Черты архитектуры северо-западной Руси в церкви Рождества Богородицы в Городне

Церковь Рождества Богородицы в бывшем тверском городке Городне (Вертязине) была подробно опубликована Н.Н.Ворониным(1). Исследователь датировал подклет с приделом Рождества Иоанна Предтечи временем до пожара города в 1412 г., по его мнению церковь была перестроена в княжение Бориса Александровича (1425-1461 гг.). Говоря о конструкции здания, Н.Н.Воронин в основном указывает аналогии из архитектуры Северо-Восточной Руси, хотя используются и аналогии из архитектуры Северо-Западной Руси. Среди северо-восточных аналогий — расширение подпружных арок к замку и их звездообразное очертание в проекции, что, по Н.Н.Воронину, находит аналогии в соборе Троице-Сергиевской Лавры 1422-1423 гг., церкви в Каменском (XV в.— по Н.Н.Воронину; кон. XIV в.— по Б.Л.Альтшуллеру(2)) и соборе Спасо-Каменного монастыря 1481 г. Конус под барабаном связуется с подобными конструкциями в Никольском соборе в Можайске и в церкви в Каменском. Исследователь считал, что в техническом отношении тверские зодчие уступали московским, зодчие же храма в Городне, по его мнению, "были робкими и в технике кладки, и в архитектурном решении храма с его неуверенной системой сводов и карликовыми "полатями" в углах"(3).
Г.В.Попов, посвятивший очерк церкви в Городне(4), в основном изучал декор храма и связал его с балканскими влияниями, причем выделенные балканские традиции оказываются даже большими, чем в московском искусстве.
В данной памятнике нас прежде всего интересуют конструктивные формы, поэтому мы не вдаемся в рассмотрение деталей и рассматриваем основное составляющие храма, выясняя происхождение конструктивных узлов.
Храм имеет подклет со сводами. Подклеты появляются в соседней московской школе еще во второй половине XIV в. и распространены в первой половине XV столетия(5). В Новгороде подклеты появляются несколько позднее, подклет был, например, у Спасо-Преображенского собора в Старой Руссе 1442 г. Возможно, подклет был и в церкви 1438 г. в Николо-Вяжищском монастыре. Вероятно, это один из самых ранних новгородских памятников с подклетами. Как видим, подклет в Городе — деталь северо-восточного происхождения, ведь один из первых новгородских подклетов почти одновременен самому храму Вертязина (Городни). Типология подклетов северо-восточных храмов не разработана, поэтому дать прямые аналогии и показать генезис подклета Городни мы пока не можем.
Несомненно, северо-восточной чертой является трехапсидность храма. Трехапсидность характерна для всех без исключения храмов Северо-Восточной Руси XIV-XV вв., в Новгороде в это время храмы в основном одноапсидные, лишь в "реставрированных" домонгольских церквах в 1440-1460-х гг. возобновляются три алтарных выступа.
Внутри пространство храма и его основные массы имеют оригинальную организацию. Рукава креста довольно широки, квадратные столбы раздвинуты к стенам. Конхи апсид выходят в четверик на довольно большой высоте, арка средней апсиды — выше. В четверике сама ширина рукавов креста создает крестообразность, эта крестовидность подчеркивается решением угловых компартиментов. Западная пара столбов свободна на значительную высоту, в верхней части столбы соединены со стенами арками, выше которых идут отрезки стен, вычленяющие угловые палатки. Эти палатки не имели сводов под полом, полы были устроены, видимо, на балках. С востока палатки внутри имеют арочные ниши, что может говорить о расположении здесь приделов "на полатях". Палатки выходили невысокими арочными проемами на хоры, располагавшиеся на значительной высоте в западном рукаве креста. Вопреки мнению Н.Н.Воронина о том, что "это не остатки хор и даже не приделы, а скорее всего помещения для хранения ценностей", иконография указанных помещений, расположение входов в них говорит о том, что хоры в церкви имелись, а в угловых частях, правда необычно высоко поднятых, могли размещаться приделы. В соседней с тверской московской школе зодчества XIV-XV вв. иконография хор значительно отличается от той, что мы встречаем в Городне. В двух памятниках, сохранивших хоры,— церкви Рождества Богородицы 1393 г. в Московском Кремле(6) и Успенском соборе рубежа XIV-XV вв. в Звенигороде(7), хоры явно продолжают домонгольскую Владимиро-Суздальскую традицию — широкие арки от столбов в первом ярусе, каменная арка и свод, поддерживающие хоры, широкие арки угловых помещений второго яруса, обращенные как в трансепт, так и в западный рукав креста. Такое построение было, видимо, характерно для многих памятников, позднее встречаем его в хорах Благовещенского собора 1484-1489 гг. в Московском Кремле. При широких-арках в угловых компартиментах во втором ярусе нельзя было сделать палатки для приделов, хоры, таким образом, предназначались не для выделенного богослужения отдельных семей или кланов, а были местопребыванием князя и его окружения во время общей службы. Заметим, что палатки и узкие хоры Городни далеки от описанных образцов и связываются, скорее, с теми угловыми приделами на хорах псковских и новгородских храмов, близость с которыми хор Городни Н.Н.Воронин отрицал.
Особый характер новгородских и псковских хор отметил еще Н.И.Брунов(8). Действительно, хоры с одной или двумя палатками на хорах в западных углах характерны для почти всех памятников Новгорода(9) и Пскова XIV — первой половины XV в. В Новгороде хоры исчезают в части памятников с середины XV в. включительно. В памятниках Северо-Запада с хорами вход на них устраивается или по каменной лестнице в стене, или по каменной или деревянной лестнице в северо-западном компартименте. Значительно реже встречаются хоры с двумя палатками, но без постоянной лестницы, вход на них осуществляется по приставной лестнице (так, как в Городне); такие хоры известны нам в церкви Козьмы и Дамиана с Примостья 1462-1463 гг. в Пскове, церкви Дмитрия Солунского 1461-1462 гг. в Новгороде, церкви Богоявления с Запсковья 1496 т. в Пскове. По времени указанные храмы не намного позднее церкви в Городне 1440-х гг. и объясняют "отделенное" положение хор исследуемого памятника. По нашему мнению, в Новгороде и Пскове и ранее были церкви с хорами и двумя обособленными палатками, связь с которыми осуществлялась с помощью приставных лестниц (хотя можно предположить, что могла быть и деревянная лестница в северо-западном компартименте Городни, как в большинстве новгородских и псковских памятников X1V-XV вв.). Устройство палаток в церкви в Городне определенно связывает ее с северо-западной архитектурной традицией.
Наличие хор с палатками в углах включает церковь Рождества в Городне в новгородский вариант типа "вписанного креста" — с вычлененными угловыми компартиментами в верхнем ярусе. Однако палатки и хоры в Городне расположены необычно высоко, почти под сводами, высокие отрезки квадратных столбов видятся обособленно, высота первого яруса довольно значительна и заставляет отнести памятник к переходному типу, где хоры и палатки сохраняются, но высота первого яруса и его определенная "прозрачность" создают пространство, близкое к интерьерам "храмов на четырех пилонах" — с высокими квадратными столбами(10). В архитектуре Москвы такая организация пространства (высокие квадратные столбы без хор) появляется в монастырских соборах начала XV в.(11), в Новгороде — с середины XV в. Описанная переходность типа церкви в Городне не исключает прямого сопоставления с памятниками Северо-запада. Сходство решения хор и палаток с трактовкой западных углов новгородских храмов дает представление о "двойной направленности" связей зодчего, строившего храм: с одной стороны, стремление создать свободное пространство с высокими столбами — по-московски. В результате — некоторая недоработанность смелого по очерку и массам внутреннего пространства.
Особо следует остановиться на решении восточных углов церкви в Городне. Своды их гораздо ниже сводов западных углов, в восточный рукав угловые компартименты выходят низкими арками, в поперечный неф — высокими, щелыги которых лишь ненамного ниже щелыг коробовых сводов самих углов. Такое решение восточных углов в архитектуре московской школы (а также во Владимиро-Суздальских храмах XII-XIII вв.) восточные углы всегда открыты высокими арками. Низкие арки, выводящие из угловых компартиментов — деталь архаическая и восходящая несомненно к архитектуре Северо-Западной Руси ("новгородско-псковской"). Отметим, например, низкие арки в восточный рукав из угловых компартиментов церкви Спаса на Нередице 1198 г. В архитектуре Северо-Западной Руси можно выделить несколько вариантов устройства восточных углов. Аналогичны решению углов церкви в Городне восточные углы в двух новгородских храмах: церкви Рождества в Перыни 1240-х гг. и церкви Благовещения на Городище 1342-1343 гг. Как видим, наиболее близкие аналогии отодвинуты во времени на целое столетие. Однако само восприятие могло произойти в более ранних памятниках. Во втором варианте низкая арка в восточный рукав сочетание с двумя ярусами арок в трансепт, таковы новгородские церкви: Федора Стратилата 1361 г. (ю/в угол), Спаса на Ильине 1374 г. (ю/в угол), Иоанна в Радоковицах 1383-1384 гг. В третьем варианте с низкой аркой, выходящей в восточный рукав, сочетаются такие же низкие арки в трансепт; такое решение с темными вверху "стаканами", сообщающимися с рукавами низкими арками, встречается в Пскове: в построенном новгородскими мастерами Никольском соборе 1341-1349 гг. в Изборске(12), церкви Успения в Мелетове 1461-1462 гг.(13) и в церкви Воскресения на Стадище ок. 1532 г. в Пскове(14). Наиболее далеким вариантом, сходным с Городней только высокими арками в трансепт, является редкий вариант в Пскове, когда эти высокие арки сочетаются с двумя ярусами арок в восточный рукав: церкви Козьмы и Дамиана 1462-1463 гг. в Пскове и Николы в Устье 1470-1490-х гг.
Во всяком случае решение восточных углов церкви в Городне сближает ее с архитектурой Северо-Запада. Восточные углы в сочетании с хорами и угловыми палатками дает типологию и образ храма, близкого к новгородским и псковским образцам. Это храм с так или иначе (палатками или низкими арками) вычлененными углами, с подчеркнутой крестообразностью. При этом многие детали делают храм оригинальным. Такими необычными чертами являются, как уже было сказано, высокие столбы над полатками, широкая расстановка столбов. К таким же оригинальным деталям следует отнести конус под барабаном, который встречается не только в московских постройках (что отмечено Н.Н.Ворониным, см.выше), но и в Новгороде (церковь Успения на Волотовом поле 1352 г.) и Пскове (церкви Ильи в Выбутах и Рождества в Новой Уситве 1470-1480-х гг. и церковь Георгия со Взвоза 1494 г.).
Интересно решено в Городне перекрытие рукавов креста. Восточный и западный рукава сейчас имеют своды с невыявленными подпружными арками ("слитые своды"), в северном и южном рукавах (трансепте) над коробовыми сводами немного поднимаются повышенные подпружные арки. Такая разница в перекрытии рукавов почти уникальна, но, по сообщению Б.Л.Альтшуллера, исследовавшего храм, "слитость" сводов западного и восточного рукавов есть результат позднейшей докладки. Первоначально все подпружные арки храма в Городне были повышенными, что сближает храм с северо-восточной традицией. Обнаружение первоначальных повышенных подпружных арок в продольных рукавах креста снимает проблему объяснения "слитых сводов" в данном храме.
В целом архитектуру церкви Рождества в Городне можно разделить на две составляющие: северо-восточную (черты, наследующие Владимиро-Суздальскую архитектуру или аналогичные московской) и северо-западную (черты, близкие храмам Новгорода и Пскова). К первым относятся: подклет, характер плана, трехапсидность, фасадный декор, звезд чатость подкупольного пространства, повышенные арки, конус под барабаном (возможно), постамент под барабаном. К северо-западной традиции можно отнести:- решение хор, угловые западные палатки, решение восточных углов, вероятно — конус под барабаном (он отмечен и в Москве, и на Северо-Западе). Таким образом, памятник занимает как бы промежуточное положение между архитектурой Северо-Востока и Северо-запада.
Культурные и художественные связи Твери с Новгородом и Псковом уже были отмечены Г.В.Поповым(15). В живописи эти связи были наиболее интенсивны в XIV в. Восприимчивость зодчих Городни в середине XV в. к новгородским и псковским архитектурным формам заставляет по-новому взглянуть на место тверской архитектурной традиции среди школ XIII-XV вв., прежде всего на вопрос о взаимоотношениях тверской и новгородской школ. "Северо-западные" черты Городни могли быть обусловлены как современным воздействием Новгорода (а через него, возможно, и Пскова), так и уже имевшимися, воспринятыми ранее, чертами. В связи с этим интересен недавно раскопанный Успенский собор Отроча монастыря в Твери, который исследователи считают возможным датировать 12,92 г., хотя и с некоторыми оговорками(16). В храме интересны три апсиды, заложенные первоначально и, уже в процессе строительства, замененные одной апсидой. Укажем на сходство с Городней широко расставленных квадратных столбов. Исследователи храма считают Успенский собор "типологически близким зодчеству северо-западной Руси XIII-XV вв. (Новгород, Псков)". Подобный вывод кажется нам верным, он позволяет объяснить появление новгородских (северо-западных) черт в церкви в Городне. Успенский собор Отроча монастыря может служить первым примером восприятия северо-западной традиции. В последующих; несохранившихся тверских памятниках продолжалось взаимодействие с Северо-Западом, оно же отражено в ряде черт храма в Городне.
Следует отметить, что А.М.Салимов выдвигает версию о воздействии тверской архитектуры на новгородскую. Он предполагает, что возобновление строительства в Новгороде в 1290-у гг. связано с приходом тверской артели, "инородность конструктивных и декоративных частей" в церкви Николы на Липне 1292 г. свидетельствует о западноевропейских образцах, также, возможно, привнесенных тверичами(17). К таким предположениям следует относиться с осторожностью, так как архитектурных данных о влиянии Твери на Новгород нет, а два названных тверских памятника свидетельствуют, скорее, об обратном. К тому же церковь Федора Стратилата на Щирковой улице 1292-1294 гг. в Новгороде, судя по исследованиям Г.М.Штендера(18), достаточно традиционна, ее трехапсидность и другие формы говорят о преемственности по отношению к новгородской домонгольской архитектуре. Некоторые черты преемствености церкви Николы на Липне к домонгольскнм новгородским храмам заставляют предположить новгородское происхождение ее мастеров и отрицать зависимость новгородской архитектуры от Твери. В другой работе А.М.Салимов предполагает воздействие тверской архитектуры (представленной в работе собором Отроча монастыря) на новгородскую архитектуру середина XIV в. Основанием для этого служит отсутствие лопаток в соборе Отроча монастыря и подобное решение плана в церквях Успения на Волотовом поле 1352 г. и Михаила Архангела на Сковородке 1352 г.(19). Подобное влияние маловероятно, основанием для сближения храмов, помимо отсутствия лопаток служит лишь общая типология, характерная именно для Новгорода, причем с середины XIII в.(Перынь). Отметим, что и церковь Михаила Архангела на Торгу 1300 г. в Новгороде не имеет лопаток, что снимает построения А.М.Салимова о связях владыки Моисея с Тверью и тверских истоках его новгородских построек: подобные формы были и до Моисея. Вероятнее всего, прямое воздействие Новгорода как на процесс формирования тверской школы (Отроч монастырь), так и на ее дальнейшее развитие (храм в Городне).
Примечания:
1. Воронин Н.И. Зодчество Северо-восточной Руси XII-XV веков. Т. II. М., 1962. С. 339-414.
2. Альтшуллер Б.Л. Новые исследования о Никольской церкви села Каменского // Архитектурное наследство. № 20. М., 1972. С. 25.
3. Воронин Н.Н. Указ.соч. С. 425. 4. Попов Г.В., Рындина А.В. Живопись и прикладное искусство Твери XIV-XVI веков. М., 1979. С. 98-111.
5. Выголов В.П. О первоначальной архитектуре собора Чудова монастыря // Средневековое искусство. Русь. Грузия. М., 1978. С. 81.
6. Воронин Н.Н. Указ.соч. С. 253-263.
7. Там же. С. 290-298.
8. Брунов Н.И. О хорах в древнерусском зодчестве // Труды секции теории и методологии РАНИОН. Вып. 2. М., 1928. С. 96.
9. Седов Вл.В. Об иконографии_внутреннего пространства новгородских храмов XIII — начала XVI вв. // Иконография архитектуры. М., 1990.
10. Седов Вл.В. Храм на четырех пилонах в новгородской и псковской архитектуре XV-XVI вв. // Земля Псковская, древняя и социалистическая. Псков, 1988. С. 48-50.
11. Воронин Н.Н. Указ.соч. С. 358.
12. Седов Вл.В. Никольский собор в Изборске и псковская архитектура середины XIV в. // Традиции и современность. Актуальные проблемы изобразительного искусства и архитектуры. М., 1989. С. 17-26.
13. Романов К.К. Мелетово как источник истории Псковской земли // Проблемы истории докапиталистических обществ. № 10. 1934. С. 142-196.
14. Седов Вл.В. Церковь Воскресения на Стадище в Пскове // Археология и история Пскова и Псковской земли. Псков, 1990. С. 15-16.
15. Попов Г.В. Указ.соч. С. 32. 47-48. 54, 57, 69 и др.
16. Булкнн В.А., Иоаннисян О.М., Салимов А.М., Успенский собор тверского Отроча монастыря но археологическим данным (предварительные итоги) // Памятники железного века и средневековья на Верхней Волге и Верхнем Подвинье. Калинин, 1989. С. 97-107.
17. Салимов А.М. К вопросу о строительстве в Твери, Ростове и Новгороде в последней четверти XIII и. // Памятники истории и культуры, Верхнего Поволжья. Горький, 1990. С. 171-174.
18. Штендер Г.М. О ранних Федоровских храмах древнего Новгорода // Памятники культуры. Новые открытия. М., 1977.
19. Салимов А.М. К проблеме архитектурных взаимосвязей Новгорода и Твери в XIV веке // Города Верхней Руси. Истоки и становление (материалы научной конференции). Торопец, 1990. С. 109-111, 119.

20 Октября 2007

Похожие статьи
Мечта в движении: между утопией и реальностью
Исследование истории проектирования и строительства монорельсов в разных странах, но с фокусом мечты о новой мобильности в СССР, сделанное Александром Змеулом для ГЭС-2, переросло в довольно увлекательный ретро-футуристический рассказ о Москве шестидесятых, выстроенный на противопоставлениях. Публикуем целиком.
Модернизация – 3
Третья книга НИИТИАГ о модернизации городской среды: что там можно, что нельзя, и как оно исторически происходит. В этом году: готика, Тамбов, Петербург, Енисейск, Казанская губерния, Нижний, Кавминводы, равно как и проблематика реновации и устойчивости.
Три башни профессора Юрия Волчка
Все знают Юрия Павловича Волчка как увлеченного исследователя архитектуры XX века и теоретика, но из нашей памяти как-то выпадает тот факт, что он еще и проектировал как архитектор – сам и совместно с коллегами, в 1990-е и 2010-е годы. Статья Алексея Воробьева, которую мы публикуем с разрешения редакции сборника «Современная архитектура мира», – о Волчке как архитекторе и его проектах.
Школа ФЗУ Ленэнерго – забытый памятник ленинградского...
В преддверии вторичного решения судьбы Школы ФЗУ Ленэнерго, на месте которой может появиться жилой комплекс, – о том, что история архитектуры – это не история имени собственного, о самоценности архитектурных решений и забытой странице фабрично-заводского образования Ленинграда.
Нейросказки
Участники воркшопа, прошедшего в рамках мероприятия SINTEZ.SPACE, создавали комикс про будущее Нижнего Новгорода. С картинками и текстами им помогали нейросети: от ChatGpt до Яндекс Балабоба. Предлагаем вашему вниманию три работы, наиболее приглянувшиеся редакции.
Линия Елизаветы
Александр Змеул – автор, который давно и профессионально занимается историей и проблематикой архитектуры метро и транспорта в целом, – рассказывает о новой лондонской Линии Елизаветы. Она открылась ровно год назад, в нее входит ряд станцией, реализованных ранее, а новые проектировали, в том числе, Гримшо, Вилкинсон и Мак Аслан. В каких-то подходах она схожа, а в чем-то противоположна мега-проектам развития московского транспорта. Внимание – на сравнение.
Лучшее, худшее, новое, старое: архитектурные заметки...
«Что такое традиции архитектуры московского метро? Есть мнения, что это, с одной стороны, индивидуальность облика, с другой – репрезентативность или дворцовость, и, наконец, материалы. Наверное всё это так». Вашему вниманию – вторая серия архитектурных заметок Александра Змеула о БКЛ, посвященная его художественному оформлению, но не только.
Иван Фомин и Иосиф Лангбард: на пути к классике 1930-х
Новая статья Андрея Бархина об упрощенном ордере тридцатых – на основе сравнения архитектуры Фомина и Лангбарда. Текст был представлен 17 мая 2022 года в рамках Круглого стола, посвященного 150-летию Ивана Фомина.
Архитектурные заметки о БКЛ.
Часть 1
Александр Змеул много знает о метро, в том числе московском, и сейчас, с открытием БКЛ, мы попросили его написать нам обзор этого гигантского кольца – говорят, что самого большого в мире, – с точки зрения архитектуры. В первой части: имена, проектные компании, относительно «старые» станции и многое другое. Получился, в сущности, путеводитель по новой части метро.
Архитектурная модернизация среды. Книга 2
Вслед за первой, выпущенной в прошлом году, публикуем вторую коллективную монографию НИИТИАГ, посвященную «Архитектурной модернизации среды»: история развития городской среды от Тамбова до Минусинска, от Пицунды 1950-х годов до Ричарда Роджерса.
Архитектурная модернизация среды жизнедеятельности:...
Публикуем полный текст первой книги коллективной монографии сотрудников НИИТИАГ. Книга посвящена разным аспектам обновления рукотворной среды, как городской, так и сельской, как древности, так и современной архитектуре, в частности, в ней есть глава, посвященная Николасу Гримшо. В монографии больше 450 страниц.
Поддержка архитектуры в Дании: коллаборации большие...
Публикуем главу из недавно опубликованного исследования Москомархитектуры, посвященного анализу практик поддержки архитектурной деятельности в странах Европы, США и России. Глава посвящена Дании, автор – Татьяна Ломакина.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Технологии и материалы
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Сейчас на главной
Орел шестого легиона
С сегодняшнего дня в ГМИИ открыта выставка, посвященная Риму. В основном это коллекция гравюр и античной пластики Максима Атаянца – очень большая, внушительная коллекция, дополненная, как хороший букет, вещами из музейного хранения. Как она скомпонована и зачем туда идти – в нашем материале.
Жалюзи для льда
В Домодедово по проекту мастерской Юрия Виссарионова построена ледовая арена. Чтобы протяженный фасад, обусловленный техническими характеристиками сооружения для зимних видов спорта, не выглядел однообразным, архитекторы предложили использовать навесные конструкции с разнонаправленными ламелями. Таким образом лед защищается от солнечных лучей, а стена приобретает фактурность и детализацию.
Яхты-лайнеры
Максим Рымарь построил для футбольной команды Сергея Галицкого, с которым работает уже давно, спортивно-оздоровительный комплекс в окрестностях Краснодара. Типология отеля-лайнера, растущего лентами террас на берегу озера – яркое и емкое пластическое высказывание. В плане как три эллиптических лепестка, нанизанных на продольную ось.
Тетрис в порту
Смотровая башня, спроектированная для Старого порта Монреаля бюро Provencher_Roy, и общественная зеленая зона вокруг нее от ландшафтного бюро NIPPAYSAGE вобрали в себя множество элементов местной идентичности.
Стержни и лепестки
Для московского района Преображенское бюро GAFA спроектировало камерный комплекс Artel, который состоит всего из двух корпусов по 12 этажей. Отсылки к ар-деко и его ответвлению – стримлайну – мы нашли не только в архитектуре, но и в благоустройстве, напоминающем поглощенную природой железнодорожную эстакаду.
Закулисная история
В Грозном по проекту Alexey Podkidyshev studio преобразился Театр юного зрителя. Авторы не только разделили исторические объемы и более поздние пристройки, но и превратили невзрачный объект в востребованное общественное пространство.
Место силлы
В Петропавловске-Камчатском прошел конкурс на создание общественно-культурного центра. В финал вышли три бюро, о работе каждого мы считаем важным рассказать. Начнем с победителя – консорциума во главе с Wowhaus.
Памяти Марии Зубовой
Мария Зубова преподавала историю искусства и архитектуры нескольким поколениям студентов МАРХИ. Художник, иконописец, искусствовед, автор учебников, книги о графике Матисса, инициатор переиздания книг Василия Зубова по истории и теории архитектуры, реставрации и христианской философии.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Не-стирание. Памяти Николая Лызлова
Николай Лызлов умер три дня назад, 7 июня. Вспоминаем его архитектуру, старые и новые проекты, построенное и не построенное, принципы и метод, отношение к среде и контексту. Светлая память. Прощание завтра в ЦДА.
Пресса: Город, сделанный из древнерусского
Суздаль: совместное предприятие интеллигенции и власти. Рассказ о Суздале принято начинать, продолжать и заканчивать описанием его средневекового наследия. Слов нет, оно величественно. Три памятника в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО говорят сами за себя. Однако исключительность города все же не в них.
Игра в «Тезисы»
Спецпроект АРХ Москвы «Тезисы» в 2024 году – результат и демонстрация профессиональной игры, которая создает условия для рефлексии. По мнению кураторов, времени на нее в современном мире ни у кого не хватает, при этом рефлексия – необходимое условие для роста архитектора. Объясняем правила и пытаемся распутать ход мыслей участников.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Марина Егорова: «Мы привыкли мыслить не квадратными...
Карьерная траектория архитектора Марины Егоровой внушает уважение: МАРХИ, SPEECH, Москомархитектура и Институт Генплана Москвы, а затем и собственное бюро. Название Empate, которое апеллирует к словам «чертить» и «сопереживать», не должно вводить в заблуждение своей мягкостью, поскольку бюро свободно работает в разных масштабах, включая КРТ. Поговорили с Мариной о разном: градостроительном опыте, женском стиле руководства и даже любви архитекторов к яхтингу.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
Зубцами к Неве
Градсовет Петербурга рассмотрел проект жилого комплекса на Матисовом острове, предложенный бюро Intercolumnium. Эксперты отметили ряд проблем, которые касаются композиции, фасадов и сценария жизни в окружении промышленных предприятий.
В центре – пустота
В Лондоне открывается очередной летний павильон галереи «Серпентайн». В этом году южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies сместили фокус внимания с сооружения на свободное пространство вокруг и внутри него.
Андрей Чуйков: «Баланс достигается через экономику»
Екатеринбургское бюро CNTR находится в стадии зрелости: кристаллизация принципов, системность и стандартизация помогли сделать качественный скачок, нарастить компетенции и получать крупные заказы, не принося в жертву эстетику. Руководитель бюро Андрей Чуйков рассказал нам о выстраивании бизнес-модели и бонусах, которые дает архитектору дополнительное образование в сфере управления финансами.
«Почвенная» архитектура
Медицинский центр в Провансе – землебитное сооружение без дополнительного каркаса: материал для него «добыли» непосредственно на стройплощадке. Авторы проекта – бюро Combas.
Антипольза побеждает
Десять участников спецпроекта NEXT на АРХ Москве представили свои работы-размышления на тему пользы. Молодое поколение демонстрирует усталость от эффективного менеджмента и декларирует: польза есть там, где за зданиями виден город и человек.
«Рынок неистово хочет общаться»
Арх Москва уже много лет – не только выставка, но и форум, а в этом году количество разговоров рекордное – 200. Человек, который уже пять лет успешно управляет потоком суждений и амбиций – программный директор деловой программы выставки Оксана Надыкто – проанализировала свой опыт для наших читателей. Строго рекомендовано всем, кто хочет быть «спикером Арх Москвы». А таких все больше... Так что и конкуренция растет.
Капли воды
Блестящие диски, грибовидные колонны, текучесть круглящихся форм – dot.bureau в конкурсном проекте для аэропорта Омска трактуют здание терминала как своего рода «водоворот», погружающий пассажира в метафору разных форм воды, от льда до пара через капли на воде.
Экстремальное гостеприимство
Клубный отель посреди лесов Камчатки, построенный по проекту Fantalis Group, далеко ушел от бревенчатых туристических баз. Из-за труднодоступности он автономен и напоминает полярную станцию, а помимо знакомства с суровым краем предлагает и элементы роскоши – самобытную архитектуру, комфортную спальню с панорамными окнами, авторский ресторан с изысканным интерьером.