Автор текста:
Потькалова А.

К вопросу о деятельности архитектора Франческо Кампорези (1747 – 1831) в Москве.

Приехавшему из Италии мастеру - архитектору Франческо Кампорези, было предрешено определенными обстоятельствами навсегда связать свою судьбу с древней Москвой. Город этот для многих иммигрантов стал родным пристанищем, в тоже время - сулящей исполнение грандиозных проектов Аркадией. Многим, подобно Д.Кваренги, удалось получить заслуженное признание и реализовать поистине достойно "Третьего" града римскую - палладианскую идею классической архитектуры. Большинство же итальянских мастеров могло рассчитывать лишь на "вторые роли", либо покровительство частных лиц - филантропов. Такая судьба постигла и Франческо Кампорези - архитектора, гравера, декоратора. По мнению В.И.Пилявского(1) , он был одним из помощников Д.Кваренги, как и Джованни и Луиджи Руска , чье творческое наследие исследовано относительно архитектуры Санкт-Петербурга .В целом творчество итальянских ремесленников и архитекторов относительно московского градостроительства второй половины XVIII - первой половины XIX вв. прослежено частично. Так, относительно графического наследия Ф.Кампорези в последнее время преобладали исследования его офортов. Имеется в виду серия гравированных видов (вторая половина 1780-х гг., 12 офортов) с московскими "ведутами", где Москва предстает как город древностей, достойный любования. Как замечает О.И.Зарицкая, "По замечаниям о русской архитектуре в литературе, малочисленным документам, по оценкам творчества Кампорези, об этом художнике складывается двойственное представление. Почти все исследователи московского зодчества называют его известным и популярным строителем Москвы... С другой стороны, архитектурное наследие Кампорези почти не сохранилось".(2)
Кампорези видит Москву в лицах - фасадах ее презентабельных дворцов - Петровского, деревянного императорского дворца на Воробьевых горах, царского - в Кремле. ( Ил.1). Подходя к видописи с традиционным для XVIII века перспективным видением, автор строит композицию двухпланово, не давая взгляду "блуждать" в перспективе панорамы. Таким образом, портретная концепция в изображении города воспринимается аналогично парсунным портретам XVIII века. Серия офортов предстает перед нами как перспективная видопись. Столь же панегирическим духом проникается творчество итальянских живописцев, работавших а России - Стефано Торелли (1712 - 1780) и Сальваторе Тончи (1756 - 1844), в портретах которых явственно проступает ощущение самодостаточности и артистичности натуры, основные характеристики которой импонировали дворянству. Мы не можем с точностью констатировать резкий перелом в манере исполнения художественных произведений у архитекторов и художников, окончательно меняющих "италийские берега" на Северную Пальмиру или Москву - и Торелли, и Тончи, и Кампорези жили в России более 20 лет. Однако, очевидно для всех представителей россики изменение (упрощение) манеры изложения - что является деформацией повествовательного языка. Как замечает О.С.Евангулова, "С соответственной для мигрирующего художника готовностью он улавливает пожелания заказчиков, переводит их на язык принятых и согласующихся с обстоятельствами норм".3
По-видимому, Ф.Кампорези был архитектором - универсалом, как мы сейчас называем этот вид деятельности - организатором строительства. И хотя многие исследователи находили спорным тот факт, что он работал на графа Шереметева, однако последующее высказывание интересно для нас степенью заинтересованности архитектора в общем процессе возведения новых сооружений - " Из счетов и так называемых "повелений" (распоряжений Шереметева) явствует, что Кампорези делал эскиз для росписи внутренних помещений, составлял смету на ремонт, указывал специалистов, которых следовало привлечь для изготовления двух скульптурных групп к воротам. Он же дал проект галереи, идущей от театра к Египетскому залу".4 В столь разнообразных ракурсах привлекались дарования архитекторов начиная с XVIII века , и в этом есть определенная закономерность - рассматривать архитектора умеющим составить смету строительства, начертить проекты с внутренней декорацией, пригласить нужных людей . Вспомним хотя бы историю Ивана Зарудного, прославившего строительством Меншиковской башни и иконостасом Петропавловского собора. И.Зарудный, впрочем, имел чин суперинтенданта при Оружейной палате, осуществляющим "смотрение" за правильным и грамотным написанием икон и лубочных картинок. Кроме того, он был назначен Петром I охранять его ботик и готторжкий глобус ( за что дополнительно к основному "окладу" в 300 рублей в год получал еще 50), и как констатирует Ю.Овсянников5 , "с 1710 года в письмах к Меншикову неизменно именует себя "Главный над жилищами директор". Универсализм и русского, и иностранного мастера являлся существенным признаком отбора исполнителя для того или иного заказа. Качественно приемлемый для русского зрителя композиционный прием (сочетание линеарного перспективно четко построенного пространства архитектурного вида с обязательными выразительными стаффажными фигурками прогуливающихся людей на первом плане) вырабатывается и в предназначенных для митрополита Платона офортах Ф.Кампорези - это почти всегда фронтальное фасадное изображение, как в гравюре "Вид Петровского дворца с фасада на Петербургской дороге", либо "полуразворот" в "Виде Спасо-Андроникова монастыря на Рогожской в Москве". Мы не увидим в видописи Ф.Кампорези "профиля" или развернутой спиралевидной композиции. Стилистически однородным материалом кажутся не только офорты - ведуты, сделанные с ощущением барочной замкнутости при воспроизведении классицистически открытых по своему назначению ансамблей, формирующих свободное пространство.
Столь же пространственно не разнообразными предстают нашему вниманию планы, фасады и профили, хранящиеся в данное время в Музее архитектуры им. А.Щусева, без подписи, но с более поздней надписью на листах (сделанной предположительно в 1-й половине XIX века) - "Проект Г-на Кампорези ...(такому - то - А.П.) дому", представляющие собой архив архитектурной графики Ф.Кампорези. Все планы и профили возможно классифицировать и распределить по определенным группам, соответственно их назначению.
1. Типовые проекты ("Дома жилые" № 742-743, 747-749, 760, 63-29-1-2). Это мастерски миниатюрно проработанные листы под названиями "Дом губернатора" и "Дом генерал-губернатора" (№ 751-759, 3452, 3453, 6327-1-4 - всего 15 листов). Двухэтажные и трехэтажные особняки с трехоконными флигелями, соединенные между собой забором с арочным проездом с двух сторон, с близко приставленным к плоскости стены портиком с пятью колоннами. (Ил.2,3).
2. России конца XVIII века еще один проект - Проект для конкретного заказчика - "Проект Г-на Кампорези Ракитинскому дому" (№ 744-746, 6328-1-2, 448 - всего :6 листов). Данные рисунки представляют собой изящно прорисованные (со статуями в нишах и скульптурными панно) листы, на которых представлен почти четырехугольный в плане дом-вилла с полукруглой лестницей, примыкающей к четырехколонному портику - с одной стороны, и шестиколонным, хорошо пропорционированным портиком (по две колонны по бокам) - с другой. Особняк состоит из трех симметричных частей. (Ил.4).
3. Центрические сооружения - Мавзолей и павильоны (№ 750, 4795 -2 листа и беседка - №27). Особенно интересна и показательна для характеристики графического творчества итальянского мастера объемно - пространственная реконструкция столь оригинальных и несколько пока загадочных по своему назначению зданий. Однако, сразу же "прочитывается", что архитектор выбирает модулем измерения пропорций квадрат фундамента углового "придела" беседки и подобный же сегмент подвала-склепа в мавзолее.(Ил.5,6).
4. Уникален в целом для архитектурной графики восьмиугольный план под №59 - "Проект Г-на Кампорези Московскому дому", с прилагаемыми к нему (как выяснилось в процессе исследования) фасадами на листах № 64 и 61.(Ил.7). Последовательное прочтение этих чертежей выявляет грандиозность постройки, о назначении которого возможно судить как о здании общественного или казенного характера. Здание подобного плана не было построено в Москве или Санкт-Петербурге, хотя по своему грандиозному масштабу более соответствовало бы последнему. Восьмиугольный план представлен на двух больших листах и состоит не только из чертежа основного корпуса (двухэтажного), но дополнен рисунком горизонтально вытянутых в глубине двора двухэтажным помещением, как нам кажется, - конюшень, с двумя фланкируюшими их башенками четырехугольной формы. Необычно решение входа. Подход к фасаду осуществляется по туннелю - пундусу (двухярусная композиция), идущему от линии забора к центральному дверному проему, по которому могли проходить "посетители", при этом попадая либо в первый этаж, либо - на второй. Для чего же мог предназначаться столь оригинальный проход - казенное заведение типа департамента, тюрьмы, тайного общества, или это был план нового дворца для безусловно богатой и влиятельной особы (например, гр.Безбородко) - остается только догадываться, пока не найдены более конкретные архивные источники. Типология восьмиугольных планов в русской архитектуре XVIII века не столь обширна, хотя нам знаком символически прочитываемый восьмиугольный план двора Михайловского замка в Санкт-Петербурге. Если аналогия верна, то этой "особой" мог бы быть кто-то из окружения Павла I. Неширокий пандус приводил посетителя в самое парадное помещение этого ансамбля - прямоугольный в плане двухсветовой зал с парадной лестницей. Он был украшен приставленными к стенам сдвоенными колоннами и кессонированным сводом. Из зала можно было пройти в оба этажа и направиться по узкому коридору, сквозному на двух уровнях, в более обширные кабинеты, чередующиеся своей прямоугольной формой с овальными и прямоугольными комнатами, чье размещение в первом и втором этажах практически совпадало. Плана третьего полуэтажа и подвала в коллекции чертежей из музея не было. Верхний этаж, судя по рисунку, скрывал конструкции сводов и крыши, которая была ровной. Пластическое решение фасадов весьма плоскостно и не разнообразное - основным масштабным модулем служил проем прямоугольного окна, который на первом уровне "одевался" в уступ простой арки, во втором - прямоугольник, а в третьем - между окнами поставлены пилястры. На плане фасада виден и подвальный этаж с маленькими окнами.
На всем протяжении восьми граней фасада эти однотипные прорези - окна создают мерный и монотонный ритм без каких - либо скульптурных добавлений. Даже центральный фасад "загадочного" дома решен без декоративных излишеств. Вся масштабность сооружения по мысли архитектора должна была воплотиться в новшествах композиционных - вход-пандус, восьмиугольный объем с подобным же по форме внутренним двором, чему присуща замкнутость и лапидарность, создающие впечатление деловитость, а не парадности пространства. Вероятнее всего отнести создание данного проекта к 1790-м гг, когда Ф.Кампорези еще работает на перспективу государственного заказа (участвует в сооружении Екатерининского дворца в Москве), и благосклонность покровителей (перестраивал дом для Апраксина в его усадьбе Ольгово). Все четыре группы архитектурных чертежей с незначительной долей условности могут быть отнесены к авторским листам Ф.Кампорези, и проанализированы в контексте московского грдостроительства и творчества самого мастера. В РГАДА имя Франческо Кампорези возникает в связи с делами по строительству Екатерининского дворца, но до сих пор нами не обнаружены какие-либо документы, связанные с восьмиугольным сооружением. В различных делах по дворцу часто упоминается имя архитектора. Так, мастер обращался с просьбой к графу Михаилу Михайловичу Измайлову обеспечить материалами и рабочими постройку крыльца и трех подъездов.(Ф.1239, оп.3, ед.хр.69326, л.7). Письмо подписано "Франц Кампорези", и к нему прилагается простой рисунок крыльца и его детальный план, раскрашенные розовой и бледно-зеленой акварелью с бледно-коричневыми оттенками. Прошение датировано 23-м января 1794 года. Отдельным делом о переделке слуховых окон на крыше дворца собраны документы с рапортами и рисунками Ф.Кампорези, в которых последний называет себя "архитектором - лепного дела мастером". Имеется рисунок итальянца с изображением этих слуховых окон - рисунок лаконичен, окна круглые оправлены в волнообразной конфигурации лепной декор, рисунок раскрашен нежной акварелью.(Ил.8).
Требовалось изменить первоначальный облик окон, так как они протекали (62 пары - Ф.1239 - Дворцовый отдел,оп.3,д.69324,1789 г.). Наиболее "ранний" рапорт итальянского мастера датирован 1788 годом, и находится, а вернее, приложен к делу "о достройке и ремонте печей" (Ф.1239,оп.3,д.29340.1788г.) - рапорт "от правящего архитектора должность лепного дела мастера Кампорези". Не раз в делах конца 1780-х гг. упоминается "архитекторский помощник Медведев" (Ф.1239,оп.3.д.69325,1790г.) - в рапорте от титулярного советника. Имеются четыре детальных плана, приложенных к ряду ведомостей (сметам на материалы).(Ил.9). Из такого рода служебных хозяйственных документов наиболее ранний - 1777 года (Ф.1239,оп.3,д.29165,1777г.) - смета материалов для строительства служебных построек Екатерининского дворца. Упоминается здесь ответственным ротмистер Федор Данилов. Из документов практического свойства следует, что Екатерининский дворец был построен на неразобранном фундаменте Летнего Анненгофа, о чем свидетельствует документ 1778 года (Ф.1239,оп.3,д.69317,1778.л.116) - это рапорт от князя Тюфякина о разломе "непрочного строения" в главном корпусе "человеком-крестьянином Иваном Яковлевым с работными людьми", за что ему был выдан задаток в 1000 рублей (Там же, л.33). На л.35 данного дела благоустройство территории вокруг Екатерининского дворца продолжается - кн.Тюфякин пишет Измайлову о том, что необходимо мост через р.Яузу старый деревянной разобрать. А новый каменный построить, о чем "господину архитектору коллежскому Советнику Бланку знать дано", на что Бланк "рассуждал", что для строительства каменного моста необходимо воду в реке Яузе "спустить до самой подошвы", а Тюфянин при этом беспокоился, чтобы Головинские пруды и каналы "не обсохли" при этом. Из вышеперечисленных документов можно сделать вывод о том, что главным архитекторм дворца был назнвчен Карл Бланк, чьи рапорты о строительстве неоднократно появляются в делах с 1778 г. Бессменным главным директором над строительством был Измайлов М.М. Имя Ф.Кампорези появляется в документах с 1788 года. С 1784 г. многие аналогичные по степени важности бумаги подписывал "действительный Камер князь Иван Петрович Тюфякин. В деле № 69317 речь идет о том, что для разборки непрочного строения в Екатерининском дворце нужно было немалое число работников, чтобы успеть в 1779 году начать строительство нового корпуса (л.86), прилагается обширный, розовой акварелью раскрашенный план местности с обозначениями.
О дальнейшей судьбе дворца во время правления Павла I может поведать д.№62234 (Ф.1239,оп.3) от 1800 года "О постройке и мебилировании Анненгофского и Екатерининского загородных домов и об отпуске на оные из Кабинета Суммы". Откуда следует, что Екатерининский дворец перестраивался при Павле, так как было отдано такое распоряжение. А Анненгофский дворец "за ветхостью" был отдан на разборку. Главным по строительству был назначен князь Гагарин (Иван Андреевич) и выделена сумма в 32 566 рублей на деревянный дом и флигели. В деле 1785 года №25304 "о делаемых обоев для Московского ея императорского величества дворца по опробованным двадцати двум образцам на фабрике дворянина Ивана Лазарева" описываются те или иные понравившиеся раскраски и сюжеты. В январе сего года князь Александр Вяземский именем "ея императорского величества" повелевает выделить на строительство Екатерининского дворца 200 тыс. руб. Как мы видим, работа Ф.Кампорези в создании Екатерининского дворца заключалась в совместном творчестве с архитекторами Бланком и Кваренги (ил.10), однако, с долей самостоятельного определения где и что нужно было доделать или переделать. Столь "вторичная" роль архитектора конечно не идет в сравнение с уже описанными нами архивными данными по проектам Кампорези - графическое творчество выдает в нем архитектора - профессионала. Итальянский мастер обладал разнообразными способностями, работал над строительством театра в имении Апраксиных - Ольгово - под Москвой (Ил.11,12), многие из которых не были востребованы в свое время. Имя мастера стоит в одном ряду с другими итальянцами, работавшими в обеих столицах. Об их деятельности мы имеем отдельные сведения, как о Порто Антонио делла - строителе Медико-хирургической Академии в Санкт-Петербурге (1798-1803), Росси Игнацио Людовико - с 1740 г. бывшим архитектором Александро-Невского монастыря, Феррари Джакомо - создавшего одну из главных доминант Невского проспекта - башню Государственной Думы. Облик и круг этих и других архитекторов, работавших в России во второй половине XVIII века еще предстоит выяснить. Однако несомненно одно - в то время сложилась в Москве и Санкт-Петербурге определенная итальянская "диаспора", определяемая нами как по мемуарным и архивным источникам, так и по анализу самих памятников, и творчество Франческо Кампорези является наиболее представительной частью деятельности этого клана в Москве.
ПРИМЕЧАНИЯ.
1.Пилявский В.И. ДжакомоКваренги.Л.1981.С.69.
2.Зарицкая О.И. Акварели Франческо Кампорези из Сергиевсво-Посадского музея-заповедника.- В сб. «Памятники русской архитектуры и монументального
искусства. Столица и провинция».М.1994.С.140.
3.Евангулова О.С., Карев А.А. Портретная живопись в России второй половины XVIII века..М.МГУ.1994.С.155.
4.Подмосковье. Памятные места в истории русской культуры XIV-XIX вв.М.1962.С.239.
5.Овсянников Ю.Доменико Трезини.Л.1988.С.93
6.Там же.С.93.

16 Октября 2007

Автор текста:

Потькалова А.
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливой клинкерной плиткой разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.