English version

Альтернативный проект

В понедельник, 1 октября союзы архитекторов России и Москвы впервые продемонстрировали альтернативную градостроительную концепцию Сочи-2014 – которая, по убеждению ее авторов, исправляет ошибки того замысла, который был разработан американцами для заявки, принятой МОК

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

03 Октября 2007
mainImg

Начиная с 1986 года, агентство ЮНЕСКО под названием UN Habitat, которое занимается проблемами среды, в широком смысле, человеческих поселений, отмечает всемирный день Habitat, который становится поводом для различных мероприятий. Этот день приурочивается к первому понедельнику октября. В 1996 году к этой инициативе решил присоединиться Международный союз архитекторов, объявивший тот же день Всемирным днем архитектуры, которую, безусловно, надо признать одной из заметных составляющих среды любого поселения. Праздники отмечаются похожим образом – «головная организация» задает тему, к которой приурочиваются разные встречи, выступления и круглые столы. В этом году темой дня архитектуры была экология.
Союзы архитекторов России и Москвы отметили профессиональный праздник презентацией альтернативной градостроительной концепции сочинской Олимпиады 2014 года. 

До вчерашнего дня была известна лишь одна концепция олимпийской застройки Сочи – та, которую показывали МОК в заявке, конкурировавшей в предложениями других городов в начале июля. Помимо общих слов, этот документ, доступный на сайте Заявочного комитета Сочи-2014, содержит много конкретики, в частности, подробный  плана застройки, разработанный американской архитектурной компанией, известной своей специализацией на проектах такого рода – что вероятно, стало одним из факторов, склонивших комитет в сторону Сочи. Достаточно определенные очертания имеют и представленные в заявке олимпийские объекты, более того, после победы сочинской заявки их проектирование продолжается, по словам председателя Союза архитекторов России Юрия Гнедовского, с участием проектировщиков из Италии, Германии и ЮАР. Известных российских архитекторов никто так и не пригласил к проектированию олимпийских сооружений города Сочи.

В сентябре, собравшись в доме отдыха союза архитекторов «Суханово», архитекторы внимательно изучили включенный в заявку проект застройки, определили его слабые места и создали собственный вариант градостроительного решения, которое и представлял 1 октября Юрий Гнедовский.

Отличия российского проекта от того, который значится в заявке и сейчас принят как рабочий, достаточно велики и хорошо походят дате его презентации – в этом году темой дня архитектуры заявлена экология, и именно на эту сторону вопроса сделал упор Юрий Гнедовский, демонстрируя концепцию. Речь идет о застройке приморской зоны – Нижнеимеретинской долины. Это территория между морем, железной дорогой, проходящей на некотором отдалении вдоль побережья, абхазской границей и Адлером. Береговая линия здесь красиво изгибается и один ее мыс, самый заметный, имеет замечательную округлую форму. Американский проект из олимпийской заявки, принятой МОК, располагает на этом мысу большую часть приморских построек, вписывая планировку в правильный круг, который оказывается смысловым центром Олимпиады.

Однако – замечают российские архитекторы – в этом месте рядом с морем расположено поселение старообрядцев, поблизости находится старообрядческое кладбище и кроме того, в глубине территории существует несколько озер, которые хотелось бы сохранить.
В новом российском проекте все это учтено – мыс полностью освобожден, олимпийские постройки отнесены от побережья и выстроены в ряд примерно посередине между пляжами и железной дорогой. Озера не только оставлены на своих местах, но и продолжены  цепочкой прудов к востоку. При этом авторы концепции учитывали представленные в заявке МОК конкретные строения, лишь переставляя их местами – что, вероятно, призвано подчеркнуть отсутствие претензий проектирование объектов, которое сейчас в разгаре, а только на град-концепцию, которая была закончена и сдана еще до победы сочинской олимпийской заявки.

Проект действительно более экологичен и деликатен к автохтонному населению города. С точки зрения человека, не участвующего в организации этого масштабного мероприятия совершенно непонятно, почему нельзя провести Олимпиаду, не ущемив права местных жителей. Он определенно сделан в русле самых популярных на сегодня европейских ценностей.

Сложнее сказать, насколько проект выгоднее и удобнее для проведения игр. Несложно заметить, что объекты, у «американцев» скученные в приморский городок, в российском варианте выстроились в линию, живо напоминающую сооруженный в Москве к 1980 году Олимпийский проспект. Будучи расставлены далековато от моря, они лишаются части романтического окружения, а взамен между морем и городом возникает большой парк. Сам по себе парк лично мне гораздо симпатичнее – и до соревнований, и во время, после. Однако заметно, что в показанном российском проекте пиар-агрессивная «олимпийская» составляющая заметно, если не сказать – демонстративно оттесняется, уступая место социальным и природным ценностям. От чего план становится каким-то очень «юнесковским» и начинает казаться, что его основная цель – подчеркнуть недостатки рабочего заявочного решения, а не предложить что-нибудь конструктивное.

Еще одна ключевая неувязка – авторство показанного проекта. Концепцию представлял Юрий Гнедовский, от имени союза архитекторов вообще, и по ходу рассказа становился все заметнее налет анонимности, который как правило преследует любую коллективную работу. Сетуя на нераскрученность российских «звезд», представители союза при этом отнюдь не стремились обнародовать авторский коллектив демонстрируемой концепции. Обычно такие вещи пишут прямо на планшетах, а здесь – нет. Только в ответ на вопрос корреспондента Агентства архитектурных новостей председатель союза назвал имена, причем часть из них – действительно персоналии – Александр Асадов, Андрей Боков, Александр Скокан, Михаил Хазанов, это член-корр. РААСН Владилен Красильников и главный архитектор института «Южпроекткоммунстрой» Олег Козинский. Другую часть составляют организации, это два советских института-градостроителя – НИИ Урбанистики и Гипрогор.

По словам Юрия Гнедовского, участники разделились на 6 команд и сделали 6 проектов. Затем, вновь собравшись вместе, архитекторы нашли, что версии во многом совпадают, и создали на их основе один итоговый вариант. Все это, разумеется, навевает мысли о стремлении к абсолютному совершенству путем объединения наилучшего, но с другой стороны совершенно неясно, что, например, предложил Боков, что – Асадов, а что Гипрогор. Обозначенные «звезды» тонут в стремящейся к абсолюту материи коллективного творчества, что в некотором смысле дает ответ на поставленный здесь же на пресс-конференции вопрос: почему своих звезд не ценят.

Сейчас состояние «альтернативного плана» олимпийского Сочи приблизительно следующее. Проект был оформлен и предложен для показа верховной власти, решения на его счет ожидали в прошедшую пятницу. Но после перестановок в правительстве весь его путь «по верхам» надо начинать заново, поэтому архитектурные союзы решили обнародовать проект уже сейчас – чем мы и были обязаны его появлению вчера на совместной пресс-конференции САР и СМА.
Помимо генплана сочинских строений участники пресс-конференции рассказали о планах союзов архитекторов восстановить отмененное около года назад лицензирование архитектурной деятельности, а также напомнили присутствующим о том, что 18 октября в Манеже открывается фестиваль «Зодчество».

Президент Союза архитекторов России Юрий Гнедовский перед картой «Большого Сочи»
zooming
Нижнеимеретинская низменность. Градостроительная концепция, фигурирующая в заявке, утвержденной МОК. Фото: Ю.Тарабариной, Архи.ру
Представитель Международного союза архитекторов Андрей Кафтанов
Нижнеимеретинская низменность. Градостроительная концепция, фигурирующая в заявке, утвержденной МОК
Нижнеимеретинская низменность. Предложение Союза архитекторов России. Фото: Ю.Тарабариной, Архи.ру
Нижнеимеретинская низменность. Предложение Союза архитекторов России
Нижнеимеретинская низменность. Предложение Союза архитекторов России
Нижнеимеретинская низменность. Предложение Союза архитекторов России
Нижнеимеретинская низменность. Предложение Союза архитекторов России. Фото: Ю.Тарабариной, Архи.ру
Нижнеимеретинская низменность. Предложение Союза архитекторов России
Нижнеимеретинская низменность. Предложение Союза архитекторов России

03 Октября 2007

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Похожие статьи
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.