Ретроспектива не по правилам

27 сентября в Анфиладе Государственного музея архитектуры имени А. В. Щусева открылась выставка «Тотан», посвященная 60-летию архитектора Кузембаева.

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

01 Октября 2013
mainImg


Выставка «Тотан» в Музее архитектуры. Фото Анны Мартовицкой

Это уже не первая экспозиция, приуроченная к круглой дате: в августе в центре Art Play была представлена совместная инсталляция Юрия Аввакумова и Тотана Кузембаева под названием «Гравитация». И если тогда путь архитектора от казахской степи до вилл в «Пирогово» и выставок в Венеции был показан весьма аллегорично, то теперь перед нами самая что ни на есть ретроспектива. Сам Кузембаев называет эту выставку «отчетно-перевыборной» – как всегда, шутит, и после знакомства с самой экспозицией понимаешь, что он просто не умеет и не хочет иначе. 


Анфилада в Музее архитектуры – идеальное место для показа ретроспектив. Следующие друг за другом залы – это же готовые этапы большого пути, которые каждому из юбиляров лишь остается проиллюстрировать соответствующими работами. И Кузембаев формально соблюдает традиционный хронологический принцип: сначала на выставке представлены эскизы, в том числе очень давние, потом ранние инсталляции, а потом уже предметы мебели, постройки и графика. Впрочем, никаких привычных атрибутов юбилейной экспозиции здесь нет – ни сопроводительных текстов, ни биографии главного героя, ни каких-либо указаний на год создания той или иной работы. Фотографии многочисленных построек (занимают два зала) – и те подписаны так мелко и кратко, что проще вспомнить, как они называются и где находятся, чем наклоняться и разглядывать крохотные таблички. Но вряд ли стоит подозревать архитектора в намеренном создании неудобств: просто у него нет времени на соблюдение формальностей и скучных условностей, так что такая немного непричесанная экспозиция – естественное следствие кузембаевского творческого метода.

Кузембаев творит всегда и из всего, осознанно и между делом, преображая все, к чему прикасается. Хлебные крошки, просроченные крупы, страницы и корешки старых книг и журналов, деревянные щепки, веревки, камни, песок, минеральная вата – список материалов, так или иначе фигурирующих на выставке, можно продолжать почти до бесконечности. Наиболее характерны в этом смысле огромные полотна в деревянных рамах, которые архитектор делит на ячейки и заполняет веществами и предметами самых разных цветов и фактур, получая фантастически многоликие поверхности.

Они не имеют ни названия, ни четкого бытового применения – на даче самого Кузембаева они служат украшением интерьера (и для того, чтобы привезти габаритные «картины» в Музей архитектуры, пришлось приглашать целую команду грузчиков, которые смогли вытащить их только через окно), но изначально это была именно лабораторная работа, результат неутомимого поиска новых выразительных сочетаний и «работающих» контрастов. В том, что эти эксперименты не прошли бесследно, не может быть сомнений: между инсталляциями из деревянных щепок и реализациями в том же «Пирогово» существует очевидная связь, и искать ее, переходя из зала в зал и сравнивая работы, разделенные десятилетиями, – одно из главных удовольствий выставки. Решетчатый кокон лестницы в доме «Веер», волнообразный деревянный камин в «Макалуне», чешуйчатая кровля «Ската» – все они выросли именно из тех тщательно подобранных деревяшек, которые Тотан то приглаживает до состояния податливой шерсти, то заставляет топорщиться как иголки ежа. 


Есть здесь и деревянный ковер из сотен крошечных брусков разной формы – по тону он почти сливается с музейным паркетом, придавая последнему неожиданный 3D-эффект, заставляющий посетителей внезапно менять траекторию своего движения. Впрочем, на выставке таких веселых «обманок» вообще более чем достаточно: чего стоит хотя бы инсталляция в виде бесконечной спирали, которая при ближайшем рассмотрении оказывается всего лишь туго скрученным кабель-каналом. Или, скажем, огромная стеклянная рама, как будто наполненная расплавленным золотом, где в роли рамы – забракованный на стройке стеклопакет, а драгметалл «изображает» обычная минеральная вата. «А я все подбираю, – невозмутимо подтверждает Кузембаев. – Зачем оно будет валяться, природу загрязнять?» Правда, тут же сокрушается, что поклонников подобного экологичного искусства пока немного: «Я заказчикам эти картины постоянно предлагаю, но почти все отказываются».

В ретроспективе «Тотан» самым главным представляется то, что инсталляции – неожиданные, веселые и дерзкие, – не только предваряют солидную подборку реализованных объектов, но и продолжают ее. Даже став очень известным и востребованным архитектором, Кузембаев не перестал рисовать, шутить и вовсю экспериментировать. В свои листы с графикой он вплетает фольгу, в «жидкое золото» стекловаты запросто может запустить стаю сушеной воблы, а для создания мебели использует не только дерево и пластик, но и прессованную бумагу. Единственное, чего нет в его работах, так это серьезности и пафоса. И кажется, в конечном итоге именно это делает Кузембаева совершенно уникальным архитектором.



01 Октября 2013

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.