Законы каменных джунглей

В рамках VI петербургской биеннале архитектурное сообщество обсуждает проблемы жилых новостроек. Пытаемся понять, кто виноват и что делать.

author pht

Автор текста:
Алёна Кузнецова

mainImg
Дискуссионная программа петербургской биеннале была составлена разнообразной, но во многих обсуждениях так или иначе всплывали темы современной жилой застройки. К обсуждению привлекли максимальное количество сторон: не только архитекторов, но и девелоперов, застройщиков, юристов, специалистов пресс- и маркетинговых служб. Мы суммировали высказанные мнения.
Панельная дискуссия с девелоперами, VI Петербургская архитектурная биеннале 2017. Фотография © Российская гильдия управляющих и девелоперов.

Периметр города начали застраивать однотипными жилыми массивами в начале 2000-х годов. Их принято ругать: «обувные коробки, поставленные на попа», «муравейники», «гетто для тех, кому не повезло в жизни». Сейчас они выплеснулись за пределы города в ближайшие районы ленинградской области, где действует иное законодательство и нормативы, и приняли еще более ужасающий масштаб. По признаниям архитекторов, их берет оторопь, когда приходится проезжать мимо таких районов как Кудрово или Мурино. Здесь нет комфортной среды, вместо общественных пространств – автомобильные парковки. На их фоне пятиэтажные хрущевки кажутся роскошью.

В проблеме принято винить жадных застройщиков или недалеких девелоперов, сводить все к экономической выгоде. Но в ходе обсуждения выяснилось, что все не так просто.
 
Градостроительная политика
Прежде всего, специалисты предлагают не сравнивать Петербург, с его климатом и количеством населения, с европейскими городами: вся Финляндия, в сторону которой мы часто завистливо поглядываем, поместится в Петербурге. Нельзя отменить рост города и количества его жителей. Но регулировать этот процесс просто необходимо.

По мнению архитектора Михаила Кондиайна, если не задумываться о последствиях и позволить городу развиваться в моноцентрической системе, то мегаполис, соединившись со своими агломерациями, съест места отдыха, лесопарки, дачные и коттеджные постройки, и превратится в каменные джунгли. Вседозволенности застройщиков, законам этих каменных джунглей, которые только начинают расползаться, по убеждению архитектора следует противопоставить государственную идеологию, которая позволит выбрать правильное направление и придерживаться его. Как вариант, можно изменить экологические стандарты, чтобы предприятия могли находиться рядом с жильем, сделать буферные зеленые зоны.

Архитектор Сергей Бобылев также считает, что «ответ лежит в широких градостроительных понятиях». Градостроительная политика без участия государства не может быть эффективна, не может балансировать мегаполис. Сейчас вместо градостроительства происходит землеустроительство, от этой базы проистекает все недовольство. Необходимо создавать научно-исследовательские центры, национальную школу градостроительства, лицензировать градостроительную деятельность.

Какие-то шаги в эту сторону, конечно, делаются. Как минимум, есть генеральный план и правила землепользования и застройки. С 1 января 2017 года в градостроительном кодексе закрепился новый инструмент – комплексное устойчивое развитие территории (КУРТ).

По словам председателя совета директоров компании Ленстройтрест Дмитрия Карпушина, «можно запретить строить плохо, но нельзя заставить строить хорошо». Однако у некоторых хорошо получается уже сегодня. Каким же образом?
 
Хороший девелопер
Нельзя отрицать, что достойное жилье тоже получается. Становится больше девелоперов, которые готовы глубоко погружаться в проекты, прислушиваются к архитектору, ищут свои «фишки». Все как один говорят о закрытых дворах, разделении пешеходов и транспорта, планировании нежилых помещений и их арендаторов, ведении своих объектов после сдачи в эксплуатацию. Представители девелоперских компаний считают, что сейчас продается жилая среда, а не квадратные метры. О красоте говорят реже, и только в проектах подороже.
zooming
ЖК «Светлый мир. Я-Романтик...», новый проект фасадов, 2016. © «А.Лен»

Один из доступных и недорогих инструментов, который помогает девелоперам создавать действительно качественные проекты – это внутренние архитектурные конкурсы, которых в последнее время стало больше. Николай Пашков, генеральный директор компании Knight Frank StPetersburg, привел ряд преимуществ, которые они дают:
  • Возможность сравнить варианты архитектуры и технико-экономические показатели проекта. Речь идет о количестве и качестве квадратных метров, которое студия может выжать из участка. Выбор здесь делается в первую очередь экономический, потом эстетический. 
  • Возможность упростить согласование проекта.
  • Возможность выбрать надежного проверенного архитектора.
  • Возможность выбрать решение, удовлетворяющее вкусам заказчика. 
  • Дополнительный пиар проекта и девелопера.
По убеждению представителей застройщиков, конкурс так или иначе оставляет в плюсе все три стороны архитектурного процесса: девелопер делает более осмысленный выбор партнера и объекта, архитектор в условиях конкуренции повышает планку, общество получает более качественную архитектуру. Кроме того, появляется шанс и у молодых архитекторов. Хотя многие девелоперы признаются, что предпочитают работать с опытными студиями: молодые могут «накреативить», но неизвестно, хватит ли у них профессионализма довести идеи до воплощения. На откуп молодежи дают малые формы и благоустройство. Иностранных архитекторов к участию в конкурсах сейчас приглашают реже: их услуги стоят значительно дороже, также нередко их проекты требуется адаптировать под наши нормы.
 
Архитектор-просветитель
Какую роль во всех этих процессах отвели архитектору? Судя по услышанным высказываниям, архитектор должен стать просветителем.

Татьяна Копыстыринская, коммерческий директор ГК «Пионер», считает, что первая обязанность архитектора – качественно преподнести свою идею, чтобы девелопер ею проникся, а в ходе обсуждения объяснял, что нужно, а что нельзя делать. Архитектор и девелопер должны в конечном итоге совпасть в своем видении проекта, и тут возможны компромиссы с обеих сторон. По словам Михаила Кондиайна, если архитектор понимает девелопера с точки зрения его бизнеса, то не ставит своей задачей сохранить проект в первозданном виде. Главное «не выплеснуть ребенка вместе с водой».

Дмитрий Карпушин соглашается: архитекторам нужно не переставать читать лекции. По его словам, «девелопер – это профессия, которая возникла сегодня утром. Нас, обывателей с бульдозерами и деньгами, надо просвещать. Архитекторы – это элита, а элита должна разговаривать со своим народом». Необходимо создать моду на архитектурный ликбез среди девелоперов.
Диалог архитектора и девелопера, VI Петербургская архитектурная биеннале 2017. Фотография © Российская гильдия управляющих и девелоперов

Сергей Орешкин обозначил два пути: «сгореть на подборе дешевых материалов и придумывании прекрасных планировок, или работать в дорогой архитектуре, где можешь выразить собственное «я». Судя по всему, многие готовы и к первому варианту. По мнению архитектора Евгения Подгорнова, «в сегменте эконома все зависит от убеждений архитектора и диалога с девелопером. Можно сделать интересные планировки без удорожания». Архитекторы предлагают следующие решения: организовывать квартал в целом, сочетать частные и открытые пространства, разделять транспорт и пешеходов, защищать от шума и ветра, делать скрытые парковки, разновысотную застройку с доминантами, играть с плотностью, создавать аналоги доходных домов, модульное жилье с открытыми планировками, регулировать процент содержания 1-2-3 комнатных квартир.
 
Deus ex machina или портрет потребителя 
Драматургию одного из самых горячих обсуждений задала Ирина Садикова, градостроитель НИИПЦ Генерального плана Санкт-Петербурга, высказав мнение о том, что не удовлетворив базовые потребности, переходить к более сложным довольно трудно, да и не правильно. То есть сначала нужно сделать так, чтобы каждый мог получить жилье с минимальной инфраструктурой, а потом «плести кружева»: пешеходные и велодорожки, закрытые дворы и прочее. Если соблюсти все те нормы, которые нужны для квартиры (машиноместа, инсоляция, уровень шума), тогда и получится нормальное жилье, – считает Ирина Садикова.

Девелоперы, которые очень обстоятельно исследуют свою целевую аудиторию, нарисовали такой портрет покупателя квартиры в секторе эконом-класса: он считает, что чем дом выше, тем он лучше; что когда много соседей – как-то спокойнее. Хорошо, если жилье недалеко от работы, есть детский сад и площадки, транспортные узлы.

Те, кто готов платить больше, тяготеют к малоэтажной застройке, хотят меньшей плотности, близких по статусу соседей, безопасности, экологии. Отдельной категорией стала динамичная молодежь, которой интересно жить на высоте и которой для счастья хватает двадцати квадратных метров. И только в классе элитной архитектуры есть запрос на архитектуру, красоту, эмоциональную привлекательность.

Согласно исследованиям, данные которых приводила журналист газеты «Недвижимость и строительство Петербурга» Наталья Андропова, только 10-12% новоселов в жилых массивах Парнаса, Кудрово и Мурино остались недовольны и хотели бы переехать. 63% ничего не хотели бы менять и купили бы квартиру здесь же. Их волнует цена, планировки, транспортная доступность и наличие социальных объектов, и совершенно не волнует однообразная архитектура, отсутствие парков, церквей, рынков и общественных пространств.

По мнению Дмитрия Карпушина, «людей приучили к мысли, что если у тебя нет дома в Ницце, на приличную архитектуру в Петербурге можешь не рассчитывать». Светлана Денисова, руководитель отдела продаж компании БФА-девелопмент соглашается: позиция обывателя объясняется формулой «если не имеешь того, что любишь, люби то, что имеешь».

Получается, что есть запрос на удовлетворение базовых потребностей, и он выполняется. А запроса на «кружева» даже не предвидится, поскольку у людей нет представления о том, что может быть иначе. Нужно изменить базовые потребности, тогда они станут рыночной реальностью. Так в 70-е годы машина с кондиционером была роскошью, а сегодня это повседневность.

Дмитрий Карпушин сравнил ситуацию с потреблением суррогатного алкоголя: «то, что его хорошо покупают, вовсе не значит, что его не надо запрещать на государственном уровне». Ни один опрос потребителя не помог бы придумать телефакс, потому что тот просто не мог его представить. А изменить общественное представление, задать новую систему координат рынка под силу только политике, – считает Карпушин.
 

0

24 Апреля 2017

author pht

Автор текста:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Дюны, кварц и атом
Проект-победитель конкурса Малых городов для Соснового Бора: благоустройство парка и пляжа, вдохновленное северным ландшафтом, зеркалами и ядерной энергетикой.
Стеклянный ларец
Пражские архитекторы OV-A спроектировали штаб-квартиру производителя дизайнерского богемского стекла Lasvit в Нови-Боре: главную роль там играет корпус с фасадами из специально изобретенной стеклянной плитки.
Пресса: Как мир перенесет прививку от изоляционизма
«Мне странно теперь представить себе,— пишет Илья Эренбург в начале 1960-х, вспоминая 1914-й,— что можно было отправиться в другую страну, не заполнив анкеты, не проводя недели в ожидании — впустят или не впустят; но слово "виза" я услышал впервые во время войны; прежде не спрашивали даже паспорта».
Красный акцент
Коммерческое здание Stellar по проекту Sanjay Puri Architects в новом районе Ахмадабада привлекает внимание офисным «пентхаусом» из красного металла.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.