Сердце в Альпах

Райнхольд Месснер, великий альпинист с архитектурным образованием, и его шестой музей – постройка Захи Хадид.

Автор текста:
Елизавета Клепанова

03 Апреля 2017
mainImg
«Мужчины считают, что они покоряют горы. Вон он идет по леднику. Медленно, с опущенной головой. Скользит по мне взглядом, ничего не сознавая. Лицо желтое, губы вздулись, растрескались. Такое впечатление, что вернулась только часть него. Этот самый сильный человек на пределе, выработан до самой души. На него жалко смотреть. Он обессилен до такой степени, что только победа могла дать ему силы вернуться живым» (из дневниковых записей Нены – американской подруги Месснера, сопровождавшей его во время подъема на Эверест). В тот день один из величайших альпинистов в мире, уроженец Южного Тироля Райнхольд Месснер в полном одиночестве, без кислородной маски, с самым простым снаряжением покорил эту гору.
 
Горный музей Месснера – Corones © Werner Huthmacher
Горный музей Месснера – Corones © Inexhibit

Изучая разного рода публикации другие материалы о Месснере, ловишь себя на мысли, что этот человек обладает невероятной харизмой, его можно слушать и читать бесконечно: вот он уже в возрасте с улыбкой, небрежно смахивая волосы с лица, замечает на видео, что горы нужно понимать не разумом, а сердцем. А здесь он снимается в документальном фильме, как всегда веселый и улыбчивый, но вдруг на вопрос журналиста о своем брате, погибшем в одной из сложнейших экспедиций, закрывает лицо руками и даже не плачет – воет.
 
Горный музей Месснера – Corones © Werner Huthmacher

Месснер начал заниматься альпинизмом в 5 лет, и тогда, как он сам признается, для него, родившегося в 1944 в маленькой южнотирольской деревне в окружении величественных гор и с совсем небольшой видимой полосой неба, вдруг открылся бескрайний горизонт. Он получил диплом архитектора в Падуанском университете, но полностью посвятил себя горам, без которых до сих пор не представляет своей жизни. Сегодня, как и много лет назад, Месснер занимается популяризацией альпинизма среди молодежи, ездит по всему миру с лекциями, публикует статьи и пишет книги. На своей родине он совместно с властями провинции Южного Тироля открыл 6 музеев, каждый из которых посвящен определенной теме, связанной с альпинизмом.
 
Горный музей Месснера – Corones © Елизавета Клепанова

История их создания началась с покупки Райнхольдом Месснером замка Юваль за совершенно смешную, по его словам, сумму в 30 тысяч долларов. Замок требовал реставрации, и Месснер вложил в нее все свои тогдашние сбережения, чтобы поселиться там со своей женой и детьми. Когда дети подросли и потребовалось водить их в школу, супруга Месснера предложила ему переехать в город, а Юваль использовать для отдыха, в качестве летней резиденции. Тогда Месснер решил превратить замок для общедоступный музей, посвященный теме гор как месту тайн и духовности. Сегодня, наряду с другими экспонатами, в определенное время года посетители могут увидеть здесь материалы по горам Кайлаш, Фудзи, Эйерс-Рок, подивиться на драгоценные статуи Будды и гигантское молитвенное колесо. Месснер признается, что был очень приятно удивлен, когда в первый же год работы замка Юваль как музея он не только окупился, но и принес прибыль.
 
Горный музей Месснера – Corones. Окружение © Елизавета Клепанова

Расходы на создание остальных пяти музеев были поделены между Месснером и провинцией Южного Тироля с условием, что он сможет без дополнительных субсидий со стороны властей обеспечивать там экспозиции в течении 30 лет, но кажется, что великому альпинисту не о чем беспокоиться: ведь шесть его музеев принадлежат к числу наиболее посещаемых достопримечательностей в Зюдтироле.
 
Горный музей Месснера – Corones. Окружение © Елизавета Клепанова

Когда знаменитый человек развивает яркий, амбициозный проект, на него, и на его детище, как правило, обрушивается волна критики. Местное, южнотирольское население обвинило Месснера в создании мавзолеев имени себя и окрестило музеи Диснейлендом, портящим культурный пейзаж Зюдтироля. Такая негативная реакция как на родине, так и в международной прессе явно волнует альпиниста, и в одной из своих книг он даже отводит несколько страниц критике в свой адрес, впрочем, отвечая на нее предельно коротко: «Что можно сказать на это? Разве я надеялся на понимание? И да, и нет.»
 
Горный музей Месснера – Corones. Окружение © Елизавета Клепанова

Архитектора последнего из шести музеев – здания на высоте 2 275 метров над уровнем моря, на вершине горы Кронплатц, коллекция которого посвящена более чем 250-летней истории альпинизма, всю ее профессиональную карьеру критиковали не меньше, чем Месснера, но, тем не менее, она вошла в историю мировой архитектуры и изменила ее навсегда. Заха Хадид, единственная иностранка среди проектировщиков музеи Месснера, победила в закрытом конкурсе, организованном великим альпинистом совместно с провинцией Южного Тироля, и создала здание, от которого захватывает дух.
 
Горный музей Месснера – Corones © Елизавета Клепанова

К подножию горы Кронплатц можно подняться пешком примерно за два часа, либо доехать туда на машине, а затем пройти от парковки до подъемника, который доставляет до вершины горы – к музею. Большинство приезжает сюда зимой для катания на горных лыжах или же летом для езды на горном велосипеде и занятий спортивной ходьбой, и каждый турист обязательно заходит в музей. Основным спонсором строительства стала компания Skirama, которая является владельцем местной лыжной инфраструктуры, но за все ежедневные расходы по содержанию музея Месснер по-прежнему отвечает сам. В бюро Захи Хадид непростой участок проектирования восприняли с большим энтузиазмом, а Патрик Шумахер даже подчеркнул в одном из интервью: «Нам нравится работать в экстремальных условиях. Такие возможности выпадают нечасто». В процессе проектирования музея архитекторы отталкивались от образа южнотирольских замков, доминирующих над окружающим ландшафтом, одновременно развивая тему театральности и драматизма в интерьере, большая часть которого находится под землей.
 
Горный музей Месснера – Corones © Елизавета Клепанова

В проекте музея на горе Кронплатц бюро Захи Хадид, как и всегда в своей практике, не следовало традиционным нормам пропорций и симметрии – поэтому Месснер сначала, как он сам признается, даже беспокоился о размещении экспонатов на таких неровных поверхностях. Посетитель, проходя через вход из необработанного бетона, сразу попадает на подобие неровной дороги, пересекающей все здание и ведущей к балконам с панорамными видами гор. По стенам то тут то там написаны фразы, связанные с альпинизмом, причем на трех языках: немецком, итальянском и ладинском. Как известно, в Южном Тироле два официальных языка, итальянский и немецкий, но часть населения продолжает говорить на ладинском, впрочем, вполне понятном для людей, знающих итальянский. В одной из своих книг Месснер, описывая свою ночевку на Эвересте, рассказывает: «Оборачиваюсь. Убеждаюсь, что я один. Говорю сейчас по-итальянски, хотя мой родной язык немецкий.» На вопросы о том, во славу какой страны он покоряет горы, альпинист отвечает: «Я сам для себя родина, а мое знамя – носовой платок».
 
Горный музей Месснера – Corones © Елизавета Клепанова

Консольные балконы и панорамные окна – это самое большое эмоциональное переживание в музее, который архитекторы, как режиссеры, спланировали в мельчайших деталях, чтобы посетители могли почувствовать, что ощущают альпинисты, находясь на вершине горы. Все стекла с внешней стороны сделаны зеркальными, и, если вы выйдете на балкон, то увидите в окнах отражения гор и бесконечное небо. Каждый из трех балконов обращен к вершинам, важным для Райнхольда Месснера и связанным с его детством и личными достижениями. В интерьере много потрясающе красивых и продуманных элементов «от Хадид» с характерными для ее построек деталировкой швов, завершением перил, обработкой ступеней.
 
Горный музей Месснера – Corones © Елизавета Клепанова

В планах Месснера было совместить торжественное открытие музея со своим 70-летием, но строительные работы продолжались еще год после юбилея. Задержка объяснялась сложными условиями: зимней температурой, которая опускалась до –20 градусов по Цельсию, отсутствием асфальтированной дороги к вершине, сильными ветрами – и так далее. Строили так: сначала сняли слой камней и земли, не врезаясь в скалу, затем отлили здание из бетона на месте, а затем укрепили его со всех сторон извлеченным ранее грунтом. В результате, температура в музее всегда остается на одном и том же уровне, а визуально он прекрасно вписан в среду, напоминая со стороны абрис горы с стекающими по ней потоками воды. Многие архитектурные СМИ, впрочем, сравнивают здание с короной, подчеркивая связь формы и названия вершины, на которой оно расположено – Кронплатц.
 
Горный музей Месснера – Corones © Елизавета Клепанова

Каждый из музеев Месснера лучше увидеть лично – и даже не один, а много раз. Сам выдающийся альпинист рассказывает, что ему каждый день звонят несколько желающих с предложением построить еще один музей, но он всегда отвечает отказом, так как поставил точку в своей архитектурной истории альпинизма, показав в последнем здании, что горы могут быть спокойными, неагрессивными и располагающими к глубоким размышлениям. Месснер, описывая музей на вершине Кронплатц, цитирует Уильяма Блейка: «Великие вещи случаются, когда встречаются человек и горы. Они не произойдут в уличной сутолоке.»
 
Горный музей Месснера – Corones © Елизавета Клепанова

Подруга Месснера Нена в своем дневнике продолжила описание того, что происходило с ним после покорения Эвереста: «Когда мы подходим к палатке и все опасности позади, Райнхольд опять падает. Да, он был на вершине, и люди снова будут говорить, что он покорил самую могучую гору земли. Да, он добился успеха, достиг своей цели – но еще большего успеха добилась гора. Она взяла свою цену от этого человека.»
Горный музей Месснера – Corones © Елизавета Клепанова
Горный музей Месснера – Corones © Елизавета Клепанова
Горный музей Месснера – Corones © Елизавета Клепанова
Горный музей Месснера – Corones © Елизавета Клепанова
Горный музей Месснера – Corones © Елизавета Клепанова
Горный музей Месснера – Corones © Елизавета Клепанова
Горный музей Месснера – Corones © Елизавета Клепанова
Горный музей Месснера – Corones © Елизавета Клепанова
Горный музей Месснера – Corones © Елизавета Клепанова
Горный музей Месснера – Corones © Елизавета Клепанова
Горный музей Месснера – Corones © Елизавета Клепанова
Горный Музей Месснера – Corones © Елизавета Клепанова
Горный музей Месснера – Corones © Елизавета Клепанова
Горный музей Месснера – Corones © Елизавета Клепанова

03 Апреля 2017

Автор текста:

Елизавета Клепанова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Тимур Башкаев: «Ради формирования высококачественных...
Новое видео из серии Генплан. Диалоги: разговор Виталия Лутца с Тимуром Башкаевым – об образе реновации, каркасе общественных пространств, о предчувствии новых технологий и будущем возрождении дерева как материала. С полной расшифровкой.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.