Восточно-западная актуальность

Лауреатом Притцкеровской премии 2019 года стал Арата Исодзаки.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
46-м обладателем Притцкеровской премии стал Арата Исодзаки, девятый ее лауреат из Японии. Церемония награждения пройдет в Версальском дворце в мае (отметим, что Тадао Андо вручали ту же премию в 1995 в Малом Трианоне).
 
Арата Исодзаки
Фото предоставлено Pritzker Architecture Prize
Комплекс «Цукуба-центр» в Цукубе (префектура Ибараки). 1983
Изображение: Arata Isozaki and Associates
Катарский национальный конгресс-центр. 2011
Фото: Hisao Suzuki

Родившийся в 1931 в городе Оита Арата Исодзаки учился у Кэндзо Тангэ, испытал влияние идей метаболизма, однако всегда держался своей собственной линии, сближавшейся то с брутализмом, то с постмодернизмом, то с неомодернизмом. Исодзаки с молодости много путешествовал, сочетал занятия архитектурой с философией и публицистикой, он известен как остроумный эссеист и полемист. Внимание одновременно к глобальному и локальному – уникальному – позволили ему не только опираться на самые разные источники форм и идей (включая неизбежный русский авангард), но и стать одним из первых японских архитекторов, получивших успех и призание на Западе, а затем – на Ближнем Востоке и в Китае. Его постройки на родине, как и в США, Италии, Испании, Польше отличает поразительная эрудиция, делающая любое его высказывание полным интереса.
 
Музей «Домус – Дом человека» в Ла-Корунье. 1993-1995
Фото: Hisao Suzuki

Жюри Притцкеровской премии (Исодзаки входил в него в момент ее первого присуждения в 1979 и последующие пять лет) отмечает универсальность его фигуры, однако мы процитируем не его вердикт, а другого лауреата этой награды, Ханса Холляйна. Этот текст австрийский архитектор написал в мае 2005 года – к большой выставке Араты Исодзаки «Заново разрушенная Хиросима», которая прошла летом того же года во флигеле «Руина» московского Музея архитектуры: «По прошествии 30 лет Арата Исодзаки – универсальная фигура нашей эпохи. Он не только один из лучших архитекторов в мире, но и выделяется своей принадлежностью одновременно и к западной, и к восточной культуре и глобальным масштабом своей личности. Глубокое знание философских идей Востока и Запада, истории архитектуры и цивилизации сочетается в нем с фундаментальными сведениями о будущих путях развития науки и техники. Он наблюдатель, а также – творец, герой, провидец, художник. Его работы – построенные и невоплощенные – составляют основополагающий вклад в современную картину мира. Исодзаки пришел в архитектуру в 1960-е годы с развитыми визионерскими идеями, но вскоре сумел проявить себя и в реализованных проектах. Он использует различные – нетрадиционные – методы демонстрации своих произведений, но эти средства несут в себе смысл сами по себе. Таким был его «Электрический лабиринт» на Триеннале 1968 года в Милане. Эта выставка стала поворотным моментом для самой идеи подобных мероприятий: Альдо ван Эйк и я также представили там инсталляции вместо экспонатов на пьедесталах и перегородках. Это было новое взаимодействие со зрителем – как с участником. К сожалению, в связи с тогдашними политическими событиями, только немногие смогли посетить выставку. Тем более важно, что эта инсталляция Исодзаки была реконструирована и будет показана в Москве. Это не только исторический артефакт: она актуальна до сих пор и придаст жизненности всей выставке. Будут представлены работы разных периодов, в том числе и текущие проекты. Визионерские проекты Исодзаки имеют продолжительное влияние на его творчество и современную архитектуру. Исодзаки может возвращаться к своим ранним идеям и осуществлять их позднее. Сложность его архитектуры происходит из его особого способа мышления. Интересно наблюдать, как такие произведения, как «Город в воздухе» начала 60-х годов превратился в реализуемый сейчас проект Национальной библиотеки Катара. В его творчестве есть преемственность – не из-за повторения, но благодаря постоянным изменениям. Подобно жизни и смерти. Его работы могут ослепительно сверкать и взрываться или превращаться в руины. Или начинаться с… метафорического отрывка. Это не решение проблемы. Это утверждение о состоянии мира – сегодня.»
Библиотека префектуры Оита в городе Оита. 1966
Фото: Yasuhiro Ishimoto
Библиотека префектуры Оита в городе Оита. 1966
Изображение: Arata Isozaki and Associates
Музей керамики в городе Мино (префектура Гифу). 2002
Фото: Hisao Suzuki
Музей современного искусства в городе Гунма. 1974
Фото: Yasuhiro Ishimoto
Центральная библиотека в городе Китакюсю (префектура Фукуока). 1974
Фото: Fujitsuka Mitsumasa
Центральная библиотека в городе Китакюсю (префектура Фукуока). 1974
Фото: Yasuhiro Ishimoto
Комплекс «Цукуба-центр» в Цукубе (префектура Ибараки). 1983
Фото: Yasuhiro Ishimoto
Комплекс «Цукуба-центр» в Цукубе. 1983
Фото: Yasuhiro Ishimoto
Музей современного искусства MOCA в Лос-Анджелесе. 1986
Фото: Hisao Suzuki
Спорткомплекс «Палау Сант Жорди» в Барселоне, 1990
Фото: Hisao Suzuki
Спорткомплекс «Палау Сант Жорди» в Барселоне, 1990
Фото: Hisao Suzuki
Зал Столетия в Наре. 1998
Фото: Hisao Suzuki
Музей «Домус – Дом человека» в Ла-Корунье. 1993-1995
Фото: Hisao Suzuki
Олимпийский хоккейный стадион – Pala Alpitour в Турине. 2006
Фото: Alessandra Chemollo
Мобильный концертный зал Ark Nova (совместная работа с Анишем Капуром). 2011-2013, 2014
Фото: Iwan Baan
Башня Allianz комплекса CityLife в Милане. 2015
Фото: Alessandra Chemollo

05 Марта 2019

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Пресса: Мастера тонкой перестройки
Премию Pritzker prize, которую называют «архитектурной Нобелевкой», получили в этом году Жан-Филипп Вассаль и Анна Лакатон, архитекторы, которые считают, что новое — это хорошо перестроенное старое. За всю историю премии это лишь третья, полученная французами. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Пресса: Марта Торн: Архитектура должна соответствовать контексту...
Притцкеровскую премию сравнивают с Оскаром, так как это самая престижная награда в области архитектуры. О том, почему её ни разу не получал архитектор из России, а также о главных мировых трендах РИА Недвижимость рассказала исполнительный директор Притцкеровской премии Марта Торн. Она станет одним из спикеров Moscow Urban Forum 2017, который пройдет с 6 по 12 июля.
Пресса: Кто эти люди? Притцкеровская премия 2017
Притцкеровская премия 2017 года, которая была вручена испанскому бюро RCR Arquitectes в марте, вызвала бурную реакцию всей профессиональной общественности. Одни изумились, откуда взялись лауреаты, проекты которых до вручения премии даже англоязычный Google знал через один, другие с восторгом восприняли это: новые имена и окончательное движение прочь от звёздной архитектуры.
Пресса: Место красит архитектора
39-м лауреатом главной архитектурной премии мира стало испанское бюро RCR, никак не прославившееся в архитектуре и никому не известное до присуждения премии. Парадоксальное решение притцкеровского жюри комментирует Григорий Ревзин.
Трое из Каталонии
Лауреатами Притцкеровской премии стали архитекторы каталонской студии RCR Arquitectes. Впервые за всю историю жюри выбрало сразу трёх победителей.
Пресса: Лекарство от звездной болезни
Присуждение Притцкеровской премии «архитектору для бедных» Алехандро Аравене — не такая уж неожиданность. Его деятельность более всего отвечает устойчивому интересу последних лет к социальным аспектам архитектуры, по этой же причине Аравена выбран куратором следующей архитектурной биеннале в Венеции. Поворот к социальному связан с усталостью от нарциссизма архитектуры, пораженной звездной болезнью последних десятилетий, а точкой отсчета можно считать биеннале 2000 года под девизом «Меньше эстетики, больше этики».
Пресса: Человек года
Чилийский архитектор, куратор предстоящей Венецианской архитектурной биеннале Алехандро Аравена получил Притцкеровскую премию 2016 года. Общественность расценила это как утверждение смены архитектурной парадигмы.
Пресса: Премия в память
Церемония вручения Притцкеровской премии, состоявшаяся 15 мая, проходила не так, как обычно.
Пресса: Его палаточные города
Сороковым лауреатом премии Притцкера стал немецкий архитектор Фрай Отто. Получив премию, он сразу умер. О лучшем архитекторе мира 2015 года – Григорий Ревзин.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Тимур Башкаев: «Ради формирования высококачественных...
Новое видео из серии Генплан. Диалоги: разговор Виталия Лутца с Тимуром Башкаевым – об образе реновации, каркасе общественных пространств, о предчувствии новых технологий и будущем возрождении дерева как материала. С полной расшифровкой.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.