ДНК аг: «Архитектура RCR абсолютно уникальна»

Архитекторы группы ДНК – давние ценители творчества бюро RCR Arquitectes, новых лауреатов Притцкеровской премии. Говорим с ними об эмоциональной, тонкой, бескомпромиссной архитектуре каталонцев.

Юлия Тарабарина

Беседовала:
Юлия Тарабарина

16 Марта 2017
mainImg
Архи.ру:
– После присуждения Притцкера каталонскому бюро RCR Arquitectes все буквально начали утешать друг друга: не волнуйтесь, что вы их не знаете, их никто не знает. И тут выяснилось, что вы знаете давно и даже восхищаетесь. Тогда такой вопрос – с чего началась эта приязнь, как и когда произошло ваше первое знакомство с работами RCR?

Константин Ходнев:
– C самого начала нашей самостоятельной работы как ДНК аг (бюро образовано в 2001 году – прим. ред.) мы выписывали журнал El Croquis. Про RCR мы узнали оттуда: в 2003 для них это тоже была одна из первых монографий. Их архитектура показалась нам очень близкой с первого взгляда.
zooming
Константин Ходнев, Даниил Лоренц, Наталья Сидорова. ДНК аг, 2016
Пристройка к ресторану Les Cols, Олот, Жирона, Испания / Из журнала El Croquis / фотография ДНК аг

Наталья Сидорова:
– И масштаб их построек, и подходы очень нам были близки в то время. Как видите, их первая книжка – а потом было выпущено ещё две побольше – первая книжка с работами RCR 1999–2003 у нас вся в закладках.

– А почему, что вы увидели в их архитектуре?

К.Х.: Я бы назвал это сочетанием рациональности и живописности, и отсутствия стереотипов. Но на задачу, поставленную в каждом проекте, они дают самостоятельный ответ, не следуют каким-то архитектурным трендам. Почти все их проекты построены на использовании одного материала. Всё либо стеклянное, или – сталь во всех видах. И вот возможные вариации обработки, подачи, восприятия одного и того же материала – возьмём к примеру вот эту пристройку в ресторану Les Cols в Олоте 2003 года – первое здание ресторана построено в металле, а пристройка из стекла: стеклянные потолки, стены, полы. Это очень известный ресторан, туда приезжают люди со всего мира. Поэтому там сделаны спальные кабинки для тех, кто остается ночевать. Они ночуют практически на открытом воздухе, в таких стеклянных коробочках. Абсолютно прозрачен там только верх, а стены из стёкол с разной степенью матировки и рельефа, для того чтобы обеспечить эту разную прозрачность, создать игру. Получается переливающаяся атмосфера. Это невероятно романтические вещи. Как сделать здание полностью из стекла так, что оно захватывает абсолютно и, с одной стороны, остаётся материальным, а с другой – наоборот, развоплощает и стирает все границы. Это очень тонко.

Les Cols Pavilions by 2017 Pritzker Prize Winner – RCR Arquitectes [OS][1400 × 747]

– То есть вы не считаете, что выбор жюри Притцкера случаен или что премию отдали рядовым архитекторам из демократических соображений?

К.Х.: Ни в коем случае. Это абсолютно уникальные люди. У меня в голове нет ещё десятка примеров архитекторов такого уровня. У кого-то бывает – да, одна работа. А здесь, что абсолютно важно, все работы уникальны, отточены и органичны в своём ландшафте и контексте.

Такое решение жюри премии это ещё и способ обратить внимание на то, какой ещё может быть архитектура. Кроме чистой формы или чистой социологии. Есть разные вещи, но есть такие, которые связаны непосредственно с архитектурой. RCR занимаются только архитектурой. Но они доводят её до совершенства, исследуют то, как ещё может говорить архитектура.
zooming
Пристройка к ресторану Les Cols, Олот, Жирона, Испания / Из журнала El Croquis / фотография ДНК аг

Н.С.: Сейчас по следам премии о них много рассуждают, часто банально сводят их архитектуру к ржавому металлу. Шумахер также высказался большой статьей, рассуждая: достойный или нет выбор в этом году. Мнения, безусловно, есть разные, и, кстати, очень хорошо, что возникло столько дискуссий.

119823_Rodez, musée-Soulages [RCR](août2014)

Но мне кажется, разговор о премии – это отдельный разговор. В данном случае важнее то, что они просто очень нам близки. RCR архитекторы с бескомпромиссной позицией. В каждой их работе – очень сильное художественное высказывание. Причём высказывание не всегда в рамках жанров, которые к этому предрасположены: зданиях музеев или общественных пространствах, где художественная часть превалирует по определению. Интересно то, что их артистический жест может быть практически на любую тему. Это может быть и жилой дом, построенный на контрасте, в какой-то степени даже жестковатом для жилья, и детский садик, и бассейн. Предлагается такая типология решения пространства, в которой современные вставки с одной стороны очень контрастны по отношению к историческим конструкциям. Но с другой стороны, они абсолютно органичны. Ничто не превалирует, не подавляет. Конечно, это требует глубочайшей продуманности деталей. Причем эта продуманность не только чисто техническая – они каждый раз изобретают некий артистический продукт, достигают художественного совершенства.
Детский сад El Petit Comte в Бесалу, Жирона, Испания Из журнала El Croquis / фотография ДНК аг

К.Х.: Я бы сказал, ближайший аналог не художественное произведение, а может быть, скорее кино.

Н.С.: Они выстраивают отражения на поверхностях, как бы рамы для видов. И ты видишь абсолютно по-другому, ощущаешь иначе. Обостряется восприятие архитектуры. Тут игра матовыми поверхностями, блестящими поверхностями. Вот к примеру их дом для столяра – а совершено металлический, там стекло переходит в металл. Всё это доходит до уровня абстракции, сходной с живописной абстракцией.

Помимо работы с материалом – тонкая работа с ландшафтом. Вот к примеру водоём на ферме Vila de Trincheria («вилла палисадника») в Жироне. Тут возникает некая история из рисунка листьев кувшинок – видите эти пятна на бортах и дне водоёма?
Vila de Trincheria, долина Бианья в окрестностях Олота, Жирона, Испания / Из журнала El Croquis / фотография ДНК аг
Vila de Trincheria, долина Бианья в окрестностях Олота, Жирона, Испания / Из журнала El Croquis / фотография ДНК аг

Колоссальное впечатление производит навес ресторана Les Cols: безопорное пространство, пропускающее воздух и свет. Решение одновременно изящное по конструкции и поэтичное по восприятию.
Навес для ресторана Les Cols, Олот, Жирона, Испания © Hisao Suzuki

Удивляют даже утилитарные проекты – вот один из их детских садов, целиком из цветного стекла, прямо полностью стеклянный. Но цвета не кричащие, всё полупрозрачное, вплоть до предметов мебели. На мой взгляд это чем-то перекликается с художественным подходом Жана Нувеля. Это художники, тут можно обсуждать размер мазка, ритм и так далее. Их архитектура работает через ощущения, через эмоции – в этом и состоит совершенство художественного высказывания. Здесь много интересных деталей на уровне тактильного, непосредственного восприятия.

El Petit Comte Kindergarten 幼稚園 01(Photo by Hisao Suzuki)

– Я бы сказала, и даже судя по тому, что вы говорите, их архитектура скорее перекликается с Цумтором…

К.Х.: Цумтор посуше, но он тоже – не мейнстрим, его архитектура тоже погружена в себя. В этом смысле они перекликаются как решения, тщательно продуманные изнутри.

Но и в совершенстве воплощения, конечно, поскольку дело не только в живописности концепции, а ещё и в тщательной реализации. Объекты RCR в построенном виде еще сильнее, чем в проекте. Будучи реализованы, они открывают какие-то новые смыслы. Это масса умственной, творческой и технической работы – всё вместе. Что позволяет создать абсолютно уникальный объект, уникальный на очень многих уровнях.

– Если вы увлеклись архитектурой RCR так давно, то что она вам дала? Как вы на неё отреагировали и в чём ваше сходство?

Н.С.: Да вот, их трое, нас трое, одна женщина, и по росту примерно так же распределяемся (смеются). Мы не занимались безусловным цитированием, но эксперименты были. Когда читаешь, за что жюри присудило им премию, думаешь: это же всё про нас! Многое уже прозвучало: работа с ландшафтом, контекстом, водой, историческим контекстом. Мы тоже стремимся искать точные ответы, не следовать стандартным решениям. Мы много работали с ландшафтами, территориями, здесь тоже очень много параллелей. Ещё одна черта сходства: мы тоже стремимся продумать отношение нашей архитектуры к человеку, рассчитать эмоциональный строй её восприятия, проживания.

Да, хочется достичь такой же силы жеста и бескомпромиссности, как у RCR. Мы в России, у нас мягче. Там каталонцы, у них жёстче.

К.Х.: До такого уровня материала, погружения в свойства материи, как у RCR – мало кто доходит, и для нас их метод раскрытия возможностей языка собственно архитектуры – это, конечно, ориентир. Он поднимает планку, показывает, о чём ещё можно думать, как ещё делать, какими ещё могут быть обычные материалы.
 

16 Марта 2017

Юлия Тарабарина

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Пресса: Мастера тонкой перестройки
Премию Pritzker prize, которую называют «архитектурной Нобелевкой», получили в этом году Жан-Филипп Вассаль и Анна Лакатон, архитекторы, которые считают, что новое — это хорошо перестроенное старое. За всю историю премии это лишь третья, полученная французами. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Пресса: Марта Торн: Архитектура должна соответствовать контексту...
Притцкеровскую премию сравнивают с Оскаром, так как это самая престижная награда в области архитектуры. О том, почему её ни разу не получал архитектор из России, а также о главных мировых трендах РИА Недвижимость рассказала исполнительный директор Притцкеровской премии Марта Торн. Она станет одним из спикеров Moscow Urban Forum 2017, который пройдет с 6 по 12 июля.
Пресса: Кто эти люди? Притцкеровская премия 2017
Притцкеровская премия 2017 года, которая была вручена испанскому бюро RCR Arquitectes в марте, вызвала бурную реакцию всей профессиональной общественности. Одни изумились, откуда взялись лауреаты, проекты которых до вручения премии даже англоязычный Google знал через один, другие с восторгом восприняли это: новые имена и окончательное движение прочь от звёздной архитектуры.
Пресса: Место красит архитектора
39-м лауреатом главной архитектурной премии мира стало испанское бюро RCR, никак не прославившееся в архитектуре и никому не известное до присуждения премии. Парадоксальное решение притцкеровского жюри комментирует Григорий Ревзин.
Трое из Каталонии
Лауреатами Притцкеровской премии стали архитекторы каталонской студии RCR Arquitectes. Впервые за всю историю жюри выбрало сразу трёх победителей.
Пресса: Лекарство от звездной болезни
Присуждение Притцкеровской премии «архитектору для бедных» Алехандро Аравене — не такая уж неожиданность. Его деятельность более всего отвечает устойчивому интересу последних лет к социальным аспектам архитектуры, по этой же причине Аравена выбран куратором следующей архитектурной биеннале в Венеции. Поворот к социальному связан с усталостью от нарциссизма архитектуры, пораженной звездной болезнью последних десятилетий, а точкой отсчета можно считать биеннале 2000 года под девизом «Меньше эстетики, больше этики».
Пресса: Человек года
Чилийский архитектор, куратор предстоящей Венецианской архитектурной биеннале Алехандро Аравена получил Притцкеровскую премию 2016 года. Общественность расценила это как утверждение смены архитектурной парадигмы.
Пресса: Премия в память
Церемония вручения Притцкеровской премии, состоявшаяся 15 мая, проходила не так, как обычно.
Пресса: Его палаточные города
Сороковым лауреатом премии Притцкера стал немецкий архитектор Фрай Отто. Получив премию, он сразу умер. О лучшем архитекторе мира 2015 года – Григорий Ревзин.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.