Ретроспектива не по правилам

27 сентября в Анфиладе Государственного музея архитектуры имени А. В. Щусева открылась выставка «Тотан», посвященная 60-летию архитектора Кузембаева.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

01 Октября 2013
mainImg


Выставка «Тотан» в Музее архитектуры. Фото Анны Мартовицкой

Это уже не первая экспозиция, приуроченная к круглой дате: в августе в центре Art Play была представлена совместная инсталляция Юрия Аввакумова и Тотана Кузембаева под названием «Гравитация». И если тогда путь архитектора от казахской степи до вилл в «Пирогово» и выставок в Венеции был показан весьма аллегорично, то теперь перед нами самая что ни на есть ретроспектива. Сам Кузембаев называет эту выставку «отчетно-перевыборной» – как всегда, шутит, и после знакомства с самой экспозицией понимаешь, что он просто не умеет и не хочет иначе. 


Анфилада в Музее архитектуры – идеальное место для показа ретроспектив. Следующие друг за другом залы – это же готовые этапы большого пути, которые каждому из юбиляров лишь остается проиллюстрировать соответствующими работами. И Кузембаев формально соблюдает традиционный хронологический принцип: сначала на выставке представлены эскизы, в том числе очень давние, потом ранние инсталляции, а потом уже предметы мебели, постройки и графика. Впрочем, никаких привычных атрибутов юбилейной экспозиции здесь нет – ни сопроводительных текстов, ни биографии главного героя, ни каких-либо указаний на год создания той или иной работы. Фотографии многочисленных построек (занимают два зала) – и те подписаны так мелко и кратко, что проще вспомнить, как они называются и где находятся, чем наклоняться и разглядывать крохотные таблички. Но вряд ли стоит подозревать архитектора в намеренном создании неудобств: просто у него нет времени на соблюдение формальностей и скучных условностей, так что такая немного непричесанная экспозиция – естественное следствие кузембаевского творческого метода.

Кузембаев творит всегда и из всего, осознанно и между делом, преображая все, к чему прикасается. Хлебные крошки, просроченные крупы, страницы и корешки старых книг и журналов, деревянные щепки, веревки, камни, песок, минеральная вата – список материалов, так или иначе фигурирующих на выставке, можно продолжать почти до бесконечности. Наиболее характерны в этом смысле огромные полотна в деревянных рамах, которые архитектор делит на ячейки и заполняет веществами и предметами самых разных цветов и фактур, получая фантастически многоликие поверхности.

Они не имеют ни названия, ни четкого бытового применения – на даче самого Кузембаева они служат украшением интерьера (и для того, чтобы привезти габаритные «картины» в Музей архитектуры, пришлось приглашать целую команду грузчиков, которые смогли вытащить их только через окно), но изначально это была именно лабораторная работа, результат неутомимого поиска новых выразительных сочетаний и «работающих» контрастов. В том, что эти эксперименты не прошли бесследно, не может быть сомнений: между инсталляциями из деревянных щепок и реализациями в том же «Пирогово» существует очевидная связь, и искать ее, переходя из зала в зал и сравнивая работы, разделенные десятилетиями, – одно из главных удовольствий выставки. Решетчатый кокон лестницы в доме «Веер», волнообразный деревянный камин в «Макалуне», чешуйчатая кровля «Ската» – все они выросли именно из тех тщательно подобранных деревяшек, которые Тотан то приглаживает до состояния податливой шерсти, то заставляет топорщиться как иголки ежа. 


Есть здесь и деревянный ковер из сотен крошечных брусков разной формы – по тону он почти сливается с музейным паркетом, придавая последнему неожиданный 3D-эффект, заставляющий посетителей внезапно менять траекторию своего движения. Впрочем, на выставке таких веселых «обманок» вообще более чем достаточно: чего стоит хотя бы инсталляция в виде бесконечной спирали, которая при ближайшем рассмотрении оказывается всего лишь туго скрученным кабель-каналом. Или, скажем, огромная стеклянная рама, как будто наполненная расплавленным золотом, где в роли рамы – забракованный на стройке стеклопакет, а драгметалл «изображает» обычная минеральная вата. «А я все подбираю, – невозмутимо подтверждает Кузембаев. – Зачем оно будет валяться, природу загрязнять?» Правда, тут же сокрушается, что поклонников подобного экологичного искусства пока немного: «Я заказчикам эти картины постоянно предлагаю, но почти все отказываются».

В ретроспективе «Тотан» самым главным представляется то, что инсталляции – неожиданные, веселые и дерзкие, – не только предваряют солидную подборку реализованных объектов, но и продолжают ее. Даже став очень известным и востребованным архитектором, Кузембаев не перестал рисовать, шутить и вовсю экспериментировать. В свои листы с графикой он вплетает фольгу, в «жидкое золото» стекловаты запросто может запустить стаю сушеной воблы, а для создания мебели использует не только дерево и пластик, но и прессованную бумагу. Единственное, чего нет в его работах, так это серьезности и пафоса. И кажется, в конечном итоге именно это делает Кузембаева совершенно уникальным архитектором.

01 Октября 2013

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Пресса: Архитектор Тотан Кузембаев: "Я люблю работать с деревом"
В Государственном музее архитектуры имени Щусева работает выставка Тотана Кузембаева, соединяющего в своем творчестве архитектуру и искусство. M24.ru побывал на открытии выставки и узнал у Тотана о его первом проекте, любимом материале и хобби.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.