Architectural practice: равнение на Евросоюз

В рамках фестиваля «Зодчество-2007» прошел круглый стол «Евросоюз и Россия. Особенности организации архитектурной практики». Ситуацию в профессии обсуждали: со стороны Международного союза архитекторов второй вице-президент МСА Мартин Драховский (Словакия) и президент ассоциации польских архитекторов Ержи Грохольский, российскую позицию озвучивали президент СМА Виктор Логвинов, первый вице-президент САР Борис Нелюбин, советник МСА от России Андрей Кафтанов и другие. В ходе обсуждения было сказано немало интересного

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

21 Октября 2007
mainImg

Начало острой дискуссии положило выступление Виктора Логвинова, обрисовавшего, по его словам, тревожную ситуацию на российском архитектурном рынке в отношении с западными коллегами. Логвинов заявил, что вместо диалога России и объединенной Европы в профессии пока что мы видим ситуацию вопиющего неравноправия и незащищенности наших архитекторов. Но прежде чем приступить к разбору полетов, выяснили, как вопрос профессиональной и правовой защиты архитекторов решается сегодня в странах Евросоюза.

Нынешняя позиция международного союза заключается в унифицировании деятельности архитекторов 27 стран, входящих в Евросоюз, при помощи системы лицензирования. С октября 2007 года для всего европейского рынка вступила в действие так называемая генеральная «горизонтальная» директива. Теперь архитектор, получив лицензию в одной из этих стран, может работать в любой из них, или как гражданин, или как гость. В любом случае он, прежде всего, должен зарегистрироваться в Палате или специальном органе и получить лицензию, подтверждающую его профессию. Отметим еще и то, что МСА продолжает политику внедрения системы непрерывного профессионального образования в странах – членах Евросоюза. Уже думают о том, чтобы сделать эту систему регулярной и обязательной. Это будет нечто вроде всемирного банка данных, состоящего из лекций профессоров, объединяющих самые различные подходы в этой области, и любая национальная секция, в зависимости от своих особенностей, может выбрать соответствующий блок лекций.

Почему бы и России не включиться в эту проработанную систему, играть по этим правилам? Тем временем, равновесного взаимодействия между Евросоюзом и Россией с прилегающими территориями СНГ в профессии все еще нет. Это такое одностороннее движение:  западные коллеги все чаще приезжают работать на наш рынок, и мы относимся к ним даже с чрезмерным пиететом, в то время как рынок всей объединенной Европы для нас закрыт признанием системы лицензирования. А между тем, по словам В. Логвинова, мы уже не страна третьего мира с третьесортной архитектурой, и ситуация неравноправия, которая сейчас выстроилась, попросту невозможна. По словам президента МСА, наше законодательство не защищает наш рынок, мы знаем примеры, когда западные архитекторы работают здесь безо всяких правил.

Как получилось, что российские архитекторы оказались в таком невыгодном положении? Для начала вспомним, что 5 лет назад у нас законодательно было отменено лицензирование (поскольку архитектурная деятельность – творческая), а вместе с ним канула в лету жесткая позиция в отношении к иностранным застройщикам. Сегодня в России можно работать кому угодно и безо всяких лицензий, что привело, в частности, к перекосу в конкурсной системе. Последние крупные питерские конкурсы на Охта центр («Газпром-сити») и конгресс-центр «Константиновский» в Стрельне обнаружили, по словам представителей СМА, вопиющие нарушения как этической стороны дела, так и правовой, что подтолкнуло ряд архитекторов вообще отказаться от участия.

По словам Андрея Кафтанова, те конкурсы, которые проходили у нас как «международные», не проводились под эгидой МСА, а между тем это единственная международная организация, уполномоченная ООН и ЮНЕСКО декларацией 1975 г. «к устроению такого рода мероприятий на базе соответствующих документов». В итоге мы становимся свидетелями одновременного проведения сразу двух параллельных конкурсов в Стрельне, несмотря на то, что это запрещено международными правилами. Основной конкурс, призванный выбрать компанию по подготовке проектной документации, оказался закрытым и исключительно иностранным по составу участников, а для наших был устроен «утешительный», конкурс «на идею». Как мы уже писали, в иностранном конкурсе победил Риккардо Бофилл, а в открытом российском выиграла молодая команда под руководством архитекторов Александра Купцов, Сергея Гикало. Каким образом устроители будут объединять две противоположные по духу идеи, и будут ли, неясно.

Постскриптум союзы пытаются исправлять сделанные ошибки. Как заявил Кафтанов, на последнем совете МСА удалось добиться того, чтобы в финальный протокол заседания Туринского совета была внесли коллективную поддержку позиции САР о недопустимости проведения конкурса на «Газпром-сити».
В то же время для России, по словам Андрея Кафтанова, сегодня есть реальная возможность формировать проектные задания и проводить конкурсы под эгидой МСА, где обеспечивается, по словам представителей союза, западный уровень организации, проведения, правил, стандартов, жюри, которому можно доверять.

Несомненно, опыт международного сотрудничества полезен, но только при взаимном признании прав сторон, в первую очередь образования. Сейчас же получается, что на европейское лицензирование мы пока ничем не можем ответить, у нас даже уполномоченного органа, вроде Палаты архитекторов, нет. Виктор Логвинов предложил вернуться к практике начала 1990-х, когда вместо лицензирования выступало членство в Союзе архитекторов, перенести ее на сегодняшний день и заключить двухстороннее соглашение, которое бы приравнивало европейское лицензирование к нашему членству в Союзе – по его словам, это, в частности, могло бы защитить права российских архитекторов в ходе конкурсов. Правда, европейские коллеги на такое предложение отреагировали скептически.

На что россияне ответили, что да, быстро  встроиться в европейскую систему, вероятно, не получится, но надо же делать какие-то шаги к этому с обеих сторон, можно начать хотя бы с выполнения предписанного международным союзом договора о консалтинговых услугах, что, оказывается, является этической нормой для иностранных компаний во всем мире. Это значит, что когда речь идет о привлечении к работе местных архитекторов, знакомых с нормами проектирования и строительства в данной стране, то есть нашим хотелось бы поддержать известную практику "укрепления" иностранцев своими коллегами.

С другой стороны, сказали участники круглого стола, думать, пусть даже гипотетически, о широкой возможности для российских архитекторов работать на западе, может быть, пока и рано. Действительно, готовы ли мы к полноценному сотрудничеству теперь уже не только в правовом, а в профессиональном плане? Как отметила Елена Баженова, член Президиума Правления СМА, наша архитектурная профессия во многом отделена от западной своим содержанием. Известно, что перечень услуг зарубежного архитектора на 45-50% больше, чем то, что могут предложить наши профессионалы. Мы не обучены оказывать услуги в условиях рынка, а на Западе потребуется не просто рисовать, но и проектировать в бюджете, не говоря уже о том, что у нас даже этапы проектирования другие. Возможно, для начала следует свою структуру выстроить согласно мировым стандартам, как сделали Польша, Китай, а уж потом проситься уравнять нас в правах с Евросоюзом.

zooming
zooming


21 Октября 2007

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное общественное пространство, рассчитанное на пребывание самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.