ДНК аг: «Архитектура RCR абсолютно уникальна»

Архитекторы группы ДНК – давние ценители творчества бюро RCR Arquitectes, новых лауреатов Притцкеровской премии. Говорим с ними об эмоциональной, тонкой, бескомпромиссной архитектуре каталонцев.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архи.ру:
– После присуждения Притцкера каталонскому бюро RCR Arquitectes все буквально начали утешать друг друга: не волнуйтесь, что вы их не знаете, их никто не знает. И тут выяснилось, что вы знаете давно и даже восхищаетесь. Тогда такой вопрос – с чего началась эта приязнь, как и когда произошло ваше первое знакомство с работами RCR?

Константин Ходнев:
– C самого начала нашей самостоятельной работы как ДНК аг (бюро образовано в 2001 году – прим. ред.) мы выписывали журнал El Croquis. Про RCR мы узнали оттуда: в 2003 для них это тоже была одна из первых монографий. Их архитектура показалась нам очень близкой с первого взгляда.
zooming
Константин Ходнев, Даниил Лоренц, Наталья Сидорова. ДНК аг, 2016
Пристройка к ресторану Les Cols, Олот, Жирона, Испания / Из журнала El Croquis / фотография ДНК аг

Наталья Сидорова:
– И масштаб их построек, и подходы очень нам были близки в то время. Как видите, их первая книжка – а потом было выпущено ещё две побольше – первая книжка с работами RCR 1999–2003 у нас вся в закладках.

– А почему, что вы увидели в их архитектуре?

К.Х.: Я бы назвал это сочетанием рациональности и живописности, и отсутствия стереотипов. Но на задачу, поставленную в каждом проекте, они дают самостоятельный ответ, не следуют каким-то архитектурным трендам. Почти все их проекты построены на использовании одного материала. Всё либо стеклянное, или – сталь во всех видах. И вот возможные вариации обработки, подачи, восприятия одного и того же материала – возьмём к примеру вот эту пристройку в ресторану Les Cols в Олоте 2003 года – первое здание ресторана построено в металле, а пристройка из стекла: стеклянные потолки, стены, полы. Это очень известный ресторан, туда приезжают люди со всего мира. Поэтому там сделаны спальные кабинки для тех, кто остается ночевать. Они ночуют практически на открытом воздухе, в таких стеклянных коробочках. Абсолютно прозрачен там только верх, а стены из стёкол с разной степенью матировки и рельефа, для того чтобы обеспечить эту разную прозрачность, создать игру. Получается переливающаяся атмосфера. Это невероятно романтические вещи. Как сделать здание полностью из стекла так, что оно захватывает абсолютно и, с одной стороны, остаётся материальным, а с другой – наоборот, развоплощает и стирает все границы. Это очень тонко.

Les Cols Pavilions by 2017 Pritzker Prize Winner – RCR Arquitectes [OS][1400 × 747]

– То есть вы не считаете, что выбор жюри Притцкера случаен или что премию отдали рядовым архитекторам из демократических соображений?

К.Х.: Ни в коем случае. Это абсолютно уникальные люди. У меня в голове нет ещё десятка примеров архитекторов такого уровня. У кого-то бывает – да, одна работа. А здесь, что абсолютно важно, все работы уникальны, отточены и органичны в своём ландшафте и контексте.

Такое решение жюри премии это ещё и способ обратить внимание на то, какой ещё может быть архитектура. Кроме чистой формы или чистой социологии. Есть разные вещи, но есть такие, которые связаны непосредственно с архитектурой. RCR занимаются только архитектурой. Но они доводят её до совершенства, исследуют то, как ещё может говорить архитектура.
zooming
Пристройка к ресторану Les Cols, Олот, Жирона, Испания / Из журнала El Croquis / фотография ДНК аг

Н.С.: Сейчас по следам премии о них много рассуждают, часто банально сводят их архитектуру к ржавому металлу. Шумахер также высказался большой статьей, рассуждая: достойный или нет выбор в этом году. Мнения, безусловно, есть разные, и, кстати, очень хорошо, что возникло столько дискуссий.

119823_Rodez, musée-Soulages [RCR](août2014)

Но мне кажется, разговор о премии – это отдельный разговор. В данном случае важнее то, что они просто очень нам близки. RCR архитекторы с бескомпромиссной позицией. В каждой их работе – очень сильное художественное высказывание. Причём высказывание не всегда в рамках жанров, которые к этому предрасположены: зданиях музеев или общественных пространствах, где художественная часть превалирует по определению. Интересно то, что их артистический жест может быть практически на любую тему. Это может быть и жилой дом, построенный на контрасте, в какой-то степени даже жестковатом для жилья, и детский садик, и бассейн. Предлагается такая типология решения пространства, в которой современные вставки с одной стороны очень контрастны по отношению к историческим конструкциям. Но с другой стороны, они абсолютно органичны. Ничто не превалирует, не подавляет. Конечно, это требует глубочайшей продуманности деталей. Причем эта продуманность не только чисто техническая – они каждый раз изобретают некий артистический продукт, достигают художественного совершенства.
Детский сад El Petit Comte в Бесалу, Жирона, Испания Из журнала El Croquis / фотография ДНК аг

К.Х.: Я бы сказал, ближайший аналог не художественное произведение, а может быть, скорее кино.

Н.С.: Они выстраивают отражения на поверхностях, как бы рамы для видов. И ты видишь абсолютно по-другому, ощущаешь иначе. Обостряется восприятие архитектуры. Тут игра матовыми поверхностями, блестящими поверхностями. Вот к примеру их дом для столяра – а совершено металлический, там стекло переходит в металл. Всё это доходит до уровня абстракции, сходной с живописной абстракцией.

Помимо работы с материалом – тонкая работа с ландшафтом. Вот к примеру водоём на ферме Vila de Trincheria («вилла палисадника») в Жироне. Тут возникает некая история из рисунка листьев кувшинок – видите эти пятна на бортах и дне водоёма?
Vila de Trincheria, долина Бианья в окрестностях Олота, Жирона, Испания / Из журнала El Croquis / фотография ДНК аг
Vila de Trincheria, долина Бианья в окрестностях Олота, Жирона, Испания / Из журнала El Croquis / фотография ДНК аг

Колоссальное впечатление производит навес ресторана Les Cols: безопорное пространство, пропускающее воздух и свет. Решение одновременно изящное по конструкции и поэтичное по восприятию.
Навес для ресторана Les Cols, Олот, Жирона, Испания © Hisao Suzuki

Удивляют даже утилитарные проекты – вот один из их детских садов, целиком из цветного стекла, прямо полностью стеклянный. Но цвета не кричащие, всё полупрозрачное, вплоть до предметов мебели. На мой взгляд это чем-то перекликается с художественным подходом Жана Нувеля. Это художники, тут можно обсуждать размер мазка, ритм и так далее. Их архитектура работает через ощущения, через эмоции – в этом и состоит совершенство художественного высказывания. Здесь много интересных деталей на уровне тактильного, непосредственного восприятия.

El Petit Comte Kindergarten 幼稚園 01(Photo by Hisao Suzuki)

– Я бы сказала, и даже судя по тому, что вы говорите, их архитектура скорее перекликается с Цумтором…

К.Х.: Цумтор посуше, но он тоже – не мейнстрим, его архитектура тоже погружена в себя. В этом смысле они перекликаются как решения, тщательно продуманные изнутри.

Но и в совершенстве воплощения, конечно, поскольку дело не только в живописности концепции, а ещё и в тщательной реализации. Объекты RCR в построенном виде еще сильнее, чем в проекте. Будучи реализованы, они открывают какие-то новые смыслы. Это масса умственной, творческой и технической работы – всё вместе. Что позволяет создать абсолютно уникальный объект, уникальный на очень многих уровнях.

– Если вы увлеклись архитектурой RCR так давно, то что она вам дала? Как вы на неё отреагировали и в чём ваше сходство?

Н.С.: Да вот, их трое, нас трое, одна женщина, и по росту примерно так же распределяемся (смеются). Мы не занимались безусловным цитированием, но эксперименты были. Когда читаешь, за что жюри присудило им премию, думаешь: это же всё про нас! Многое уже прозвучало: работа с ландшафтом, контекстом, водой, историческим контекстом. Мы тоже стремимся искать точные ответы, не следовать стандартным решениям. Мы много работали с ландшафтами, территориями, здесь тоже очень много параллелей. Ещё одна черта сходства: мы тоже стремимся продумать отношение нашей архитектуры к человеку, рассчитать эмоциональный строй её восприятия, проживания.

Да, хочется достичь такой же силы жеста и бескомпромиссности, как у RCR. Мы в России, у нас мягче. Там каталонцы, у них жёстче.

К.Х.: До такого уровня материала, погружения в свойства материи, как у RCR – мало кто доходит, и для нас их метод раскрытия возможностей языка собственно архитектуры – это, конечно, ориентир. Он поднимает планку, показывает, о чём ещё можно думать, как ещё делать, какими ещё могут быть обычные материалы.
 

16 Марта 2017

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Притцкеровская премия

Трое из Каталонии
Лауреатами Притцкеровской премии стали архитекторы каталонской студии RCR Arquitectes. Впервые за всю историю жюри выбрало сразу трёх победителей.
Вышел из тени
Очередным лауреатом Притцкеровской премии стал португальский архитектор Эдуарду Соуту де Моура.

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.
Живой дизайн для фасадов
Скучные однообразные фасадные решения уходят в прошлое с появлением новых дизайнерских решений от RHEINZINK: с разнообразием привлекательных вариантов дизайна любая поверхность теперь становится многомерным, несомненно, привлекающим внимание, зрелищем.
Baumit Klima: чистый воздух в вашем доме
Продукты линейки Baumit Klima на натуральной известковой основе очищают воздух в помещении, не содержат вредных примесей и поддерживают влажность на оптимальном уровне.

Сейчас на главной

«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой студенты 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.
Разворот к красоте
Первый приз конкурса Таллинской биеннале на концепцию ревитализации промышленной зоны получила команда российских архитекторов. Авторы разработали генплан, вдохновляясь железнодорожным поворотным кругом, и предложили застройку с «градиентом» приватных и общественных пространств.
Дорога к парку
«Братеевские телепортеры» – навес, который позволил оформить и защитить вход в одноименный парк, и получил недавно спецприз жюри АРХИWOOD. Рассматриваем проект и отчасти – дискуссию экспертов премии вокруг него.
Дом для друзей
Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.
На реке
Любопытный пример освоения «хипстерской» стилистки в ресторане-дебаркадере, расположенном в центре Ростова-на-Дону: сравнительно лаконичный фасад и крайне насыщенный интерьер.
Как в фотокамере
Недалеко от Осло по проекту BIG построен изогнутый музей-мост – в дополнение к самому крупному в Северной Европе парку скульптур.
Пресса: Как город соединит виртуальное с реальным
Интернет, как мы уже тут неоднократно обсудили, лишает город многих его преимуществ перед не-городом, но он же сделает города центрами своего всевластия и всеведения.
Холм в кольце
Смотровая терраса по проекту архитекторов WaterScales у средневекового замка на юге Испании помещает посетителей в контекст исторического ландшафта.
Савинкин & Кузьмин: «Оставить указатели, но убрать...
С 17 по 19 октября в Гостином дворе пройдёт XXVII Международный архитектурный фестиваль «Зодчество’19», главной темой которого в этом году стала «Прозрачность». О нынешней концепции и опыте организации фестиваля мы поговорили с его кураторами Владиславом Савинкиным и Владимиром Кузьминым.
Архи-события: 23–29 сентября
Открытие лекционного сезона в Музее архитектуры, мероприятия «Открытого города», новый учебный год в Ре-школе и экскурсия на курорт «ПИРогово».
Материальность модулей
Центр искусств Aranya на китайском курорте Циньхуандао по проекту бюро Neri&Hu получил «орнаментальный» фасад из стеклофибробетонных модулей.
Единый язык
Квартал Polaris в Нанте по мастерплану бюро LAN объединил колледж гостинично-ресторанного бизнеса, доступное жилье и офисы.