Сергей Кузнецов: Этот конкурс был беспрецедентно сложным и ответственным

В конкурсе на разработку градостроительной части проектной документации Инновационного Центра «Сколково» победило бюро «SPEECH Чобан&Кузнецов». Руководящий партнер бюро Сергей Кузнецов рассказал Архи.ру о специфике и сложностях работы над проектом «Сколково».

Елена Петухова

Автор текста:
Елена Петухова

12 Декабря 2011
mainImg
Архитектор:
Сергей Кузнецов
Мастерская:
СПИЧ http://www.speech.su
0 Итоги конкурса на заключение Договора Генерального проектирования Градостроительной части Проектной документации Инновационного Центра «Сколково» были подведены 25 октября 2011 года. К участию в конкурсе были допущены три команды: ООО «М+В Германия ГмбХ», «СЕТЕК ИНЖИНИРИНГ» и ООО «СПиЧ». Тендерный комитет оценивал претендентов по 9 параметрам, включающим: опыт проектирования планировки территорий площадью не менее 50 га и масштабных многофункциональных комплексов, а также опыт работы с учетом требований по энергоэффективности и энергосбережению, соответствующим международной системе LEED. По итогам оценки заявок претендентов был определен победитель. Им стала российская архитектурная мастерская «SPEECH Чобан&Кузнецов», собравшая для выполнения поставленной задачи внушительный консорциум авторитетных российских и иностранных специализированных компаний, таких как: Sweco (Швеция), Waterman (Великобритания), «Метрополис», «ВТМ Дорпроект» (Россия) и др.

Архи.ру: Что включает в себя градостроительная часть проектной документации?

Сергей Кузнецов: По сути, градостроительная часть представляет собой некие общие базовые принципы устройства района. Это основа проектной документации, которая позволяет понять, сколько на этой территории может быть построено зданий, каким должно быть их функциональное зонирование, сколько будет потребляться ресурсов, в каких объемах и каким образом должна происходить утилизация, как устроена транспортная и инженерная системы на территории, каким должен быть процент озеленения.

Архи.ру: Т.е. речь идет не о разработке «красивого ансамбля», а о серьезных проблемах, связанных непосредственно с жизнеустройством?

С.К.: Красивый ансамбль уже концептуально придуман в проекте французского бюро AREP Ville, а сейчас его детально прорабатывают кураторы отдельных районов. Наша задача – систематизировать всю предложенную структуру и обосновать ее с точки зрения практической реализации. Мы проверяем, вносим поправки, соотносим одно с другим. Чтобы все придуманное кураторами могло быть построено, нужно проверить все компоненты на совместимость со всеми инфраструктурными составляющими будущего инновационного центра. Т.е. мы должны быть уверены, что сможем доставить необходимое количество грузов и людей на транспорте (общественном и частном), что нормально будут функционировать технические и сервисные службы, что у нас хватит воды, энергии и тепла, чтобы обеспечить эти здания, что хватит очистных сооружений и так далее.

Архи.ру: Это глобальная задача. В портфолио бюро «SPEECH Чобан&Кузнецов» есть сопоставимые по сложности и масштабу проекты?

С.К.: Из недавних работ я могу сопоставить со «Сколково» проект микрогорода «В лесу», где наше бюро разрабатывало концепцию застройки, а сейчас идет этап рабочего проектирования и начато строительство первой очереди. Микрогород достаточно близок к Сколково по территории и по объемам, но инноград как проект более масштабен и сложен. В первую очередь, за счет многофункциональности и сложности инфраструктуры: здесь, помимо жилья, будут расположены крупные учебные и научные заведения, технопарк и офисные комплексы. Плюс концепция Сколково подразумевает высокий уровень развития устойчивых, экологических мероприятий и технологий.

Архи.ру: Какие еще сложности, характерные именно для проекта «Сколково», вы могли бы отметить?

С.К.: Тут много сложностей, обусловленных соседством с Москвой. Если бы мы проектировали на пустом месте, в удалении от столицы, все было бы намного проще. А так мы привязаны к перенасыщенным московским коммуникациям, со всеми вытекающими отсюда проблемами. В определенной степени, специфической особенностью этой работы стало участие большого количества иностранных архитекторов, с которыми мы ведем конструктивный диалог. Это яркие личности, мастера с мировым именем, но они пока не достаточно знакомы с российскими нормативными требованиями. В результате, не все из того, что они предлагают, может быть реализовано в наших условиях. Чтобы привести все к общему, реалистичному, знаменателю, нам приходится объяснять им, что получится, что нет, и как повлияет российская специфика на то, что они проектируют. Если добавить ко всему вышеперечисленному сжатые сроки, можно сказать, что этот проект и та работа, которую мы сейчас делаем, беспрецедентны для России.

Архи.ру: Вероятно, с учетом всех перечисленных сложностей, немногие проектные организации решились участвовать в этом конкурсе?

С.К.: Я не знаю, сколько команд рассматривало возможность участия в конкурсе. Знаю, что было подано 4 заявки, из которых только 3 прошли квалификационный отбор. Из них только наша  – чисто российская. Остальные – это российские представительства крупных западных холдингов. Но меня это не удивляет. Одна только подготовка заявочной документации на конкурс уже могла бы расцениваться как первый отборочный этап, настолько она была объемной и доскональной. Мы сдали в общей  сложности более 1400 листов документации, которая подробно описывала наше видение развития проекта и предполагаемый подход к работе, а также представляла наше бюро и компании-партнеры по консорциуму, вплоть до поименного списка сотрудников и специалистов, которые будут подключены к проекту. В частности, организаторы, понимая, насколько высок риск, очень тщательно подошли  к выбору генпроектировщика. Наше бюро участвовало во многих конкурсах и тендерных отборах, и я могу сказать, что этот тендерный отбор был беспрецедентен по тщательности подготовки и доскональности оценки.

Архи.ру: А как вы собирали команду?

С.К.: Всех партнеров, которых мы пригласили в этот проект, можно разделить на две группы. Первая – это компании с опытом реализации международных проектов сходного масштаба, а главное, с использованием тех инновативных технологий в урбанистике, транспорте и инженерии, которые должны быть применены в Сколково.  Вторая группа –компании, которые хорошо знают российскую специфику, работают в московском регионе и понимают, как все заявленные ноу-хау можно переконвертировать в документацию российского формата, пройти с ней необходимые согласования и реализовать. Скажу сразу, перечень компаний, отвечающих обоим параметрам, не так уж длинен. Слишком специфические требования. Но мы проработали все возможные варианты и выбрали тех, кого считаем самыми надежными и компетентными.

Прежде всего, нужно назвать компанию Sweco – лидера шведского инжинирингового  рынка. Близкие климатические условия и лидирующие позиции в мире по использованию инновационных зеленых технологий делают шведский опыт стратегически важным для нашей страны. Также в наш консорциум вошла компания Waterman – очень сильный интернациональный офис, базирующийся в Великобритании и имеющий опыт работы на объектах самого высокого уровня и ответственности, кроме того, спроектированных звездами мировой архитектуры. Российская часть нашей команды представлена обширным списком замечательных фирм, из которого я бы выделил, как основную, компанию «Метрополис». Это наш партнер, с которым мы уже сделали несколько проектов. Еще хотелось бы отметить компанию «ВТМ Дорпроект», которая будет разрабатывать транспортную инфраструктуру и развязки, ведущие к Сколково. У нее уже был опыт работы по проектированию сложных узлов в этом районе.

Архи.ру: По каким критериям оценивались заявки? Обычно в российских тендерах все сводится к наименьшей цене…

С.К.: В данном случае цена не была определяющим фактором. Нужно сказать, что все участники предложили достаточно близкие бюджеты – поскольку объем предстоящей работы, сроки и необходимость привлечения зарубежных специалистов высокой квалификации и статуса, автоматически предопределяло стоимость этого заказа. Колебания в цене между заявками были в пределах 5%, что подтверждает объективность расценок и то, что Фонд «Сколково» очень точно расценил эту работу. Думаю, определяющими были критерии квалификации. Наше бюро имеет большой опыт участия в различных проектах с высоким уровнем сложности, а также с участием иностранных партнеров. Мне кажется, именно это сыграло решающую роль.

Архи.ру: А тот факт, что вы уже участвуете в проекте («SPEECH Чобан&Кузнецов» вместе с бюро David Chipperfield Architects является куратором района D1 – Е.П.), могло как-то положительно сыграть?

С.К.: Дело в том, что все компании, принявшие участие в тендере, так или иначе участвуют в проекте «Сколково». Кто-то выступает консультантом, разработчиком и проектировщиком, кто-то участвует в предварительных проработках, изысканиях, анализе и т.д. Более того, я убежден, что для компании, не знакомой с проектом, участвовать в этом тендере не имело смысла. Только знание проекта могло помочь адекватно оценить объем предстоящей работы, подобрать правильную команду и собрать заявочную документацию. Мне кажется, что и заказчику не было бы никакого резона брать компанию, которая не была бы уже вовлечена в проект. Учитывая сложность задач, сторонней компании пришлось бы потратить большую часть времени, отпущенного на разработку градостроительной документации, только на то, чтобы разобраться во всех нюансах.

Архи.ру: Вы упомянули временные ограничения. Насколько реалистичен срок (полтора месяца) на разработку такого объема документации?

С.К.: Сроки действительно сжатые, но вполне реальные. Нереальными их можно считать исходя из общей принятой в России и, особенно, в Москве, практики. Но поскольку «Сколково», согласно федеральному закону (ФЗ РФ от 28 сентября 2010 г. N 244-ФЗ), является самостоятельным образованием, у него есть своя администрация и своя экспертиза, способная проводить оценку документации максимально быстро, то соблюдение этого срока возможно. Главная цель администрации Сколково – реализовать проект, поэтому все согласования подчинены этой цели и это очень экономит время. Конечно, не стоит все так уж идеализировать. Как и в любом другом проекте, здесь случаются задержки, что-то приходится уточнять и пересматривать. Но это нормальный рабочий процесс. Не сомневаюсь, что какие-то изменения нам придется вносить уже после сдачи документации, как отражение уточнения каких-то принципиальных моментов в планировках районов или для снятия экспертных замечаний и т.д. Но в феврале 2012 года, документация будет полностью готова и согласована.
Генеральный план инновационного центра «Сколково». Датировка: октябрь 2011
Выступление руководящего партнера SPEECH Чобан&Кузнецов Сергея Кузнецова на Градостроительном Совете Фонда «Сколково»
Презентация концепции развития проекта
Фрагмент презентации. Транспортная схема. Существующие и проектируемые транспортные связи.
План выполнения работ по подготовке градостроительной части проектной документации
График выполнения работ по подготовке градостроительной части проектной документации
Сергей Кузнецов, руководящий партнер SPEECH Чобан&Кузнецов
Система взаимодействия участников процесса подготовки градостроительной части проектной документации
Сергей Чобан и Сергей Кузнецов
Президиум Градостроительного Совета Фонда «Сколково». Слева-направо: Виктор Маслаков (Фонд «Сколково»), Жан Пистр (бюро Valode&Pistre), Вениамин Голубицкий (Фонд «Сколково»), Пьер де Мейрон (бюро Herzog & de Meuron)
Члены Градостроительного Совета Фонда «Сколково»: Казуо Седжима (бюро SANAA), Рейнир де Грааф (бюро ОМА)
Члены Градостроительного Совета Фонда «Сколково»: Михаил Блинкин (НИИ транспорта и дорожного хозяйства), Александр Кудрявцев (Российской академии архитектуры и строительных наук)
Члены Градостроительного Совета Фонда «Сколково»: Алексей Муратов (главный редактор журнала «Проект Россия»), Григорий Ревзин (архитектурный обозреватель)
Члены Градостроительного Совета Фонда «Сколково»: Борис Бернаскони (бюро Bernaskoni), Аарон Бетски (директор Центра современного искусства в Цинциннати)
Обсуждение изменений в генеральном плане инновационного центра «Сколково»
Обсуждение генерального плана инновацонного центра «Сколково»
Жан Пистр, Председатель Градостроительного Совета Фонда «Сколково»:
Мишель Девинь, автор проекта ландшафта и благоустройства территории инновационного центра «Сколково»
Заседание Градостроительного Совета «Сколково», 2 декабря 2011 г.
Архитектор:
Сергей Кузнецов
Мастерская:
СПИЧ http://www.speech.su

12 Декабря 2011

Елена Петухова

Автор текста:

Елена Петухова
Похожие статьи
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
За кулисами музейной жизни
Открывшееся в Роттердаме фондохранилище Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV полностью доступно посетителям – первое и пока единственное в мире. Это поможет сохранить музей для публики во время длительной реконструкции его основного здания.
Тонкая материя
Дом Медный 3.14 составлен из двух фактур, каждая из которых по-своему похожа на драгоценную ткань, и из трех корпусов, каждый из которых смотрит на одну из сторон света. Архитектура дома впитывает нюансы контекста, суммирует их и превращает в цельное ритмичное построение. Рассматриваем новый, только что завершенный дом Сергея Скуратова на Донской улице.
«Восьмерка» над метро
Штаб-квартира компании Infinitus по проекту Zaha Hadid Architects талией своего объема-«восьмерки» перекинута через тоннель метро в Гуанчжоу.
Супер-пергола
Новый бизнес-центр на Пресне, в 1-м Земельном переулке, совмещает технологичность и эко-ориентированность. Его обтекаемые формы и белая диагональная решетка фасадов сочетаются с новой версией вертикального озеленения: отстоящей от фасада зеленью дикого винограда, которая не спорит с решеткой-«перголой», но лишь оттеняет ее.
Тает кубик льда
Офисное здание в центре Фукуоки по проекту OMA должно вписаться в городскую среду с помощью пиксельных «тающих» углов.
Легкость бытия
Цветет сакура, у костра завязалась беседа, в бассейне шумно возятся дети – это не отпускные картинки, а повседневная жизнь дворов киевского ЖК «Файна Таун». Разбираемся, из чего состоит придуманная архитекторами утопия, и каким образом ее удалось воплотить.
Чувство ритма на фасаде
Студенческое общежитие по проекту Макса Дудлера отмечает въезд в Ганновер с севера и начало нового района – преображенной промзоны.
Треугольно-складчатая структура
Проект нового терминала аэропорта имени Муравьева-Амурского в Благовещенске предлагает архитектуру, решенную посредством модульной формы, – наделенная особой символикой, она становится основой как для несущих конструкций здания, так и для пластики его фасада, и отзывается в декоративных фрагментах интерьера.
Дыхание востока
Проектируя жилой комплекс для Ташкента, GENPRO обращается к традиционной архитектуре и современным тенденциям, стремясь к эмоциональности и эффектности: решетки панжара и мишрабии соседствуют с вертикальным озеленением и параметрическим орнаментом, а тематические корпуса домов – с хлопковой аллеей и восточным базаром.
По каменной дуге
Арт-объект студий Sans façon и KHBT в шотландском городе Инвернесс позволяет жителям заново оценить знакомый ландшафт.
Красный двор
В жилом комплексе Ilot Queyries в Бордо по проекту MVRDV соединены человеческий масштаб и разнообразие традиционного города с экологичностью, высокой инсоляцией и комфортом современной застройки.
Тундра на крыше
Комплекс Living Landscape по проекту бюро Jakob+MacFarlane задуман как самое большое деревянное сооружение Исландии и «инструмент» для регенерации ее экосистем.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Технологии и материалы
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
Сейчас на главной
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
Эконом-вилла
Доступный, просторный и эстетичный каркасный дом от бюро ISAEV architects предназначен для отдыха от города и созерцания природы.
Солнце встает над Амуром
В компактном и эффективном с точки зрения планировок аэропорту Хабаровска немецкое бюро WP|ARC обыгрывает тему речной волны и света и добавляет капельку иронии в виде белого медведя.