Сокольники: ковер из кирпича

Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.

Автор текста:
Дарья Горелова

mainImg
Пару месяцев назад Москомархитектуры показал проект благоустройства Сокольнической площади – пути от выхода из станции метро Сокольники ко входу в одноименный парк. Показал, и спрятал, потому что мы увидели лишь несколько очень привлекательных рендеров, а архитекторы почти отвечали на вопросы, им было нельзя. И вот теперь стало можно: Megabudka опубликовали подробный рассказ на своей странице fb и чуть менее подробный на сайте. Так что теперь все всё могут узнать. Ну что же, рассмотрим.
Границы проектирования. Сокольническая площадь
© Megabudka

Прежде всего новое благоустройство понадобилось не исходя из абстрактных плавно по украшению города, а потому что на площади сооружают станцию «Сокольники» Большого кольца московского метро. Ее рабочее название «Стромынка», проект, победивший в конкурсе и реализуемый сейчас, разработан MAParchitects. Строят открытым способом прямо под Сокольнической площадью, иными словами, площади, которую архитекторы предпочитают называть бульваром, пока что временно не существует, всё раскопано. Строители увезли оттуда и обещали сохранить 221 одну липу; архитекторы не верят в возможность пересадки деревьев «столь почтенного возраста», но считают липы важной частью идентичности места, и в любом случае предлагают восстановить четыре аллеи, высадив как можно больше деревьев высотой 5-7 метров, т.е. достаточно больших, надо думать примерно таких, какие «Стрелка» высадила на Садовом кольце, может быть, чуть меньше, но не тонких саженцев.

Спланировать аллеи оказалось не просто: часть места оказалась занята венткиосками, нормативный отступ от которых – 25 м –преодолим через спец-тех-условия, но базовый отступ от фундаментов шириной 5 м все равно остается. Примерно посередине бульвара новая станция метро из-за неглубокого залегания подходит к поверхности так близко, что деревья в этом месте посадить тоже нельзя – в итоге в нескольких местах в липовых аллеях образовались лакуны. Но даже их архитекторы смогли несколько уменьшить, приподняв там, где это потребовалось, деревья на полметра над мощением.
  • zooming
    1 / 7
    Места расположения венткиосков и туалетаи необходимые отступы. Сокольническая площадь
    © Megabudka
  • zooming
    2 / 7
    Проект посадки дерева в уровне мощения и в приподнятый газон. Сокольническая площадь
    © Megabudka
  • zooming
    3 / 7
    План с учетом подземных конструкций метро. Сокольническая площадь
    © Megabudka
  • zooming
    4 / 7
    Подземные коммуникации. Сокольническая площадь
    © Megabudka
  • zooming
    5 / 7
    Сокольническая площадь
    © Megabudka
  • zooming
    6 / 7
    Сокольническая площадь
    © Megabudka
  • zooming
    7 / 7
    Сокольническая площадь
    © Megabudka

Для того, чтобы уместить четыре ряда деревьев и устроить дополнительные проходы, которые расширили пешеходную часть бульвара с 16 до 22 м, архитекторы предложили для крайних боковых рядов приподнятый ступенчатый газон-горку с волнистым краем и скамейками в основании. Он дожен располагать к отдыху и прогулкам: если по центральной аллее можно пробежаться в нужном направлении, то здесь – брести, разглядывая растения (их состав еще не определен) и присаживаясь на скамейки.
  • zooming
    1 / 7
    Скамейки и ступенчатые клумбы. Сокольническая площадь
    © Megabudka
  • zooming
    2 / 7
    Распределение центрального пешеходного потока и озеленения по краям. Сокольническая площадь
    © Megabudka
  • zooming
    3 / 7
    Дополнительные аллеи. Сокольническая площадь
    © Megabudka
  • zooming
    4 / 7
    Скамейки. Сокольническая площадь
    © Megabudka
  • zooming
    5 / 7
    Форма клумб-скамеек внешнего контура. Сокольническая площадь
    © Megabudka
  • zooming
    6 / 7
    Скамейки при клумбах внешнего контура. Сокольническая площадь
    © Megabudka
  • zooming
    7 / 7
    Сокольническая площадь
    © Megabudka

В боковых аллеях, действительно, образуется своеобразное «парковое» пространство, насыщенное и располагающее к размеренному созерцанию.
Сокольническая площадь
© Megabudka/Предоставлено пресс-службой Москомархитектуры

Фонари выбрали похожие на те, которые были не площади в послевоенное время, но дополнили их «развесистыми» дугообразными, которые должны удачно дополнить деревья, свешиваясь между кронами, когда те достаточно разрастутся.
  • zooming
    1 / 5
    Сокольническая площадь
    © Megabudka
  • zooming
    2 / 5
    Сокольническая площадь
    © Megabudka
  • zooming
    3 / 5
    Сокольническая площадь
    © Megabudka
  • zooming
    4 / 5
    Сокольническая площадь
    © Megabudka
  • zooming
    5 / 5
    Сокольническая площадь
    © Megabudka

Но, безусловно, главный, самый пластичный элемент проекта, то что делает его заметным и ярким, и что ни в коем случае не хочется потерять в процессе московской реализации – это мощение красным клинкером.
Сокольническая площадь
© Megabudka/Предоставлено пресс-службой Москомархитектуры

Архитекторы «Мегабудки» набросили его на площадь как подобие ковра, окутав кирпичом не только землю под ногами, но и будки венткамер, и объем туалета. На земле будет крупный полнотелый клинкер, на вертикальных поверхностях похожая на него клинкерная плитка, но важно лишь, что выглядеть они должны единообразно – как будто поверхность вспучилась и стволы необходимых объемов выросли, как грибы из-под асфальта, в той лишь разницей, что «ковер» очень лоялен к формам, облегает их аккуратно, безо всяких сладок и сломов. Очень интересный эффект, пространство обещает быть вполне футуристическим, своего рода кирпичной скульптурой, теплой, из-за кирпича по-своему консервативной, но привлекательной прежде всего свежестью формы, основанной на перетекании мостовой в стены.

Это главный сюжет, авторы подошли в нему максимально тщательно. Прорисовали варианты кладки кирпича, оговорившись, что пестро не будет, потому что тон – единый красный. Привели в пример кирпичное мощение «в елочку», восходящее к XIX веку и найденное на московских улицах в процессе работ по реновации. Перечислили известные здания из красного кирпича, в округе их много, сто лет назад она была промышленной, начиная со знаменитой каланчи. Подписали с авторами проекта станции «Стромынка», MAParchitects, договоренность, в которой те признали целостное решение бульвара и отдали форму венткиосков на усмотрение коллег из Megabudka. И наконец, привели главное знаковое обоснование – ветка метро-то «красная».
  • zooming
    1 / 4
    Примеры кирпичного мощения XIX века в Москве, найденные в процессе реновации
    Предоставлено Megabudka
  • zooming
    2 / 4
    Форма дополнительных объемов: венткиоски и общественный туалет. Сокольническая площадь
    © Megabudka
  • zooming
    3 / 4
    Сокольническая площадь
    © Megabudka
  • zooming
    4 / 4
    Рисунок мощения. Сокольническая площадь
    © Megabudka

Перечислили достоинства клинкера: не бьется, сами кололи в мастерской, с трудом раскололи, от отличие от бетонной плитки; влагоустойчив, красив. Нарисовали эффектный вид широкой главной аллеи, где кирпич блестит под ногами, переливаясь как закатное небо.
Сокольническая площадь
© Megabudka/Предоставлено пресс-службой Москомархитектуры

Почему я тут дважды повторяю про «не хочется потерять».

Дело в том, что на «Активном гражданине» открыто голосование, которое предлагает выбрать между кирпичным мощением и тремя вариантами «бежевой плитки», нарисованными по нисходящей к варианту, где венткиоски вообще не декорируются. Превосходство первой версии вроде бы очевидно, но уже под фейсбуковской статьей архитекторов, где все описано еще подробнее, чем здесь, развернулась нешуточная битва – есть жители Сокольников, которые предпочитают «сделать все как было», вот прямо до зеленых заборчиков по бокам. Так вот, хотелось бы призвать читателей голосовать за первый вариант. Честное слово, он намного лучше и только он даст интересную площадь – произведение искусства, – вместо стандартного благоустройства, которого в городе уже и так немало.

Увы, кое-что проект уже потерял в процессе доработки. К примеру, фонтан на выходе из павильона метро.
Фонтан. Отменен. Сокольническая площадь
© Megabudka/Предоставлено пресс-службой Москомархитектуры

Или качели. Не знаю, какому снобу не нравятся качели на Триумфальной, но позволю заметить – заняты они постоянно. Ну почему без качелей? Нет ответа.
zooming
Качели. Отменены
© Megabudka

Сейчас также, по-видимому, идет обсуждение транспортной схемы: ее более ранний вариант предполагал меньше парковок и остановки общественного транспорта на внутреннем контуре площади, что безопаснее.
Первоначальная транспортная схема, с меньшим количеством парковок и остановками общественного транспорта на внутреннем контуре площади. Сокольническая площадь
© Megabudka
Сокольническая площадь
© Megabudka/Предоставлено пресс-службой Москомархитектуры

И наконец, проект потерял часть функций, первоначальная программа была более насыщенной.
Первоначальная схема функций; сокращена. Сокольническая площадь
© Megabudka

Почему-то отменили даже предложенные поначалу внешние писсуары, удобный элемент городского благоустройства, антивандальный, позволяющий сохранить город чистым. Тут уже хочется сказать что-то словами профессора Преображенского, но не будем.
Сокольническая площадь
© Megabudka

Лучше покажем еще пару видов «кирпичной» площади и напомним, где в Москве можно найти мостовые из красного клинкера – вокруг домов Сергея Скуратова на улице Бурденко и в Тессинском переулке. Там можно пройтись и почувствовать, как оно ощущается под ногами.
Сокольническая площадь
© Megabudka/Предоставлено пресс-службой Москомархитектуры

10 Февраля 2020

Автор текста:

Дарья Горелова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Вдыхая новую жизнь
Рассказываем об итогах конкурса на концепцию развития Центрального парка им. Горького в Красноярске и показываем три проекта-победителя: воплотить в жизнь планируется лучшие идеи из каждого.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Прогулки по воде
Набережная Марка Шагала в скором времени превратится в крупнейший прибрежный парк Москвы с зелеными променадами, велосипедными и беговыми дорожками, парковыми аллеями, спа-центром на воде, водным садом и скульптурными павильонами в духе художников-авангардистов, прежде всего самого Шагала. Рассматриваем проект второй очереди.
Кисельные берега взаправду
Стратегия развития Казанки – масштабный и амбициозный проект по созданию национального парка в самом сердце города, способного изменить образ жизни казанцев. О реалистичности и серьезности намерений говорит тот факт, что с момента утверждения Стратегии отменено несколько крупных строек на берегах реки.
Орбитальное расхождение
Ансамбль деревянной ротонды и овального моста, сооруженный Антоном Кочуркиным в ПКиО Выксы, напоминает схему планеты, сошедшей к орбиты на апогее, но все же к ней привязанной. А мост соединяет, вместо двух берегов, – воды двух прудов. Словом, объект театрализует и осмысляет действительность по законам жанра паркового павильона.
Не реставрация, но воссоздание
Декоративное панно «Защитникам Отечества» в Калуге, созданное почти полвека назад художником Владимиром Животковым, обрело вторую жизнь и избежало забвения. Теперь на его месте – точная и усиленная копия.
Уолт Дисней, Альдо Росси и другие
В издательстве Strelka Press вышла книга Деяна Суджича «Язык города», посвященная силам и обстоятельствам, делающим город городом. Публикуем фрагмент о градостроительной деятельности Уолта Диснея и его корпорации.
Красная ботаника
Жилой комплекс рядом с петербургским Ботаническим садом невысок и уютно-контекстуален. На основе современного средового и орнаментального модернизма он совмещает аллюзии на соседние исторические здания и тему флорального декора, также продиктованную гением места.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.