На пароходе, плывущем из Афин

По просьбе archi.ru Александр Ложкин поделился впечатлениями о прошедшем в Перми конгрессе ISOCARP, и не только о нём.

author pht

Автор текста:
Александр Ложкин

28 Сентября 2012
mainImg
В последний раз подобное мероприятие пытались провести в нашей стране в 1933 году. Не провели – Иосиф Виссарионович Сталин, как раз в это время менявший курс развития советского зодчества, передумал проводить в Москве Международный конгресс современной архитектуры и Ле Корбюзье со товарищи срочно пришлось искать для него новое место. Нашли на пароходе, шедшем из Марселя в Афины. В итоге программный документ, на десятилетия определивший вектор развития мирового градостроительства, получил название «Афинская хартия». А мог бы называться «Московской хартией».

Наверное, эту заметку стоило бы начать с пафосного заявления о том, что Россия дождалась события, которого ждала 79 лет. Но нет, не ждала – и прошедший в сентябре в Перми конгресс Международного общества городских и региональных планировщиков не был особо замечен ни ответственными за региональное планирование федеральными чиновниками, ни общероссийскими СМИ. Это показательно: несмотря на то, что в России градостроительные проблемы в последнюю пару лет оказались на острие общественной дискуссии, проблемы эти у нас совсем другие, чем в остальном мире. И в нашей стране, и за рубежом есть кризис в сфере градостроительства, но это два разных кризиса. Наш связан с тем, что здесь используется профессиональный инструментарий времен той самой Афинской хартии: жесткое функциональное зонирование, ставка на многоквартирный дом, как единственно возможный тип жилища, ставка на создание унифицированной для всех городов системы норм и правил, упование на художественное видение архитектора, как гарантию качества градостроительного решения.

Такой кризис на Западе тоже был, но давно: он там случился лет 30-50 назад, и вот теперь и в России понемногу возникает осознание того, что не все в государстве в порядке с градостроительством. Но возникает не в профессиональной среде, а в блогах гражданских активистов. Именно они, после поездок за границу и возвращений на родину, стали сравнивать качество городской среды там и тут и доносить до широкой публики имеющийся мировой опыт. Развитие общественных пространств, велодорожек, пешеходных зон, общественного транспорта, идеи компактного города с высокоплотной, но не многоэтажной застройкой, участия жителей в планировании судьбы территорий, кажутся обитателям отечественных микрорайонов недостижимой утопией.

Ну а профессионалы? Пару последних десятилетий наши архитекторы-градостроители пытались делать то же, что делали и в советское время и разрабатывали генпланы и проекты планировок по лекалам, которыми пользовались до того много десятилетий. Эти «афинские» лекала были заимствованы на Западе на рубеже 1950-60-х годов (после чего СССР надежно оградил наших градопланировщиков от тлетворного буржуазного влияния железным занавесом секретности), и так прижились на отечественной почве, что кажутся многим частью нашей национальной самобытности. Любые попытки внедрения нового западного опыта в российское городское планирование расцениваются как покушение на отечественную градостроительную школу. Но вот прошло уже 5-7 лет с момента утверждения первых генпланов, разрабатывавшихся после принятия Градостроительного кодекса 2004 года, и стало очевидно, что реализовать их невозможно. Впрочем, никто и не собирался работать по плану в условиях, когда решения по развитию городов принимаются чиновниками спонтанно, без экспертной оценки последствий.

Конгресс ISOCARP не мог состояться нигде в России, кроме Перми, поскольку Пермь оказалась единственным в стране городом, включенным в мировую проектную культуру городского планирования. Пытаясь снять шоры советского градостроительства и внедрить современные инструменты территориального планирования в городскую практику, в город пригласили команду голландца Кейса Кристиансе, разработавшую в 2010 году Стратегический мастер-план Перми. На его базе в местном Бюро городских проектов были разработаны генеральный план города (увязанный с бюджетным планированием), план реализации генерального плана, местные нормативы градостроительного проектирования, градостроительные регламенты, проекты планировки, в которых современные урбанистические идеи, столь популярные сегодня у блогеров, адаптировались к российской системе законодательства. Увы, сегодня, после произошедшей недавно смены губернатора, дальнейшая реализация  пермской градостроительной модели поставлена под сомнение.

Итак, в России всё ещё задаются вопросом, нужно ли городское планирование вообще, или лучшим методом развития являются неожиданные решения власти по удовлетворению чьих-то сиюминутных интересов, или надо всего лишь художественно группировать здания в пространстве? И нужно ли заимствовать применяемые в мире современные инструменты градорегулирования, или у постсоветских собственная гордость, и мы предпочитаем строить микрорайоны «доступного жилья» в полях, а их качество регулировать коллективным разумом Архитектурных советов и персональным талантом главных архитекторов городов?

В мире в это время актуальна несколько иная повестка. Никто не озабочен борьбой за сохранение светлых принципов Афинской хартии, но есть очевидная проблема, связанная с тем, что в последние годы современные методики городского планирования стали активно применять не только в «старых» странах, но и в переживающих экономический, демографический и строительный бум городах Азии, Африки, Латинской Америки. Правители там не слишком склонны советоваться с собственными гражданами по каким-либо вопросам в то время как городское планирование затрагивает не только пространственные, но и социальные, экономические, экологические, культурные аспекты жизни общества. И западные градостроители, используя имеющийся инструментарий городского планирования, вынуждены решать совсем другие задачи, чем у себя дома. Внешне проектируемые города очень похожи на европейские и можно даже обнаружить в них пару принципов «нового урбанизма», но очень сомнительной кажется возможность возникновения полноценной городской жизни и самогенерации городских процессов.

Именно тема городского планирования в развивающихся странах оказалась в центре внимания международной программы конгресса. Здесь процессы развития стремительны и как раз необходимостью адекватной реакции градопланировщиков на них навеяна тема пермского конгресса ISOCARP – «Fast Forward: Динамичное планирование в меняющемся мире городов».  Вопрос поиска баланса интересов горожан, бизнеса, власти рассматривался на различных секциях. Насколько применим западный опыт в восточных странах, в какой степени надо учитывать местную специфику, культурный контекст? Обнаружились неожиданные вещи – например, то, что в Китае, который мы привыкли считать образцом авторитарного управления, исследуют общественное мнение и ведут переговоры с бизнесом при принятии решений по планировке территорий. И сегодня, в условиях завершения процессов гиперинтенсивной урбанизации, характерных для предыдущих трех десятилетий, ищут опять же инструменты гуманизации городской среды и повышения конкурентоспособности городов. Для стран «третьего мира» не менее важными, чем для «старых» государств, становятся вопросы устойчивого развития, рационального использования ресурсов. И градостроительство нужно им уже не как способ художественного оформления городских пространств, что еще недавно было характерно для Куала-Лумпура или Дубая, а как способ решения реально стоящих проблем.

Выясняется, что инструменты городского планирования всё же в основном одинаковы для разных частей света и требование учета местной специфики не означает необходимости отказа от современных методик проектирования, а требует лишь грамотного их применения. Основным же становится вопрос постановки задач, формулирования градостроительной политики.

Увы, но в России этот вопрос попросту не ставится. Власть заказывает градостроительную документацию, не для решения городских проблем, а только потому, что «она должна быть». Будущего власть не видит или не хочет видеть, целей у градостроительной политики нет, да и самой политики тоже нет, если, конечно, не считать таковой требование постоянного увеличения количества вводимых квадратных метров, каковыми губернаторы и  мэры отчитываются перед федеральным центром. Редкие исключения, как в Перми, лишь подтверждают правила.

Получается, что Россия даже не в списке стран «третьего мира», она уже в «четвертом мире», где будущего вроде как и не предполагается. И пока все остальные страны собрались на пароходе, уже отплывшем из Афин, мы оказались посреди моря на утлом плотике без руля и ветрил, и без особых надежд на спасение.
zooming
Фотографии предоставлены пресс-службой ISOCARP. Коллаж Ю. Тарабариной
ISOCARP. Фотография предоставлена предоставлена пресс-службой конгресса
ISOCARP. Фотография предоставлена предоставлена пресс-службой конгресса
ISOCARP. Фотография предоставлена предоставлена пресс-службой конгресса
ISOCARP. Фотография предоставлена предоставлена пресс-службой конгресса
Пермь во время проведения ISOCARP. Фотография предоставлена предоставлена пресс-службой конгресса
zooming
ISOCARP. Фотография предоставлена предоставлена пресс-службой конгресса
zooming
ISOCARP. Фотография предоставлена предоставлена пресс-службой конгресса
zooming
ISOCARP. Фотография предоставлена предоставлена пресс-службой конгресса
Барт Голдхорн на трибуне ISOCARP-а. Фотография предоставлена предоставлена пресс-службой конгресса


28 Сентября 2012

author pht

Автор текста:

Александр Ложкин
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия (коллажа), отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. На сегодняшний день VitraHaus посетили 3,5 миллиона человек со всего мира. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.