Альтернативный проект

В понедельник, 1 октября союзы архитекторов России и Москвы впервые продемонстрировали альтернативную градостроительную концепцию Сочи-2014 – которая, по убеждению ее авторов, исправляет ошибки того замысла, который был разработан американцами для заявки, принятой МОК

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

03 Октября 2007
mainImg

Начиная с 1986 года, агентство ЮНЕСКО под названием UN Habitat, которое занимается проблемами среды, в широком смысле, человеческих поселений, отмечает всемирный день Habitat, который становится поводом для различных мероприятий. Этот день приурочивается к первому понедельнику октября. В 1996 году к этой инициативе решил присоединиться Международный союз архитекторов, объявивший тот же день Всемирным днем архитектуры, которую, безусловно, надо признать одной из заметных составляющих среды любого поселения. Праздники отмечаются похожим образом – «головная организация» задает тему, к которой приурочиваются разные встречи, выступления и круглые столы. В этом году темой дня архитектуры была экология.
Союзы архитекторов России и Москвы отметили профессиональный праздник презентацией альтернативной градостроительной концепции сочинской Олимпиады 2014 года. 

До вчерашнего дня была известна лишь одна концепция олимпийской застройки Сочи – та, которую показывали МОК в заявке, конкурировавшей в предложениями других городов в начале июля. Помимо общих слов, этот документ, доступный на сайте Заявочного комитета Сочи-2014, содержит много конкретики, в частности, подробный  плана застройки, разработанный американской архитектурной компанией, известной своей специализацией на проектах такого рода – что вероятно, стало одним из факторов, склонивших комитет в сторону Сочи. Достаточно определенные очертания имеют и представленные в заявке олимпийские объекты, более того, после победы сочинской заявки их проектирование продолжается, по словам председателя Союза архитекторов России Юрия Гнедовского, с участием проектировщиков из Италии, Германии и ЮАР. Известных российских архитекторов никто так и не пригласил к проектированию олимпийских сооружений города Сочи.

В сентябре, собравшись в доме отдыха союза архитекторов «Суханово», архитекторы внимательно изучили включенный в заявку проект застройки, определили его слабые места и создали собственный вариант градостроительного решения, которое и представлял 1 октября Юрий Гнедовский.

Отличия российского проекта от того, который значится в заявке и сейчас принят как рабочий, достаточно велики и хорошо походят дате его презентации – в этом году темой дня архитектуры заявлена экология, и именно на эту сторону вопроса сделал упор Юрий Гнедовский, демонстрируя концепцию. Речь идет о застройке приморской зоны – Нижнеимеретинской долины. Это территория между морем, железной дорогой, проходящей на некотором отдалении вдоль побережья, абхазской границей и Адлером. Береговая линия здесь красиво изгибается и один ее мыс, самый заметный, имеет замечательную округлую форму. Американский проект из олимпийской заявки, принятой МОК, располагает на этом мысу большую часть приморских построек, вписывая планировку в правильный круг, который оказывается смысловым центром Олимпиады.

Однако – замечают российские архитекторы – в этом месте рядом с морем расположено поселение старообрядцев, поблизости находится старообрядческое кладбище и кроме того, в глубине территории существует несколько озер, которые хотелось бы сохранить.
В новом российском проекте все это учтено – мыс полностью освобожден, олимпийские постройки отнесены от побережья и выстроены в ряд примерно посередине между пляжами и железной дорогой. Озера не только оставлены на своих местах, но и продолжены  цепочкой прудов к востоку. При этом авторы концепции учитывали представленные в заявке МОК конкретные строения, лишь переставляя их местами – что, вероятно, призвано подчеркнуть отсутствие претензий проектирование объектов, которое сейчас в разгаре, а только на град-концепцию, которая была закончена и сдана еще до победы сочинской олимпийской заявки.

Проект действительно более экологичен и деликатен к автохтонному населению города. С точки зрения человека, не участвующего в организации этого масштабного мероприятия совершенно непонятно, почему нельзя провести Олимпиаду, не ущемив права местных жителей. Он определенно сделан в русле самых популярных на сегодня европейских ценностей.

Сложнее сказать, насколько проект выгоднее и удобнее для проведения игр. Несложно заметить, что объекты, у «американцев» скученные в приморский городок, в российском варианте выстроились в линию, живо напоминающую сооруженный в Москве к 1980 году Олимпийский проспект. Будучи расставлены далековато от моря, они лишаются части романтического окружения, а взамен между морем и городом возникает большой парк. Сам по себе парк лично мне гораздо симпатичнее – и до соревнований, и во время, после. Однако заметно, что в показанном российском проекте пиар-агрессивная «олимпийская» составляющая заметно, если не сказать – демонстративно оттесняется, уступая место социальным и природным ценностям. От чего план становится каким-то очень «юнесковским» и начинает казаться, что его основная цель – подчеркнуть недостатки рабочего заявочного решения, а не предложить что-нибудь конструктивное.

Еще одна ключевая неувязка – авторство показанного проекта. Концепцию представлял Юрий Гнедовский, от имени союза архитекторов вообще, и по ходу рассказа становился все заметнее налет анонимности, который как правило преследует любую коллективную работу. Сетуя на нераскрученность российских «звезд», представители союза при этом отнюдь не стремились обнародовать авторский коллектив демонстрируемой концепции. Обычно такие вещи пишут прямо на планшетах, а здесь – нет. Только в ответ на вопрос корреспондента Агентства архитектурных новостей председатель союза назвал имена, причем часть из них – действительно персоналии – Александр Асадов, Андрей Боков, Александр Скокан, Михаил Хазанов, это член-корр. РААСН Владилен Красильников и главный архитектор института «Южпроекткоммунстрой» Олег Козинский. Другую часть составляют организации, это два советских института-градостроителя – НИИ Урбанистики и Гипрогор.

По словам Юрия Гнедовского, участники разделились на 6 команд и сделали 6 проектов. Затем, вновь собравшись вместе, архитекторы нашли, что версии во многом совпадают, и создали на их основе один итоговый вариант. Все это, разумеется, навевает мысли о стремлении к абсолютному совершенству путем объединения наилучшего, но с другой стороны совершенно неясно, что, например, предложил Боков, что – Асадов, а что Гипрогор. Обозначенные «звезды» тонут в стремящейся к абсолюту материи коллективного творчества, что в некотором смысле дает ответ на поставленный здесь же на пресс-конференции вопрос: почему своих звезд не ценят.

Сейчас состояние «альтернативного плана» олимпийского Сочи приблизительно следующее. Проект был оформлен и предложен для показа верховной власти, решения на его счет ожидали в прошедшую пятницу. Но после перестановок в правительстве весь его путь «по верхам» надо начинать заново, поэтому архитектурные союзы решили обнародовать проект уже сейчас – чем мы и были обязаны его появлению вчера на совместной пресс-конференции САР и СМА.
Помимо генплана сочинских строений участники пресс-конференции рассказали о планах союзов архитекторов восстановить отмененное около года назад лицензирование архитектурной деятельности, а также напомнили присутствующим о том, что 18 октября в Манеже открывается фестиваль «Зодчество».

Президент Союза архитекторов России Юрий Гнедовский перед картой «Большого Сочи»
zooming
Нижнеимеретинская низменность. Градостроительная концепция, фигурирующая в заявке, утвержденной МОК. Фото: Ю.Тарабариной, Архи.ру
Представитель Международного союза архитекторов Андрей Кафтанов
Нижнеимеретинская низменность. Градостроительная концепция, фигурирующая в заявке, утвержденной МОК
Нижнеимеретинская низменность. Предложение Союза архитекторов России. Фото: Ю.Тарабариной, Архи.ру
Нижнеимеретинская низменность. Предложение Союза архитекторов России
Нижнеимеретинская низменность. Предложение Союза архитекторов России
Нижнеимеретинская низменность. Предложение Союза архитекторов России
Нижнеимеретинская низменность. Предложение Союза архитекторов России. Фото: Ю.Тарабариной, Архи.ру
Нижнеимеретинская низменность. Предложение Союза архитекторов России
Нижнеимеретинская низменность. Предложение Союза архитекторов России


03 Октября 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.