«Легкость и простота»

Лауреатами Притцкеровской премии-2021 стали французские архитекторы Анна Лакатон и Жан-Филипп Вассаль.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
0 Бюро Lacaton & Vassal было основано в Бордо в 1987, и к Атлантике его основатели тяготеют до сих пор, пусть даже и обосновались в Париже в 2000: это заметно и по географии их проектов, и по желанию впустить в них свет и воздух – как будто рядом море, а не Бульвар-Переферик, например. Анна Лакатон и Жан-Филипп Вассаль нередко используют бетон, но чаще – поликарбонат, стремясь к буквальной легкости и проницаемости, к свободе. «Хорошая архитектура открыта – открыта к жизни, открыта к умножению свободы каждого, чтобы там все могли делать то, что им нужно», как поясняет Лакатон.
 
Анна Лакатон и Жан-Филипп Вассаль
Фото © Laurent Chalet

Это архитекторы с настолько положительной репутацией, что это Притцкеровской премии выгодно их награждение, а не им – звания лауреатов. Организаторы и жюри в последние годы явно хотели уйти от поощрения «звезд», но удавалось плохо – то в 2016 был награжден «слишком молодой» Алехандро Аравена, ныне выступающий председателем жюри, то в 2019 произошел неожиданный возврат к прежним ценностям – победителем стал Арата Исоздзаки, казалось бы, герой давно ушедшей эпохи.
 
Против кандидатур Лакатон и Вассаля вряд ли кто-то будет возражать, хотя проблема в целом остается. Нужны ли в современном мире, крайне разнообразном благодаря доступности информации, награды «за вклад в архитектуру»? Они ставят на лауреате «знак качества», добавляя его в некий ограниченный список «небожителей». Это попытка сохранить прослойку профессиональной элиты выглядит странно во времена, когда публикация на одном из крупнейших архитектурных блогов может дать автору всемирную известность, причем не только современному, но и уже ушедшему от нас, которому просто «не повезло» в свое время работать вдали от Западной Европы или США. Поэтому логичней присуждать премии за конкретные сооружения, максимально увеличивая их охват и добавляя к существующим награды новые.
 
Нередко знаменитых архитекторов обвиняют в эксплуатации некого приема как бренда, который приспособляется к разным задачам, порой теряя при этом изначальный смысл. У Лакатон и Вассаля, как ни странно, тоже есть такой «мотив», но его нелегко «продать», потому как он нацелен на удешевление и упрощение проекта. Схему теплицы из поликарбоната архитекторы впервые применили в 1993, в проекте частного дома Латапи во Флуараке на юго-западе Франции: благодаря ей жилище удалось сделать гораздо больше задуманного, связать его с окружающим пространством, дать обитателям ту свободу, о которой говорит Лакатон, а еще, продолжая цитату, «тихо поддерживать жизнь, которая идет внутри».
 
Дом Латапи во Флуараке. 1993
Фото © Philippe Ruault
Дом Латапи во Флуараке. 1993
Фото © Philippe Ruault
Дом Латапи во Флуараке. 1993
Фото © Philippe Ruault
Дом Латапи во Флуараке. 1993
Фото © Philippe Ruault

Эта схема была блестяще воплощена архитекторами при реконструкции многоквартирной башни «Тур Буа Ле Претр» на окраине Парижа: им удалось найти способ комплексной модернизации жилого фонда без выселения жильцов, значительно расширяя при этом площадь квартир, открывая их наружу, наполняя светом.
Жилой дом «Тур Буа Ле Претр» в Париже – реконструкция. 2011
Фото © Philippe Ruault
Жилой дом «Тур Буа Ле Претр» в Париже – реконструкция. 2011
Фото © Philippe Ruault

Самый крупный на сегодняшний день подобный проект Lacaton & Vassal, «реновация» комплекса Cité du Grand Parc в Бордо, в 2019 была отмечена Премией Мис ван дер Роэ.
 
Реконструкция корпусов G, H, I комплекса Cité du Grand Parc в Бордо. 2017
Фото © Philippe Ruault
Реконструкция корпусов G, H, I комплекса Cité du Grand Parc в Бордо. 2017
Фото © Philippe Ruault

Подобная логика – бережного сохранения имеющегося, пусть даже на первый взгляд малоценного, неважного, так как снос – это всегда социальная травма и расточительство со всех точек зрения, включая экологическую, – видна практически во всех проектах Анны Лакатон и Жана-Филиппа Вассаля.
Здание FRAC Север – Па-де-Кале в Дюнкерке. 2013
Фото © Philippe Ruault
Здание FRAC Север – Па-де-Кале в Дюнкерке. 2013
Фото © Philippe Ruault
Здание FRAC Север – Па-де-Кале в Дюнкерке. 2013
Фото © Philippe Ruault

Это и центр современного искусства в Дюнкерке, где скромный промышленный корпус вдруг получил легкого и прозрачного «брата-близнеца», и вторая очередь реконструкции Дворца Токио в Париже, где посетителям предоставлено максимум свободы, и привлекшая сейчас всеобщее внимание – очевидно, после десятилетия безудержного благоустройства – история с площадью Леона Окока в Бордо. В 1996 в этом городе решили провести реконструкцию сразу многих площадей, и среди них Lacaton & Vassal была поручена небольшая, треугольная, окруженная традиционными жилыми домами, с липами, скамейками и площадкой для игры в петанк. Архитекторы изучили ее, поговорили с местными жителями и поняли, что ничего менять не нужно, она хороша и так. Они ограничились косметическими мерами: поменяли гравий, подлечили деревья, чуть изменили транспортную схему, хотя могли бы сделать площадь элегантной, современной, многозадачной – чего, на самом деле, никому не требовалось.
 
Дом на мысе Кап-Ферре. 1998
Фото © Lacaton & Vassal

Как говорит Жан-Филипп Вассаль, «результатом нашей работы и всех усилий должны быть легкость и простота». Порой для такого итога не нужно многое менять: вероятно, особая сила Lacaton & Vassal в том, что они это прекрасно знают.
 
Школа архитектуры в Нанте. 2009
Фото © Philippe Ruault
Дворец Токио. Реконструкция. 2012
Фото © Philippe Ruault
Комплекс социального жилья и общежитие для студентов Урк-Жорес в Париже. 2013
Фото © Philippe Ruault
Многофункциональный театральный центр в Лилле. 2013
Фото © Philippe Ruault

16 Марта 2021

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Пресса: Мастера тонкой перестройки
Премию Pritzker prize, которую называют «архитектурной Нобелевкой», получили в этом году Жан-Филипп Вассаль и Анна Лакатон, архитекторы, которые считают, что новое — это хорошо перестроенное старое. За всю историю премии это лишь третья, полученная французами. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Пресса: Марта Торн: Архитектура должна соответствовать контексту...
Притцкеровскую премию сравнивают с Оскаром, так как это самая престижная награда в области архитектуры. О том, почему её ни разу не получал архитектор из России, а также о главных мировых трендах РИА Недвижимость рассказала исполнительный директор Притцкеровской премии Марта Торн. Она станет одним из спикеров Moscow Urban Forum 2017, который пройдет с 6 по 12 июля.
Пресса: Кто эти люди? Притцкеровская премия 2017
Притцкеровская премия 2017 года, которая была вручена испанскому бюро RCR Arquitectes в марте, вызвала бурную реакцию всей профессиональной общественности. Одни изумились, откуда взялись лауреаты, проекты которых до вручения премии даже англоязычный Google знал через один, другие с восторгом восприняли это: новые имена и окончательное движение прочь от звёздной архитектуры.
Пресса: Место красит архитектора
39-м лауреатом главной архитектурной премии мира стало испанское бюро RCR, никак не прославившееся в архитектуре и никому не известное до присуждения премии. Парадоксальное решение притцкеровского жюри комментирует Григорий Ревзин.
Трое из Каталонии
Лауреатами Притцкеровской премии стали архитекторы каталонской студии RCR Arquitectes. Впервые за всю историю жюри выбрало сразу трёх победителей.
Пресса: Лекарство от звездной болезни
Присуждение Притцкеровской премии «архитектору для бедных» Алехандро Аравене — не такая уж неожиданность. Его деятельность более всего отвечает устойчивому интересу последних лет к социальным аспектам архитектуры, по этой же причине Аравена выбран куратором следующей архитектурной биеннале в Венеции. Поворот к социальному связан с усталостью от нарциссизма архитектуры, пораженной звездной болезнью последних десятилетий, а точкой отсчета можно считать биеннале 2000 года под девизом «Меньше эстетики, больше этики».
Пресса: Человек года
Чилийский архитектор, куратор предстоящей Венецианской архитектурной биеннале Алехандро Аравена получил Притцкеровскую премию 2016 года. Общественность расценила это как утверждение смены архитектурной парадигмы.
Пресса: Премия в память
Церемония вручения Притцкеровской премии, состоявшаяся 15 мая, проходила не так, как обычно.
Пресса: Его палаточные города
Сороковым лауреатом премии Притцкера стал немецкий архитектор Фрай Отто. Получив премию, он сразу умер. О лучшем архитекторе мира 2015 года – Григорий Ревзин.
Технологии и материалы
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
Сейчас на главной
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
Эконом-вилла
Доступный, просторный и эстетичный каркасный дом от бюро ISAEV architects предназначен для отдыха от города и созерцания природы.
Солнце встает над Амуром
В компактном и эффективном с точки зрения планировок аэропорту Хабаровска немецкое бюро WP|ARC обыгрывает тему речной волны и света и добавляет капельку иронии в виде белого медведя.
Звезды для Черемушек
Победитель закрытого конкурса на ЖК Кржижановского, 31, «звездное» голландское бюро UNStudio, был объявлен 9 ноября. Мы попросили у организаторов дополнительные материалы и рассказываем о проекте несколько подробнее, чем это было сделано ранее. С планами и схемами.
Нюансы сохранения
Как взаимодействуют фандрайзинг и помощь благотворительных фондов при сохранении наследия – рассказывает Роман Ушаков, координатор фонда «Внимание», спикер фестиваля архитектурного образования и карьеры «Открытый город 2021», организованного Москомархитектурой.