Надежда на историю будущего

В конце декабря была презентована научно обоснованная 3D и AR модель палат Ван дер Гульстов, известных как «дом Анны Монс», последнего, если не считать дворца Лефорта, сохранившегося каменного дома Немецкой слободы конца XVII века. Рассказываем о модели, судьбе и значении дома, также как и о надеждах открыть его для обозрения и отреставрировать.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
0 Виртуальная модель палат конца XVII века разработана студиями Geometrical и Craft-In по инициативе музея Басманного района Басмания и общественной организации Слобода при поддержке посольства Нидерландов и Фонда Потанина в рамках программы «Прогулки за Кукуй». Модель создавалась с сентября по декабрь 2021 года и в конце года была презентована в сопровождении подробного рассказа об истории дома и его частичной реставрации в 1950-е годы. 



Модель опубликована на сайте музея Басмания и также доступна на sketchfab. Она рассчитана на внешнее обозрение дома и основана на исследованиях Николая Аввакумова, известного реставрацией палат Лукьяна Голосова (дома Ярошенко) на Хитровке.

В процессе работы над моделью данные о памятнике конца XVII века были дополнены новыми исследованиями, но основаны они на работе группы реставраторов Моспроекта-2 под руководством Инессы Казакевич – в начале 1950-х палаты были исследованы, а в 1956 году частично восстановлены: тогда на парадном, обращенном к улице фасаде докомпоновали, на основании так называемых «хвостов» – стесанных остатков декора, три белокаменных оконных наличника с высокими сандриками-фронтонами и «ионическими» завитками в их основании.
  • zooming
    «Хвосты» оконных обрамлений. Дом ван дер Гульста в Старокирочном переулке
    Фотография © Александр Иванов / 01.2022
  • zooming
    Оконные обрамления, восстановленные в 1956 году. Дом ван дер Гульста в Старокирочном переулке
    Фотография © Александр Иванов / 01.2022

Оконные обрамления у палат разные: на обращенном к улице фасаде они явно указывают на конец XVII века, а на противоположном, дворовом, тяготеют скорее к третьей четверти века. Существует две версии: согласно первой, парадный фасад был перестроен в раннепетровское время, и следовательно палаты построены раньше, так как Ван дер Гульсты работали еще для царя Алексея Михайловича. Согласно другой версии различие оформления происходит из разного значения фасадов (вторая версия кажется более верной). 
Палаты Ван дер Гульстов
Фотография © Александр Иванов / 01.2022

Между тем на чертежах проекта реставрации отсутствует, к примеру, карниз на консолях, восстановленный реставраторами по остаткам на докомпонованном фрагменте фасада. Предшествующие гипотетические реконструкции, сделанные в конце 1980-х годов Николаем Аввакумовым, Георгием Евдокимовым и Григорием Стриженовым, в новой виртуальной модели также уточнены: в частности, модель показывает, что на торцевых фасадах палат не было никаких окон и они, вероятно, были полностью «глухими». 
Палаты ван дер Гульста, 3D модель, 2021. Модель разработана Geometrical и Craft-In при поддержке посольства Нидерландов и Фонда Потанина по инициативе музея Басмания и ЭКО Слобода
© Басмания, музей Басманного района
Палаты ван дер Гульста, 3D модель, 2021. Модель разработана Geometrical и Craft-In при поддержке посольства Нидерландов и Фонда Потанина по инициативе музея Басмания и ЭКО Слобода
© Басмания, музей Басманного района

Модель хорошо проработана и детализирована. Профили нарисованы по реставрационным чертежам 1950-х. Присутствуют ставни, решетки, расстекловка (впрочем она показана достаточно условно), печные трубы, стропила, тесовая кровля и даже фигурки на ее коньке. На северо-западном углу отслоившаяся обмазка показывает красный кирпич стен: к слову об обмазке – на реконструкциях конца 1980-х годов палаты показывали с красными стенами и белым декором, но сейчас, исходя из остатков сохранившейся побелки, Николай Аввакумов делает вывод, что палаты были белыми. 
  • zooming
    1 / 4
    Палаты ван дер Гульста, 3D модель, 2021. Модель разработана Geometrical и Craft-In при поддержке посольства Нидерландов и Фонда Потанина по инициативе музея Басмания и ЭКО Слобода
    © Басмания, музей Басманного района
  • zooming
    2 / 4
    Палаты ван дер Гульста, 3D модель, 2021. Модель разработана Geometrical и Craft-In при поддержке посольства Нидерландов и Фонда Потанина по инициативе музея Басмания и ЭКО Слобода
    © Басмания, музей Басманного района
  • zooming
    3 / 4
    Палаты ван дер Гульста, 3D модель, 2021. Модель разработана Geometrical и Craft-In при поддержке посольства Нидерландов и Фонда Потанина по инициативе музея Басмания и ЭКО Слобода
    © Басмания, музей Басманного района
  • zooming
    4 / 4
    Палаты ван дер Гульста, 3D модель, 2021. Модель разработана Geometrical и Craft-In при поддержке посольства Нидерландов и Фонда Потанина по инициативе музея Басмания и ЭКО Слобода
    © Басмания, музей Басманного района

Представляя модель, Николай Аввакумов подчеркнул, что она – никоим образом не проект реставрации палат, а именно визуализация для показа и сравнения с существующим домом, – поскольку принципы современной реставрации, в отличие от практики 1950-х годов, ориентированы на ценность показа подлинных фрагментов, которые получают приоритет перед реставрационной докомпоновкой. Последняя дает более целостное представление о памятнике, но неизбежно грешит неточностью, поскольку восстановление во многих случаях происходит по аналогиям других построек. Иными словами, реставрируя палаты, имеет смысл не восстанавливать все элементы «в натуре», а законсервировать и открыть для обозрения подлинные остатки – тем более что виртуальная модель теперь позволяет составить более яркое представление о здании конца XVII века, чем это было возможно раньше по рисункам и макетам.

Между тем координатор Архнадзора Константин Михайлов напомнил на презентации, что начиная с 2021 года 3D модели обязательны, согласно законодательству, при реставрационных работах с объектами ОКН. 

Существенная особенность 3D модели – она рассчитана не столько на просмотр «в безвоздушном пространстве», сколько на AR – дополненную реальность. Модуль augmented reality авторы еще дорабатывают, но предполагается, что музей Басмания будет водить экскурсии по Старокирочному переулку, демонстрируя как реальный памятник архитектуры, так и его реконструкцию – через телефон. Сейчас авторы ориентированы на AR в айфонах и айпедах, устройства системы Андроид пока не рассматривают. 

Между тем картинки, демонстрирующие наложение виртуальности на реальность, пока носят временный демонстрационный характер и сделаны «для красоты» (в дополненной реальности градиентного размытия не будет). 
  • zooming
    1 / 5
    Наложение 3D модели 2021 года на фотографию существующего положения. Не является демонстрацией работы AR
    © Басмания, музей Басманного района
  • zooming
    2 / 5
    Наложение 3D модели 2021 года на фотографию существующего положения. Не является демонстрацией работы AR
    © Басмания, музей Басманного района
  • zooming
    3 / 5
    Наложение 3D модели 2021 года на фотографию существующего положения. Не является демонстрацией работы AR
    © Басмания, музей Басманного района
  • zooming
    4 / 5
    Наложение 3D модели 2021 года на фотографию существующего положения. Не является демонстрацией работы AR
    © Басмания, музей Басманного района
  • zooming
    5 / 5
    Наложение 3D модели 2021 года на фотографию существующего положения. Не является демонстрацией работы AR
    © Басмания, музей Басманного района

Ну что же, ждем экскурсий с дополненной реальностью. 

Далее скажем несколько слов о значении памятника – оно достаточно велико не только потому, что это редкий пример палат «нарышкинского стиля» за пределами Садового кольца, но еще и потому, что дом, вместе с палатами Щербакова на Бакунинской, стал началом градозащитного движения в его современном понимании в Москве. На защите дома Анны Монс от обстройки заводским корпусом НИИТП в 1987 году и палат Щербакова от сноса в 1986 году сформировалось как профессионалы и градозащитники несколько замечательных реставраторов, историков и журналистов, там же появились и районное движение Слобода, и музей, который сейчас называется Басмания, но существует без помещения, храня часть своей коллекции в одной из школ Бауманского района. Архнадзор появился позднее, но и он, как подчеркнул там же на презентации Рустам Рахматуллин, генетически восходит к тем протестам 1980-х. Сейчас круг, как будто, замкнулся и мы опять вернулись к судьбе тех «первых» памятников. 
Наложение 3D модели 2021 года на фотографию существующего положения. Не является демонстрацией работы AR
© Басмания, музей Басманного района

Палатам Щербакова повезло больше, их отреставрировали на XVIII век, хотя они несколько лет стоят закрытыми и, кажется, никак не используются. Дому Анны Монс – который называют в честь любовницы Петра I только по легенде, потому что владение Монсов находилось в Немецкой слободе, но легенда тоже важна, – повезло меньше: Роскосмос, которому здание принадлежало до 2016 года, его не реставрировал и не использовал, хотя, как сообщают, от электричества не отключал. К отреставрированным наличникам прислонили какую-то плиту, колонки разрушились, теперь уже кажется, что давно; по стенам текла вода из-за отсутствия водослива, а проект реставрации никак не появлялся и никакие работы не начинались. Затем, в 2020, дом переходил из одних частных рук в другие; сейчас он принадлежит индивидуальному предпринимателю. Теперь, в 2021 году, снесли недостроенный корпус НИИТП (точных приборов), палаты стало видно со Старокирочного. Хотя не так давно делегации ДКН удалось посетить дом внутри, что в частности отразилось в фотографиях Александра Иванова, опубликованных здесь; часть фотографий автор любезно разрешил нам использовать. (Подробнее история дома Анны Монс в Красной книге Архнадзора).
Строительная площадка, 01.2022. Справа отсаток бывшего корпуса НИИТП, слева палаты Ван дер Гульстов
Фотография: Юлия Тарабарина

На месте разобранного корпуса НИИТП планируется строить одно из зданий Кампуса МГТУ (проект ТПО «Прайд» и Сергея Кузнецова широко обсуждался общественностью год назад). 
Строительный стенд. Проект Научно-образовательные кластеры «Арктические технологии», «Оборонные технологии», «Бауманский аэрокосмический кластер»
Фотография: Юлия Тарабарина

По словам Константина Михайлова и Рустама Рахматуллина, открывшийся сейчас вид на дом и еще не начатая стройка – это окно возможностей, когда проект еще можно скорректировать, открыв доступ к  палатам Ван дер Гульстов. Прозвучало также, что есть надежда, что собственник дома начнет его реставрацию.

Все это пока звучит довольно-таки гипотетично в духе надежд, «окна возможностей» и деликатных пожеланий общественности к собственнику дома Анны Монс и проектировщикам «Прайда», которых в зале не оказалось. Однако будет очень странно, если то и другое не будет сделано, – если рядом с пафосным и ультрасовременным, как обещают, кампусом технического университета продолжит гнить недоступный взгляду памятник конца XVII века. У нас все же не Рим, зданий XVII века не так много даже в столице, беречь бы их и охранять. Так что, думаю, модель создана не зря, и экскурсии будут, и реставрация случится и будет грамотной – с привлечением ведущих специалистов. А?

На открытой сейчас в Музее Москвы юбилейной выставке Москомархитектуры и Института Генплана один из видеороликов прекрасного Михаила Зыгаря посвящен общественным протестам, он начинается как раз с Немецкой слободы 1980-х и мягко, но твердо ведет к той мысли, что ТТК отвернули, с общественниками научились договариваться и даже – как хорошо, что они у нас есть, такие дотошные. Самое время воплощать «Историю будущего» в жизнь, чтобы, ну например в данном конкретном месте, оно стало чуточку более прекрасным. И еще – в доме очень уместно бы смотрелся музей Немецкой слободы. Вы так не считаете? 

18 Января 2022

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Похожие статьи
Кино как поиск
В ГЭС-2 на презентации 99 номера «Проекта Россия» показали фильм – «архитектурное высказывание» бюро Мегабудка. Говорят, первый такого рода опыт в нашем контексте: то ли часть заявленного архитекторами поиска «русского стиля», то ли завершающий штрих исследования.
Стандарты по школам
Москомархитектура представила новые рекомендации проектирования объектов образования и инженерной инфраструктуры.
Озерный город
Максим Атаянц спроектировал крупный жилой комплекс на озере Черном в городе Кургане. Его каналы напоминают о «Городе набережных», а колокольня на острове призвана перекликаться с калязинской.
Стеклянное общежитие
Москомархитектура и ТПО «Прайд» обнародовали новый вариант проекта общежитий МТГУ имени Н.Э. Баумана на Госпитальной набережной.
4 сложные темы
Всемирный фонд памятников (WMF) представил очередной список из 25 объектов наследия под угрозой. Каждый из них страдает от одной из четырех глобальных проблем.
Всё отклонить
Неделю назад завершился период обсуждения законопроекта об архитектурной деятельности. На портале нормативных актов опубликованы замечания и предложения к тексту закона и их статус. Ни одного предложения не было принято к рассмотрению. Ощущение такое, что их отвергли, не особенно вчитываясь.
Около архитектуры
МАРШ анонсирует старт образовательных программ, которые будут интересны не только проектироващикам: теперь в школе можно обучиться архитектурной керамике, фотографии и познакомиться с современными тенденциями, даже если вам нет 18.
Арктический код
Опубликован дизайн-код арктических поселений – комплекс стандартов и сводов правил, регулирующих внешний облик городской среды в Арктике. Он доступен как в виде книги, так и в сети.
Доминион на Шарикоподшипниковской: детали
Банк «Траст» продал Dominion Tower. Его реализовывали больше года, строили тоже очень долго и первое построенное здание бюро Захи Хадид в Москве, помнится, многих разочаровало. Вашему вниманию – небольшой фоторепортаж о здании, сделанный в 2020 году.
Смелый выбор
Куратором следующей, 18-й биеннале архитектуры в Венеции назначена Лесли Локко, исследовательница и преподавательница архитектуры, а также успешная писательница.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Культ цикличности
На плато Гиза в рамках биеннале современного искусства в Египте 2021 реализована инсталляция Александра Пономарева Уроборос.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Дело роботов
В Амстердаме установили первый в мире стальной мост, напечатанный на 3D-принтере. Собственно производством занимались четыре робота.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Игра в кубе
В Minecraft создана виртуальная копия двух зданий Дарвиновского музея: модернистского и постмодернистского, типично-«лужковского». Можно гулять как снаружи, так и по залам.
Пять нелинейных
Вчера на МУФ анонсировали новый масштабный проект Zaha Hadid architects для Москвы – многофункциональный ЖК Union towers, спроектированный в 82 квартале Хорошево-Мневников по заказу концерна КРОСТ.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Не только Алёнка
Музей Cтрит-арта запускает он-лайн курс по паблик-арту, который поможет архитекторам актуализировать свои проекты при помощи современного искусства.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
«Ориентация на неудачу»
Foster + Partners и Zaha Hadid Architects вышли из-за идеологических разногласий из архитектурного объединения Architects Declare, созданного для борьбы с изменением климата и сохранения биоразнообразия.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.
От фундамента до ложки
Ориентируясь на вкус друзей-заказчиков, архитекторы Ольга Буденная и Роман Леонидов задумали и осуществили дом в ближнем Подмосковье как игру в ар-нуво. А заодно обогатили типологию частного жилья современными функциями гаражного лофта и детской художественной студии-мастерской.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Технологии и материалы
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Duravit для Сколково
В новом городе, рассчитанном на инновации, и сантехника современная и качественная. От компании Duravit.
Куда дальше? В Ираке появился объект с российским...
Много стекла, света, белые тона в наружной отделке, интересные геометрические детали в оформлении фасадов – фирменный стиль Lalav Group графичный и минималистичный. Он отсылает к архитектуре современных мегаполисов, хотя жилой комплекс Wavey Avenue расположен всего в нескольких километрах от древней цитадели.
Изящная длина
Ригельный кирпич благодаря необычному формату завоевывает популярность и держится в трендах уже несколько лет. Рассказываем, когда уместно использовать этот материал, и каких эффектов он позволяет добиться.
Пятерка по химии
Компания «Новые Горизонты» разработала и построила в Семеновском сквере Москвы игровой комплекс «Атомы». Авторская площадка мотивирует детей к общению и активности, а также служит доминантой всего сквера.
Punto Design: как мы создаем мебель для общественных пространств...
Наши изделия разрабатываются совместно с ведущими мировыми дизайнерами и архитекторами – профессионалами со всего мира: студиями «Karim Rashid», «Pastina», «Gibillero Design», «Studio Mattias Stendberg», «Arturo Erbsman Studio», Мишелем Пена и другими.
Сейчас на главной
Градсовет Петербурга 25.05.2022
Градсовет рассмотрел дом от Евгения Герасимова на Петроградской стороне и жилой квартал на Пулковском шоссе от Сергея Орешкина. Обе работы получили поддержку экспертов, но прозвучало мнение о проблемах с масштабом и разнообразием в новой застройке.
Незаживающая рана
Проект «памятника последнему геноциду» Георгия Федулова занял 3 место на международном конкурсе. Памятник, ради которого проводился конкурс, планируется установить в канадском городе Брамптоне.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Уголок в лесу
В проекте загородного дома RoomDesignBuro использует несколько нестандартных решений: каркасную систему на фанерных коннекторах, угловой план, мягкую кровлю и магнезиевое покрытие полов.
Народный театр XXI века
На Тайване завершено строительство Тайбэйского центра исполнительских искусств по проекту OMA. Здание рассчитано на смелые эксперименты и иную, чем обычно, социальную позицию театра.
Выше супремума
Максим Кашин разместил в своей мастерской пространственную инсталляцию, посвященную супрематизму, но на него не похожую – авторы исследуют границы и возможности направления, декларированного Малевичем. Свой супрематизм они называют новым.
Энергия искусства вместо электричества
В Ташкенте представлен проект реновации здания электростанции, где располагается Центр современного искусства, а также проекты арт-резиденций в Старом городе. Автором выступило французское бюро Studio KO.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Что вы хотите знать об архбетоне?
– теперь можно спросить.

Запускаем проект, посвященный архитектурному бетону, и предлагаем архитекторам, которые работают с этим актуальным материалом, так же как и тем, кто собирается начать, задать свои вопросы производителям.
Несущий свет
Новый ландшафтный объект красноярского бюро АДМ – решетчатый «забор» на склоне Енисея, в противовес названию совершенно проницаем и открывает путь к террасе над рекой. Форма его узнаваемо-современна.
Кино как поиск
В ГЭС-2 на презентации 99 номера «Проекта Россия» показали фильм – «архитектурное высказывание» бюро Мегабудка. Говорят, первый такого рода опыт в нашем контексте: то ли часть заявленного архитекторами поиска «русского стиля», то ли завершающий штрих исследования.
Расскажи мне про Австралию
Способны ли волнистые линии на белом фоне перенести клиентов московского кафе на побережье Австралии? Напомнить о просторе, морском воздухе, волнах? На этот вопрос попытались ответить в своем проекте авторы интерьера кафе WaterFront.
Стандарты по школам
Москомархитектура представила новые рекомендации проектирования объектов образования и инженерной инфраструктуры.
Прохлада в степи
Многоуровневая вилла в Ростовской области, отвечающая аскетичному природному окружению чистыми формами, слепящим белым и зеркалом воды.
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Сосновый дзен
Загородный дом от бюро «Хвоя» с характерным лиризмом и чертами японской традиционной архитектуры, построенный меж сосен Карельского перешейка.
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Бетон, дерево и кофе
Замысел нового кофе-плейса, спрятанного в глубине дворов на Мясницкой, родился в городе Орле и отчасти реализован орловскими мастерами по дереву. Кофейня YCP совмещает минимализм подхода с натуральными материалами: дубовой мебелью и бетонными потолками.
Пресса: Неотвратимость счастья
Григорий Ревзин о том, как Сен-Симон назначил утопию государственным долгом. Сен-Симон относится к ограниченному числу подлинных пророков веры в социализм, что вселяет известную робость любому, кто собирается о нем писать,— в него инвестировано слишком много надежд, светлых мыслей и желаний.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Винный дом
Счастливая история возрождения заброшенного особняка в качестве ресторана с энотекой и новой достопримечательности Воронежа.
Каспийские дары
Рыбное бистро и лавка в центре Махачкалы по проекту Studio SHOO: яркие росписи, морские канаты для зонирования и вид на город.
Нетипичная реновация
Проект, предложенный для реновации пятиэтажек в центре Калуги, совмещает две очень актуальные идеи: реконструкцию без сноса и деревянные фасады. Тренды не новы, но в РФ редки и прогрессивны.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.