Кто обустроит Третьяковку

Объявлен состав участников закрытого конкурса на фасады нового корпуса Третьяковской галереи, выходящего на Кадашевскую набережную. Одновременно Сергей Кузнецов объявил о проведении открытого конкурса на ту же тему среди студентов МАрхИ (UPD: конкурс уже прошел).

31 Мая 2013
mainImg
Речь о северной, выходящей в сторону Кадашевской набережной и Кремля частью «музейного квартала» Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке. Проект нового музейного корпуса был разработан «Моспроектом-4» в 2003-2007 годах. В декабре 2012 года тендер на строительство выиграла компания «Зарубежпроект» (см. об этом довольно ехидную, но подробную статью в Slon.ru), которая выступает сейчас в роли заказчика конкурса. Участники конкурса должны предложить новое решение фасадов; на работу отведено 2,5 месяца, т.е. предполагается, что результаты будут известны к середине августа. Здание должно быть построено к 2018 году, стоимость строительства несколько лет назад была определена объемом 4,7 млрд. рублей, деньги планируется выделить из госбюджета.

Участников конкурса – семь:
  • ТПО «Резерв»
  • АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры»
  • UNK project
  • АБ «Остоженка»
  • SPEECH
  • АБ «ТОТЕМЕНТ/ПЕЙПЕР»
  • А.В. Боков
Параллельно на ту же тему будет проведен открытый конкурс среди студентов МАрхИ. По словам Сергея Кузнецова, вероятно, что победители этого конкурса будут интегрированы в команду, работающую над проектом. (UPD: позднее выяснилось, что студенческий конкурс уже прошел. Вероятно, мы неправильно поняли то, что было сказано на брифинге. Приносим извинения тем, кто был введен в заблуждение по нашей вине. Полную видеозапись брифинга можно увидеть ниже.)

zooming
Предпроектное предложение второй очереди Государственной Третьяковской галереи, 2003-2004, ГУП МНИИП «Моспроект-4». Архитекторы А.В. Боков, Сержантов А.Г., Макарова О.В., Сержантова Н.М., Япринцева Н.В. Изображение с сайта: i-stroy.ru (вид со стороны Лаврушинского пер.). Вверху слева - изображение, распространенное пресс-службой музея в 2012 году, вид со стороны Кадашевской набережной.
zooming
Пространство атриума нового корпуса ГТГ по проекту «Моспроекта-4» (2007 год) © «Моспроект-4»
zooming
Предпроектное предложение второй очереди Государственной Третьяковской галереи, ГУП МНИИП «Моспроект-4». Источник - slon.ru, 2012
zooming
Предпроектное предложение второй очереди Государственной Третьяковской галереи, ГУП МНИИП «Моспроект-4». Источник - slon.ru, 2012
zooming
Предпроектное предложение второй очереди Государственной Третьяковской галереи, ГУП МНИИП «Моспроект-4». Источник - slon.ru, 2012
zooming
Предпроектное предложение второй очереди Государственной Третьяковской галереи, ГУП МНИИП «Моспроект-4». Источник - slon.ru, 2012

Вчера автор существующего проекта, глава «Моспроекта-4» Андрей Боков, главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов и директор ГТГ Ирина Лебедева провели пресс-брифинг, на котором рассказали о своем видении проводимого конкурса. Здесь можно увидеть видеозапись брифинга: 




По словам Ирины Лебедевой, перед участниками поставлена очень сложная задача – предложить новое, встроившись в существующий (и получивший все согласования) проект, реализация которого уже начата: «сделана стена в грунте, опоясывающая всю стройплощадку», см. трансляцию с веб-камеры с видом на стройплощадку. Галерея, по образному выражению директора, начавшись с собственного дома Третьякова, «развивалась как росток», обрастая флигелями (историю роста можно изучить по брошюре на сайте музея и наглядному flash-ролику там же).
zooming
А.В. Щусев. Проект расширения галереи в два раза с выводом нового фасада на Кадашевскую набережную для размещения советского искусства (1944). Изображение из буклета размещенного на сайте ГТГ tretyakovgallery.ru
В новом здании разместяся фондохранилище, мастерские, зал графики и другие выставочные залы, а также помещения, необходимые для культурно-просветительской деятельности музея. К новому зданию и его частям, – говорит директор ГТГ, – предъявляется множество требований, например, мастерским живописи нужно много света и большие окна, а мастерским, работающим с графикой – маленькие окна, выходящие на север. Поэтому объем корпуса, по словам Ирины Лебедевой, получился крупным и монолитным. Перед архитекторами, как считает директор, стоит задача визуально расчленить этот объем, чтобы он не подавил остальные здания музейного квартала.

Отвечая на вопрос о том, что именно не устраивало дирекцию в корректируемом проекте Ирина Лебедева сказала, что, во-первых, в его разработке активное участие принимали представители тогдашних городских властей, прежде всего мэр Юрий Лужков, который был председателем попечительского совета музея. В частности, поэтому проект получился «морально устаревшим»: если Инженерный корпус 1980-х был «более стилизованным, то здесь мы делаем опять почти прямую цитату старого корпуса». Кроме того, предыдущий проект предполагал ярусность, что неудобно музею с точки зрения функции.

Из рассказа Ирины Лебедевой также стали известны некоторые детали, например, что в задании на проектирование корпусов, построенных в 1985–1995 было, в числе прочего, определена одновременно необходимость встроить новые корпуса в ансамбль существующих зданий – и акцентировать их отличия. Иными словами, новые корпуса должны были быть похожи и не похожи одновременно, например, в задании было записано, что цвет их стен должен отличаться от исторических фасадов. В это время проектом занимался уже «Моспроект-4», который работает над расширением ГТГ уже около 30 лет, – дополнил слова директора музея Андрей Боков: «финнов пригласили и они сделали кубик в сборном железобетоне, потому что другое тогда не разрешалось. Потом они сделали Инженерный корпус. Следующим этапом была реконструкция щусевского корпуса, внешне почти не проявленная, но весьма серьезная. А над проектом корпуса, выходящего на Кадашевскую набережную, работал еще Щусев до войны».

Ирина Лебедева назвала проводимый сейчас конкурс «блиц-конкурсом идей», Андрей Боков определил его как экспертизу, а участников назвал экспертами: «… сам факт участия в этой экспертизе должен стать серьезным фактом в биографии каждого из вас» – сказал Андрей Боков, обращаясь к участникам конкурса. Он пообещал «крайне уважительное отношение ко всем тем предложениям, которые будут сделаны. Но главной целью будет не просто высказаться, но получить еще и результат. С одной стороны, нам интересно высказать свое представление о правильной архитектуре. С другой стороны нам надо решить конкретную задачу. И решая эту задачу, я думаю, мы должны воспользоваться инструментами нам понятными и известными. Если в конкурсе будет один победитель, один лидер, «…» тогда на основании этого предложения плюс той базы, которую я вам покажу, будет выстроено задание на корректировку решения фасадов. Оно будет подписано главным архитектором, галереей и заказчиком, несущим всю полноту ответственности за бюджет и сроки. «…» Затем мы вместе с финалистом или финалистами делаем стадию проекта. Мы показываем ее главному архитектору, галерее, она идет в экпертизу и дальше мы сами делаем фасадную систему или заказываем исполнителю. Будет четыре финалиста – прекрасно. Я буду только приветствовать большое число продуктивных, качественных, впечатляющих идей и образов. Будет один – ну что же, может быть, тогда проще будет все это. Еще раз: буду очень благодарен каждому из вас за честное, откровенное высказывание по теме».

Сергей Кузнецов назвал конкурс «довольно быстрым с целью выявления идеи, которая может быть интегрирована в существующий практически готовый проект», а его задачу определил как сложную и ответственную (фасад выходит на Кремль).

В ответ на вопрос журналиста о том, почему выбрана форма закрытого конкурса Сергей Кузнецов определил данный конкурс как «скорее полузакрытый»: «Мы подбирали участников методом сторонних консультаций и опроса довольно большого количества команд. Задача совершенно не типовая, надо сказать, что не все согласились участвовать. Был сделан выбор из тех архитекторов, с которыми нам удалось достичь взаимопонимания и мотивации, потому что люди должны быть заинтересованы в задаче. Мы не стремились никого уговаривать. Согласились те, кому эта задача действительно интересна. Хотя безусловно я соглашусь, что конкурс с открытой фазой это самое интересное и продуктивное из того, что может быть, но надо сказать, что фактор времени не позволил нам развернуться. То, что это не новый проект, а корректировка, накладывает свои нюансы, плюс сроки. Мне кажется что в такой сложной ситуации это оптимальный вариант поиска решений», – заключил Сергей Кузнецов.

Определять победителя конкурса будет попечительский совет и директор ГТГ, архитектурный совет, по словам Сергея Кузнецова, предложит свою помощь, форма которой будет определена в ближайшее время: «либо это будет финальное мнение, либо составление рейтинга проектов, либо заседание архсовета, на котором будут рассмотрены проекты».

31 Мая 2013

comments powered by HyperComments
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Пресса: Победители конкурса на метро: MAParchitects
Представляем проект победителей конкурса на три станции метро — бюро MAParchitects — разработавших оригинальную концепцию «техногенного леса» для станции «Стромынка». Подробности проекта комментирует руководитель бюро Александр Порошкин.
Пресса: Победители конкурса на метро: ai-architects
Архитекторов необходимо привлекать к разработке архитектурной концепции станций метро еще на этапе проектирования. Тогда в проект можно будет заложить оригинальные решения, которые сделают передвижение пассажиров еще комфортнее и безопаснее, считают основатели бюро ai-architects Иван Колманок и Александр Томашенко. Их проект станции «Шереметьевская» победил в голосовании на портале «Активный гражданин».
Пресса: Финалисты конкурса на метро: PRIDE + A+3
Консорциум PRIDE + A+3, прошедший в финал международного конкурса на станции метрополитена «Шереметьевская», «Ржевская» и «Стромынка», отвечает на наш опросник про основные вызовы дизайна современных станций. Среди них — нормальная доступность, максимально подробная навигация и информации для туристов.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни