На небо глядел исподлобья булыжник…

Мария Фадеева – о фестивале медленного чтения архитектуры, организованном «Эшколотом» в декабре.

author pht

Автор текста:
Мария Фадеева

mainImg
«С Мандельштамом все ясно, а вот что делает Пастернак, не понимаю», – сказал Сергей в тот момент, когда я заглянула в зал. Заканчивался второй день фестиваля медленного чтения «Камень на камне», организованного просветительским проектом «Эшколот» в подмосковном доме отдыха. После трех основных лекций участникам, одним из которых и был Сергей, предложили поучаствовать в вечернем (часы показывали пять минут десятого) семинаре «Проекция на лист». Его ведущий, филолог Азарья Розет собрал одиннадцать отрывков художественных произведений с описанием архитектуры: улиц, храмов, городов, камней. Предлагалось обсудить, чего авторы этим добивались. Говоря о противопоставлении Бродским мечетей Самарканда, Бухары и Хивы – мечетям Стамбула, обсуждали метафору «комплекса шатра» как удручающего и приземляющего. Разбирались с отношением Белого к политической линии Петра и Екатерины на примере его сравнения петербургских улиц, созданных при одном и другой.

Юбилейный, десятый фестиваль серии «Медленного чтения» посвятили архитектуре, отсюда и название про камни. На предыдущих «Эшколот» уже успел разобрать невербальные тексты фильмов, картин и сновидений, летом 2015-го читали город как женщину. Это происходило с выездом в Иерусалим. Или, например, устраивали компаративное чтение классических еврейских и нееврейских текстов. Поясняя сам подход медленного чтения организаторы, как правило, проводят аналогию с движением slow food, медленной еды, которое противостоит индустриальному подходу к производству продуктов, воспитывая внимательное отношение к питанию как с позиции пользы, так и с позиции вкуса. К тому же эшколотовские события, как правило, ориентируются на традиции евреев, а уж эта нация как никакая другая проработала тему чтения, вдумчивого восприятия, толкования и перетолковывания, так что в целом картина рисовалась небанальная.
zooming
Идейное надгробие. Фотография предоставлена проектом «Эшколот», 2015
Посетители. Фотография предоставлена проектом «Эшколот», 2015
zooming
Слушатели потока «Древний Восток» обсуждают после лекции устройство боковых помещений Иерусалимского храма. Фотография предоставлена проектом «Эшколот», 2015
zooming
Сергей Ситар подытоживает склонность современной архитектуры к загадочности и непереводимости. Фотография предоставлена проектом «Эшколот», 2015
zooming
Максим Атаянц показывает реконструкцию храма Августа и Ромы в Кесарии, объясняя морфологические особенности культовых пространств. Фотография предоставлена проектом «Эшколот», 2015
В рамках чтения камней предлагалось выбрать один из трех потоков: «Древний мир», «Новый Иерусалим» или «Память и утопия». Каждый включал лекции двух исследователей, по десять академических часов с каждого. Всего четыре дня. В качестве дополнения в программу включили еще и две пленарные лекции: открывающую тему и закрывающую. Первая, Владимира Каганского – о чтении культурного ландшафта, последняя – Сергея Ситара, жонглировавшего определениями языка архитектуры и архитектуры языка за счет буквализации читательской метафоры фестиваля.

Поскольку я регулярно оказываюсь толмачом при архитектурном цехе, при написании статей о новых постройках, на экскурсиях, в ходе безумных фейсбучных обсуждений «а почему триумф-палас многие не одобряют», задумка мне показалась крайне любопытной. Представлялось, что преподаватели, а список, надо сказать, чудесный: историк архитектуры Вадим Басс, археолог Михаил Фрейкман, искусствоведы Сергей Кравцов и Лили Арад, архитекторы Михаил Богомольный и Максим Атаянц, – что каждый из них продемонстрирует свой метод считывания архитектурных объектов, а затем предложит поработать таким же образом совместно. Примерно так, как в ходе вышеописанного семинара от Азарья Розета интерпретировались цитаты из Мандельштама, Белого, Уайльда, Эко и других.
zooming
Михаил Фрейкман говорит о проявлении знаковости храма в Руджм эль Хири за счет отсутствия вблизи него иных построек. Фотография предоставлена проектом «Эшколот», 2015
Субботним вечером на фестиваль приехал проект Картония и предложил придумать надгробия для различных идей. Эта группа смакетировала кладбище планов. Фотография предоставлена проектом «Эшколот», 2015
zooming
В рамках потока «Память и утопия» Вадим Басс иллюстрирует проектом мемориала для Сталинграда А. Бурова разговор о подходах к увековечению военных трагедий. Фотография © Сергей Носачёв, 2015
Только представьте себе, что горожане научатся трактовать язык архитектуры (о его существовании, правда, со свойствами вторичности, Эко как раз писал в своей семиологии). Лично меня перспектива достижения гармонии взаимоотношений этого вида искусства и приговоренных к жизни с ним неспециалистов – завораживает. Понятно же, что невозможность уловить высказывания автора – одна из ключевых причин раздражения, особенно когда ты присутствуешь в его произведении изо дня в день и борешься за выживание: толкаясь в метро, стоя в пробке, идя навстречу потоку ветра вылетной магистрали, преодолевая масштабные площади, утыкаясь в каменные суровые фасады и нервничая в поисках главного входа в одинаковый со всех сторон бетонный блок. Во всяком случае, так кажется мне, что, впрочем, можно списать на частное стремление контролировать окружающее. Пастернаку же вот удавалось, как-то совсем по-своему, но ведь красиво:
 
Плитняк раскалялся, и улицы лоб
Был смугл, и на небо глядел исподлобья
Булыжник, и ветер, как лодочник, греб
По лицам. И все это были подобья.

– тот самый отрывок из пастернаковского «Марбурга», который вызвал некоторые затруднения при отношении к нему вне контекста рассказываемой в стихе истории принятия отказа возлюбленной.

Как показал фестиваль, знакомство с контекстом оказывается основной проблемой. Невозможно понять ритуальные практики эпохи неолита, не зная особенностей погружения шамана в транс, а значит – и слово «храм», которое используют в своих рассуждениях исследователи той эпохи, воспримешь неправильно, сочтешь те «храмы» подобными современным культовым сооружениям – словом, не поймешь всего устройства тогдашней жизни. А там ведь и божеств долгое время не существовало, одно улетающее сознание и природа. «Басс учит разговаривать с камнями», – написал один из участников с пометкой #eshkofest. «Прозрачность – это не когда видно все. Гораздо интереснее видеть чуть-чуть. Прозрачность – это когда есть намек и есть дорога, чтобы ты сам мог открыть нечто. Это такая эротика города», – цитировал другой Михаила Богомольного, говорившего о градостроительных отношениях Тель-Авива и Средиземного моря. Обилие контекста восприятия и познания архитектуры позволяло будоражить воображение, но в то же время мешало лекторам отдать ее на растерзание слушателям, отчего семинарной формы почти не случилось. Трое опрошенных экспертов, почти повторяя слова друг друга, говорили о том, что для обеспечения базы понимания важно было по максимуму выдать информацию, ведь среди участников, кроме очевидных архитекторов и искусствоведов, были филологи, историки, психологи, инженеры, менеджеры культуры, учителя, химики (разнобой специализаций – отдельное счастье фестиваля). То есть все они обладали очень разным представлением о демонстрируемой архитектуре, ее истоках и языке. Обсуждения перемещались в кулуары, когда после двух пар уже точно накапливались вопросы и размышления. Самая прекрасная картина тех четырех дней – Максим Атаянц, пытающийся пообедать перед отъездом, в окружении слушателей курса «Древний Восток», торопливо высказывающих все свои соображения, уточняющих детали. Причем одних тревожил вопрос выяснения веса каменных блоков-гигантов, попавших в кладку отдельных храмов, а других – соединение найденных артефактов с письменными источниками, в том числе, священными текстами.

Вот бы так каждую неделю в каком-нибудь хорошем месте говорить и думать об архитектуре. Глядишь, она бы и улучшилась. А можно ведь еще и тексты теоретиков почитать, ради большего погружения.

28 Декабря 2015

author pht

Автор текста:

Мария Фадеева
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.