На пароходе, плывущем из Афин

По просьбе archi.ru Александр Ложкин поделился впечатлениями о прошедшем в Перми конгрессе ISOCARP, и не только о нём.

author pht

Автор текста:
Александр Ложкин

28 Сентября 2012
mainImg
В последний раз подобное мероприятие пытались провести в нашей стране в 1933 году. Не провели – Иосиф Виссарионович Сталин, как раз в это время менявший курс развития советского зодчества, передумал проводить в Москве Международный конгресс современной архитектуры и Ле Корбюзье со товарищи срочно пришлось искать для него новое место. Нашли на пароходе, шедшем из Марселя в Афины. В итоге программный документ, на десятилетия определивший вектор развития мирового градостроительства, получил название «Афинская хартия». А мог бы называться «Московской хартией».

Наверное, эту заметку стоило бы начать с пафосного заявления о том, что Россия дождалась события, которого ждала 79 лет. Но нет, не ждала – и прошедший в сентябре в Перми конгресс Международного общества городских и региональных планировщиков не был особо замечен ни ответственными за региональное планирование федеральными чиновниками, ни общероссийскими СМИ. Это показательно: несмотря на то, что в России градостроительные проблемы в последнюю пару лет оказались на острие общественной дискуссии, проблемы эти у нас совсем другие, чем в остальном мире. И в нашей стране, и за рубежом есть кризис в сфере градостроительства, но это два разных кризиса. Наш связан с тем, что здесь используется профессиональный инструментарий времен той самой Афинской хартии: жесткое функциональное зонирование, ставка на многоквартирный дом, как единственно возможный тип жилища, ставка на создание унифицированной для всех городов системы норм и правил, упование на художественное видение архитектора, как гарантию качества градостроительного решения.

Такой кризис на Западе тоже был, но давно: он там случился лет 30-50 назад, и вот теперь и в России понемногу возникает осознание того, что не все в государстве в порядке с градостроительством. Но возникает не в профессиональной среде, а в блогах гражданских активистов. Именно они, после поездок за границу и возвращений на родину, стали сравнивать качество городской среды там и тут и доносить до широкой публики имеющийся мировой опыт. Развитие общественных пространств, велодорожек, пешеходных зон, общественного транспорта, идеи компактного города с высокоплотной, но не многоэтажной застройкой, участия жителей в планировании судьбы территорий, кажутся обитателям отечественных микрорайонов недостижимой утопией.

Ну а профессионалы? Пару последних десятилетий наши архитекторы-градостроители пытались делать то же, что делали и в советское время и разрабатывали генпланы и проекты планировок по лекалам, которыми пользовались до того много десятилетий. Эти «афинские» лекала были заимствованы на Западе на рубеже 1950-60-х годов (после чего СССР надежно оградил наших градопланировщиков от тлетворного буржуазного влияния железным занавесом секретности), и так прижились на отечественной почве, что кажутся многим частью нашей национальной самобытности. Любые попытки внедрения нового западного опыта в российское городское планирование расцениваются как покушение на отечественную градостроительную школу. Но вот прошло уже 5-7 лет с момента утверждения первых генпланов, разрабатывавшихся после принятия Градостроительного кодекса 2004 года, и стало очевидно, что реализовать их невозможно. Впрочем, никто и не собирался работать по плану в условиях, когда решения по развитию городов принимаются чиновниками спонтанно, без экспертной оценки последствий.

Конгресс ISOCARP не мог состояться нигде в России, кроме Перми, поскольку Пермь оказалась единственным в стране городом, включенным в мировую проектную культуру городского планирования. Пытаясь снять шоры советского градостроительства и внедрить современные инструменты территориального планирования в городскую практику, в город пригласили команду голландца Кейса Кристиансе, разработавшую в 2010 году Стратегический мастер-план Перми. На его базе в местном Бюро городских проектов были разработаны генеральный план города (увязанный с бюджетным планированием), план реализации генерального плана, местные нормативы градостроительного проектирования, градостроительные регламенты, проекты планировки, в которых современные урбанистические идеи, столь популярные сегодня у блогеров, адаптировались к российской системе законодательства. Увы, сегодня, после произошедшей недавно смены губернатора, дальнейшая реализация  пермской градостроительной модели поставлена под сомнение.

Итак, в России всё ещё задаются вопросом, нужно ли городское планирование вообще, или лучшим методом развития являются неожиданные решения власти по удовлетворению чьих-то сиюминутных интересов, или надо всего лишь художественно группировать здания в пространстве? И нужно ли заимствовать применяемые в мире современные инструменты градорегулирования, или у постсоветских собственная гордость, и мы предпочитаем строить микрорайоны «доступного жилья» в полях, а их качество регулировать коллективным разумом Архитектурных советов и персональным талантом главных архитекторов городов?

В мире в это время актуальна несколько иная повестка. Никто не озабочен борьбой за сохранение светлых принципов Афинской хартии, но есть очевидная проблема, связанная с тем, что в последние годы современные методики городского планирования стали активно применять не только в «старых» странах, но и в переживающих экономический, демографический и строительный бум городах Азии, Африки, Латинской Америки. Правители там не слишком склонны советоваться с собственными гражданами по каким-либо вопросам в то время как городское планирование затрагивает не только пространственные, но и социальные, экономические, экологические, культурные аспекты жизни общества. И западные градостроители, используя имеющийся инструментарий городского планирования, вынуждены решать совсем другие задачи, чем у себя дома. Внешне проектируемые города очень похожи на европейские и можно даже обнаружить в них пару принципов «нового урбанизма», но очень сомнительной кажется возможность возникновения полноценной городской жизни и самогенерации городских процессов.

Именно тема городского планирования в развивающихся странах оказалась в центре внимания международной программы конгресса. Здесь процессы развития стремительны и как раз необходимостью адекватной реакции градопланировщиков на них навеяна тема пермского конгресса ISOCARP – «Fast Forward: Динамичное планирование в меняющемся мире городов».  Вопрос поиска баланса интересов горожан, бизнеса, власти рассматривался на различных секциях. Насколько применим западный опыт в восточных странах, в какой степени надо учитывать местную специфику, культурный контекст? Обнаружились неожиданные вещи – например, то, что в Китае, который мы привыкли считать образцом авторитарного управления, исследуют общественное мнение и ведут переговоры с бизнесом при принятии решений по планировке территорий. И сегодня, в условиях завершения процессов гиперинтенсивной урбанизации, характерных для предыдущих трех десятилетий, ищут опять же инструменты гуманизации городской среды и повышения конкурентоспособности городов. Для стран «третьего мира» не менее важными, чем для «старых» государств, становятся вопросы устойчивого развития, рационального использования ресурсов. И градостроительство нужно им уже не как способ художественного оформления городских пространств, что еще недавно было характерно для Куала-Лумпура или Дубая, а как способ решения реально стоящих проблем.

Выясняется, что инструменты городского планирования всё же в основном одинаковы для разных частей света и требование учета местной специфики не означает необходимости отказа от современных методик проектирования, а требует лишь грамотного их применения. Основным же становится вопрос постановки задач, формулирования градостроительной политики.

Увы, но в России этот вопрос попросту не ставится. Власть заказывает градостроительную документацию, не для решения городских проблем, а только потому, что «она должна быть». Будущего власть не видит или не хочет видеть, целей у градостроительной политики нет, да и самой политики тоже нет, если, конечно, не считать таковой требование постоянного увеличения количества вводимых квадратных метров, каковыми губернаторы и  мэры отчитываются перед федеральным центром. Редкие исключения, как в Перми, лишь подтверждают правила.

Получается, что Россия даже не в списке стран «третьего мира», она уже в «четвертом мире», где будущего вроде как и не предполагается. И пока все остальные страны собрались на пароходе, уже отплывшем из Афин, мы оказались посреди моря на утлом плотике без руля и ветрил, и без особых надежд на спасение.
zooming
Фотографии предоставлены пресс-службой ISOCARP. Коллаж Ю. Тарабариной
ISOCARP. Фотография предоставлена предоставлена пресс-службой конгресса
ISOCARP. Фотография предоставлена предоставлена пресс-службой конгресса
ISOCARP. Фотография предоставлена предоставлена пресс-службой конгресса
ISOCARP. Фотография предоставлена предоставлена пресс-службой конгресса
Пермь во время проведения ISOCARP. Фотография предоставлена предоставлена пресс-службой конгресса
zooming
ISOCARP. Фотография предоставлена предоставлена пресс-службой конгресса
zooming
ISOCARP. Фотография предоставлена предоставлена пресс-службой конгресса
zooming
ISOCARP. Фотография предоставлена предоставлена пресс-службой конгресса
Барт Голдхорн на трибуне ISOCARP-а. Фотография предоставлена предоставлена пресс-службой конгресса


28 Сентября 2012

author pht

Автор текста:

Александр Ложкин
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.

Сейчас на главной

Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.