Надежда на историю будущего

В конце декабря была презентована научно обоснованная 3D и AR модель палат Ван дер Гульстов, известных как «дом Анны Монс», последнего, если не считать дворца Лефорта, сохранившегося каменного дома Немецкой слободы конца XVII века. Рассказываем о модели, судьбе и значении дома, также как и о надеждах открыть его для обозрения и отреставрировать.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
0 Виртуальная модель палат конца XVII века разработана студиями Geometrical и Craft-In по инициативе музея Басманного района Басмания и общественной организации Слобода при поддержке посольства Нидерландов и Фонда Потанина в рамках программы «Прогулки за Кукуй». Модель создавалась с сентября по декабрь 2021 года и в конце года была презентована в сопровождении подробного рассказа об истории дома и его частичной реставрации в 1950-е годы. 



Модель опубликована на сайте музея Басмания и также доступна на sketchfab. Она рассчитана на внешнее обозрение дома и основана на исследованиях Николая Аввакумова, известного реставрацией палат Лукьяна Голосова (дома Ярошенко) на Хитровке.

В процессе работы над моделью данные о памятнике конца XVII века были дополнены новыми исследованиями, но основаны они на работе группы реставраторов Моспроекта-2 под руководством Инессы Казакевич – в начале 1950-х палаты были исследованы, а в 1956 году частично восстановлены: тогда на парадном, обращенном к улице фасаде докомпоновали, на основании так называемых «хвостов» – стесанных остатков декора, три белокаменных оконных наличника с высокими сандриками-фронтонами и «ионическими» завитками в их основании.
  • zooming
    «Хвосты» оконных обрамлений. Дом ван дер Гульста в Старокирочном переулке
    Фотография © Александр Иванов / 01.2022
  • zooming
    Оконные обрамления, восстановленные в 1956 году. Дом ван дер Гульста в Старокирочном переулке
    Фотография © Александр Иванов / 01.2022

Оконные обрамления у палат разные: на обращенном к улице фасаде они явно указывают на конец XVII века, а на противоположном, дворовом, тяготеют скорее к третьей четверти века. Существует две версии: согласно первой, парадный фасад был перестроен в раннепетровское время, и следовательно палаты построены раньше, так как Ван дер Гульсты работали еще для царя Алексея Михайловича. Согласно другой версии различие оформления происходит из разного значения фасадов (вторая версия кажется более верной). 
Палаты Ван дер Гульстов
Фотография © Александр Иванов / 01.2022

Между тем на чертежах проекта реставрации отсутствует, к примеру, карниз на консолях, восстановленный реставраторами по остаткам на докомпонованном фрагменте фасада. Предшествующие гипотетические реконструкции, сделанные в конце 1980-х годов Николаем Аввакумовым, Георгием Евдокимовым и Григорием Стриженовым, в новой виртуальной модели также уточнены: в частности, модель показывает, что на торцевых фасадах палат не было никаких окон и они, вероятно, были полностью «глухими». 
Палаты ван дер Гульста, 3D модель, 2021. Модель разработана Geometrical и Craft-In при поддержке посольства Нидерландов и Фонда Потанина по инициативе музея Басмания и ЭКО Слобода
© Басмания, музей Басманного района
Палаты ван дер Гульста, 3D модель, 2021. Модель разработана Geometrical и Craft-In при поддержке посольства Нидерландов и Фонда Потанина по инициативе музея Басмания и ЭКО Слобода
© Басмания, музей Басманного района

Модель хорошо проработана и детализирована. Профили нарисованы по реставрационным чертежам 1950-х. Присутствуют ставни, решетки, расстекловка (впрочем она показана достаточно условно), печные трубы, стропила, тесовая кровля и даже фигурки на ее коньке. На северо-западном углу отслоившаяся обмазка показывает красный кирпич стен: к слову об обмазке – на реконструкциях конца 1980-х годов палаты показывали с красными стенами и белым декором, но сейчас, исходя из остатков сохранившейся побелки, Николай Аввакумов делает вывод, что палаты были белыми. 
  • zooming
    1 / 4
    Палаты ван дер Гульста, 3D модель, 2021. Модель разработана Geometrical и Craft-In при поддержке посольства Нидерландов и Фонда Потанина по инициативе музея Басмания и ЭКО Слобода
    © Басмания, музей Басманного района
  • zooming
    2 / 4
    Палаты ван дер Гульста, 3D модель, 2021. Модель разработана Geometrical и Craft-In при поддержке посольства Нидерландов и Фонда Потанина по инициативе музея Басмания и ЭКО Слобода
    © Басмания, музей Басманного района
  • zooming
    3 / 4
    Палаты ван дер Гульста, 3D модель, 2021. Модель разработана Geometrical и Craft-In при поддержке посольства Нидерландов и Фонда Потанина по инициативе музея Басмания и ЭКО Слобода
    © Басмания, музей Басманного района
  • zooming
    4 / 4
    Палаты ван дер Гульста, 3D модель, 2021. Модель разработана Geometrical и Craft-In при поддержке посольства Нидерландов и Фонда Потанина по инициативе музея Басмания и ЭКО Слобода
    © Басмания, музей Басманного района

Представляя модель, Николай Аввакумов подчеркнул, что она – никоим образом не проект реставрации палат, а именно визуализация для показа и сравнения с существующим домом, – поскольку принципы современной реставрации, в отличие от практики 1950-х годов, ориентированы на ценность показа подлинных фрагментов, которые получают приоритет перед реставрационной докомпоновкой. Последняя дает более целостное представление о памятнике, но неизбежно грешит неточностью, поскольку восстановление во многих случаях происходит по аналогиям других построек. Иными словами, реставрируя палаты, имеет смысл не восстанавливать все элементы «в натуре», а законсервировать и открыть для обозрения подлинные остатки – тем более что виртуальная модель теперь позволяет составить более яркое представление о здании конца XVII века, чем это было возможно раньше по рисункам и макетам.

Между тем координатор Архнадзора Константин Михайлов напомнил на презентации, что начиная с 2021 года 3D модели обязательны, согласно законодательству, при реставрационных работах с объектами ОКН. 

Существенная особенность 3D модели – она рассчитана не столько на просмотр «в безвоздушном пространстве», сколько на AR – дополненную реальность. Модуль augmented reality авторы еще дорабатывают, но предполагается, что музей Басмания будет водить экскурсии по Старокирочному переулку, демонстрируя как реальный памятник архитектуры, так и его реконструкцию – через телефон. Сейчас авторы ориентированы на AR в айфонах и айпедах, устройства системы Андроид пока не рассматривают. 

Между тем картинки, демонстрирующие наложение виртуальности на реальность, пока носят временный демонстрационный характер и сделаны «для красоты» (в дополненной реальности градиентного размытия не будет). 
  • zooming
    1 / 5
    Наложение 3D модели 2021 года на фотографию существующего положения. Не является демонстрацией работы AR
    © Басмания, музей Басманного района
  • zooming
    2 / 5
    Наложение 3D модели 2021 года на фотографию существующего положения. Не является демонстрацией работы AR
    © Басмания, музей Басманного района
  • zooming
    3 / 5
    Наложение 3D модели 2021 года на фотографию существующего положения. Не является демонстрацией работы AR
    © Басмания, музей Басманного района
  • zooming
    4 / 5
    Наложение 3D модели 2021 года на фотографию существующего положения. Не является демонстрацией работы AR
    © Басмания, музей Басманного района
  • zooming
    5 / 5
    Наложение 3D модели 2021 года на фотографию существующего положения. Не является демонстрацией работы AR
    © Басмания, музей Басманного района

Ну что же, ждем экскурсий с дополненной реальностью. 

Далее скажем несколько слов о значении памятника – оно достаточно велико не только потому, что это редкий пример палат «нарышкинского стиля» за пределами Садового кольца, но еще и потому, что дом, вместе с палатами Щербакова на Бакунинской, стал началом градозащитного движения в его современном понимании в Москве. На защите дома Анны Монс от обстройки заводским корпусом НИИТП в 1987 году и палат Щербакова от сноса в 1986 году сформировалось как профессионалы и градозащитники несколько замечательных реставраторов, историков и журналистов, там же появились и районное движение Слобода, и музей, который сейчас называется Басмания, но существует без помещения, храня часть своей коллекции в одной из школ Бауманского района. Архнадзор появился позднее, но и он, как подчеркнул там же на презентации Рустам Рахматуллин, генетически восходит к тем протестам 1980-х. Сейчас круг, как будто, замкнулся и мы опять вернулись к судьбе тех «первых» памятников. 
Наложение 3D модели 2021 года на фотографию существующего положения. Не является демонстрацией работы AR
© Басмания, музей Басманного района

Палатам Щербакова повезло больше, их отреставрировали на XVIII век, хотя они несколько лет стоят закрытыми и, кажется, никак не используются. Дому Анны Монс – который называют в честь любовницы Петра I только по легенде, потому что владение Монсов находилось в Немецкой слободе, но легенда тоже важна, – повезло меньше: Роскосмос, которому здание принадлежало до 2016 года, его не реставрировал и не использовал, хотя, как сообщают, от электричества не отключал. К отреставрированным наличникам прислонили какую-то плиту, колонки разрушились, теперь уже кажется, что давно; по стенам текла вода из-за отсутствия водослива, а проект реставрации никак не появлялся и никакие работы не начинались. Затем, в 2020, дом переходил из одних частных рук в другие; сейчас он принадлежит индивидуальному предпринимателю. Теперь, в 2021 году, снесли недостроенный корпус НИИТП (точных приборов), палаты стало видно со Старокирочного. Хотя не так давно делегации ДКН удалось посетить дом внутри, что в частности отразилось в фотографиях Александра Иванова, опубликованных здесь; часть фотографий автор любезно разрешил нам использовать. (Подробнее история дома Анны Монс в Красной книге Архнадзора).
Строительная площадка, 01.2022. Справа отсаток бывшего корпуса НИИТП, слева палаты Ван дер Гульстов
Фотография: Юлия Тарабарина

На месте разобранного корпуса НИИТП планируется строить одно из зданий Кампуса МГТУ (проект ТПО «Прайд» и Сергея Кузнецова широко обсуждался общественностью год назад). 
Строительный стенд. Проект Научно-образовательные кластеры «Арктические технологии», «Оборонные технологии», «Бауманский аэрокосмический кластер»
Фотография: Юлия Тарабарина

По словам Константина Михайлова и Рустама Рахматуллина, открывшийся сейчас вид на дом и еще не начатая стройка – это окно возможностей, когда проект еще можно скорректировать, открыв доступ к  палатам Ван дер Гульстов. Прозвучало также, что есть надежда, что собственник дома начнет его реставрацию.

Все это пока звучит довольно-таки гипотетично в духе надежд, «окна возможностей» и деликатных пожеланий общественности к собственнику дома Анны Монс и проектировщикам «Прайда», которых в зале не оказалось. Однако будет очень странно, если то и другое не будет сделано, – если рядом с пафосным и ультрасовременным, как обещают, кампусом технического университета продолжит гнить недоступный взгляду памятник конца XVII века. У нас все же не Рим, зданий XVII века не так много даже в столице, беречь бы их и охранять. Так что, думаю, модель создана не зря, и экскурсии будут, и реставрация случится и будет грамотной – с привлечением ведущих специалистов. А?

На открытой сейчас в Музее Москвы юбилейной выставке Москомархитектуры и Института Генплана один из видеороликов прекрасного Михаила Зыгаря посвящен общественным протестам, он начинается как раз с Немецкой слободы 1980-х и мягко, но твердо ведет к той мысли, что ТТК отвернули, с общественниками научились договариваться и даже – как хорошо, что они у нас есть, такие дотошные. Самое время воплощать «Историю будущего» в жизнь, чтобы, ну например в данном конкретном месте, оно стало чуточку более прекрасным. И еще – в доме очень уместно бы смотрелся музей Немецкой слободы. Вы так не считаете? 

18 Января 2022

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Похожие статьи
Ледяное перемирие
Древолюция 2023 зимняя, январская, дополнила деревянные постройки лета 2023 года временными объектами из льда и снега. Самые понятные осмыслили главную ось, самый тонкий и лиричный объект, «Оттепель» или «Проталина», появился в перспективе объекта «Другой».
Мега-светлячок
МКА сообщает о согласовании проекта ТЦ Матвеевский​ на Очаковском шоссе. Его матовые светящиеся фасады способны украсить собой место, которое, определенно, требует каких-то украшений.
Геопластический подход
T+T architects сообщают о завершении благоустройства двора 1 очереди ЖК «Александровский сад» в Екатеринбурге – ландшафт дополняет контекстуальную архитектуру, приспособленную к предпочтениям покупателей и к центру города, смелыми неомодернистскими росчерками и пышной разнообразной зеленью.
Архитектор как граффити
В Нижнем Новгороде провели конкурс и реализовали победивший проект граффити в честь Александра Харитонова. Оно разместилось на улице архитектора, в арке между первой и второй очередью банка Гарантия. Илья Сакович – о конкурсе, граффити, Александре Харитонове.
Башни: прообразы
МКА сообщает о проекте ЖК на улице Куусинена, на месте гаражей, между улицей Зорге и Ходынкой, рядом с парком Березовая роща.
Игра с восприятием
Третьяковская галерея и Альфа-Банк установили перед Фабрикой-кухней в Самаре «Супрематический куб» Николая Полисского.
Память дерева
Во флигеле-Руине Музея архитектуры открылось сразу две выставки, посвященные истории изучения деревянной архитектуры. Одна беглая, но фактурная, – другая подробная и красивая, поскольку работы Александра Ополовникова из фондов музея очень хороши.
Пластины Багратиона
Обнародован проект нового небоскреба от архитекторов СПИЧ в Москва-Сити. В нем можно увидеть: московские высотки, Чикаго, архитектон Малевича и попытку деконструкции цельного образа московского небоскреба, найденного авторами в недавних предшествующих работах.
Секрет Полишинеля
Вчера, помимо церемонии награждения Архитектурной премии Москвы, вручили дипломы лучшим архитектурным журналистам. Приз в новой номинации Адаптация получил тг-канал «Недвижимость. Инсайды»; несмотря на анонимность, премию получил реальный человек.
Мост-завиток
Проект пешеходного моста, предложенного архитекторами бюро ATRIUM Веры Бутко и Антона Надточего для Алматы, стал победителем премии A+A Awards портала Architizer в номинации «Непостроенная транспортная инфраструктура». Он и правда хорош: «висячий сад» в бетонных колоннах-кадках над городской трассой сопровожден завитками деревянных пандусов, которые в ключевой точке складываются в элемент национальной орнаментики.
Лошарик
Москомархитектура обнародовала проект пешеходного моста между ММДЦ Москва Сити и ТПУ Деловой центр. Авторы – Сергей Кузнецов и Дмитрий Сухов.
Кино как поиск
В ГЭС-2 на презентации 99 номера «Проекта Россия» показали фильм – «архитектурное высказывание» бюро Мегабудка. Говорят, первый такого рода опыт в нашем контексте: то ли часть заявленного архитекторами поиска «русского стиля», то ли завершающий штрих исследования.
Стандарты по школам
Москомархитектура представила новые рекомендации проектирования объектов образования и инженерной инфраструктуры.
Озерный город
Максим Атаянц спроектировал крупный жилой комплекс на озере Черном в городе Кургане. Его каналы напоминают о «Городе набережных», а колокольня на острове призвана перекликаться с калязинской.
Стеклянное общежитие
Москомархитектура и ТПО «Прайд» обнародовали новый вариант проекта общежитий МТГУ имени Н.Э. Баумана на Госпитальной набережной.
4 сложные темы
Всемирный фонд памятников (WMF) представил очередной список из 25 объектов наследия под угрозой. Каждый из них страдает от одной из четырех глобальных проблем.
Всё отклонить
Неделю назад завершился период обсуждения законопроекта об архитектурной деятельности. На портале нормативных актов опубликованы замечания и предложения к тексту закона и их статус. Ни одного предложения не было принято к рассмотрению. Ощущение такое, что их отвергли, не особенно вчитываясь.
Около архитектуры
МАРШ анонсирует старт образовательных программ, которые будут интересны не только проектироващикам: теперь в школе можно обучиться архитектурной керамике, фотографии и познакомиться с современными тенденциями, даже если вам нет 18.
Арктический код
Опубликован дизайн-код арктических поселений – комплекс стандартов и сводов правил, регулирующих внешний облик городской среды в Арктике. Он доступен как в виде книги, так и в сети.
Доминион на Шарикоподшипниковской: детали
Банк «Траст» продал Dominion Tower. Его реализовывали больше года, строили тоже очень долго и первое построенное здание бюро Захи Хадид в Москве, помнится, многих разочаровало. Вашему вниманию – небольшой фоторепортаж о здании, сделанный в 2020 году.
Смелый выбор
Куратором следующей, 18-й биеннале архитектуры в Венеции назначена Лесли Локко, исследовательница и преподавательница архитектуры, а также успешная писательница.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Культ цикличности
На плато Гиза в рамках биеннале современного искусства в Египте 2021 реализована инсталляция Александра Пономарева Уроборос.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Дело роботов
В Амстердаме установили первый в мире стальной мост, напечатанный на 3D-принтере. Собственно производством занимались четыре робота.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Технологии и материалы
Свет для будущих поколений
Компания SWG | Светодиодное освещение оборудовала специализированную учебную лабораторию при Московском государственном строительном университете и запустила совместную с вузом программу обучения профессионалов интерьерного освещения.
Благородный металл
Сегодня парадные лобби жилых комплексов – это отдельное произведение дизайнерского искусства. Рассказываем, как в их оформлении используется продукция компании HÖGER – производителя уникальных интерьерных деталей из металла
Компания Hilti усиливает локальное производство
Øglaend System, подразделение группы компаний Hilti, производит кабеленесущие системы, которые можно использовать на объектах любой сложности: от нефтяных платформ до торговых центров. Генеральный директор Дмитрий Клименко рассказал Архи.ру о расширении производства в Санкт-Петербурге и запуске новых линеек для фасадных систем Hilti.
Скрафтить площадку
На примере игровых комплексов «Хоббики» – лидера в производстве уличной мебели – рассказываем, в чем преимущества крафтового подхода к оборудованию детских площадок
Приглашение на танец
Компания «Новые Горизонты» разработала несколько серий игровых комплексов, которые можно адаптировать под особенности той или иной площадки. Рассказываем о гибкости решений на примере комплекса «Танцующие домики».
Формула надежности. Инновационная фасадная система...
В компании HILTI нашли оригинальное решение для повышения надежности фасадов, в особенности с большими относами облицовки от несущего основания. Пилоны, пилястры и каннелюры теперь можно выполнять без существенного увеличения бюджета, но не в ущерб прочности и надежности
МасТТех: успехи 2022 года
Кроме каталога готовой продукции, холдинг МасТТех и конструкторское бюро предприятия предлагают разработку уникальных решений. Срок создания и внедрения составляет 4-5 недель – самый короткий на рынке светопрозрачных конструкций!
ROCKWOOL: высокий стандарт на всех континентах
Использование изоляционных материалов компании ROCKWOOL при строительстве зданий и сооружений по всему миру является показателем их качества и надежности.
Как применяется каменная вата в знаковых объектах для решения нетривиальных задач – читайте в нашем обзоре.
Кирпичное узорочье
Один из самых влиятельных и узнаваемых стилей в русской архитектуре – Узорочье XVII века – до сих пор не исчерпало своей вдохновляющей силы для тех, кто работает с кирпичом
NEVA HAUS – узорчатые шкатулки на Неве
Отличительной особенностью комплекса NEVA HAUS являются необычные фасады из кирпича: кирпич от «ЛСР. Стеновые» стал материалом, который подчеркивает индивидуальность каждого из корпусов нового комплекса, делая его уникальным.
Керамические блоки Porotherm – 20 лет в России
С 2023 года Wienerberger отказывается от зонтичного бренда в России и сосредотачивает свои усилия на развитии бренда Porotherm. О перспективах рынка и особенностях строительства из керамических блоков в интервью Архи.ру рассказал генеральный директор ООО «Винербергер Кирпич» и «Винербергер Куркачи» Николай Троицкий
Латунный трек
Компания ЦЕНТРСВЕТ активно развивает свою премиальную трековую систему освещения AUROOM, полностью выполненную из благородной латуни.
Живая сталь для архитектуры
Компания «Северсталь» запустила производство атмосферостойкой стали под брендом Forcera. Рассказываем о российском аналоге кортена и расспрашиваем архитекторов: Сергея Скуратова, Сергея Чобана и других – о востребованности и возможностях окисленного металла как такового. Приводим примеры: с ним и сложно, и интересно.
Нестандартные решения для HoReCa и их реализация в проектах...
Каким бы изысканным ни был интерьер в отеле или ресторане, вся обстановка в прямом смысле слова померкнет, если освещение организовано неграмотно или использованы некачественные источники света. Решения от бренда Arlight полностью соответствуют этим требованиям.
Инновации Baumit для защиты фасадов
Австрийский бренд Baumit, эксперт в области фасадных систем, штукатурок и красок, предлагает комплексные системы фасадной теплоизоляции, сочетающие технологичность и широкие дизайнерские возможности
Optima – красота акустики
Акустические панели Armstrong Optima от Knauf Ceiling Solutions – эстетика, функциональность и широкие возможности использования.
Кирпичный модернизм
​Старший научный сотрудник Музея архитектуры им. А.В. Щусева, искусствовед Марк Акопян – о том, как тысячелетняя строительная история кирпича в XX веке обрела новое измерение благодаря модернизму. Публикуем тезисы выступления в рамках семинара «Городские кварталы», организованного компанией «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецким кирпичным заводом
Сейчас на главной
Концептуальный максимализм
Спортивный клуб Gympa создавался по заветам lagom и agile, то есть он минималистичный и гибкий, но в то же время уютный и эффективный. Главная изюминка места – зал с кварцевым песком и освещением, настроенным под циркадные ритмы.
Алмазный палимпсест
Римское бюро Labics завершило реконструкцию значимого ренессансного памятника Палаццо деи-Диаманти в Ферраре. Дворец получил удобные, современные выставочные пространства, комфортные общественные зоны и четко организованную структуру.
Лучшее, худшее, новое, старое: архитектурные заметки...
«Что такое традиции архитектуры московского метро? Есть мнения, что это, с одной стороны, индивидуальность облика, с другой – репрезентативность или дворцовость, и, наконец, материалы. Наверное всё это так». Вашему вниманию – вторая серия архитектурных заметок Александра Змеула о БКЛ, посвященная его художественному оформлению, но не только.
Архитектура ДК
В «Манеже» до 2 апреля работает выставка «Дом культуры СССР». Один из кураторов, Ксения Кокорина, рассказывает о значимых проектах прошлого столетия.
Акулы и лава
Бюро MERA Makers придумало и построило игровой комплекс для детского сада в Сарове. Восемь модулей из фанеры и цветного оргстекла, придуманных после обсуждения с детьми, соединяются в остров, который предлагает разные сценарии игры и богатый сенсорный опыт.
Резервуар для искусства
В музейном квартале Бангалора, столицы Южной Индии, открылось новое здание музея MAP – Музея изобразительного искусства и фотографии. Основа фондов – коллекция предпринимателя Абхишека Поддара, он же заказчик архитектурного проекта, авторы здания – местное архбюро Mathew and Ghosh Architects.
Ферма в каждый дом
На воркшопе Архитектура+FOODTECH архитектурная лаборатория SA lab вместе студентами придумала новый тип вертикальных ферм и прошла путь от концепции до реализации. Прототип напечатан на 3D-принтере из переработанного пластика и выращивает 136 растений.
Школа хвойных пород
Для проекта средней школы Port Marianne в Монпелье архитекторы местного бюро A+Architecture выбрали особый безопасный для экологии бетон в сочетании с конструкциями из местной Севеннской ели и эффектной отделкой из Дугласовой пихты.
Иван Фомин и Иосиф Лангбард: на пути к классике 1930-х
Новая статья Андрея Бархина об упрощенном ордере тридцатых – на основе сравнения архитектуры Фомина и Лангбарда. Текст был представлен 17 мая 2022 года в рамках Круглого стола, посвященного 150-летию Ивана Фомина.
Совместный досуг
Центр «Поле» выполняет роль третьего места в спальном районе Москвы. На площади меньше 30 квадратных метров студия дизайна D создала пространство, где дети и взрослые могут проводить время вместе: играть, работать, встречаться с друзьями, заниматься спортом и творчеством.
Сады и искусство
Петербургское ландшафтное бюро МОХ открыло в Москве представительство, напоминающее арт-галерею: пространство формата white box служит фоном для цветочных композиций, объектов искусства и дизайна
Белые одежды
Парижский архитектор Жан-Пьер Лотт спроектировал и построил для Университета Страсбурга новый учебный корпус Le Studium, который задуман прежде всего как так называемое «третье место».
Пресса: Самые важные архитектурные утраты Петербурга за последние...
«Cобака.ru» попросила архитектурного критика и автора телеграм-канала «Город, говори» Марию Элькину, основателя архитектурного бюро «Хвоя» Георгия Снежкина, искусствоведа и автора телеграм-канала «Русский камамбер» Александра Семенова, архитектора-градопланировщика бюро MLA+ Даниила Веретенникова и члена градостроительного совета города, руководителя архитектурного бюро «Студии 44» Никиту Явейна выделить главные городские утраты и возможные в скором времени потери, начиная с нулевых, и рассказывает историю этих мест.
Три из четырех
Рассказываем об итогах прошлогоднего конкурса на оформление четырех станций метро в Казани. Победителей трое – публикуем их проекты. Для последней станции проект выбрать не удалось.
Дворец воды
Дворец водных видов спорта строился в Екатеринбурге в рамках подготовки к Универсиаде-2023. Комплекс включает три бассейна, рассчитан на 5000 зрителей, соответствует требованиям FISU и предполагает интенсивное использование вне крупных спортивных мероприятий.
Мечта о танце
Пекинское бюро MAD превратит старый склад в бывшем порту Роттердама в Центр танцевального искусства с амфитеатром под открытым небом.
Пресса: Юлий Борисов: «Успех не в компромиссе, а в гармонии»
В интервью «Строительному Еженедельнику» Юлий Борисов признается, что не любит использовать слово «компромисс», так как оно предполагает, что кто-то из участников процесса остается неудовлетворенным.
Многоликий
В интерьере ресторана Cult в Калининграде архитектор Дарья Белецкая разворачивает историю, родившуюся из размышлений о тревожности. Ощутить равновесие и спокойствие помогает созерцание полуторатонного валуна, мерцание воды, маски, отсылающие к «Тысячеликому герою» Джозефа Кэмпбелла и общая атмосфера полумрака и тишины.
Мост-аттракцион
Пешеходный мост по проекту архитектора Томаса Рэндалла-Пейджа и конструктора Тима Лукаса в историческом лондонском доке перекатывается «вверх ногами» с помощью двух ручных лебедок, чтобы пропускать проходящие суда.
Дом учителя
В Нинбо в родном доме ведущего экономиста КНР Дун Фужэна открылся музей. Авторы реконструкции – пекинское бюро WIT Design & Research.
Медная корона
Дом, построенный по проекту мастерской Михаила Мамошина рядом с новой сценой Малого драматического театра, прячется во дворах, но вопреки этому, а может и благодаря, интерпретирует традиционную застройку конца XIX века более смело, чем это принято в Петербурге.
Куб в оазисе
Еврейский культурный центр Сочи расположится в доступной части города и станет центром общественной жизни: помимо синагоги он вместит образовательный центр, кошерный ресторан и музей, рядом появится благоустроенный сквер.
О сохранении владимирского вокзала: мнения экспертов
Продолжаем разговор о сохранении здания вокзала: там и проект еще не поздно изменить, и даже вопрос постановки на охрану еще не решен, насколько нам известно, окончательно. Задали вопрос экспертам, преимущественно историкам архитектуры модернизма.
«Чайка» с мозаикой
В здании речного вокзала Волгограда открылось кафе «Чайка на крыше». Над интерьером работало бюро Object, которое обратилось к эстетике позднего советского модернизма – отсюда цветовая гамма, шпонированные панели, терраццо и главный элемент интерьера – яркая мозаика.
Задел на будущее
Реконструкция стадиона Drusus в Южном Тироле по проекту gmp и Dejaco + Partner рассчитана на будущие успехи команды-хозяйки F.C. Südtirol в новой для нее серии B чемпионата Италии по футболу.
Архитектурные заметки о БКЛ.
Часть 1
Александр Змеул много знает о метро, в том числе московском, и сейчас, с открытием БКЛ, мы попросили его написать нам обзор этого гигантского кольца – говорят, что самого большого в мире, – с точки зрения архитектуры. В первой части: имена, проектные компании, относительно «старые» станции и многое другое. Получился, в сущности, путеводитель по новой части метро.