Прозрачное присутствие

В Канзас-Сити открылся новый корпус Музея искусства Нельсон-Эткинс, возведенный по проекту Стивена Холла.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Главной целью архитектора – и основной сложностью его задачи – было согласование новой постройки, названной «Корпус Блока», с основным зданием музея, внушительным неоклассическим сооружением 1930-х гг. Последнее распложено посреди просторного парка, и любая пристройка нарушила бы строгую симметрию его архитектурной композиции.
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс. Фото: Charvex via Wikimedia Commons. Фото находится в общественном доступе


В 1999, во время архитектурного конкурса на проект нового крыла музея, Холл был единственным из финалистов (в число которых вошли Тадао Андо и Кристиан де Портзампарк), кто поместил свое сооружение не у северного (заднего) фасада старого здания, а с его торца. Архитектор спроектировал свой вариант по принципу «комплиментарного контраста»: рядом с тяжелым каменным храмом появилось легкое сооружение из стекла; рядом с постройкой, «поставленной» на лужайку, Стивен Холл добился слияния архитектуры и природного окружения.
Такой подход принес ему победу восемь лет назад, а сейчас, по завершении строительства  - аплодисменты критиков и одобрение публики.
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс © Andy Ryan


«Корпус Блока» состоит из пяти «линз», как называет их сам архитектор. Речь идет о полупрозрачных блоках неправильно формы, частично утопленных в землю. Но это лишь видимая снаружи часть нового крыла: в действительности, практически все оно находится под землей.
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс. Фото: Charvex via Wikimedia Commons. Фото находится в общественном доступе


В первой и самой крупной «линзе» расположен новый главный вестибюль музея, административные помещения, магазин и библиотека. Вход в нее оформлен декоративным прудом со скульптурой Вальтера Де Мария, устроенным перед северным фасадом старого здания. Но это не единственный способ попасть внутрь музея – благодаря тому, что посещение его бесплатно, и проверять билеты нет необходимости, Холл смог спроектировать еще семь входных дверей в разных точках нового крыла. Поэтому возможно в любой момент прервать свой осмотр экспонатов и выйти наружу, в парк скульптуры, а потом вновь вернуться в залы.
Переходя из первого во второй блок «Корпуса Блока», посетитель оказывается перед выбором: он может спуститься вниз, в следующую галерею, перейти в главный атриум старого здания музея, или выйти в парк.
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс


Со второй «линзы» начинаются собственно выставочные помещения музея, по большей части скрытые под землей (три последних стеклянных блока всего лишь отмечают расположение световых колодцев, освещающих залы под ними). Уровень пола там постепенно понижается из зала в зал, но то же самое происходит и с высотой насыпи, в которой утоплен «Корпус Блока», поэтому посетитель, полагая, что он находится глубоко под землей, может неожиданно обнаружить в следующем помещении окна и выход в парк.
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс


Изящные формы и продуманный план не выделяли бы музейное здание Холла из десятков, подобных ему, построенных в США и по всей Европе за последние годы, если бы не особое отношение архитектора к свету. Он сделал его главным действующим лицом своего проекта, именно его присутствие и особые качества вдыхают жизнь в новую постройку, превращая ее в нечто выдающееся.
Свет всегда играл особую роль в музейных помещениях: без достаточно сильного освещения невозможно рассмотреть экспонаты, но, в то же время, оно может повредить почти любой из них. Холл выбрал в качестве материала для стен своей постройки стекло, что кажется, на первый взгляд, рискованным. Но именно это сделало и внешний вид, и интерьер здания замечательным образцом современной музейной архитектуры.
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс


Стены «линз» состоят из 6000 панелей из стекла с низким содержанием железа, что уменьшает характерный зеленоватый оттенок. Внешний слой состоит из двух сплавленных листов такого стекла, обработанных пескоструйным аппаратом, а также слоя - пористого изоляционного материала Okalux, задерживающего до 68% света и тепловой энергии солнца. Затем идет техническое пространство шириной в 1 метр, стены которого сделаны из обработанного кислотой стекла, ламинированного пластиком, что еще снижает силу света. Оставшиеся 18% контролируются тремя видами жалюзи. В результате точных инженерных расчетов, были установлены оптимальные позиции этих солнцезащитных экранов для всех сезонов, погодных условий и часов дня, что дало возможность освещать залы максимальным количеством дневного света, безопасным для экспонатов. Несмотря на расположение под землей, галереи «Корпуса Блока» наполнены солнечным светом, и посетитель сразу заметит по изменению в освещении, если снаружи проплывет облако или начнется дождь. Такая тесная связь с природной средой обогащает восприятие произведений искусства, не давая возникнуть «музейной усталости».
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс


Снаружи молочно-белые стены крыла Холла меняют свой цвет в зависимости от часа дня: от нежно-голубого утром до красного на закате, но никогда не дают бликов, благодаря своей матовой поверхности. В ночное время включаются флуоресцентные светильники внутри стен пяти блоков, которые превращают их в подобие расставленных в парке огромных фонарей.
Создавая свое здание в гармонии с природой, Стивен Холл сделал все, чтобы оно никогда не утратило своей свежести: ведь с каждым днем солнце будет освещать его по-иному, превращая в совершенно новый музей.
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс
Музей искусства Нельсон-Эткинс
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс. Фото: Daderot via Wikimedia Commons. Фото находится в общественном доступе
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс. Фото: Charvex via Wikimedia Commons. Фото находится в общественном доступе
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс
zooming
Музей искусства Нельсон-Эткинс


02 Июля 2007

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.