ДНК аг: «Архитектура RCR абсолютно уникальна»

Архитекторы группы ДНК – давние ценители творчества бюро RCR Arquitectes, новых лауреатов Притцкеровской премии. Говорим с ними об эмоциональной, тонкой, бескомпромиссной архитектуре каталонцев.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архи.ру:
– После присуждения Притцкера каталонскому бюро RCR Arquitectes все буквально начали утешать друг друга: не волнуйтесь, что вы их не знаете, их никто не знает. И тут выяснилось, что вы знаете давно и даже восхищаетесь. Тогда такой вопрос – с чего началась эта приязнь, как и когда произошло ваше первое знакомство с работами RCR?

Константин Ходнев:
– C самого начала нашей самостоятельной работы как ДНК аг (бюро образовано в 2001 году – прим. ред.) мы выписывали журнал El Croquis. Про RCR мы узнали оттуда: в 2003 для них это тоже была одна из первых монографий. Их архитектура показалась нам очень близкой с первого взгляда.
zooming
Константин Ходнев, Даниил Лоренц, Наталья Сидорова. ДНК аг, 2016
Пристройка к ресторану Les Cols, Олот, Жирона, Испания / Из журнала El Croquis / фотография ДНК аг

Наталья Сидорова:
– И масштаб их построек, и подходы очень нам были близки в то время. Как видите, их первая книжка – а потом было выпущено ещё две побольше – первая книжка с работами RCR 1999–2003 у нас вся в закладках.

– А почему, что вы увидели в их архитектуре?

К.Х.: Я бы назвал это сочетанием рациональности и живописности, и отсутствия стереотипов. Но на задачу, поставленную в каждом проекте, они дают самостоятельный ответ, не следуют каким-то архитектурным трендам. Почти все их проекты построены на использовании одного материала. Всё либо стеклянное, или – сталь во всех видах. И вот возможные вариации обработки, подачи, восприятия одного и того же материала – возьмём к примеру вот эту пристройку в ресторану Les Cols в Олоте 2003 года – первое здание ресторана построено в металле, а пристройка из стекла: стеклянные потолки, стены, полы. Это очень известный ресторан, туда приезжают люди со всего мира. Поэтому там сделаны спальные кабинки для тех, кто остается ночевать. Они ночуют практически на открытом воздухе, в таких стеклянных коробочках. Абсолютно прозрачен там только верх, а стены из стёкол с разной степенью матировки и рельефа, для того чтобы обеспечить эту разную прозрачность, создать игру. Получается переливающаяся атмосфера. Это невероятно романтические вещи. Как сделать здание полностью из стекла так, что оно захватывает абсолютно и, с одной стороны, остаётся материальным, а с другой – наоборот, развоплощает и стирает все границы. Это очень тонко.

Les Cols Pavilions by 2017 Pritzker Prize Winner – RCR Arquitectes [OS][1400 × 747]

– То есть вы не считаете, что выбор жюри Притцкера случаен или что премию отдали рядовым архитекторам из демократических соображений?

К.Х.: Ни в коем случае. Это абсолютно уникальные люди. У меня в голове нет ещё десятка примеров архитекторов такого уровня. У кого-то бывает – да, одна работа. А здесь, что абсолютно важно, все работы уникальны, отточены и органичны в своём ландшафте и контексте.

Такое решение жюри премии это ещё и способ обратить внимание на то, какой ещё может быть архитектура. Кроме чистой формы или чистой социологии. Есть разные вещи, но есть такие, которые связаны непосредственно с архитектурой. RCR занимаются только архитектурой. Но они доводят её до совершенства, исследуют то, как ещё может говорить архитектура.
zooming
Пристройка к ресторану Les Cols, Олот, Жирона, Испания / Из журнала El Croquis / фотография ДНК аг

Н.С.: Сейчас по следам премии о них много рассуждают, часто банально сводят их архитектуру к ржавому металлу. Шумахер также высказался большой статьей, рассуждая: достойный или нет выбор в этом году. Мнения, безусловно, есть разные, и, кстати, очень хорошо, что возникло столько дискуссий.

119823_Rodez, musée-Soulages [RCR](août2014)

Но мне кажется, разговор о премии – это отдельный разговор. В данном случае важнее то, что они просто очень нам близки. RCR архитекторы с бескомпромиссной позицией. В каждой их работе – очень сильное художественное высказывание. Причём высказывание не всегда в рамках жанров, которые к этому предрасположены: зданиях музеев или общественных пространствах, где художественная часть превалирует по определению. Интересно то, что их артистический жест может быть практически на любую тему. Это может быть и жилой дом, построенный на контрасте, в какой-то степени даже жестковатом для жилья, и детский садик, и бассейн. Предлагается такая типология решения пространства, в которой современные вставки с одной стороны очень контрастны по отношению к историческим конструкциям. Но с другой стороны, они абсолютно органичны. Ничто не превалирует, не подавляет. Конечно, это требует глубочайшей продуманности деталей. Причем эта продуманность не только чисто техническая – они каждый раз изобретают некий артистический продукт, достигают художественного совершенства.
Детский сад El Petit Comte в Бесалу, Жирона, Испания Из журнала El Croquis / фотография ДНК аг

К.Х.: Я бы сказал, ближайший аналог не художественное произведение, а может быть, скорее кино.

Н.С.: Они выстраивают отражения на поверхностях, как бы рамы для видов. И ты видишь абсолютно по-другому, ощущаешь иначе. Обостряется восприятие архитектуры. Тут игра матовыми поверхностями, блестящими поверхностями. Вот к примеру их дом для столяра – а совершено металлический, там стекло переходит в металл. Всё это доходит до уровня абстракции, сходной с живописной абстракцией.

Помимо работы с материалом – тонкая работа с ландшафтом. Вот к примеру водоём на ферме Vila de Trincheria («вилла палисадника») в Жироне. Тут возникает некая история из рисунка листьев кувшинок – видите эти пятна на бортах и дне водоёма?
Vila de Trincheria, долина Бианья в окрестностях Олота, Жирона, Испания / Из журнала El Croquis / фотография ДНК аг
Vila de Trincheria, долина Бианья в окрестностях Олота, Жирона, Испания / Из журнала El Croquis / фотография ДНК аг

Колоссальное впечатление производит навес ресторана Les Cols: безопорное пространство, пропускающее воздух и свет. Решение одновременно изящное по конструкции и поэтичное по восприятию.
Навес для ресторана Les Cols, Олот, Жирона, Испания © Hisao Suzuki

Удивляют даже утилитарные проекты – вот один из их детских садов, целиком из цветного стекла, прямо полностью стеклянный. Но цвета не кричащие, всё полупрозрачное, вплоть до предметов мебели. На мой взгляд это чем-то перекликается с художественным подходом Жана Нувеля. Это художники, тут можно обсуждать размер мазка, ритм и так далее. Их архитектура работает через ощущения, через эмоции – в этом и состоит совершенство художественного высказывания. Здесь много интересных деталей на уровне тактильного, непосредственного восприятия.

El Petit Comte Kindergarten 幼稚園 01(Photo by Hisao Suzuki)

– Я бы сказала, и даже судя по тому, что вы говорите, их архитектура скорее перекликается с Цумтором…

К.Х.: Цумтор посуше, но он тоже – не мейнстрим, его архитектура тоже погружена в себя. В этом смысле они перекликаются как решения, тщательно продуманные изнутри.

Но и в совершенстве воплощения, конечно, поскольку дело не только в живописности концепции, а ещё и в тщательной реализации. Объекты RCR в построенном виде еще сильнее, чем в проекте. Будучи реализованы, они открывают какие-то новые смыслы. Это масса умственной, творческой и технической работы – всё вместе. Что позволяет создать абсолютно уникальный объект, уникальный на очень многих уровнях.

– Если вы увлеклись архитектурой RCR так давно, то что она вам дала? Как вы на неё отреагировали и в чём ваше сходство?

Н.С.: Да вот, их трое, нас трое, одна женщина, и по росту примерно так же распределяемся (смеются). Мы не занимались безусловным цитированием, но эксперименты были. Когда читаешь, за что жюри присудило им премию, думаешь: это же всё про нас! Многое уже прозвучало: работа с ландшафтом, контекстом, водой, историческим контекстом. Мы тоже стремимся искать точные ответы, не следовать стандартным решениям. Мы много работали с ландшафтами, территориями, здесь тоже очень много параллелей. Ещё одна черта сходства: мы тоже стремимся продумать отношение нашей архитектуры к человеку, рассчитать эмоциональный строй её восприятия, проживания.

Да, хочется достичь такой же силы жеста и бескомпромиссности, как у RCR. Мы в России, у нас мягче. Там каталонцы, у них жёстче.

К.Х.: До такого уровня материала, погружения в свойства материи, как у RCR – мало кто доходит, и для нас их метод раскрытия возможностей языка собственно архитектуры – это, конечно, ориентир. Он поднимает планку, показывает, о чём ещё можно думать, как ещё делать, какими ещё могут быть обычные материалы.
 

16 Марта 2017

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Притцкеровская премия

Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Трое из Каталонии
Лауреатами Притцкеровской премии стали архитекторы каталонской студии RCR Arquitectes. Впервые за всю историю жюри выбрало сразу трёх победителей.
Вышел из тени
Очередным лауреатом Притцкеровской премии стал португальский архитектор Эдуарду Соуту де Моура.

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.

Сейчас на главной

Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.