ДНК аг: «Архитектура RCR абсолютно уникальна»

Архитекторы группы ДНК – давние ценители творчества бюро RCR Arquitectes, новых лауреатов Притцкеровской премии. Говорим с ними об эмоциональной, тонкой, бескомпромиссной архитектуре каталонцев.

Юлия Тарабарина

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архи.ру:
– После присуждения Притцкера каталонскому бюро RCR Arquitectes все буквально начали утешать друг друга: не волнуйтесь, что вы их не знаете, их никто не знает. И тут выяснилось, что вы знаете давно и даже восхищаетесь. Тогда такой вопрос – с чего началась эта приязнь, как и когда произошло ваше первое знакомство с работами RCR?

Константин Ходнев:
– C самого начала нашей самостоятельной работы как ДНК аг (бюро образовано в 2001 году – прим. ред.) мы выписывали журнал El Croquis. Про RCR мы узнали оттуда: в 2003 для них это тоже была одна из первых монографий. Их архитектура показалась нам очень близкой с первого взгляда.
zooming
Константин Ходнев, Даниил Лоренц, Наталья Сидорова. ДНК аг, 2016
Пристройка к ресторану Les Cols, Олот, Жирона, Испания / Из журнала El Croquis / фотография ДНК аг

Наталья Сидорова:
– И масштаб их построек, и подходы очень нам были близки в то время. Как видите, их первая книжка – а потом было выпущено ещё две побольше – первая книжка с работами RCR 1999–2003 у нас вся в закладках.

– А почему, что вы увидели в их архитектуре?

К.Х.: Я бы назвал это сочетанием рациональности и живописности, и отсутствия стереотипов. Но на задачу, поставленную в каждом проекте, они дают самостоятельный ответ, не следуют каким-то архитектурным трендам. Почти все их проекты построены на использовании одного материала. Всё либо стеклянное, или – сталь во всех видах. И вот возможные вариации обработки, подачи, восприятия одного и того же материала – возьмём к примеру вот эту пристройку в ресторану Les Cols в Олоте 2003 года – первое здание ресторана построено в металле, а пристройка из стекла: стеклянные потолки, стены, полы. Это очень известный ресторан, туда приезжают люди со всего мира. Поэтому там сделаны спальные кабинки для тех, кто остается ночевать. Они ночуют практически на открытом воздухе, в таких стеклянных коробочках. Абсолютно прозрачен там только верх, а стены из стёкол с разной степенью матировки и рельефа, для того чтобы обеспечить эту разную прозрачность, создать игру. Получается переливающаяся атмосфера. Это невероятно романтические вещи. Как сделать здание полностью из стекла так, что оно захватывает абсолютно и, с одной стороны, остаётся материальным, а с другой – наоборот, развоплощает и стирает все границы. Это очень тонко.

Les Cols Pavilions by 2017 Pritzker Prize Winner – RCR Arquitectes [OS][1400 × 747]

– То есть вы не считаете, что выбор жюри Притцкера случаен или что премию отдали рядовым архитекторам из демократических соображений?

К.Х.: Ни в коем случае. Это абсолютно уникальные люди. У меня в голове нет ещё десятка примеров архитекторов такого уровня. У кого-то бывает – да, одна работа. А здесь, что абсолютно важно, все работы уникальны, отточены и органичны в своём ландшафте и контексте.

Такое решение жюри премии это ещё и способ обратить внимание на то, какой ещё может быть архитектура. Кроме чистой формы или чистой социологии. Есть разные вещи, но есть такие, которые связаны непосредственно с архитектурой. RCR занимаются только архитектурой. Но они доводят её до совершенства, исследуют то, как ещё может говорить архитектура.
zooming
Пристройка к ресторану Les Cols, Олот, Жирона, Испания / Из журнала El Croquis / фотография ДНК аг

Н.С.: Сейчас по следам премии о них много рассуждают, часто банально сводят их архитектуру к ржавому металлу. Шумахер также высказался большой статьей, рассуждая: достойный или нет выбор в этом году. Мнения, безусловно, есть разные, и, кстати, очень хорошо, что возникло столько дискуссий.

119823_Rodez, musée-Soulages [RCR](août2014)

Но мне кажется, разговор о премии – это отдельный разговор. В данном случае важнее то, что они просто очень нам близки. RCR архитекторы с бескомпромиссной позицией. В каждой их работе – очень сильное художественное высказывание. Причём высказывание не всегда в рамках жанров, которые к этому предрасположены: зданиях музеев или общественных пространствах, где художественная часть превалирует по определению. Интересно то, что их артистический жест может быть практически на любую тему. Это может быть и жилой дом, построенный на контрасте, в какой-то степени даже жестковатом для жилья, и детский садик, и бассейн. Предлагается такая типология решения пространства, в которой современные вставки с одной стороны очень контрастны по отношению к историческим конструкциям. Но с другой стороны, они абсолютно органичны. Ничто не превалирует, не подавляет. Конечно, это требует глубочайшей продуманности деталей. Причем эта продуманность не только чисто техническая – они каждый раз изобретают некий артистический продукт, достигают художественного совершенства.
Детский сад El Petit Comte в Бесалу, Жирона, Испания Из журнала El Croquis / фотография ДНК аг

К.Х.: Я бы сказал, ближайший аналог не художественное произведение, а может быть, скорее кино.

Н.С.: Они выстраивают отражения на поверхностях, как бы рамы для видов. И ты видишь абсолютно по-другому, ощущаешь иначе. Обостряется восприятие архитектуры. Тут игра матовыми поверхностями, блестящими поверхностями. Вот к примеру их дом для столяра – а совершено металлический, там стекло переходит в металл. Всё это доходит до уровня абстракции, сходной с живописной абстракцией.

Помимо работы с материалом – тонкая работа с ландшафтом. Вот к примеру водоём на ферме Vila de Trincheria («вилла палисадника») в Жироне. Тут возникает некая история из рисунка листьев кувшинок – видите эти пятна на бортах и дне водоёма?
Vila de Trincheria, долина Бианья в окрестностях Олота, Жирона, Испания / Из журнала El Croquis / фотография ДНК аг
Vila de Trincheria, долина Бианья в окрестностях Олота, Жирона, Испания / Из журнала El Croquis / фотография ДНК аг

Колоссальное впечатление производит навес ресторана Les Cols: безопорное пространство, пропускающее воздух и свет. Решение одновременно изящное по конструкции и поэтичное по восприятию.
Навес для ресторана Les Cols, Олот, Жирона, Испания © Hisao Suzuki

Удивляют даже утилитарные проекты – вот один из их детских садов, целиком из цветного стекла, прямо полностью стеклянный. Но цвета не кричащие, всё полупрозрачное, вплоть до предметов мебели. На мой взгляд это чем-то перекликается с художественным подходом Жана Нувеля. Это художники, тут можно обсуждать размер мазка, ритм и так далее. Их архитектура работает через ощущения, через эмоции – в этом и состоит совершенство художественного высказывания. Здесь много интересных деталей на уровне тактильного, непосредственного восприятия.

El Petit Comte Kindergarten 幼稚園 01(Photo by Hisao Suzuki)

– Я бы сказала, и даже судя по тому, что вы говорите, их архитектура скорее перекликается с Цумтором…

К.Х.: Цумтор посуше, но он тоже – не мейнстрим, его архитектура тоже погружена в себя. В этом смысле они перекликаются как решения, тщательно продуманные изнутри.

Но и в совершенстве воплощения, конечно, поскольку дело не только в живописности концепции, а ещё и в тщательной реализации. Объекты RCR в построенном виде еще сильнее, чем в проекте. Будучи реализованы, они открывают какие-то новые смыслы. Это масса умственной, творческой и технической работы – всё вместе. Что позволяет создать абсолютно уникальный объект, уникальный на очень многих уровнях.

– Если вы увлеклись архитектурой RCR так давно, то что она вам дала? Как вы на неё отреагировали и в чём ваше сходство?

Н.С.: Да вот, их трое, нас трое, одна женщина, и по росту примерно так же распределяемся (смеются). Мы не занимались безусловным цитированием, но эксперименты были. Когда читаешь, за что жюри присудило им премию, думаешь: это же всё про нас! Многое уже прозвучало: работа с ландшафтом, контекстом, водой, историческим контекстом. Мы тоже стремимся искать точные ответы, не следовать стандартным решениям. Мы много работали с ландшафтами, территориями, здесь тоже очень много параллелей. Ещё одна черта сходства: мы тоже стремимся продумать отношение нашей архитектуры к человеку, рассчитать эмоциональный строй её восприятия, проживания.

Да, хочется достичь такой же силы жеста и бескомпромиссности, как у RCR. Мы в России, у нас мягче. Там каталонцы, у них жёстче.

К.Х.: До такого уровня материала, погружения в свойства материи, как у RCR – мало кто доходит, и для нас их метод раскрытия возможностей языка собственно архитектуры – это, конечно, ориентир. Он поднимает планку, показывает, о чём ещё можно думать, как ещё делать, какими ещё могут быть обычные материалы.
 

16 Марта 2017

Юлия Тарабарина

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Пресса: Мастера тонкой перестройки
Премию Pritzker prize, которую называют «архитектурной Нобелевкой», получили в этом году Жан-Филипп Вассаль и Анна Лакатон, архитекторы, которые считают, что новое — это хорошо перестроенное старое. За всю историю премии это лишь третья, полученная французами. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Пресса: Марта Торн: Архитектура должна соответствовать контексту...
Притцкеровскую премию сравнивают с Оскаром, так как это самая престижная награда в области архитектуры. О том, почему её ни разу не получал архитектор из России, а также о главных мировых трендах РИА Недвижимость рассказала исполнительный директор Притцкеровской премии Марта Торн. Она станет одним из спикеров Moscow Urban Forum 2017, который пройдет с 6 по 12 июля.
Пресса: Кто эти люди? Притцкеровская премия 2017
Притцкеровская премия 2017 года, которая была вручена испанскому бюро RCR Arquitectes в марте, вызвала бурную реакцию всей профессиональной общественности. Одни изумились, откуда взялись лауреаты, проекты которых до вручения премии даже англоязычный Google знал через один, другие с восторгом восприняли это: новые имена и окончательное движение прочь от звёздной архитектуры.
Пресса: Место красит архитектора
39-м лауреатом главной архитектурной премии мира стало испанское бюро RCR, никак не прославившееся в архитектуре и никому не известное до присуждения премии. Парадоксальное решение притцкеровского жюри комментирует Григорий Ревзин.
Трое из Каталонии
Лауреатами Притцкеровской премии стали архитекторы каталонской студии RCR Arquitectes. Впервые за всю историю жюри выбрало сразу трёх победителей.
Пресса: Лекарство от звездной болезни
Присуждение Притцкеровской премии «архитектору для бедных» Алехандро Аравене — не такая уж неожиданность. Его деятельность более всего отвечает устойчивому интересу последних лет к социальным аспектам архитектуры, по этой же причине Аравена выбран куратором следующей архитектурной биеннале в Венеции. Поворот к социальному связан с усталостью от нарциссизма архитектуры, пораженной звездной болезнью последних десятилетий, а точкой отсчета можно считать биеннале 2000 года под девизом «Меньше эстетики, больше этики».
Пресса: Человек года
Чилийский архитектор, куратор предстоящей Венецианской архитектурной биеннале Алехандро Аравена получил Притцкеровскую премию 2016 года. Общественность расценила это как утверждение смены архитектурной парадигмы.
Пресса: Премия в память
Церемония вручения Притцкеровской премии, состоявшаяся 15 мая, проходила не так, как обычно.
Пресса: Его палаточные города
Сороковым лауреатом премии Притцкера стал немецкий архитектор Фрай Отто. Получив премию, он сразу умер. О лучшем архитекторе мира 2015 года – Григорий Ревзин.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Крыша «фестонами»
Бюро BIG представило проект транспортного узла для шведского города Вестерос: он свяжет разделенные железнодорожными путями части города.
Арктические опыты
СПбГАСУ совместно с Университетом Хоккайдо провел Международную летнюю архитектурную школу, посвященную Арктике. Показываем проекты, придуманные участниками для Териберки, Земли Франца-Иосифа и Кировска.
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.