Золото мэтров

26 апреля в Центральном доме архитектора состоялась торжественная церемония награждения лауреатов премии «Золотое сечение 2011». В этом году престижная профессиональная награда вручалась в восьмой раз – и впервые не за конкретные проекты и реализации, а по совокупности заслуг.

mainImg
В этот день в городе проводилась репетиция Парада Победы, из-за чего все основные магистрали были парализованы километровыми пробками, задержавшими или вовсе не пустившими на церемонию многих из приглашенных гостей. Член жюри Михаил Филиппов, например, вбежал в зал уже после окончания официальной части вечера и потом горько жаловался лауреату Николаю Белоусову: «Я должен был тебя награждать, а там на Ленинградке танки!..» Впрочем, если совсем честно, проблемы «Золотого сечения 2011» начались задолго до танков.

Прежде всего, на смотр-конкурс, проводящийся раз в два года и на этот раз оценивающий  проекты, выполненные московскими архитекторами в 2008-2011 годах, подали всего лишь 51 работу. В 2009-м, для сравнения, их было 100; в 2007-м – 150, теперь же, когда пришло время посмотреть, что было спроектировано и построено в период кризиса, оказалось, что конкурс едва собирает кворум. И если когда-то в фойе Центрального дома архитектора из планшетов участников строился целый лабиринт, в котором можно было потеряться, то в этом году его пространство оказалось почти не задействовано. К счастью, организаторы не стали размещать имеющиеся планшеты на стенах фойе, как это делается в ЦДА чаще всего, а постарались компенсировать скромное количество работ, придумав для них весьма необычные стенды. В плане каждый стенд имел форму пятиконечной звезды, «обнимающей» колонну, а между ее лучами были размещены планшеты. Объединенные попарно, они напоминали книжные развороты, и для того, чтобы «прочесть» каждый из них, посетители должны были нарезать вокруг колонн не один круг.

Из 51 работы, поданной на «Золотое сечение 2011», лишь 25 оказались реализациями. Цифра, сама по себе более чем красноречиво свидетельствующая о влиянии кризиса на архитектуру. Причем, думается, кризиса не только и не столько экономического, ведь Москва – это город, в котором финпотоки никогда не пересыхают окончательно. Гораздо более сложным явлением, с которым пришлось столкнуться профессиональному сообществу, стала смена политического курса. С одной стороны, отставка Юрия Лужкова обессмыслила архитектурную оппозицию, ибо больше нет стиля, которому нужно противостоять, с которым нужно бороться. С другой, новое руководство города не просто остановило большинство строек, унаследованных от «лужковского режима», но поставило под сомнение саму целесообразность дальнейшего развития многих районов столицы. На итогах «Золотого сечения» все это сказалось самым непосредственным образом: реализации в массе своей не слишком свежи и довольно слабы в архитектурном плане, проекты (опять же в массе) несмелы и вторичны.

Как известно, работы, представленные на конкурс, отбираются дважды. Сначала жюри (его в этом году возглавлял архитектор Тимур Башкаев) формирует лонг-лист номинантов, а затем комитет (в этом году в него вошли Юрий Волчок, Владимир Плоткин, Сергей Скуратов, Александр Скокан и Сергей Туманин) выбирает из них лауреатов. И хотя Тимур Башкаев заверил гостей церемонии в том, что критерии отбора были просты и железобетонны: жюри старалось найти самые лучшие проекты – как по оригинальности архитектурного замысла, так и по качеству, – некоторые решения экспертов откровенно озадачили.

Например, в разделе «Реализация» в число номинантов был включен бизнес-центр «Линкор» на Ходынском поле «Моспроекта-4» – здание в черно-белую крапушку, маскирующую окна. Вообще-то новым в нем является разве что название – реализовывался проект как Клуб ветеранов внешней разведки (оттого и маскировка такая нешуточная), но в процессе строительства, видимо, выяснилось, что разведчикам хватит одного этажа, и остальная площадь была приспособлена под офисы. Почему он при этом стал «Линкором», тоже не очень понятно: в Петербурге, например, есть одноименный бизнес-центр, только там он построен на набережной, рядом с «Авророй», и сам внешне напоминает крейсер. Столичный же «Линкор» – треугольная громадина с округлыми боками без окон и дверей – оказался на бывшем летном поле, и в этом, как в танках к празднику, ради которых весь город обрекается на пробки, есть что-то неуловимо московское.  

Впрочем, неизвестных работ в числе реализаций-номинантов не было вовсе. «Дом-мост» Николая Белоусова был лауреатом недавнего фестиваля «Под крышей дома», Центр особо охраняемых природных территорий «Нуви ат» мастерской «Сити-Арх» получил Золотой диплом на последнем «Зодчестве», станции метрополитена «Митино» и «Волоколамская» многократно публиковались в прессе. Двумя наиболее реальными претендентами на «Золотое сечение» считались жилой комплекс на Остоженке мастерской «Сергей Киселев и Партнеры» и реконструированный Челябинский трубопрокатный завод (авторский коллектив под руководством Сергея Илышева и Владимира Юданова). Первый – пример деликатнейшего и одновременно очень стильного строительства в историческом центре Москвы, попытка реабилитировать улицу, сильно пострадавшую от строительного бума 1990-х. Второй – умопомрачительная инъекция цвета, призванная превратить промышленный объект в живое и комфортное пространство. Раскрашенный во все цвета радуги завод, кстати, скорее всего, станет победителем народного голосования, итоги которого будут подведены в конце мая на «Арх Москве», но в основном забеге проект был дисквалифицирован: комитет счел эту работу произведением скорее дизайна, чем архитектуры. «К тому же по фотографиям совершенно не ясно, насколько проект состоялся именно с точки зрения создания комфортных условий труда», – рассказал нашему порталу архитектор Сергей Туманин. Что же касается жилого дома на Остоженке, то его фактически тоже сняли с дистанции: как пояснил для Архи.ру Сергей Скуратов, комплекс еще не закончен и «к нему есть ряд вопросов».

Лауреатом «Золотого сечения 2011» в номинации «Реализация» стал архитектор Николай Белоусов – едва ли не самый известный сегодня российский проектировщик, работающий с деревом. В конкурсе участвовало несколько проектов Белоусова, но премию он получил не за них, а по совокупности заслуг, «за современное прочтение традиций». Вторая золотая пластина была присуждена Григорию Мудрову и возглавляемой им «Фирме «МАРСС» за проект реконструкции федерального памятника – дома Лобанова-Ростовского. В принципе эту премию тоже можно запросто отнести к категории «по совокупности заслуг»: реставрация велась так долго, что архитекторы уже сами толком не помнят, когда взялись за данный проект. Все эти годы они мужественно охраняли особняк от поспешных решений и искажений, миллиметр за миллиметром восстанавливая памятник. Профессор МАрхИ Юрий Волчок назвал эту работу примером «отзывчивой реставрации»: объект, которому возвращен его первоначальный облик, одновременно соответствует и всем требованиям современной реальности.

Последним для вручения премии к микрофону вышел Сергей Скуратов, и зал приготовился услышать имя победителя в номинации «Проекты». Но Скуратов не стал вскрывать никаких конвертов и вообще о проектах не сказал ни слова: последнее «Золотое сечение» было присуждено известному архитектору Александру Ларину, чей 75-летний юбилей в прошлом году остался несправедливо незамеченным. «Фактически в этом году мы наградили не произведения архитектуры, а людей – реставратора, архитектора и Мастера, – комментирует итоги конкурса сам Сергей Скуратов. – И в данной ситуации я считаю такое решение наилучшим: среди проектов, участвовавших в смотре, не было ни одного безусловного лидера». «Мы выбрали тех, кто больше всего предан профессии, – соглашается Сергей Туманин. – В общем, победила та самая консервативная точка зрения, на которой и держится наша профессия».
zooming
Дом Лобанова-Ростовского
Дом Лобанова-Ростовского
zooming
Дом-мост. Арх.: Николай Белоусов
Дом-мост. Арх.: Николай Белоусов
zooming
Дальний дом архитектора. Арх.: Николай Белоусов
zooming
Дальний дом архитектора. Арх.: Николай Белоусов
Челябинский трубопрокатный завод
Челябинский трубопрокатный завод. Фото: И.Иванова
жилой комплекс на Остоженке

27 Апреля 2011

Похожие статьи
Белый свод
Herzog & de Meuron превратили руину исторического дома в центре австрийского Брегенца в «стопку» функций: культурное пространство с баром, гостиница, квартира.
Мост без свойств
В Бордо открылся автомобильный и пешеходный мост по проекту OMA: половина его полотна – многофункциональное общественное пространство.
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Сила трех стихий
Исследовательский центр компании Daiwa House Group по проекту Tetsuo Kobori Architects предлагает современное прочтение традиционного для средневековой Японии места встреч и творческого общения — кайсё.
Под покровом небес
Архитекторы C. F. Møller выиграли конкурс на проект новой застройки квартала в центре Сёдертелье, дальнего пригорода Стокгольма.
Над Золотым рогом
Жилой комплекс Философия, спроектированный T+T architects во Владивостоке, – один из новых проектов для района «Голубиная падь», и они меняет философию его развития с одиночных домов на комплексный подход. Дома организованы вдоль общественных улиц, они разновысотные, разноформатные, а один – даже галерейной типологии, да еще и с консолью, опирающейся на арт-объект.
Новый уровень дженги
Спроектированный Кэнго Кумой общественный центр Kibi Kogen N Square демонстрирует возможности поперечно-клееной древесины – «фирменной» продукции для префектуры Окаяма, где он расположен.
Деревянная модульность
Ясли-сад для малышей из семей преподавателей и учащихся Пармского университета совмещен с центром развития для детей из группы риска. Авторы проекта здания в окружении парка – Enrico Molteni Architecture.
Конференция с видом
Культурный и общественный центр в городке Порт-Анджелес в штате Вашингтон по замыслу LMN Architects открыт панорамам океана и горного хребта Олимпик.
Белый знак
Бюро Lin Architecture превратило насосную станцию в полях южнокитайской провинции Юньнань в достопримечательность для местных жителей и туристов.
Трилистник инноваций
В Пекине готов Международный центр инноваций «Чжунгуаньцунь» (ZGC), спроектированный MAD Architects. В апреле здесь уже провели престижный технологический форум.
Жалюзи для льда
В Домодедово по проекту мастерской Юрия Виссарионова построена ледовая арена. Чтобы протяженный фасад, обусловленный техническими характеристиками сооружения для зимних видов спорта, не выглядел однообразным, архитекторы предложили использовать навесные конструкции с разнонаправленными ламелями. Таким образом лед защищается от солнечных лучей, а стена приобретает фактурность и детализацию.
Деревья и арки
В условиях дефицита площади спорткомплекс Шаосинского университета вместил на разных уровнях серию игровых полей и площадок, общественные пространства и даже деревья.
Стержни и лепестки
Для московского района Преображенское бюро GAFA спроектировало камерный комплекс Artel, который состоит всего из двух корпусов по 12 этажей. Отсылки к ар-деко и его ответвлению – стримлайну – мы нашли не только в архитектуре, но и в благоустройстве, напоминающем поглощенную природой железнодорожную эстакаду.
Тетрис в порту
Смотровая башня, спроектированная для Старого порта Монреаля бюро Provencher_Roy, и общественная зеленая зона вокруг нее от ландшафтного бюро NIPPAYSAGE вобрали в себя множество элементов местной идентичности.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
В центре – пустота
В Лондоне открывается очередной летний павильон галереи «Серпентайн». В этом году южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies сместили фокус внимания с сооружения на свободное пространство вокруг и внутри него.
«Почвенная» архитектура
Медицинский центр в Провансе – землебитное сооружение без дополнительного каркаса: материал для него «добыли» непосредственно на стройплощадке. Авторы проекта – бюро Combas.
Золото мэтров
26 апреля в Центральном доме архитектора состоялась торжественная церемония награждения лауреатов премии «Золотое сечение 2011». В этом году престижная профессиональная награда вручалась в восьмой раз – и впервые не за конкретные проекты и реализации, а по совокупности заслуг.
Технологии и материалы
Амфитеатры, уличное искусство и единение с природой
В сентябре 2023 года в Воронеже завершилось строительство крупнейшей в России школы вместимостью 2860 человек. Проект был возведен в знак дружбы между Россией и Республикой Беларусь и получил название «Содружество». Чем уникально новое учебное заведение, рассказали архитекторы проектного института «Гипрокоммундортранс» и специалист компании КНАУФ, поставлявшей на объект свои отделочные материалы.
Быстрее на 30%: СОД Sarex как инструмент эффективного...
Руководители бюро «МС Архитектс» рассказывают о том, как и почему перешли на российскую среду общих данных, которая позволила наладить совместную работу с девелоперами и строительными подрядчиками. Внедрение Sarex привело к сокращению сроков проектирования на 30%, эффективному решению спорных вопросов и избавлению от проблем человеческого фактора.
Византийская кладка Херсонеса
В историко-археологическом парке Херсонес Таврический воссоздается исторический квартал. В нем разместятся туристические объекты, ремесленные мастерские, музейные пространства. Здания будут иметь аутентичные фасады, воспроизводящие древнюю византийскую кладку Херсонеса. Их выполняет компания «ОртОст-Фасад».
Алюминий в многоэтажном строительстве
Ключевым параметром в проектировании многоэтажных зданий является соотношение прочности и небольшого веса конструкций. Именно эти характеристики сделали алюминий самым популярным материалом при возведении небоскребов. Вместе с «АФК Лидер» – лидером рынка в производстве алюминиевых панелей и кассет – разбираемся в технических преимуществах материала для высотного строительства.
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Клубный дом «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Сейчас на главной
СПбГАСУ 2024: кафедра Градострительства
Представляем шесть работ бакалавров и магистров, подготовленных в мастерских Юлии Янковской и Михаила Виленского. В поле исследования – полицентричность и морской контур Петербурга, преобразование агломераций, а также стандартизация общественных пространств.
Hide and seek
Дом ID Moskovskiy, спроектированный Степаном Липгартом во дворах у Московского проспекта за Обводным каналом и завершенный недавно, во-первых, достаточно точно реализован, что существенно еще и потому, что это первый дом, в котором архитектор отвечал не только за фасады, но и за планировки, и смог лучше увязать их между собой. Но интересен он как пример «прорастания» новой архитектуры в городе: она опирается на лучшие образцы по соседству и становится улучшенной и развитой суммой идей, найденных в контексте.
Музейно-концертная функция
Завершена реконструкция домашней арены клуба Real Madrid CF, стадиона Сантьяго Бернабеу: теперь здесь проще проводить концерты и другие массовые мероприятия, а новый фасад согласован с пространством города.
Амфитеатр под луной
Подарок от бюро KIDZ к своему дню рождения – поп-ап павильон на территории кластера ЛенПолиграфМаш в Санкт-Петербурге. До конца лета здесь можно отдыхать в гамаке, возиться с мягким песком, наблюдать за огромным шаром с гелием и другими людьми.
Вибрация балконов
Школа в Шанхае по проекту австралийско-китайского бюро BAU рассчитана как на традиционную, так и на ориентированную на нужды конкретного ученика форму обучения.
Митьки в арбузе
В петербургском «Манеже» открылась выставка художников «Пушкинской-10» – не заметить ее невозможно благодаря яркому дизайну, которым занималась студия «Витрувий и сыновья». Тот случай, когда архитектура перетянула на себя одеяло и встала вровень с художественным высказыванием. Хотя казалось бы – подумаешь, контейнеры и горошек.
Архитектор в городе
Прошлись по современной Москве с проектом «Прогулки с архитектором» – от ЖК LUCKY до Можайского вала. Это долго и подробно, но интересно и познавательно. Рассказываем и показываем, гуляли 4 часа.
Ре:Креация – итоги конкурса, 2 часть
Во второй части рассказываем о самой многочисленной группе номинаций – «Объекты развлечений». В ней было представлено шесть номинаций: акватермальный и банный комплексы, многофункциональный центр, парк развлечений, рыбный рынок и этноархеологический парк.
Пресса: Город большого мифа и большой обиды
Иркутск: место победы почвеннической литературы над современной архитектурой. Иркутск — «великий город с областной судьбой», как сказал когда-то поэт Лев Озеров про Питер. И это высказывание, конечно, про трагедию, но еще и про обиду на судьбу. В ряду сибирских городов Иркутск впечатлил меня не тем, что он на порядок умней, сложней, глубже остальных — хотя это так,— а ощущением устойчивой вялотекущей неврастении.
Переживание звука
Для музея звука Audeum в Сеуле Кэнго Кума создал архитектуру, которая обращается к природным мотивам и стимулирует все пять чувств человека.
Кредо уместности
Первая студия выпускного курса бакалавриата МАРШ, которую мы публикуем в этом году, размышляла территорией Ризоположенского монастыря в Суздале под грифом «уместность» и в рамках типологии ДК. После сноса в 1930-е годы позднего собора в монастыре осталось просторное «пустое место» и несколько руин. Показываем три работы – одна из них шагнула за стену монастыря.
Субурбию в центр
Архитектурная студия Grad предлагает адаптировать городскую жилую ячейку к типологии и комфорту индивидуального жилого дома. Наилучшая для этого технология, по мнению архитекторов, – модульная деревогибридная система.
ГУЗ-2024: большие идеи XX века
Публикуем выпускные работы бакалавров Государственного университета по землеустройству, выполненные на кафедре «Архитектура» под руководством Михаила Корси. Часть работ ориентирована на реального заказчика и в дальнейшем получит развитие и возможную реализацию. Обязательное условие этого года – подготовка макета.
Белый свод
Herzog & de Meuron превратили руину исторического дома в центре австрийского Брегенца в «стопку» функций: культурное пространство с баром, гостиница, квартира.
WAF 2024: полшага навстречу
Всемирный фестиваль архитектуры объявил шорт-листы всех номинаций. В списки попали два наших бюро с проектами для Саудовской Аравии и Португалии. Также в сербском проекте замечен российский фотограф& Коротко рассказываем обо всех.
Не снится нам берег Японский
Для того, чтобы исследовать возможности развития нового курорта на берегу Тихого океана, конкурс «РЕ:КРЕАЦИЯ» поделили на 15 (!) номинаций, от участников требовали не меньше 3 концепций, по одной в каждой номинации, и победителей тоже 15. Среди них и студенты, и известные молодые архитекторы. Показываем первые 4 номинации: отели и апартаменты разного класса.
Годы метро. Памяти Нины Алешиной
Сегодня, 17 июля, исполняется сто лет со дня рождения Нины Александровны Алешиной – пожалуй, ключевого архитектора московского метро второй половины XX века. За сорок лет она построила двадцать станций. Публикуем текст Александра Змеула, основанный на архивных материалах, в том числе рукописи самой Алешиной, с фотографиями Алексея Народицкого.
Мост без свойств
В Бордо открылся автомобильный и пешеходный мост по проекту OMA: половина его полотна – многофункциональное общественное пространство.
Три шоу
МАРШ опять показывает, как надо душевно и атмосферно обходиться с макетами и с материями: физическими от картона до металла – и смысловыми, от вопроса уместности в контексте до разнообразных ракурсов архитектурных философий.
Квеври наизнанку
Ресторан «Мараули» в Красноярске – еще одна попытка воссоздать атмосферу Грузии без использования стереотипных деталей. Архитекторы Archpoint прибегают к приему ракурса «изнутри», открывают кухню, используют тактильные материалы и иронию.
Городской лес
Парк «Прибрежный» в Набережных Челнах признан лучшим общественным местом Татарстана в 2023 году. Для огромного лесного массива бюро «Архитектурный десант» актуализировало старые и предложило новые функции – например, площадку для выгула собак и терренкуры, разработанные при участии кардиолога. Также у парка появился фирменный стиль.
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Рассвет и сумерки утопии
Осталось всего 3 дня, чтобы посмотреть выставку «Работать и жить» в центре «Зотов», и она этого достойна. В ней много материала из разных источников, куча разделов, показывающих мечты и реалии советской предвоенной утопии с разных сторон, а дизайн заставляет совершенно иначе взглянуть на «цвета конструктивизма».
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.
Пресса: Город без плана
Новосибирск — город, который способен вызвать у урбаниста чувство профессиональной неполноценности. Это столица Сибири, это третий по величине русский город, полтора миллиона жителей, город сильный, процветающий даже в смысле экономики, город образованный — словом, верхний уровень современной русской цивилизации. Но это все как-то не прилагается к тому, что он представляет собой в физическом плане. Огромный, тянется на десятки километров, а потом на другой стороне Оби еще столько же, и все эти километры — ускользающая от определений бесконечная невнятность.