Прозрачное присутствие

В Канзас-Сити открылся новый корпус Музея искусства Нельсон-Эткинс, возведенный по проекту Стивена Холла.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Главной целью архитектора – и основной сложностью его задачи – было согласование новой постройки, названной «Корпус Блока», с основным зданием музея, внушительным неоклассическим сооружением 1930-х гг. Последнее распложено посреди просторного парка, и любая пристройка нарушила бы строгую симметрию его архитектурной композиции.
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс. Фото: Charvex via Wikimedia Commons. Фото находится в общественном доступе
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс © Andy Ryan


В 1999, во время архитектурного конкурса на проект нового крыла музея, Холл был единственным из финалистов (в число которых вошли Тадао Андо и Кристиан де Портзампарк), кто поместил свое сооружение не у северного (заднего) фасада старого здания, а с его торца. Архитектор спроектировал свой вариант по принципу «комплиментарного контраста»: рядом с тяжелым каменным храмом появилось легкое сооружение из стекла; рядом с постройкой, «поставленной» на лужайку, Стивен Холл добился слияния архитектуры и природного окружения.
Такой подход принес ему победу восемь лет назад, а сейчас, по завершении строительства  - аплодисменты критиков и одобрение публики.
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс. Фото: Charvex via Wikimedia Commons. Фото находится в общественном доступе


«Корпус Блока» состоит из пяти «линз», как называет их сам архитектор. Речь идет о полупрозрачных блоках неправильно формы, частично утопленных в землю. Но это лишь видимая снаружи часть нового крыла: в действительности, практически все оно находится под землей.
Музей искусства Нельсон-Эткинс


В первой и самой крупной «линзе» расположен новый главный вестибюль музея, административные помещения, магазин и библиотека. Вход в нее оформлен декоративным прудом со скульптурой Вальтера Де Мария, устроенным перед северным фасадом старого здания. Но это не единственный способ попасть внутрь музея – благодаря тому, что посещение его бесплатно, и проверять билеты нет необходимости, Холл смог спроектировать еще семь входных дверей в разных точках нового крыла. Поэтому возможно в любой момент прервать свой осмотр экспонатов и выйти наружу, в парк скульптуры, а потом вновь вернуться в залы.
Переходя из первого во второй блок «Корпуса Блока», посетитель оказывается перед выбором: он может спуститься вниз, в следующую галерею, перейти в главный атриум старого здания музея, или выйти в парк.
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс


Со второй «линзы» начинаются собственно выставочные помещения музея, по большей части скрытые под землей (три последних стеклянных блока всего лишь отмечают расположение световых колодцев, освещающих залы под ними). Уровень пола там постепенно понижается из зала в зал, но то же самое происходит и с высотой насыпи, в которой утоплен «Корпус Блока», поэтому посетитель, полагая, что он находится глубоко под землей, может неожиданно обнаружить в следующем помещении окна и выход в парк.
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс


Изящные формы и продуманный план не выделяли бы музейное здание Холла из десятков, подобных ему, построенных в США и по всей Европе за последние годы, если бы не особое отношение архитектора к свету. Он сделал его главным действующим лицом своего проекта, именно его присутствие и особые качества вдыхают жизнь в новую постройку, превращая ее в нечто выдающееся.
Свет всегда играл особую роль в музейных помещениях: без достаточно сильного освещения невозможно рассмотреть экспонаты, но, в то же время, оно может повредить почти любой из них. Холл выбрал в качестве материала для стен своей постройки стекло, что кажется, на первый взгляд, рискованным. Но именно это сделало и внешний вид, и интерьер здания замечательным образцом современной музейной архитектуры.
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс


Стены «линз» состоят из 6000 панелей из стекла с низким содержанием железа, что уменьшает характерный зеленоватый оттенок. Внешний слой состоит из двух сплавленных листов такого стекла, обработанных пескоструйным аппаратом, а также слоя - пористого изоляционного материала Okalux, задерживающего до 68% света и тепловой энергии солнца. Затем идет техническое пространство шириной в 1 метр, стены которого сделаны из обработанного кислотой стекла, ламинированного пластиком, что еще снижает силу света. Оставшиеся 18% контролируются тремя видами жалюзи. В результате точных инженерных расчетов, были установлены оптимальные позиции этих солнцезащитных экранов для всех сезонов, погодных условий и часов дня, что дало возможность освещать залы максимальным количеством дневного света, безопасным для экспонатов. Несмотря на расположение под землей, галереи «Корпуса Блока» наполнены солнечным светом, и посетитель сразу заметит по изменению в освещении, если снаружи проплывет облако или начнется дождь. Такая тесная связь с природной средой обогащает восприятие произведений искусства, не давая возникнуть «музейной усталости».
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс


Снаружи молочно-белые стены крыла Холла меняют свой цвет в зависимости от часа дня: от нежно-голубого утром до красного на закате, но никогда не дают бликов, благодаря своей матовой поверхности. В ночное время включаются флуоресцентные светильники внутри стен пяти блоков, которые превращают их в подобие расставленных в парке огромных фонарей.
Создавая свое здание в гармонии с природой, Стивен Холл сделал все, чтобы оно никогда не утратило своей свежести: ведь с каждым днем солнце будет освещать его по-иному, превращая в совершенно новый музей.
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс. Фото: Daderot via Wikimedia Commons. Фото находится в общественном доступе
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс. Фото: Charvex via Wikimedia Commons. Фото находится в общественном доступе
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс

02 Июля 2007

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Технологии и материалы
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.