождества Иоанна Предтечи временем до пожара города в 1412 г., по его мнению церковь была перестроена в княжение Бориса Александровича (1425-1461 гг.). Говоря о конструкции здания, Н.Н.Воронин в основном указывает аналогии из архитектуры Северо-Восточной Руси, хотя используются и аналогии из архитектуры Северо-Западной Руси. Среди северо-восточных аналогий — расширение подпружных арок к замку и их звездообразное очертание в проекции, что, по Н.Н.Воронину, находит аналогии в соборе Троице-Сергиевской Лавры 1422-1423 гг., церкви в Каменском (XV в.— по Н.Н.Воронину; кон. XIV в.— по Б.Л.Альтшуллеру(2)) и соборе Спасо-Каменного монастыря 1481 г. Конус под барабаном связуется с подобными конструкциями в Никольском соборе в Можайске и в церкви в Каменском. Исследователь считал, что в техническом отношении тверские зодчие уступали московским, зодчие же храма в Городне, по его мнению, "были робкими и в технике кладки, и в архитектурном решении храма с его неуверенной системой сводов и карликовыми "полатями" в углах"(3).
Г.В.Попов, посвятивший очерк церкви в Городне(4), в основном изучал декор храма и связал его с балканскими влияниями, причем выделенные балканские традиции оказываются даже большими, чем в московском искусстве.
В данной памятнике нас прежде всего интересуют конструктивные формы, поэтому мы не вдаемся в рассмотрение деталей и рассматриваем основное составляющие храма, выясняя происхождение конструктивных узлов.
Храм имеет подклет со сводами. Подклеты появляются в соседней московской школе еще во второй половине XIV в. и распространены в первой половине XV столетия(5). В Новгороде подклеты появляются несколько позднее, подклет был, например, у Спасо-Преображенского собора в Старой Руссе 1442 г. Возможно, подклет был и в церкви 1438 г. в Николо-Вяжищском монастыре. Вероятно, это один из самых ранних новгородских памятников с подклетами. Как видим, подклет в Городе — деталь северо-восточного происхождения, ведь один из первых новгородских подклетов почти одновременен самому храму Вертязина (Городни). Типология подклетов северо-восточных храмов не разработана, поэтому дать прямые аналогии и показать генезис подклета Городни мы пока не можем.
Несомненно, северо-восточной чертой является трехапсидность храма. Трехапсидность характерна для всех без исключения храмов Северо-Восточной Руси XIV-XV вв., в Новгороде в это время храмы в основном одноапсидные, лишь в "реставрированных" домонгольских церквах в 1440-1460-х гг. возобновляются три алтарных выступа.
Внутри пространство храма и его основные массы имеют оригинальную организацию. Рукава креста довольно широки, квадратные столбы раздвинуты к стенам. Конхи апсид выходят в четверик на довольно большой высоте, арка средней апсиды — выше. В четверике сама ширина рукавов креста создает крестообразность, эта крестовидность подчеркивается решением угловых компартиментов. Западная пара столбов свободна на значительную высоту, в верхней части столбы соединены со стенами арками, выше которых идут отрезки стен, вычленяющие угловые палатки. Эти палатки не имели сводов под полом, полы были устроены, видимо, на балках. С востока палатки внутри имеют арочные ниши, что может говорить о расположении здесь приделов "на полатях". Палатки выходили невысокими арочными проемами на хоры, располагавшиеся на значительной высоте в западном рукаве креста. Вопреки мнению Н.Н.Воронина о том, что "это не остатки хор и даже не приделы, а скорее всего помещения для хранения ценностей", иконография указанных помещений, расположение входов в них говорит о том, что хоры в церкви имелись, а в угловых частях, правда необычно высоко поднятых, могли размещаться приделы. В соседней с тверской московской школе зодчества XIV-XV вв. иконография хор значительно отличается от той, что мы встречаем в Городне. В двух памятниках, сохранивших хоры,— церкви Рождества Богородицы 1393 г. в Московском Кремле(6) и Успенском соборе рубежа XIV-XV вв. в Звенигороде(7), хоры явно продолжают домонгольскую Владимиро-Суздальскую традицию — широкие арки от столбов в первом ярусе, каменная арка и свод, поддерживающие хоры, широкие арки угловых помещений второго яруса, обращенные как в трансепт, так и в западный рукав креста. Такое построение было, видимо, характерно для многих памятников, позднее встречаем его в хорах Благовещенского собора 1484-1489 гг. в Московском Кремле. При широких-арках в угловых компартиментах во втором ярусе нельзя было сделать палатки для приделов, хоры, таким образом, предназначались не для выделенного богослужения отдельных семей или кланов, а были местопребыванием князя и его окружения во время общей службы. Заметим, что палатки и узкие хоры Городни далеки от описанных образцов и связываются, скорее, с теми угловыми приделами на хорах псковских и новгородских храмов, близость с которыми хор Городни Н.Н.Воронин отрицал.
Особый характер новгородских и псковских хор отметил еще Н.И.Брунов(8). Действительно, хоры с одной или двумя палатками на хорах в западных углах характерны для почти всех памятников Новгорода(9) и Пскова XIV — первой половины XV в. В Новгороде хоры исчезают в части памятников с середины XV в. включительно. В памятниках Северо-Запада с хорами вход на них устраивается или по каменной лестнице в стене, или по каменной или деревянной лестнице в северо-западном компартименте. Значительно реже встречаются хоры с двумя палатками, но без постоянной лестницы, вход на них осуществляется по приставной лестнице (так, как в Городне); такие хоры известны нам в церкви Козьмы и Дамиана с Примостья 1462-1463 гг. в Пскове, церкви Дмитрия Солунского 1461-1462 гг. в Новгороде, церкви Богоявления с Запсковья 1496 т. в Пскове. По времени указанные храмы не намного позднее церкви в Городне 1440-х гг. и объясняют "отделенное" положение хор исследуемого памятника. По нашему мнению, в Новгороде и Пскове и ранее были церкви с хорами и двумя обособленными палатками, связь с которыми осуществлялась с помощью приставных лестниц (хотя можно предположить, что могла быть и деревянная лестница в северо-западном компартименте Городни, как в большинстве новгородских и псковских памятников X1V-XV вв.). Устройство палаток в церкви в Городне определенно связывает ее с северо-западной архитектурной традицией.
Наличие хор с палатками в углах включает церковь Рождества в Городне в новгородский вариант типа "вписанного креста" — с вычлененными угловыми компартиментами в верхнем ярусе. Однако палатки и хоры в Городне расположены необычно высоко, почти под сводами, высокие отрезки квадратных столбов видятся обособленно, высота первого яруса довольно значительна и заставляет отнести памятник к переходному типу, где хоры и палатки сохраняются, но высота первого яруса и его определенная "прозрачность" создают пространство, близкое к интерьерам "храмов на четырех пилонах" — с высокими квадратными столбами(10). В архитектуре Москвы такая организация пространства (высокие квадратные столбы без хор) появляется в монастырских соборах начала XV в.(11), в Новгороде — с середины XV в. Описанная переходность типа церкви в Городне не исключает прямого сопоставления с памятниками Северо-запада. Сходство решения хор и палаток с трактовкой западных углов новгородских храмов дает представление о "двойной направленности" связей зодчего, строившего храм: с одной стороны, стремление создать свободное пространство с высокими столбами — по-московски. В результате — некоторая недоработанность смелого по очерку и массам внутреннего пространства.
Особо следует остановиться на решении восточных углов церкви в Городне. Своды их гораздо ниже сводов западных углов, в восточный рукав угловые компартименты выходят низкими арками, в поперечный неф — высокими, щелыги которых лишь ненамного ниже щелыг коробовых сводов самих углов. Такое решение восточных углов в архитектуре московской школы (а также во Владимиро-Суздальских храмах XII-XIII вв.) восточные углы всегда открыты высокими арками. Низкие арки, выводящие из угловых компартиментов — деталь архаическая и восходящая несомненно к архитектуре Северо-Западной Руси ("новгородско-псковской"). Отметим, например, низкие арки в восточный рукав из угловых компартиментов церкви Спаса на Нередице 1198 г. В архитектуре Северо-Западной Руси можно выделить несколько вариантов устройства восточных углов. Аналогичны решению углов церкви в Городне восточные углы в двух новгородских храмах: церкви Рождества в Перыни 1240-х гг. и церкви Благовещения на Городище 1342-1343 гг. Как видим, наиболее близкие аналогии отодвинуты во времени на целое столетие. Однако само восприятие могло произойти в более ранних памятниках. Во втором варианте низкая арка в восточный рукав сочетание с двумя ярусами арок в трансепт, таковы новгородские церкви: Федора Стратилата 1361 г. (ю/в угол), Спаса на Ильине 1374 г. (ю/в угол), Иоанна в Радоковицах 1383-1384 гг. В третьем варианте с низкой аркой, выходящей в восточный рукав, сочетаются такие же низкие арки в трансепт; такое решение с темными вверху "стаканами", сообщающимися с рукавами низкими арками, встречается в Пскове: в построенном новгородскими мастерами Никольском соборе 1341-1349 гг. в Изборске(12), церкви Успения в Мелетове 1461-1462 гг.(13) и в церкви Воскресения на Стадище ок. 1532 г. в Пскове(14). Наиболее далеким вариантом, сходным с Городней только высокими арками в трансепт, является редкий вариант в Пскове, когда эти высокие арки сочетаются с двумя ярусами арок в восточный рукав: церкви Козьмы и Дамиана 1462-1463 гг. в Пскове и Николы в Устье 1470-1490-х гг.
Во всяком случае решение восточных углов церкви в Городне сближает ее с архитектурой Северо-Запада. Восточные углы в сочетании с хорами и угловыми палатками дает типологию и образ храма, близкого к новгородским и псковским образцам. Это храм с так или иначе (палатками или низкими арками) вычлененными углами, с подчеркнутой крестообразностью. При этом многие детали делают храм оригинальным. Такими необычными чертами являются, как уже было сказано, высокие столбы над полатками, широкая расстановка столбов. К таким же оригинальным деталям следует отнести конус под барабаном, который встречается не только в московских постройках (что отмечено Н.Н.Ворониным, см.выше), но и в Новгороде (церковь Успения на Волотовом поле 1352 г.) и Пскове (церкви Ильи в Выбутах и Рождества в Новой Уситве 1470-1480-х гг. и церковь Георгия со Взвоза 1494 г.).
Интересно решено в Городне перекрытие рукавов креста. Восточный и западный рукава сейчас имеют своды с невыявленными подпружными арками ("слитые своды"), в северном и южном рукавах (трансепте) над коробовыми сводами немного поднимаются повышенные подпружные арки. Такая разница в перекрытии рукавов почти уникальна, но, по сообщению Б.Л.Альтшуллера, исследовавшего храм, "слитость" сводов западного и восточного рукавов есть результат позднейшей докладки. Первоначально все подпружные арки храма в Городне были повышенными, что сближает храм с северо-восточной традицией. Обнаружение первоначальных повышенных подпружных арок в продольных рукавах креста снимает проблему объяснения "слитых сводов" в данном храме.
В целом архитектуру церкви Рождества в Городне можно разделить на две составляющие: северо-восточную (черты, наследующие Владимиро-Суздальскую архитектуру или аналогичные московской) и северо-западную (черты, близкие храмам Новгорода и Пскова). К первым относятся: подклет, характер плана, трехапсидность, фасадный декор, звезд чатость подкупольного пространства, повышенные арки, конус под барабаном (возможно), постамент под барабаном. К северо-западной традиции можно отнести:- решение хор, угловые западные палатки, решение восточных углов, вероятно — конус под барабаном (он отмечен и в Москве, и на Северо-Западе). Таким образом, памятник занимает как бы промежуточное положение между архитектурой Северо-Востока и Северо-запада.
Культурные и художественные связи Твери с Новгородом и Псковом уже были отмечены Г.В.Поповым(15). В живописи эти связи были наиболее интенсивны в XIV в. Восприимчивость зодчих Городни в середине XV в. к новгородским и псковским архитектурным формам заставляет по-новому взглянуть на место тверской архитектурной традиции среди школ XIII-XV вв., прежде всего на вопрос о взаимоотношениях тверской и новгородской школ. "Северо-западные" черты Городни могли быть обусловлены как современным воздействием Новгорода (а через него, возможно, и Пскова), так и уже имевшимися, воспринятыми ранее, чертами. В связи с этим интересен недавно раскопанный Успенский собор Отроча монастыря в Твери, который исследователи считают возможным датировать 12,92 г., хотя и с некоторыми оговорками(16). В храме интересны три апсиды, заложенные первоначально и, уже в процессе строительства, замененные одной апсидой. Укажем на сходство с Городней широко расставленных квадратных столбов. Исследователи храма считают Успенский собор "типологически близким зодчеству северо-западной Руси XIII-XV вв. (Новгород, Псков)". Подобный вывод кажется нам верным, он позволяет объяснить появление новгородских (северо-западных) черт в церкви в Городне. Успенский собор Отроча монастыря может служить первым примером восприятия северо-западной традиции. В последующих; несохранившихся тверских памятниках продолжалось взаимодействие с Северо-Западом, оно же отражено в ряде черт храма в Городне.
Следует отметить, что А.М.Салимов выдвигает версию о воздействии тверской архитектуры на новгородскую. Он предполагает, что возобновление строительства в Новгороде в 1290-у гг. связано с приходом тверской артели, "инородность конструктивных и декоративных частей" в церкви Николы на Липне 1292 г. свидетельствует о западноевропейских образцах, также, возможно, привнесенных тверичами(17). К таким предположениям следует относиться с осторожностью, так как архитектурных данных о влиянии Твери на Новгород нет, а два названных тверских памятника свидетельствуют, скорее, об обратном. К тому же церковь Федора Стратилата на Щирковой улице 1292-1294 гг. в Новгороде, судя по исследованиям Г.М.Штендера(18), достаточно традиционна, ее трехапсидность и другие формы говорят о преемственности по отношению к новгородской домонгольской архитектуре. Некоторые черты преемствености церкви Николы на Липне к домонгольскнм новгородским храмам заставляют предположить новгородское происхождение ее мастеров и отрицать зависимость новгородской архитектуры от Твери. В другой работе А.М.Салимов предполагает воздействие тверской архитектуры (представленной в работе собором Отроча монастыря) на новгородскую архитектуру середина XIV в. Основанием для этого служит отсутствие лопаток в соборе Отроча монастыря и подобное решение плана в церквях Успения на Волотовом поле 1352 г. и Михаила Архангела на Сковородке 1352 г.(19). Подобное влияние маловероятно, основанием для сближения храмов, помимо отсутствия лопаток служит лишь общая типология, характерная именно для Новгорода, причем с середины XIII в.(Перынь). Отметим, что и церковь Михаила Архангела на Торгу 1300 г. в Новгороде не имеет лопаток, что снимает построения А.М.Салимова о связях владыки Моисея с Тверью и тверских истоках его новгородских построек: подобные формы были и до Моисея. Вероятнее всего, прямое воздействие Новгорода как на процесс формирования тверской школы (Отроч монастырь), так и на ее дальнейшее развитие (храм в Городне).
Примечания:
1. Воронин Н.И. Зодчество Северо-восточной Руси XII-XV веков. Т. II. М., 1962. С. 339-414.
2. Альтшуллер Б.Л. Новые исследования о Никольской церкви села Каменского // Архитектурное наследство. № 20. М., 1972. С. 25.
3. Воронин Н.Н. Указ.соч. С. 425. 4. Попов Г.В., Рындина А.В. Живопись и прикладное искусство Твери XIV-XVI веков. М., 1979. С. 98-111.
5. Выголов В.П. О первоначальной архитектуре собора Чудова монастыря // Средневековое искусство. Русь. Грузия. М., 1978. С. 81.
6. Воронин Н.Н. Указ.соч. С. 253-263.
7. Там же. С. 290-298.
8. Брунов Н.И. О хорах в древнерусском зодчестве // Труды секции теории и методологии РАНИОН. Вып. 2. М., 1928. С. 96.
9. Седов Вл.В. Об иконографии_внутреннего пространства новгородских храмов XIII — начала XVI вв. // Иконография архитектуры. М., 1990.
10. Седов Вл.В. Храм на четырех пилонах в новгородской и псковской архитектуре XV-XVI вв. // Земля Псковская, древняя и социалистическая. Псков, 1988. С. 48-50.
11. Воронин Н.Н. Указ.соч. С. 358.
12. Седов Вл.В. Никольский собор в Изборске и псковская архитектура середины XIV в. // Традиции и современность. Актуальные проблемы изобразительного искусства и архитектуры. М., 1989. С. 17-26.
13. Романов К.К. Мелетово как источник истории Псковской земли // Проблемы истории докапиталистических обществ. № 10. 1934. С. 142-196.
14. Седов Вл.В. Церковь Воскресения на Стадище в Пскове // Археология и история Пскова и Псковской земли. Псков, 1990. С. 15-16.
15. Попов Г.В. Указ.соч. С. 32. 47-48. 54, 57, 69 и др.
16. Булкнн В.А., Иоаннисян О.М., Салимов А.М., Успенский собор тверского Отроча монастыря но археологическим данным (предварительные итоги) // Памятники железного века и средневековья на Верхней Волге и Верхнем Подвинье. Калинин, 1989. С. 97-107.
17. Салимов А.М. К вопросу о строительстве в Твери, Ростове и Новгороде в последней четверти XIII и. // Памятники истории и культуры, Верхнего Поволжья. Горький, 1990. С. 171-174.
18. Штендер Г.М. О ранних Федоровских храмах древнего Новгорода // Памятники культуры. Новые открытия. М., 1977.
19. Салимов А.М. К проблеме архитектурных взаимосвязей Новгорода и Твери в XIV веке // Города Верхней Руси. Истоки и становление (материалы научной конференции). Торопец, 1990. С. 109-111, 119.

20 Октября 2007

Вл. В. Седов

Автор текста:

Вл. В. Седов
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
Технологии и материалы
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное
Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Сейчас на главной
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Медовая горка
Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Кочевники и пряности
Два проекта павильона ресторана катарской кухни, который мог появиться в Экспофоруме: не отработанный в Петербурге формат временной архитектуры, способный пропустить в город более смелые решения.
Магистры ЯГТУ 2021: «Тени забытых предков»
Работы выпускников кафедры архитектуры Ярославского государственного технического университета: анализ сталинской архитектуры, возвращение к жизни города-призрака, актуализация советских гаражей и маршрут по исправительно-трудовому лагерю.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Дерево с удостоверением
Объявлены финалисты премии за постройки из сертифицированной древесины WAF 2021. Среди них: самое крупное CLT-здание в США, микро-библиотека в Индонезии, офисный комплекс в Сиднее и киоск в Гонконге.
Химические реакции
Проект-победитель конкурса Малых городов раскрывает многогранность Щекино: в нем нашлось место Анне Карениной и Игорю Талькову, космонавтам и шахтерам, равно как и богатой природе тульского края, безбарьерной среде и разным видам досуга.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Мечта Азимова
Проект DNK ag победил в конкурсе на АГО Национального центра физики и математики в Сарове, проведенного корпорацией Росатом совместно с МГУ, РАН и Курчатовским институтом.
Ре-Школа 2021: Соловки
Третий учебный год Ре-Школа посвятила Соловецкому архипелагу и подготовке жизнеспособной концепции сохранения трех объектов на Банном озере. Об эмоциональных и по-настоящему научных открытиях, которые состоялись за два семестра, рассказывает руководитель школы Наринэ Тютчева.
Околоземное пространство
Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.
В дуэте с ареной
Жилой комплекс West Half по проекту ODA в Вашингтоне построен рядом с бейсбольным стадионом и учитывает все аспекты такого соседства, включая свою «роль» в телетрансляциях матчей.
Золотая медаль МАРХИ 2021: победители
Публикуем два проекта, награжденных Золотой медалью МАРХИ. Магистерская диссертация Полины Болдыревой посвящена исследованию метаструктур, а дипломный проект Дарьи Зотовой – проработке событийного комплекса с иммерсивным театром в Ясенево.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.