«Легкость и простота»

Лауреатами Притцкеровской премии-2021 стали французские архитекторы Анна Лакатон и Жан-Филипп Вассаль.

mainImg
Бюро Lacaton & Vassal было основано в Бордо в 1987, и к Атлантике его основатели тяготеют до сих пор, пусть даже и обосновались в Париже в 2000: это заметно и по географии их проектов, и по желанию впустить в них свет и воздух – как будто рядом море, а не Бульвар-Переферик, например. Анна Лакатон и Жан-Филипп Вассаль нередко используют бетон, но чаще – поликарбонат, стремясь к буквальной легкости и проницаемости, к свободе. «Хорошая архитектура открыта – открыта к жизни, открыта к умножению свободы каждого, чтобы там все могли делать то, что им нужно», как поясняет Лакатон.
 
Анна Лакатон и Жан-Филипп Вассаль
Фото © Laurent Chalet

Это архитекторы с настолько положительной репутацией, что это Притцкеровской премии выгодно их награждение, а не им – звания лауреатов. Организаторы и жюри в последние годы явно хотели уйти от поощрения «звезд», но удавалось плохо – то в 2016 был награжден «слишком молодой» Алехандро Аравена, ныне выступающий председателем жюри, то в 2019 произошел неожиданный возврат к прежним ценностям – победителем стал Арата Исоздзаки, казалось бы, герой давно ушедшей эпохи.
 
Против кандидатур Лакатон и Вассаля вряд ли кто-то будет возражать, хотя проблема в целом остается. Нужны ли в современном мире, крайне разнообразном благодаря доступности информации, награды «за вклад в архитектуру»? Они ставят на лауреате «знак качества», добавляя его в некий ограниченный список «небожителей». Это попытка сохранить прослойку профессиональной элиты выглядит странно во времена, когда публикация на одном из крупнейших архитектурных блогов может дать автору всемирную известность, причем не только современному, но и уже ушедшему от нас, которому просто «не повезло» в свое время работать вдали от Западной Европы или США. Поэтому логичней присуждать премии за конкретные сооружения, максимально увеличивая их охват и добавляя к существующим награды новые.
 
Нередко знаменитых архитекторов обвиняют в эксплуатации некого приема как бренда, который приспособляется к разным задачам, порой теряя при этом изначальный смысл. У Лакатон и Вассаля, как ни странно, тоже есть такой «мотив», но его нелегко «продать», потому как он нацелен на удешевление и упрощение проекта. Схему теплицы из поликарбоната архитекторы впервые применили в 1993, в проекте частного дома Латапи во Флуараке на юго-западе Франции: благодаря ей жилище удалось сделать гораздо больше задуманного, связать его с окружающим пространством, дать обитателям ту свободу, о которой говорит Лакатон, а еще, продолжая цитату, «тихо поддерживать жизнь, которая идет внутри».
 
Дом Латапи во Флуараке. 1993
Фото © Philippe Ruault
Дом Латапи во Флуараке. 1993
Фото © Philippe Ruault
Дом Латапи во Флуараке. 1993
Фото © Philippe Ruault
Дом Латапи во Флуараке. 1993
Фото © Philippe Ruault

Эта схема была блестяще воплощена архитекторами при реконструкции многоквартирной башни «Тур Буа Ле Претр» на окраине Парижа: им удалось найти способ комплексной модернизации жилого фонда без выселения жильцов, значительно расширяя при этом площадь квартир, открывая их наружу, наполняя светом.
Жилой дом «Тур Буа Ле Претр» в Париже – реконструкция. 2011
Фото © Philippe Ruault
Жилой дом «Тур Буа Ле Претр» в Париже – реконструкция. 2011
Фото © Philippe Ruault

Самый крупный на сегодняшний день подобный проект Lacaton & Vassal, «реновация» комплекса Cité du Grand Parc в Бордо, в 2019 была отмечена Премией Мис ван дер Роэ.
 
Реконструкция корпусов G, H, I комплекса Cité du Grand Parc в Бордо. 2017
Фото © Philippe Ruault
Реконструкция корпусов G, H, I комплекса Cité du Grand Parc в Бордо. 2017
Фото © Philippe Ruault

Подобная логика – бережного сохранения имеющегося, пусть даже на первый взгляд малоценного, неважного, так как снос – это всегда социальная травма и расточительство со всех точек зрения, включая экологическую, – видна практически во всех проектах Анны Лакатон и Жана-Филиппа Вассаля.
Здание FRAC Север – Па-де-Кале в Дюнкерке. 2013
Фото © Philippe Ruault
Здание FRAC Север – Па-де-Кале в Дюнкерке. 2013
Фото © Philippe Ruault
Здание FRAC Север – Па-де-Кале в Дюнкерке. 2013
Фото © Philippe Ruault

Это и центр современного искусства в Дюнкерке, где скромный промышленный корпус вдруг получил легкого и прозрачного «брата-близнеца», и вторая очередь реконструкции Дворца Токио в Париже, где посетителям предоставлено максимум свободы, и привлекшая сейчас всеобщее внимание – очевидно, после десятилетия безудержного благоустройства – история с площадью Леона Окока в Бордо. В 1996 в этом городе решили провести реконструкцию сразу многих площадей, и среди них Lacaton & Vassal была поручена небольшая, треугольная, окруженная традиционными жилыми домами, с липами, скамейками и площадкой для игры в петанк. Архитекторы изучили ее, поговорили с местными жителями и поняли, что ничего менять не нужно, она хороша и так. Они ограничились косметическими мерами: поменяли гравий, подлечили деревья, чуть изменили транспортную схему, хотя могли бы сделать площадь элегантной, современной, многозадачной – чего, на самом деле, никому не требовалось.
 
Дом на мысе Кап-Ферре. 1998
Фото © Lacaton & Vassal

Как говорит Жан-Филипп Вассаль, «результатом нашей работы и всех усилий должны быть легкость и простота». Порой для такого итога не нужно многое менять: вероятно, особая сила Lacaton & Vassal в том, что они это прекрасно знают.
 
Школа архитектуры в Нанте. 2009
Фото © Philippe Ruault
Дворец Токио. Реконструкция. 2012
Фото © Philippe Ruault
Комплекс социального жилья и общежитие для студентов Урк-Жорес в Париже. 2013
Фото © Philippe Ruault
Многофункциональный театральный центр в Лилле. 2013
Фото © Philippe Ruault

16 Марта 2021

Человеческое измерение пространства
Притцкеровскую премию за 2024 год получил японский архитектор Рикэн Ямамото. Главная тема его работ любого масштаба – демократическая организация пространства, которая формирует связи между людьми.
«Харизма без притворства»
Притцкеровская премия за 2022 год присуждена Дьебедо Франсису Кере из Буркина-Фасо: это первый лауреат африканского происхождения за историю этой награды.
Пресса: Мастера тонкой перестройки
Премию Pritzker prize, которую называют «архитектурной Нобелевкой», получили в этом году Жан-Филипп Вассаль и Анна Лакатон, архитекторы, которые считают, что новое — это хорошо перестроенное старое. За всю историю премии это лишь третья, полученная французами. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Трое из Каталонии
Лауреатами Притцкеровской премии стали архитекторы каталонской студии RCR Arquitectes. Впервые за всю историю жюри выбрало сразу трёх победителей.
Вышел из тени
Очередным лауреатом Притцкеровской премии стал португальский архитектор Эдуарду Соуту де Моура.
Технологии и материалы
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
Сейчас на главной
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Города Ленобласти: часть I
Центр компетенций Ленинградской области за несколько лет существования успел помочь сотням городов и поселений улучшить среду, повысть качество жизни, привлечь туристов и инвестиции. Мы попросили центр выбрать наиболее важные проекты и рассказать о них. В первой подборке – Ивангород, Новая Ладога, Шлиссельбург и Павлово.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Башни в детинце
Жилой комплекс в Уфе, построенный по проекту PRSPKT.Architects, объединяет два масштаба: башни маркируют возвышенность и въезд в город, а малоэтажные корпуса соотнесены с контекстом и историей места, которое когда-то было обнесено крепостными стенами.
Золотое кольцо
Показываем работы трех финалистов конкурса на эскизный проект нового международного аэропорта Ярославля. Концепцию победителя планируют реализовать к 2027 году.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Кристаллы и минералы
Архитектор Дмитрий Серегин, успевший поработать в Coop Himmelb(l)au MAD Architects , предлагает новый подход к реабилитационной архитектуре. С помощью нейросети он стирает грань между архитектурой и природой, усиливая целительное воздействие последней на человека.
Модернизация – 3
Третья книга НИИТИАГ о модернизации городской среды: что там можно, что нельзя, и как оно исторически происходит. В этом году: готика, Тамбов, Петербург, Енисейск, Казанская губерния, Нижний, Кавминводы, равно как и проблематика реновации и устойчивости.
Там русский дух
Второй проект, реализованный бюро Megabudka на территории парка «Кудыкина гора» – гостиничный комплекс. В нем архитекторы продолжили поиски идентичности, но изменили направление: в сторону белокаменных церквей, уюта избы, уездного быта и космизма. Не обошлось и без драмы.
Счастье независимого творчества
Немало уже было сказано с трибуны и в кулуарах – как это хорошо, что в период застоя и типовухи развивались другие виды архитектурного творчества: НЭР, бумажная архитектура... Но не то чтобы мы хорошо знаем этот слой. Теперь, благодаря книге Андрея Бокова, который сам принимал участие во многих моментах этой деятельности, надеемся, станет намного яснее. Книга бесценная, написана хорошо. Но есть сомнения. В пророческом пафосе.
Новый «Полёт»
Архитекторы бюро «Мезонпроект» разработали проект перестройки областного молодежного центра «Полёт» в Орле. Летний клуб, построенный еще в конце 1970-х годов, станет всесезонным и приобретет много дополнительных функций.